3 сентября 2004 года
В прямом эфире радиостанции 'Эхо Москвы' — Сергей Гончаров (ПО ТЕЛЕФОНУ).
Эфир ведет — Владимир Варфоломеев.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ — По той информации, которая поступает, хотя не исключено, я полагаю, что у вас могут быть и свои каналы, в целом, вы как можете оценить то, что случилось в Беслане в последние полтора-два часа?
С. ГОНЧАРОВ — Если говорить откровенно, у меня отлегло от души, думаю, как у большей части тех людей, которая слушает и вашу радиостанцию, вообще наблюдают за этой ситуацией. Я думаю, что нервы бандитов или этих, как называть, отморозков, не выдержали, они предприняли решение под прикрытием этих людей, которых, наверное, они все-таки ранили, МЧС, под прикрытием тех детишек, которые стали вырываться из школы, попытку вырваться из окружения, под прикрытием этих тел. Спецназ, который находился там, действовал с чистого листа. И та перестрелка, которую показывают, то, что сейчас идут бои, потому что боевики, наверное, начинают укрываться и отстреливаться, а спецслужбы вылавливают тех, которые пытаются раствориться среди мирного населения или в тех зданиях, которые прилегают к этой школе.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Сергей, я прежде всего хотел бы уточнить, вы уверены в том, что эти события, взрывы, перестрелки, они были спровоцированы именно террористами?
С. ГОНЧАРОВ — По крайней мере, по той информации, которую имею я, ничего такого, что бы предпринимал оперативный штаб или спецслужбы, никаких провоцирующих действий со стороны их не было. Шли нормальные тягучие переговоры. То, что произошло в этой ситуации, я думаю, что это все-таки была инициатива, если так можно назвать, со стороны этих бандитов.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Но, с другой стороны, ведь вариант возможного штурма наверняка разрабатывался оперативным штабом.
С. ГОНЧАРОВ — Вы совершенно, наверное, правы, но штурма для этой ситуации, это была, наверное, крайняя-крайняя ситуация, если бы не были уверены, что это было действительно необходимо, то он бы был. Но в этой ситуации я не думаю, что штурм сейчас бы, т.е. сразу произошел.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Как вы думаете, в итоге, понятно, что в роли нападающего, атакующего в этой ситуации был российский спецназ, я говорю просто о такой военной тактической стороне вопроса, террористы были в роли защищающихся, на их стороне — стены, укрепления в этой школе. Принято считать, что атакующие всегда несут заметные и большие потери, чем те, кто находится в обороне.
С. ГОНЧАРОВ — Я хотел бы подчеркнуть ту мысль, которую сказал ранее, спецназ не провоцировал действия и не атаковал школу. Это произошло с другой стороны, стороны обороняющихся. Я не знаю, почему это произошло, но взрывы, прорыв детишек и выход этих боевиков по имеющейся информации, которой я располагаю, наверное, как и вы, еще раз подчеркиваю, что это была провокация со стороны боевиков, а не со стороны людей, которые, как вы говорите, находились в нападении.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Сергей, наверное, сейчас трудно все-таки оценивать успешность или не успешность проведенных действий, наверное, время не пришло?
С. ГОНЧАРОВ — Время не пришло, но в любом случае еще раз говорю, чисто по-человечески, не знаю, как у вас, у меня от души отлегло. В этой ситуации, не знаю, какое будет количество, как говорится, не хочу говорить этого слова, но, по крайней мере, то, что произошло, это все-таки более положительная сторона, чем отрицательная. Разбор полетов, естественно, будет потом.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — В этом с вами совершенно трудно не согласиться. На ваш взгляд, можно ли говорить о том, что кризис исчерпан?
С. ГОНЧАРОВ — На сегодняшний момент, может быть, кризис исчерпан в Беслане, но не кризис исчерпан в России.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Т.е. вы полагаете, что все-таки террористическая угроза, она окончательно от нас не отступила?
С. ГОНЧАРОВ — Нет, не отступила.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Но, с другой стороны, ведь сегодня, наверное, в Беслане разгромлен, если угодно, передовой отряд нашего российского терроризма.
С. ГОНЧАРОВ — Хочу еще раз высказать, не то, что не отступила, и думаю, что в ближайшее время при этой ситуации, что у нас происходит в России, не отступит.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Поясните, пожалуйста, почему все-таки? Ведь показали события этих дней бесперспективность для террористов их действий, они ничего не добились. Они сами в большинстве своем, надеюсь, погибли. Заложники, хотелось бы искренне надеяться, что все они живы и здоровы, акция провалилась. Для чего проводить подобное в будущем?
С. ГОНЧАРОВ — Вы знаете, мы тоже с вами говорили это после 'Норд Оста', я не хочу это вспоминать, но это было так. Подтвердите это мнение, это было так? Когда 42 человека были убиты, все говорили — ну все, на этом закончено. Что произошло за 10 дней? Мы потеряли 110 человек и целую атаку террористов на наше мирное население.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Да, мы тогда очень хотели надеяться, что это конец.
С. ГОНЧАРОВ — Очень хочу надеяться, но еще раз говорю, я пока отношусь к этому с большой долей скептицизма.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Большое спасибо за то, что ответили на наши вопросы, целиком разделяю ваши осторожные, но все-таки радостные чувства в отношении освобождения, надеюсь, большей, подавляющей части заложников в школе номер 1 г. Беслана. Это был Сергей Гончаров в прямом эфире на 'Эхе Москвы', президент ассоциации ветеранов антитеррористической группы ФСБ 'Альфа', ныне депутат МГД.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире