'Вопросы к интервью
04 сентября 2020
Z Интервью Все выпуски

«Книжная кухня». Блогер — это развлечение или профессия?


Время выхода в эфир: 04 сентября 2020, 12:06

Н. Дельгядо Здравствуйте. С вами Наташа Дельгядо, и мы на «Книжной кухне». Сегодня мы говорим о таком странном виде рецензий, заметок или как это назвать, я пока ещё не знаю, сейчас разберёмся – о книжных блогах. И с нами, наверное, один из самых известных блогеров Рунета Николай Подосокорский, филолог, преподаватель Новгородского университета имени Ярослава Мудрого. Но помимо всего остального – ещё и книжный блогер. Здравствуйте, Николай.

Н. Подосокорский Здравствуйте.

Н. Дельгядо Сразу с места в карьер: блогер – это профессия?

Н. Подосокорский Блогер – это тот, кто ведёт блог. А сейчас блоги или страницы в соцсетях есть практически у каждого. А если говорить о профессии, то мы живём в мире, где у одного человека может быть несколько профессий и, как правило, так и бывает – три, пять, и в зависимости от необходимости он представляется в том или ином статусе.

Н. Дельгядо Всё-таки профессия – это то, чем человек зарабатывает деньги, как мне кажется.

Н. Подосокорский С одной стороны, да. С другой стороны, деньги ведь могут быть длинными и короткими. То есть, можно зарабатывать понемногу и сейчас, а можно развивать какое-то дело и получать, может быть, не прямые денежные дивиденды, но вкладываться в известность, и потом человека пригласят куда-то на работу. Я думаю, что в том, что касается заработка денег, опять же, люди вынуждены работать на нескольких работах. И если блог приносит какие-то небольшие деньги или дополнительные возможности для заработка в другом месте, это тоже интересно.

Н. Дельгядо Для вас это хобби, развлечение? Что для вас ведение книжного блога?

Н. Подосокорский Для меня это нечто вроде самообразования. Мой блог практически не монетизируем, потому что в сфере культуры, книг, как правило, денег нет. Но зачастую издательства или авторы присылают интересные книги, в каком-то смысле… Это не прямые деньги, а это книги в обмен на упоминание. Или просто мне дарят книги, хорошо ко мне относятся. Но это скорее такой, что ли, духовный порыв, хобби, самообразование, я бы так сказал.

Н. Дельгядо Вы профессиональный филолог, историк литературы, автор множества работ о Достоевском. Наверное, главная ваша специализация – это творчество и биография Достоевского. Как-то ваша профессиональная деятельность отражается в вашем книжном блоге?

Н. Подосокорский Изначально блог (мы говорим о блоге в «Живом журнале») и создавался в 2009 году, как блог о Достоевском. Но постепенно стало понятно, что и сам Достоевский шире, чем принято думать, и блог разросся до блога о культуре, гуманитарной науке, образовании. Ну и в целом эта ниша была на тот момент практически не задействована. Наверное, в последние 5 лет произошёл такой «бум» в интернете с различными просветительскими проектами, сайтами о культуре.

А в 2009, во всяком случае, в «Живом журнале» блогов о такой серьёзной, как я говорю, высокой культуре было немного. В основном там была политика, какие-то развлечения, обзоры техники, кулинарные блоги. И за счёт этого удалось создать первоначальную аудиторию. Но постепенно блог стал разрастаться тематически. Хотя, конечно, поскольку я ещё работаю в журнале «Достоевский и мировая культура» Института мировой литературы РАН, то дополнительно периодически новости, какие-нибудь интересные материалы о Достоевском продолжаю публиковать.

Н. Дельгядо Интересно, что ваш книжный блог начался с Достоевского, потому что, как мне кажется, были какие-то до сетевой литературы прообразы таких блогов, прообразы «Живого журнала». И, может быть, среди них «Дневник писателя». Согласны?

Н. Подосокорский Это уже такой штамп, что Достоевский – один из первых блогеров. Конечно, на тот момент необходимость в более быстрой коммуникации, чем сейчас – Достоевский вёл обширную переписку – сейчас, конечно, это уже данность. В чём отличие социальных сетей от традиционных СМИ? Это, прежде всего, возможности быстрой коммуникации с человеком из любой точки света. Это, конечно, во многом помогает, потому что когда ты публикуешь какой-то даже сложный материал, к тебе могут прийти специалисты, которые уточнят, поправят, что-то дополнят. Здесь уже встаёт вопрос ограничения времени пребывания в сети, чтобы хватало на так называемую «реальную жизнь». А так, конечно, очень много интересного получаешь от читателей прежде всего.

Н. Дельгядо Насчёт читателей: занимает ли много времени обратная связь с читателями?

Н. Подосокорский Я стараюсь себя ограничивать – то есть, просто отключать все гаджеты на какое-то время, потому что это такой бесконечный затягивающий поток. На комментарии я стараюсь отвечать по минимуму, потому что если отвечать каждому, особенно в Facebook, когда там уже сотни комментариев под каждым постом, то никакого времени не хватит.

Н. Дельгядо Но всё-таки у вас, наверное, 100 000 подписчиков, если не больше.

Н. Подосокорский В общей сумме всех аккаунтов – около 120 000.

Н. Дельгядо Какие-то тенденции, наверное, из чтения комментариев, лент ваших друзей можно вынести за эти годы, которые вы с ними общаетесь и следите за развитием книжной темы в интернете. Замечаете ли вы какие-то изменения? Например, просто даже появление блогов о книгах, о культуре как-то меняет что-то в сознании?

Н. Подосокорский Вообще разными экспертами уже подсчитано, что примерно 80% потребляемого контента в интернете – это видеоконтент. Отсюда бешеная популярность каналов на Youtube или других видеосервисах, то же самое можно сказать про Instagram. Если мы говорим о действительно массовой аудитории, не 100 000, как у меня, а миллионе, больше – то это, конечно, прежде всего, визуальный контент. А книга традиционно связана всё-таки с текстом. Не знаю, насколько можно говорить о смерти текстовой культуры – есть разные оценки, но в целом психологи, социологи фиксируют, что особенно более молодые поколения с гораздо большей охотой будут смотреть лекцию или какой-то разговор о книге на Youtube, чем читать какой-то лонгрид в старом текстовом блоге формата ЖЖ.

С другой стороны, у меня уже есть своя ниша, своя аудитория. Пока я не готов выходит в видеоформат, потому что, на мой взгляд, он имеет ряд ограничений и минусов. Но в целом тенденция, конечно, в сторону визуализации. И если мы будем говорить о разных книжных литературных премиях, в которых есть номинации для блогеров или которые специально посвящены блогерам, то там можно даже увидеть по количеству заявок… Это премии «Блог-пост», «Ревизор», «_Литблог», их несколько десятков. У «Озона» была своя премия для блогеров. Там, конечно, навскидку, большинство заявок из Instagram и Youtube. Вот сейчас ещё Telegram понемногу развивается, но я думаю, что он со временем тоже начнёт дрейфовать неизбежно в сторону видео.

Н. Дельгядо Но при этом несколько таких наград, несколько премий вы получили за ведение блога, насколько я помню.

Н. Подосокорский В прошлом году мне дали премию «Блог-пост» в номинации «Stand–Alone» за «Живой журнал». В этом году я попал в шорт-лист премии «Ревизор» в номинации «Блогер года». Сегодня должны быть окончательные итоги, пока не знаю.

Н. Дельгядо Будем держать кулаки.

Н. Подосокорский Спасибо.

Н. Дельгядо Какие-то традиционные блогов (если тут можно говорить о такой вещи, как традиция, это достаточно недавнее явление) сохраняются и поддерживаются?

Н. Подосокорский Вообще хорошо, что мы вспомнили Достоевского с его «Дневником писателя», ведь интерес к «Дневнику писателя» был во многом сформирован тем, что Достоевской уже состоялся как личность, как крупный писатель, и поэтому люди стали интересоваться его дневником. Я думаю, что если провести аналогию на сегодняшний день, то есть разные формы книжных блогов и блогеров. Это, во-первых, действительно интересные личности, эксперты – например, Борис Акунин, который тоже давно ведёт разные блоги. С одной стороны, его, конечно, в первую очередь ассоциируют с литературой, с писательством. Но с другой стороны, он известный блогер.

И есть разные медийные люди – журналисты, политики, политологи, кто угодно – которые одновременно рассказывают о книжках в своей отрасли на своих страницах в соцсетях. А есть книжные блогеры, которые, можно сказать, не имеют какой-то медийности и известности, как эксперты, которые просто обозревают разные книжные новинки – последние мне менее интересны, наверное, чем первые.

Н. Дельгядо А вы читаете чужие блоги? Если да, то какие?

Н. Подосокорский Я в основном читаю разных экспертов. Мне интереснее, когда экономист рассказывает о книжке по экономике, или какой-то политолог рассказывает о книжке о социальных науках, чем когда просто книжный блогер, которого я не знаю, пишет обо всём на свете просто потому что он сотрудничает с рядом каких-то издательств. Можно называть разные имена, у меня довольно широкая сеть подписок. В зависимости от отрасли у меня есть пул каких-то «авторитетов», к мнению которых я прислушиваюсь, потому что я считаю их компетентными в этой сфере.

Н. Дельгядо По какому принципу вы выбираете, что из этого публиковать в вашем блоге на вашей странице?

Н. Подосокорский У меня давно уже сформировался определённый имидж, репутация. В основном я публикую какие-то новинки академической гуманитарной науки, то, что мне интересно, о Достоевском том же. В большинстве случаев это книги по филологии, истории, отчасти по социологии. Часть контента мне друзья просто присылают, говорят: «Обратите, пожалуйста, внимание, если вам интересно, напишите об этом».

Иногда достаточно просто упомянуть книгу, что она вышла, и это вызывает какой-то большой интерес, потому что во многом задача продвижения редких интеллектуальных книг очень остра. На слуху обычно такие книжные новинки, которые продвигают пиар-службы издательств, а большинство книжных блогеров Instagram и Youtube уже просто целой волной начинают писать об одном и том же. В этой связи, когда смотришь многие блоги в Instagram и на Youtube, не замечаешь разницы между ними. Поэтому у меня более, может быть, для узкой аудитории информация, но, тем не менее, своя ниша существует и для этого.

Н. Дельгядо А какой-то кризис в этой отрасли, сфере гуманитарной литературы чувствуется?

Н. Подосокорский Кризис чувствуется, мне кажется, в целом в обществе – общественный кризис, политический кризис. Если мы говорим про этот год, то многие говорят, что где-то с начала года мы вступили в период турбулентности и неопределённости, и опросы показывают, что люди ждут каких-то катастроф. Это отражается на кинематографе – разные фильмы про эпидемии, какие-то катаклизмы. Я думаю, что это отражается и на книжном рынке – можно вспомнить письмо книжников органам власти, где они говорили о катастрофе, которая может настигнуть всю книжную отрасль. Конечно, это отражается и на блогерах, поскольку они являются органической частью книжной отрасли.

Н. Дельгядо Но с другой стороны, в интернете, мне кажется, должна была (по крайней мере за время, прошедшее с начала карантина) вырасти посещаемость страниц.

Н. Подосокорский Здесь понятно, что есть свои плюсы и минусы. Посещаемость может вырасти, и одновременно вырасти невротизация людей. Как он реагирует, особенно если это связано с визуальными формами контента, тоже имеет негативную сторону. Особенно в период вынужденной изоляции, который почему-то называют самоизоляцией, когда у многих просто обострялись разные психологические проблемы. Причём это необязательно связано с книгами, но книжные блогеры же не существуют отдельно от общества. У них те же самые проблемы.

А в том, что касается книг – уже много про это говорили, что у людей упало благосостояние, люди стали меньше покупать. У многих авторов книги перестали выходить, причём не с отсрочкой в несколько месяцев, а просто издательства закрывались либо сокращали свои проекты. Магазины встали, и уже говорят, на сколько процентов сократится выпуск новых изданий. Это всё, конечно, мне кажется, обедняет интеллектуальную сферу.

Н. Дельгядо Причём странность, мне кажется, возникла давно, ещё до режима вынужденной изоляции. Скажем, у вас 100 000 подписчиков, а пишете вы о книге тиражом 500 экземпляров.

Н. Подосокорский Я объясню. Мне кажется, сейчас просто о книгах писать невозможно. У меня блог поэтому называется так широко, у меня есть посты и о политике, и об обществе – обо всём, что мне интересно. Это такие человеческие реакции зачастую, и конечно, пост про Навального или Путина соберёт намного больше просмотров, чем пост о выходе какого-то академического собрания сочинений. Скажем, вышла не так давно первая часть третьего тома собрания сочинений Пушкина, специалисты немного пообсуждали, но в целом это незаметное событие.

А вот все эти актуальные вопросы… Мне кажется, что если ты хочешь сегодня заниматься просветительством, то нужно создать среду, чтобы людям было… Просвещать, развлекая. Чтобы людям было в принципе интересно там находиться. И дальше уже можно какими-то кольцами, инъекциями говорить о чём-то серьёзном. Может быть, для кого-то это подойдёт.

Н. Дельгядо Книжные ярмарки в смысле продвижения книги, просвещения – как вы относитесь к ним?

Н. Подосокорский Положительно, потому что можно сказать, это такой смотр сил, и люди действительно вкладывают очень много усилий и времени на подготовку, организацию этих мероприятий. Насколько я знаю, там очень много разных сегментов и мастер-классов, встреч с писателями. Многие писатели приезжают, некоторых в течение года можно увидеть только на этой ярмарке. Во-первых, с точки зрения продвижения редких книг – я помню, на прошлой не помню, какой ярмарке, но большой ажиотаж неожиданно вызвал выход шестого тома словаря «Русские писатели», академического издания. Казалось бы, неожиданно, но, тем не менее, благодаря ярмарке, благодаря этим мероприятиям, вниманию журналистов время от времени даже какие-то редкие издания получают большую аудиторию.

Н. Дельгядо У вас в основном блог посвящён литературе нон-фикшн, так?

Н. Подосокорский Не только, но в основном да, потому что в целом внимание сейчас, мне кажется, смещается в сторону… Про нон-фикшн в целом, мне кажется, интереснее говорить. Нон-фикшн можно же читать порциями и обсуждать какие-то отдельные фрагменты книг. С художественной литературой так не получится, в чём тоже зачастую кризис книжного блоггинга, когда рассказ о книге сводится к пересказу сюжета. Это самое неинтересное в художественной литературе. А когда говоришь о нон-фикшне, то можно говорить о действительных проблемах, и там уже подключаются разные специалисты. То есть, разговор как правило более содержательный.

Н. Дельгядо О классике разговор содержательный всё равно же есть, филологические какие-то издания у вас присутствуют. Но не сама классика.

Н. Подосокорский Нет, присутствует. Я периодически пишу о переизданиях разных классических произведений, собраниях сочинений. В основном это то, что издают академические институты РАН. И о каких-то довольно редких вещах или впервые изданных стараюсь тоже писать, но в общем проценте их гораздо меньше.

Н. Дельгядо А всё-таки в порядке исключения про кого-то из современных писателей вы пишете, рецензируете их книги?

Н. Подосокорский Я веду колонку критика на сайте «Лиterraтура» раз в месяц, с пандемией небольшой перерыв. Я писал о Пелевине, о Романе Михайлове – это такой питерский очень интересный автор, профессор РАН, математик. Он ещё занимается такой литературой, сплавом мистики и каких-то его автобиографических вещей. Очень мне нравится графический роман Алехандро Ходоровского, тоже я несколько рецензий написал. Сейчас их издаёт «Эксмо». Целая вселенная на стыке фэнтези и фантастики, называется «Ходоверсум». Последний вышедший комикс «Техносвященники» – это развитие мира вселенной фильма и книги Герберта «Дюна», очередная экранизация которой должна выйти в конце этого года.

Н. Дельгядо У вас широкий охват респондентов, поэтому, наверное, можно вывести какую-то закономерность. Что интереснее людям: классика, нон-фикшн или современная литература?

Н. Подосокорский Я думаю, что людям интересно настоящее, там, где есть живая заинтересованность, содержание, какая-то образность всегда вызывает оживление аудитории. Подчеркну, что лично я пишу о том, что интересно мне, потому что если всё время ориентироваться на то, что интересно аудитории, то содержание тоже будет выхолащиваться.

Н. Дельгядо А у вас нет желания издать ваши блоги в виде книги?

Н. Подосокорский Мне кажется, это не востребовано. Во-первых, сам формат книги – нечто такое объёмное, большое – постепенно отходит в прошлое. Во-вторых, зачем издавать на бумаге то, что есть в интернете? Мне кажется, сейчас уже формат научных статей в журналах вытесняет книжный подход. Постепенно сам формат книги будет отходить в прошлое.

Н. Дельгядо: Ято вела к тому, что книжный блог – это отдельный жанр, которого просто ещё не было в виде традиционной книги, и поэтому это кажется странным.

Н. Подосокорский Я думаю, что сейчас всё меняется, аудиокниги появляются, возможно, видеоверсии появятся. Сложно сказать о том, что будет. Но издавать в бумажном виде посты из блога… Хотя я знаю, что многие друзья это делают. В частности, главный редактор «Знамени», Тимофеевский, Чупринин тоже издал книгу своих заметок в Facebook. Но лично мне это кажется чем-то архаичным.

Н. Дельгядо То есть, сетевая культура рано или поздно вытеснит газеты и журналы?

Н. Подосокорский Это неизбежно. Мы это даже видим по тому, как в пандемию всё остановилось и люди были вынуждены переходить в онлайн формат в разных сферах. Здесь тоже, это же вопросы экологии, мобильности. Если раньше человек работал на одной работе всю жизнь, грубо говоря, собирал большую библиотеку, то теперь рынок труда, жизнь побуждает к постоянной мобильности и эти книжные библиотеки уже являются не столько сокровищем, сколько обременением. Или роскошью, которую могут себе позволить очень состоятельные люди. А человек, который вынужден быть более гибким, раз в 3-5 лет (ну может, чуть больший срок) переезжать из региона в регион или из страны в страну, будет вынужден ориентироваться на цифровые версии любимых книг.

Н. Дельгядо Вы, наверное, наблюдаете не только за тем, что происходит в Рунете. Хотелось бы понять, существуют ли книжные блоги в иностранной части интернета и если да – чем они отличаются от того, что происходит в Рунете?

Н. Подосокорский Обычно то, что происходит в Рунете, с небольшим или большим опозданием копирует процессы, происходящие на Западе. Если взять книжный блог, как форму рассказа или презентации книг в интернете, то можно даже посмотреть по соцсетям, которые были основными, и которые сменяют друг друга, как некие эпохи развития Рунета. Опять же, это очень условно. Когда-то это был «Живой журнал», мейнстримный ресурс, где были селебрити, разные звёзды. Он закончился в 2011 году. В принципе, сам формат тоже был придуман на Западе, к нам он пришёл позже. Потом была миграция в Facebook, Instagram. Сейчас я думаю, что старые соцсети вытесняют мессенджеры – Telegram, может быть, ещё какие-то есть. Мне интересно, как они будут развиваться.

Специально я не изучал, как на Западе, но думаю, что тенденция, во-первых, к более коротким текстам, к подкастам. То есть, к какому-то живому разговору, который можно включить фоном и заниматься попутно чем-то другим. Потому что чтобы прочесть какой-то лонгрид, нужно заниматься только им. А вот какие-то дополнительные формы… Современный человек едет в машине и слушает, например, радио «Эхо Москвы» или подкаст какого-то ресурса, просветительский сайт Arzamas.

Н. Дельгядо Спасибо большое вам за то, что вы делаете для просвещения, для культуры. Я всем советую блог philologist.livejournal.com. С нами в студии был Николай Подосокорский, над программой работали журналист Татьяна Троянская, звукорежиссёр Илья Нестеровский, и я, автор, Наташа Дельгядо. Всего доброго, читайте.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире