'Вопросы к интервью
30 июля 2020
Z Интервью Все выпуски

Магистрат. Получила ли туристическая отрасль Санкт-Петербурга антитела против кризиса?


Время выхода в эфир: 30 июля 2020, 13:06

В. Дымарский Добрый день, это программа «Магимстрат», сегодня веду его я, Виталий Дымарский, и сразу же представлю своего гостя: Сергей Корнеев председатель комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга. Добрый день, Сергей Евгеньевич.

С. Корнеев Здравствуйте.

В. Дымарский Наконец-то мы встретились с вами в эфире. Вы знаете, тема туризма раньше мне всегда казалась безусловно важной для Петербурга, но она никогда не была настолько повседневной, что ли, чтобы люди каждый день это обсуждали. Но сейчас, с этой пандемией, такое впечатление, что только и обсуждается – куда поехать, куда мы сможем поехать. Что вы можете сказать по поводу въездного и выездного туризма? Имею в виду Санкт-Петербург, который, как я понимаю, стал одним из приоритетных направлений для российского внутреннего туризма. И, с другой стороны, что вы предлагаете во время этой эпидемии петербуржцам для их путешествий?

С. Корнеев Знаете, может быть вирус для того и нужен… Конечно, это очень плохая ситуация, но такие ситуации часто подсвечивают те изменения, которые происходят в мире и сознании людей. Я 25 лет связан с туризмом здесь в Санкт-Петербурге и вспоминаю, как 20 лет назад я была на «Эхе Москвы» и тогда у вас были очень популярны диалоги со звонящими в студию…

В. Дымарский Они и сейчас у нас популярны.

С. Корнеев Тогда спрашивали: «А зачем нам вообще туризм? У нас есть кораблестроение, есть много разных высоких технологий, а туризм нам зачем?» И люди звонили и говорили об этом: «Да, мы любим путешествовать, можно с рюкзаком пойти, можно куда-то поехать. Но зачем он нужен?» И только сейчас мы увидели, и весь мир увидел, что туризм – это часть образа жизни.

В. Дымарский И важнейшая отрасль экономики.

С. Корнеев И вот этот кризис нам показал, насколько важен. Короткая историческая справка: туризм в мире начал массово расти после послевоенного восстановления Европы, с 50-х годов, когда новые средства транспорта, самолёты, корабли, дороги позволили людям начать путешествовать за рубеж. До этого 80% населения не выезжало дальше 60 километров за пределы места своего жительства. И с тех пор каждый год туризм рост, не останавливаясь. Происходили какие-то природные катаклизмы в разных точках мира, ценами, извержения вулканов, экономические кризисы, политические передряги в разных странах, популярных у туристов, но туризм всё время рос. И вот сейчас туризм в мире (до вируса) – это 10% мирового ВВП, больше полутора миллиардов путешествующих людей.

Почему так произошло? Потому что для современного человека, как мне кажется, туризм стал частью жизненного цикла. Знаете, как компьютер: я должен перезагрузиться, чтобы хорошо работать, сохранить свою работу, хорошее настроение, здоровье. Ограничение и самоизоляция показали абсолютно воочию, что мы сегодня — люди путешествующие, что мы хотим куда-то ехать. Интересы у каждого разные – кто-то хочет в лес, кто-то на море, кто-то на север, но туризм стал глобальной отраслью экономики.

В. Дымарский Скажите, Россия в целом, российская туристическая отрасль в целом и Санкт-Петербург в частности – они были готовы к такому неожиданному повороту туристских маршрутов вовнутрь?

С. Корнеев Такого не ждал никто и нигде. И во всём мире сейчас ломают голову эксперты, специалисты, потому что остановилось моментально и всё – транспорт, индустрия гостеприимства, объекты размещения. Конечно, нет. Как я и говорил, с прошлого века туризм только рос, он менялся, преображался, становился высокотехнологичным, открывались новые направления и маршруты, но такого не было никогда.

В. Дымарский Я имел в виду не провал от той эпидемии, а постепенный возврат… Сейчас заграницу ездить нельзя и народ бросился, кинулся, сел на машины, на поезда и в самолёты и начал осваивать российские просторы. Я в этом смысле. Была готова туристическая отрасль?

С. Корнеев Думаю, что да. Не совсем так, но это сейчас просто явно видно. Российский внутренний туризм рос в последние годы, и росло само качество требований туристов, это сейчас большой вызов. То есть мы научились быть придирчивыми, разборчивыми, привыкли к какому-то качеству. В том числе и по поездкам, которые мы себе могли позволить, кто-то в Финляндию, кто-то куда-то за рубеж, кто-то у нас. Но и туристская индустрия менялась. Хорошо ли она менялась, быстро ли – не знаю. Но и мировой туризм, опять же, вспомним историю – у нас сто с лишним лет назад туристские фирмы начали осваивать просторы, мы прошли этот путь с послеперестроечных лет достаточно быстро. Появились новые точки роста, где хорошая инфраструктура — в центральной части России, в Сибири, у нас, в Ленинградской области, Петербурге, в Сочи. Просто их недостаточно. Но они появились.

В. Дымарский Инфраструктура ещё не обеспечивает полностью?

С. Корнеев Для инфраструктуры нужно 10-15 лет окупаемости, мы ещё не успели прийти к тому развитию, которому наши соседи посвятили НРЗБ.

В. Дымарский Сергей Евгеньевич, конкретные вполне вопросы, которые сейчас задают все люди и себе, и я думаю, что и вам они бы их задали – это всё-таки сроки и цены. Я имею в виду сроки открытия границ. Можете ли вы что-то спрогнозировать примерно? Я так понимаю, всё шло неплохо, но в последние дни что-то у нас не очень хорошая информация.

С. Корнеев К сожалению, да. Этот вопрос мы все задаём друг другу, и мне его задают, и я его задаю: «Когда закончится вирус?» Дай ответ, а мы не знаем. Мы, как и весь мир, по минному полю движемся вперед мелкими шагами. Главное, чтобы не пойти назад. Известно, что на федеральном уровне принято решение о возобновлении авиасообщения с 1 августа, пока с тремя странами. Дальше трудно прогнозировать, потому что некоторые страны…. Мы общаемся международными коллегами каждый день. Те, кто стал быстрее двигаться вперёд – им пришлось возвращаться к ограничениям. Этого не хотелось бы точно.

В. Дымарский В частности Черногория.

С. Корнеев Черногория, в Болгарии сложности происходили, в Греции, Израиле. Действительно, парадоксально сложная ситуация. Потому что вызов перед всеми стоит. Не знаю.

В. Дымарский То есть, вы никаких прогнозов делать не рискуете?

С. Корнеев Мы можем только надеяться.

В. Дымарский Надеяться мы все можем, конечно.

С. Корнеев Что к Новому году может быть ситуация стабилизируется.

В. Дымарский Во-первых, вакцина может появиться.

С. Корнеев Да, тут есть несколько таких точек. Это вопрос не к нам. Медики, эпидемиологи расходятся в своих версиях, будет ли вторая волна, не дай бог.

В. Дымарский Знаете, я после четырёх месяцев самоизоляции вышел из этой клетки домашней и несколько раз уже, 3 или 4, съездил в Москву. Меня поразило, что люди практически все без масок, никто ничего не соблюдает. В «Сапсане» на целый вагон, может быть, 1-2 человека в маске. Я понимаю, видимо психологически они пытаются сбросить с себя это всё. Для вас это проблема? Вы можете что-то сделать? Соблюдение хотя бы каких-то элементарных правил поведения?

С. Корнеев Для нас это проблема. Но тут мы в большей степени говорим про въездной туризм в Санкт-Петербург. Потому что вирус никуда не ушёл и вы абсолютно правы — психологически, с одной стороны многие люди хотят путешествовать, а с другой стороны, очень большое количество людей очень опасается за свою безопасность. И они хотят получить ответы, будут ли соблюдаться те ограничения, которые сейчас есть, как они будут соблюдаться. Для этого мы пытаемся сделать сейчас систему прозрачности – Safe Travel, чеклисты, фотографии, для наших гостей, для Петербурга. Мы создали систему с международным сообществом, туристскими организациями, довольно, как мне кажется, прозрачную систему, где можно посмотреть, как это соблюдается. И это же – стимул соблюдать.

Индустрия гостеприимства в Питере это соблюдать точно будет. Я имею в виду требования и ограничения, которые Роспотребнадзором согласованы в связи с эпидемией. Здесь я более-менее спокоен за нас, у нас одна из лучших в стране индустрия гостеприимства. Но да – перемещения это всегда сложный вопрос. Самое страшное для туризма, что может сейчас произойти в России, в Питере – если нам придётся опять возвращаться к каким-то серьёзным ограничительным вещам. Туристская индустрия получила такой удар, что второго такого удара она может не выдержать.

В. Дымарский Скажите, пожалуйста (понятно, что нет иностранных туристов сейчас, в первую очередь, китайцев, наших друзей, которые раньше заполоняли город), насколько российский внутренний туризм и безусловная популярность Санкт-Петербурга (по-моему, безапелляционно можно говорить, что это первое место в России по привлекательности) компенсирует иностранный туризм?

С. Корнеев Мы думаем, что сможет компенсировать. Действительно, Петербург, без преувеличения — туристская столица России. Мы не можем, да и не хотим, конкурировать с пляжными направлениями, там абсолютно другая история, свет, солнце и вода. Но у нас много других вариантов туризма, которые мы можем предложить, и надеемся, что российский внутренний туристский поток, а потом и восстановление иностранного, позволят дать дышать индустрии гостеприимства в ближайшее время. Кстати говоря, поток у нас 5050 примерно, это, опять же, удачное свойство Петербурга. Я помню, в 90-е годы мы боролись за иностранных туристов, потому что они больше денег тратили, и, соответственно больше привозили в город. Вирус заставил нас посмотреть на экономику туризма, мы проанализировали – средний чек российских туристов вырос. Наши туристы стали искушёнными.

В. Дымарский Я думаю, что вот эти китайские группы понижали средний чек иностранцев.

С. Корнеев Ой, китайцы тоже очень разные туристы.

В. Дымарский Я знаю, у них появился уже и индивидуальный туризм для состоятельных людей.

С. Корнеев И очень быстро будет развиваться. В Китае, по-моему, 25 миллионов миллионеров. Нам хотя бы 1% получить от этого.

В. Дымарский Нам хотя бы одного миллионера сюда.

С. Корнеев Бывают. Они приезжают к нам, поверьте.

В. Дымарский Конечно! Куда же им ещё деваться. Как вы считаете, как вся эта ситуация скажется – и скажется ли – на ценах? Я имею в виду цены и гостиничные и переездов-перелётов.

С. Корнеев Мы же в рынке живём и тут две тенденции. Бизнес это тоже переживает очень тяжело. С одной стороны, хочется всё-таки хоть как-то вернуть утерянное, потраченное – зарплаты людей, накладные расходы, которые никуда не делись (в гостинице холодильник нельзя выключить из розетки, уйти и оставить, как есть). А с другой стороны, я думаю, что в Питере цены не вырастут в целом, да мы и не ждём огромного аншлага сразу, честно говорю. Потому что, опять же, как мы с вами уже и говорили, какое-то количество людей готовы поехать хоть завтра, а очень многие осторожничают.

В. Дымарский Но, тем не менее, говорят, что на авиаперевозки всё-таки выросли цены. И «аэрофлотовские», и другие. Я понимаю, что вы не можете это регулировать.

С. Корнеев Ну любят они это. Как наши коллеги говорят: «динамическое ценообразование». Какой спрос, такая и цена.

В. Дымарский И в РЖД то же самое.

С. Корнеев Сейчас очень большая программа поддержки всё-таки запускается, и внутреннего туризма (мои друзья и коллеги в «Ростуризме» очень серьёзно этим занимаются), и кэшбэков, про которые сейчас все говорят, и субсидирования.

В. Дымарский По-моему, 12 или 15 тысяч, сколько там?

С. Корнеев До 15 тысяч. И субсидирование внутренних туроператоров, и заказчиков российских чартерных рейсов. Я думаю, что это поможет стабилизировать ситуацию.

В. Дымарский Сергей Дмитриевич, кстати, а расскажите, пожалуйста, по поводу этого кэшбэка до 15 тысяч – это сложная какая-то процедура? Честно скажу, я это увидел, но не очень понял. Я, как человек тоже хотящий путешествовать, могу претендовать на что-то, какие там условия?

С. Корнеев Абсолютно простые. Вы выбираете услугу турфирмы или гостиницы, если индивидуально хотите путешествовать и если у вас есть карточка платёжной системы «Мир», то вы этой карточкой делаете платёж и от часа до пяти дней получаете кэшбэк.

В. Дымарский Без всяких заявлений дополнительных? Только сам факт платежа?

С. Корнеев Да, уже это просто.

В. Дымарский Я помню, говорили, ещё месяца два назад, разные схемы строили – в шахматном порядке в самолёте сидеть и так далее. Отказаться решили? Я так понимаю, что это авиаторы решают?

С. Корнеев Да-да. Ну как… Это сложнейший диалог, я в нём участвовал очень активно в Федеральном агентстве по туризму, где я недавно работал, с Роспотребнадзором, сейчас – с нашим управлением постоянно в контакте, 24 часа в сутки практически. Согласование той грани, где, с одной стороны, должно быть всё-таки безопасно, а с другой стороны, чтобы бизнес мог это выполнить. Как авиаторы сказали? Если в шахматном порядке, это нерентабельно, самолёты просто не полетят.

В. Дымарский Или повышать цены по-сумасшедшему, то есть, я плачу как бы не за один, а за два билета.

С. Корнеев Бизнес и так получил такой сильнейший удар, что… Правила безопасности, которые сейчас предусмотрены, мы их все будем соблюдать, безусловно. Они тоже стоят недёшево. И тут «безопасность прежде всего» — да, но разумная безопасность. Беспрецедентная ситуация, мы постоянно находимся в диалоге, находим какие-то решения. Пока, слава богу, они работают. Надеюсь, будут работать и дальше.

В. Дымарский Ещё такой вопрос. Довольно многие смотрят на Запад и на Европу. Судя по каким-то сообщениям, вроде финны очень хотят открыть границу – понятно, что им выгодно, чтобы туда российские туристы приехали. Но там какой порядок? Мы ждём общего коллективного решения Евросоюза или возможны переговоры с отдельными странами?

С. Корнеев Знаете, до конца пока не совсем понятно. Мне кажется, и у них нет окончательного понимания. Отдельные страны пошли на определённые послабления, сначала внутри Евросоюза, а потом стали открывать и внешние границы. И когда у них начались проблемы, тут же на них соседи стали жаловаться.

В. Дымарский Наехали.

С. Корнеев Да — «что происходит?!» Финляндия, по-моему, приняла самостоятельное решение, чуть отличное от Евросоюза. Не помню сейчас показатели, но при достижении определённых показателей заболеваемости…

В. Дымарский На 100 тысяч человек, этот показатель.

С. Корнеев …они планируют снятие ограничений на въезд, и у них это чуть легче, чем в целом по Евросоюзу. Хотя, опять же такая ситуация…Каждый день всё меняется, принимаются новые решения.

В. Дымарский Непонятно, это ограничение на человека, прилетающего из России или человека с российским паспортом, который может прилететь не из России. А из России может прилететь человек не с российским паспортом. До конца вся эта юридическая, формальная сторона никому не ясна. Я даже не могу вас упрекнуть в том, что вы ничего нам не рассказываете, потому что, я так понимаю, что и вам это всё не очень ясно. Как и тем, кто водит эти меры.

С. Корнеев Знаете, мы тут общались очень активно с европейскими коллегами, все мы в одной ситуации и это нас сплотило. Постоянно с туристскими центрами общаемся, с коллегами в Барселоне, в Японии. Была идея в Евросоюзе вводить зелёные коридоры для стран с одинаковым эпидемиологическим порогом, то есть одни страны пускают других, и наоборот. И мы, честно сказать, об этом подумывали. Но потом эта идея была большим количеством стран ЕС забанена, они стали говорить: «Нет, это абсолютно неправильно». Те, кто на туризме живут стали говорить: «Вы нас хотите ограничить? Нет уж, извините. Давайте открывать все вместе, скорее, и сразу». Сейчас вот, вы уже сказали, те, кто открылись первыми – вроде бы получили сначала все сливки, а теперь находятся в сложной ситуации. Нет алгоритмов. Нет, к сожалению. Мы их ищем, работаем.

В. Дымарский Я помню по прежним годам: практически каждый год здесь происходили какие-то крупные мероприятия. Петербург как туристическая столица России действительно был в центре внимания, можно сказать, вот этой международной организации – вы уж меня извините, я сейчас не вспомню её названия.

С. Корнеев Всемирная туристская организация.

В. Дымарский Наверное, да. И призы получал, я помню, ещё предыдущий губернатор получал приз – какое-то «главное направление», ну и так далее. Вот эта международная организация, почему-то у меня аналогия с ВОЗ сразу – они эффективны? Они вам помогают? Они что-то могут сделать для того, чтобы хоть каким-то образом это всё упорядочить?

С. Корнеев Непростой вопрос. Во-первых, я открою такую предварительную тайну: Санкт-Петербург в этом году номинирован опять. Это, кстати, говорит о том, что Санкт-Петербург сейчас стал действительно международным туристским центром, без которого туристская индустрия мировая не может существовать. Условно говоря, в каждом уважающем себя офисе туристской фирмы в Европе или Азии должно быть предложение, в том числе, и в Санкт-Петербург. Когда его нет, это для них плохо, не только для нас.

Поэтому международное взаимодействие, безусловно, нужно. Это повышение рейтинга выливается в конкретные доллары, евро, привезённые сюда туристами из стран, которые читают эти рейтинги, видят, знают. Они нам дают очень много статистики, обобщают те явления, которые происходят в мировом туризме, как аналитические центры. Мы видим действительно тенденцию за счёт них. Поэтому, безусловно, международная кооперация нужна. Она у нас есть горизонтальная – ну, мы не можем охватить весь мир. У нас есть партнёры в разных странах, мы общаемся с ними, мы общаемся с городскими туристскими администрациями. Но как минимум, общая аналитика и сравнение лучших практиков, как они это называют, безусловно, нужно. Нам идёт это на пользу.

В. Дымарский Вы знаете, я сейчас задам вопрос, потом у нас будет выпуск новостей, после которого мы продолжим нашу программу. А вопрос такой: как поставлена, что ли, в Петербурге вот эта вся система, извините за английское слово, промоушена – то есть, продвижения Петербурга как туристического направления? Существуют ли какие-то специальные структуры, или вы работаете по каким-то соглашениям с другими профессиональными структурами, пиаровскими, скажем? Этот вопрос уже после выпуска новостей.

НОВОСТИ

В. Дымарский Ещё раз добрый день. Мы продолжаем программу «Магистрат». У микрофона Виталий Дымарский. Напоминаю, сегодняшний мой собеседник – председатель Комитета по развитию туризма Сергей Корнеев. Ещё раз здравствуйте, Сергей Евгеньевич. Я вам задал вопрос по поводу промоушена – продвижения Петербурга. Я так понимаю, что, во-первых, эпидемия, безусловно, помешала и этим процессам, поскольку остановила многие контакты и передвижения. Но, тем не менее, я помню, когда мы ещё беседовали с предыдущими людьми, которые возглавляли комитет и работали в нём, очень часто возникала вот эта тема необходимости продвижения Петербурга как туристического направления и создания, может быть, даже какой-то международной структуры для этого.

С. Корнеев Ну да. И как раз возвращаясь к предыдущему вопросу, международный опыт нам очень…

В. Дымарский Да-да.

С. Корнеев Промоушен, продвижение необходимо абсолютно точно, потому что в том мире, где 10% ВВП – это деньги от туризма, и это сравнимо с автомобилестроением, химической и нефтяной промышленностью, база туристов обостряется, в том числе, и на информационном поле. Давайте про Париж: все думают и знают, что Париж – это международный туристский центр, столица мирового туризма, самая лучшая статистика. Но Париж каждый год увеличивает рекламные бюджеты на своё продвижение, потому что понимает: если сегодня не напомнить о Париже, то завтра поедут не в Париж. Потому что XXI век, современные технологии, информационные поводы и пространства. Людей постоянно отвлекают новые рекламные предложения: давайте сегодня в Грецию, завтра в Италию и так далее.

Поэтому мы меняем эту систему, мы её немножко перезагружаем сейчас. Я это сформулировал для себя, и с коллегами, и с бизнесом мы это утвердили, как программа «Петербургское гостеприимство» – программа комплексного продвижения во всех наших возможностях. Во-первых, интернет-ресурсы: у нас есть национальный портал Russia.travel, который с «Ростуризмом» сейчас активно кооперируется, у нас есть городской портал Visit Petersburg, у нас есть социальные сети. Все эти инструменты мы будем использовать как единый канал информации о новых возможностях города.

Вторая часть «Петербургского гостеприимства» – это информация о мерах безопасности. К сожалению, мы не хотели, чтобы она была важной частью маркетинга, но такой она становится сейчас. Мы должны показать, что у нас безопасно, прозрачно, как у нас обеспечиваются нормы безопасности – никуда сейчас от этого не денешься. Третья часть – это адаптация индустрии гостеприимства к требованиям туристов из разных стран, религий, национальных традиций. Это меню на разных языках, подготовка кадров, friendly-программа «Открытый город». Следующая часть – это «Новая туристская география», то, что мы сейчас формируем.

В. Дымарский Про это у меня был отдельный вопрос подготовлен. Новая туристическая карта, да?

С. Корнеев Всё это тоже связано с маркетингом в том числе. Потому что у нас есть конкретные задачи: мы хотим повышения среднего чека. Мы хотим, чтобы туристы приезжали в Санкт-Петербург не один раз. Опять же, вспоминая 90-е, когда международный туризм начинался в новом формате здесь, в Ленинграде – Санкт-Петербурге, это были европейские и американские пенсионеры. Это очень здорово, они и сейчас составляют основу экономики туризма в городе. Но это люди, которые объективно приезжают один раз на короткий срок, торопятся увидеть основные достопримечательности и поехать дальше. Сейчас мы говорим, что наша целевая аудитория – это средний класс, средний возраст. Причём мы тут вообще не различаем, россияне или иностранцы, потому что, как я уже говорил, это примерно одинаковый уровень требований и, соответственно, бюджета.

И мы, кстати, не сидели во время вируса совсем без дела, потому что мы проводили акцию в социальных сетях, мы разрабатывали вещи. В Санкт-Петербурге есть чем заняться любому туристу, приехать не один раз. Кто-то любит с детьми погулять – вот, Царское село, Пушкин, Павловск. Кто-то любит тусить – Севкабель Порт, Новая Голландия, музейные маршруты Санкт-Петербурга. То есть, мы хотим создать продукты на любой вкус вместе с инициаторами, которые это уже делают сейчас – авторы креативных проектов, собственники новых пространств. Упаковать это в разные предложения как в хорошем меню на любой вкус. Чтобы люди знали, зачем им ехать в Санкт-Петербург сегодня, завтра, послезавтра.

А ещё мы хотим связать Санкт-Петербург с «Серебряным ожерельем» Северо-Запада, чтобы сегодня приезжали в Петербург на 2 дня, а завтра ехали Петербург-Карелия, как сейчас происходит, а послезавтра – Петербург-Великий Новгород. И нам нужно этот вечный двигатель экономики туризма запустить так, чтобы люди возвращались снова и снова, думали, что они ещё не всё увидели.

В. Дымарский Но ни Карелия, ни Великий Новгород, конечно, сами себя не смогут продвинуть без Петербурга.

С. Корнеев Поэтому у нас концепция Saint Petersburg Travel Hub, да.

В. Дымарский Скажите мне, пожалуйста, Сергей Евгеньевич. Я всё хочу вернуться к этой новой туристической карте, о которой мы говорили. Что такое «Новая туристская география»? Это новые тематические маршруты, правильно?

С. Корнеев По сути да. Это ответ на запрос современного человека, который думает о том, приехать ли ему в Санкт-Петербург, куда ему пойти с учётом его личных интересов. А интересы у каждого разные. И если я приехал с детьми, как я уже говорил, мне нужно там, где детям будет интересно, и они не будут мне, как говорится, выносить мозг – в хорошем смысле этого слова.

В. Дымарский Конечно.

С. Корнеев Если я приехал с друзьями, где мне провести с ними уикенд, как насытить свою программу? Мы стараемся найти ответ на этот вопрос. Потому что у нас, как в Греции, «всё есть».

В. Дымарский А не получается так, что вы сами решите за других, что им интересно, а что неинтересно? Потому что я могу приехать, меня интересует, условно говоря, музейный маршрут, но и музыкальный маршрут. Как их комбинировать между собой?

С. Корнеев Мы должны просто создать этот контент, а современный человек выберет его сам. Туристские фирмы будут предоставлять свои предложения, в ближайшее время мы хотим встретиться с музеями, разработать свои варианты. Опять же, мы знаем, что в Петербурге есть выбор для любого туриста, мы должны об этом рассказать.

В. Дымарский Особенно музейные.

С. Корнеев Да. И мы должны друг другу тоже это рассказать, чтобы мы понимали. Это, кстати, и для жителей важно: я сам порой думаю, куда я поеду на выходные в городе с детьми? Я вижу афишу событий, но не всегда понимаю тематику. Мы надеемся, что это даст и креативным индустриям дальше расти. Когда мы покажем, что будет спрос, соответственно, им будет интересно делать предложение.

В. Дымарский Как вы считаете, насколько Петербург, как туристическая столица, воспринимается таковым именно в России? Нужна ли дополнительная работа по продвижению имиджа Петербурга? За границей – понятно.

С. Корнеев Абсолютно в этом уверен – да, нужна. Все любят и знают Петербург. Но я проработал в очень классных хороших городах: и в Москве работал, и в Сочи год работал во время Олимпийских игр, это туристские центры. И я понимаю, что Петербург действительно воспринимается как главный магнит, с одной стороны. С другой стороны, я для себя сформулировал основной лозунг: главный туристский продукт Санкт-Петербурга – его особая атмосфера. А под этим уже эта «Новая туристская география», новые предложения. Петербург любят, но раньше часто воспринимали как некий застывший город-музей. Это и хорошо, и плохо. Потому что в музей можно прийти сегодня, а можно… «Я обязательно съезжу в Петербург, но через год-два-три, а сейчас мне интересен фестиваль огурцов». Поэтому событийный туризм, поэтому «Новая география».

Опять же, мы не должны выпадать из этого информационного пространства ни на секунду, потому что конкуренция очень большая. Всё больше городов и регионов делают ставку на туризм как на основу своей экономики.

В. Дымарский Мне кажется, вы не должны выпадать из процессов развития, что ли. Потому что вот эта концепция «город-музей», мне кажется, тупиковая, застывшая. Всё равно в любом случае город должен развиваться.

С. Корнеев Мы именно об этом с вами и говорим. Это сильнейший магнит, но один из. Кто-то хочет приехать в музей, а потом погулять по набережной.

В. Дымарский Я имею в виду, не просто пойти по музеям, а что сам город стал музеем.

С. Корнеев Это как вторая сторона монеты. Но при этом в городе много интересных событий, и мы должны об этом говорить.

В. Дымарский Безусловно.

С. Корнеев Город-музей – это площадка для реальной жизни, для всех перемен, которые происходят, для тех активностей, которые у нас здесь рождаются, но которые не так просто показать миру и России.

В. Дымарский Ещё один вопрос, просто проинформируйте нас: всему бизнесу плохо, безусловно. Выдержали ли турагентства, турбюро? Им, собственно говоря, и до этого было несладко.

С. Корнеев В целом, слава богу, да. Я уже говорил, это было очень непросто, но туристский бизнес Петербурга продолжает работать, практически никто официально не ушёл и не планирует. Другое дело, как будет развиваться ситуация дальше. Но сейчас мы со всеми в контакте, в очень активном диалоге.

В. Дымарский Помощь им была какая-то?

С. Корнеев Да, и мы им готовим ещё другие предложения. По гостиницам отдельно проработали. Была ли она достаточной? Никто никогда не скажет «да», потому что вызов слишком большой. Лучшая помощь помимо любых других мер – это возвращение самих туристов. Мы в очень противоречивом диалоге находимся с туристским бизнесом. Конечно, и нас ругают, и мы стараемся их услышать. Не всегда это получается, но мы работаем вместе и стараемся вместе что-то придумывать.

В. Дымарский Поскольку вы вспоминали Париж, короткий вопрос. Я там довольно долго работал. Там прекрасная, как мне кажется, система Office du Tourisme, когда вы можете прийти, и вам всё расскажут, покажут, дадут карту и так далее. У нас нет такой системы.

С. Корнеев Есть.

В. Дымарский Ну или она незаметна.

С. Корнеев Она незаметна, это первое, с чем я столкнулся. У нас есть Городское туристско-информационное бюро, это наша подведомственная структура, у которой есть 11 информационных офисов в Санкт-Петербурге. Наверняка вы замечали в аэропорту «Пулково», когда выходите, вы упираетесь в этот офис.

В. Дымарский Да, наверное.

С. Корнеев Сейчас я хочу эту историю активизировать предельно, максимально, потому что это очень важно для современного туриста, и хотелось бы это сделать онлайн, чтобы любой человек, приехавший или собирающийся приехать в город, мог получить ответ на любой вопрос. Это та же задача, которую я перед собой ставлю как одну из обязательных.

В. Дымарский Спасибо вам, Сергей Евгеньевич. Напоминаю, это был Сергей Корнеев, председатель Комитета по развитию туризма. Меня зовут Виталий Дымарский. И ждём вас всегда в нашем эфире. Спасибо.

С. Корнеев Спасибо большое.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире