'Вопросы к интервью
24 июля 2020
Z Интервью Все выпуски

Книжная кухня. Чем отличается создание комикса от иллюстрирования?


Время выхода в эфир: 24 июля 2020, 12:06

Н. Дельгядо Здравствуйте. С вами Наташа Дельгядо, и мы на «Книжной кухне». Как-то в последнее время мы говорили про взрослые и серьёзные книжки, а сегодня снова постараемся вспомнить девиз Мандельштама: «Только детские книги читать». И сегодня у нас на «Книжной кухне» художник, график Марта Журавская. Здравствуйте, Марта.

М. Журавская Наталья, добрый день. Уважаемые подписчики, я всех приветствую.

Н. Дельгядо Совсем недавно у Марты вышла новая книжка под названием «Лесная история». И жанр её определён самим автором как «книга с элементами комикса». Я вот не очень поняла, где там элементы – я думаю, что сейчас мы в этом разберёмся. Книга полностью авторская, это картинки и история Марты Журавской. Детская книжка. Почему «с элементами комикса» и чем, по-вашему, ваша книга отличается от просто комикса?

М. Журавская Это мой авторский проект, самиздат. Я работала над этой книжкой больше полугода, и в этом году я её завершила и напечатала небольшим тиражом. Эту книжку можно посмотреть на моей страничке в Facebook, Instagram и на Behance, туда я выложила большую часть книги. Но не целиком, потому что я решила сохранить небольшую интригу для тех, кто захочет увидеть её в напечатанном и готовом формате. Это небольшая ремарка для того, чтобы объяснить, где эту книжку можно посмотреть, потому что у нас радио, и сложно говорить, когда картинки нельзя увидеть перед глазами.

Изначально «Лесная история» подразумевалась как серия иллюстраций и как книжка вообще без слов. Болонская книжная ярмарка устраивает конкурс для иллюстраторов, а также есть отдельный конкурс, который называется Silent Book. И в этом году я решила принять участие и попробовать свои силы в этом конкурсе, и он стал триггером для того, чтобы я эту книжку завершила в срок. У него был определённый дедлайн, и к этому дню мне нужно было эту книжку завершить. Поэтому сюжет, который я придумала – это достаточно лаконичная история.

Сюжет заключается в том, что бабушка с внучкой пошли в сказочный лес, и там приключилось очень странное происшествие: внучку похитила огромная летучая мышь. Бабушка отправилась на поиски своей внучки, и в этом сказочном лесу её ждало большое количество разных приключений. Жители этого сказочного леса, зверюшки помогали бабушке найти внучку. Это если вкратце пересказать сюжет. Вот эта простая лаконичная история и легла в основу книги. Изначально я подразумевала эту книжку как книжку-картинку вообще без слов. Но потом, когда я закончила работу над книгой, был полностью готов макет, я несколько дней походила, подумала, и мне показалось, что реплики героев добавят этой книге завершённости, и книжка будет ещё более, я бы сказала, точная.

Поскольку это мой авторский проект, здесь я позволила себе быть более свободной и раскрепощённой, поэтому в некоторых местах герои используют сленг. То есть, это такая авторская разговорная речь. И вот этот элемент комикса, который появился уже в самом конце, придал книжке завершённости. Герои приобрели свои окончательные черты характера именно через свои реплики. Мне показалось, что это будет интересным, поможет более точно и ёмко подчеркнуть характеры моих героев в этой книжке. Отвечая на ваш вопрос: изначально в книжке была сюжетная линия; я хотела нарисовать книжку так, чтобы этот сюжет считывался через иллюстрации – и в этой книге, конечно, иллюстрации, сами рисунки несут в себе первоначальную информацию. И вообще, визуальная составляющая здесь главная. А вот эти элементы комикса – реплики героев – стали уже дополнительными и появились ближе к концу работы над книгой.

Н. Дельгядо Вы часто говорите «иллюстрации». Вы работали как художник-иллюстратор?

М. Журавская Во-первых, моё высшее образование – я заканчивала Вильнюсскую академию художеств, моя специальность – художник-иллюстратор. У меня есть 4 опубликованные книги: две в России, от издательств «Эгмонт» и «Самокат», и две в Литве – издательства Edukologija и Nieko Rimto. Также я работала как художник-иллюстратор с коммуникативным агентством FPR, это коммерческая рекламная иллюстрация. Я работаю как художник-иллюстратор по текстилю. Моя подруга Александра Новикова – художник в Мариинском театре, и мы с ней создаём детскую и взрослую одежду с моими рисунками. Александра как профессиональная швея и конструктор помогает воплотить эти изделия, чтобы они были качественными. Я отвечаю за принты и за то, как будет выглядеть само изображение на одежде.

Также в прошлом году я очень плотно сотрудничала с Императорским фарфоровым заводом: кураторы завода пригласили меня создать коллекцию фарфоровой посуды в технике надглазурной ручной росписи. Иллюстрация вообще, на мой взгляд, сейчас уже вышла за рамки книжной, и художники, которые называют себя иллюстраторами, подразумевают более широкое применение этих рисунков. Рисунок, твой фирменный узнаваемый стиль, развитие этого рисунка, эксперименты… Сейчас при помощи современных технологий можно применять уже в достаточно широких областях, их можно печатать на различных поверхностях – на текстиле, на дереве. Векторные изображения можно печатать очень большого размера.

Поэтому я не могу сказать, что я художник-иллюстратор, тем более, я не считаю себя художником только детской иллюстрации. Детская иллюстрация, вообще иллюстрация – это одно из направлений, куда мне хочется применить своё умение рисовать, свою фантазию, свои идеи. Это то, каким образом я могу выразить свою задумку. В данном случае это такая форма, форма книги.

Н. Дельгядо А каких авторов вы иллюстрировали?

М. Журавская В «Самокате» это была книжка Энн Файн «Как курица лапой». В издательстве «Эгмонт» мне посчастливилось работать с моим самым любимым на данный момент детским писателем Артуром Геворгизовым. Первая моя книжка была для издательства Nieko Rimto, это Мария Грипе, «Сесилия Агнес – странная история». Это шведская писательница. У меня был очень интересный опыт работы над этой книжкой, потому что мне было 19 лет, я училась на 3 курсе, и это был мой первый большой серьёзный заказ от издательства. Собственно, там я и научилась работе по подготовке макета, по тому, как эта книжка должна выглядеть в итоге в финальном напечатанном виде. И ещё одна книжка Лаймы Вайге про девочку, которая путешествовала на корабле с пиратами.

Н. Дельгядо Вопрос как к человеку, который работал и в иллюстрации, и в, условно говоря, комиксе: чем одно отличается от другого?

М. Журавская Комикс – это очень тесное взаимодействие текста и картинки, когда вы видите какое-то маленькое окошечко с изображением, и рядом с ним идёт сопровождающий текст. Как и ребёнок, взрослый человек может этот текст очень быстро и легко через картинки воспринимать. Также есть такое направление, как графический роман – это более обширный комикс…

Н. Дельгядо По-моему, графический роман от комикса отличается только объёмом, разве нет?

М. Журавская Объёмом, и я бы, наверное, сказала, сложностью сюжета, какой-то более сложной темой. Например, в последнее время очень интересные появляются книжки, когда какие-то сложные и очень неоднозначные исторические события или сложные психологические темы издаются в виде комиксов. Очень неоднозначное восприятие этих книг, но мне кажется, это очень интересно.

Н. Дельгядо Например?

М. Журавская Я могу назвать одного из моих любимых современных иллюстраторов, Лину Тагаки – это моя литовская коллега, мы учились вместе в Вильнюсской академии художеств. Лина учились, по-моему, на год или на два курса младше меня, но уже тогда мы общались, и сейчас мы поддерживаем связь через интернет. Лина нарисовала очень интересную книгу, которая называется «Сибирское хайку». Она посвящена ссылкам в Сибирь. Вот такая сложная неоднозначная тема нарисована в виде комикса, и мне кажется, что это очень интересно. Появляется уже какое-то новое восприятие этой информации.

Н. Дельгядо Тут ещё вот что интересно: комикс – это по-вашему городской жанр в первую очередь?

М. Журавская Что вы имеете в виду?

Н. Дельгядо Опять-таки, я не большой специалист в этом, но мне кажется, что в принципе по идее своей комикс – это какая-то городская история. «Лесная история», которую вы нарисовали, довольно сложно укладывается в этот жанр.

М. Журавская Мне кажется, что в комиксе в первую очередь важна сама история, сам сюжет, важна визуальная составляющая. А в какой среде будут находиться герои, будет это лесная или городская среда – это уже второстепенно. И мне кажется, что возводить какие-то рамки вокруг комикса – это не совсем, наверное, правильно, потому что огромное количество художников рисуют различные истории с различными сюжетами. И я бы не сказала, что это городской комикс.

«Бумкнига», например, издаёт сейчас огромное количество прекрасных книг, как переводных, так и российских иллюстраторов. И даже если посмотреть ассортимент «Бумкниги», мы увидим, что среда этих героев, которые обитают и живут в комиксах, очень обширная и разнообразная. Мне кажется, жанр комикса тем и интересен, что там может быть всё, что угодно. Это может быть лес, город, комната, улица, корабль, офис – всё, что угодно.

Н. Дельгядо Я вспоминаю исследование замечательного психолога Марии Осориной о восприятии комиксов детьми. Она пишет о том, что, во-первых, маленький ребёнок довольно часто сам хочет нарисовать комикс, но не может рассказать связную историю – пока ещё он к этому не готов. Проследить сюжет, развитие и какую-то историю персонажей. И что разными детьми в разном возрасте комиксы воспринимаются совершенно по-разному. То есть, это должна быть какая-то многоплановость восприятия на разных уровнях. Она приводит в пример и анализирует книжку, которую мы никогда раньше, наверное, комиксом не называли в советское время – это Виталий Бианки с иллюстрациями Юрия Васнецова, «Лис и мышонок». Вы как-то учитывали это восприятие на разных уровнях детьми разных возрастов?

М. Журавская Это очень интересный вопрос, потому что, мне кажется, сейчас, когда вокруг и взрослых, и детей очень большое количество информации – как книг, так и информации в интернете, эта зыбкая грань между детским и взрослым уже стирается. И мои друзья, которые хотели иметь книжку «Лесная история» в своей коллекции, в первую очередь – это взрослые люди. Они заказывали её у меня и говорили, что им очень интересно разглядывать, они погружаются в детство, у них возникает большое количество ассоциаций, каких-то воспоминаний. У многих из них есть дети, и если в первую очередь они хотели иметь эту книжку в коллекции для себя, они показывали детям, и детям это тоже было интересно.

Поэтому я, наверное, не возьмусь судить о такой сложной многогранной теме, потому что восприятие ребёнком внешнего мира очень сильно зависит от воспитания, от родителей. Я делала так, как, мне кажется, красиво и интересно. Я думаю, что мне самой такая книжка была бы интересна в детстве. И сейчас я в продолжение вашего вопроса даже задумалась о том, что меня в детстве привлекали очень взрослые темы. Один из моих любимых художников был Стасис Эйдригявичюс – это литовско-польский художник-график. Он достаточно мрачный, сюрреалистичный. Он работает как иллюстратор, создаёт серии эстампов, также работает со сценографией, с масками. То есть, человек своё творчество расширил до очень разных сфер. И даже сейчас я пересматриваю его работы, и они вызывают у меня чувство искреннего восхищения, интереса. Но мне кажутся они немножко пугающими.

И сейчас я вспоминаю своё ощущение в детстве… На самом деле дети любят страшилки, они любят что-то такое неприятное, противное. Мне кажется, что то, что может понравиться детям, ребёнку, в первую очередь зависит от среды, в которой он растёт, и от родителей, которые подбирают информацию, которая ребёнка будет окружать. Например, я очень любила в детстве Nautilus Pompilius. У нас был шкаф, там было много пластинок, и я ставила пластинку, слышала голос Вячеслава Бутусова. И на меня, например, эта музыка оказала, наверное, больше впечатления и значения, нежели какие-то детские книжки.

Бриллиантовые дороги.

Чтоб идти вслед за ними нужны
Золотые ноги.

Даже одна эта песня… Я просто ложилась на диван и представляла себе эти бриллиантовые дороги, какие это должны быть золотые ноги и так далее. Вот эти образы, эта атмосфера была совершенно потрясающей, и она моё воображение полностью занимала.

Н. Дельгядо Если говорить о влиянии художников, когда вы рисовали ваш лес, вы вспоминали, скажем, другие сказочные леса? Мне в первую очередь вспоминаются леса Артура Рэкхема, замечательного графика конца XIX – начала XX века, который повлиял, по-моему, на всех: и Тим Бёртон, и дель Торо, и кто его только ни цитировал. Даже в диснеевских мультфильмах совершенно отчётливо узнаётся стиль вот этих оживших деревьев Рэкхема.

М. Журавская Рэкхем, безусловно, великий художник, иллюстратор. Его образы и цветовая гамма, конечно, не могут не накладывать отпечаток на художника. У меня скорее в этой книжке была другая история. Я, наверное, не вспоминала, не ориентировалась и не опиралась на каких-то других художников. Я опиралась скорее на свой личный индивидуальный опыт. В 2014-2015 году я очень плотно работала в технике акварели, потому что я поставила себе конкретную задачу прям хорошо разобраться в этой технике. И я создала большую серию, которая тоже называлась «Лес» и была посвящена красоте северной природы, Карелии, Ленинградской области. В этой серии я очень много экспериментировала, это большие картины размером около метра в длину, некоторые ещё больше.

И спустя, получается, 5 лет мне захотелось вернуться к этой теме. Но я изменилась, изменились какие-то мои приёмы, и мне захотелось всё то, что я нашла в той серии работ «Лес» перенести спустя года, немножечко изменить и создать её в виде книжки. Добавить туда каких-то героев, опять-таки, реплики этих героев. Поэтому скорее здесь я опиралась на какие-то свои эксперименты и свой опыт. И, конечно же, меня невероятно вдохновляет красота Карелии, красота Ленинградской области. Потому что если ты здесь живёшь, то ты знаешь очень классные места, куда можно поехать отдохнуть. И, наверное, вот эта неразрывная постоянная какая-то связь с местом для меня очень важна. Это очень личная история.

Н. Дельгядо Вы рисовали какой-то абстрактный сказочный лес или какой-то конкретный карельский?

М. Журавская Конечно же, как и любой художник, я использую большое количество референсов. В своих путешествиях я много фотографирую, я наблюдаю, изучаю. Если мы путешествуем с друзьями на Ладожское озеро, я могу просто полдня просидеть где-нибудь на камушке, смотреть на воду, пропитываться энергией и вдохновляться. Нужно какое-то время, чтобы этим пропитаться, потом подумать, как ты можешь это изобразить. Это с одной стороны.

А с другой стороны, тема сказки, тема ухода от реалистичного изображения, не копирования фотографий, каких-то конкретных мест – конечно же, это синтез, это уход в какой-то сказочный формат. И этот формат всегда был мне интересен, потому что здесь раскрывается какой-то бесконечный горизонт для экспериментов, для создания каких-то сказочных персонажей, для деформации, трансформации, стилизации. Например, в моей книге я использую масштаб: главные герои маленькие, а зверюшки, которые помогают бабушке найти внучку, большие. Здесь мне хотелось показать именно красоту лесных обитателей.

Н. Дельгядо А эти лесные обитатели по какому принципу там есть? Там, например, нет медведя или волка, которые вроде бы обитают в карельских лесах, но есть морской котик, которых я там не встречала.

М. Журавская Нерпа обитает в Ладоге, это достаточно распространённое явление. Я много раз, плавая по шхерам Ладожского озера или во время похода, когда мне нужно помыть котелок, очень часто голова нервы показывается над гладью воды. Нерпочка, очень любопытное создание, подплывает близко и смотрит на тебя своими большими глубокими глазками, и этот взгляд достаточно незабываем. Это очень трогательная встреча. А волк в книжке есть. Кстати, это очень интересно, что вы сейчас сказали, что его нет – это значит, что задумка удалась, потому что волк спрятан. Там торчит только голова и хвост. И такая была задумка, что бабушка пробегает в лесу, волк огромный, он практически над ней нависает, но волка не видно.

Н. Дельгядо Вы писали о том, что у вас есть планы издавать эту книгу на других языках. Там будет какая-то, условно говоря, местная спецификация? Испанский лес…

М. Журавская Я уже закончила работу над книгой. Я планирую реплики героев перевести на английский и, возможно, испанский язык. Но перерисовывать картинки, наверное, я не буду, потому что сейчас уже начались другие проекты, и для меня это завершённая история. Поэтому для меня так важно было напечатать этот маленький тираж, чтобы эта камерная история, это небольшое количество книжек… Я подержала их в руках, я поняла, как это выглядит, когда книга уже напечатана. Плюс я сотрудничала очень плотно с дизайнерами в типографии, где были учтены вообще все мои пожелания. Я добавила на обложку элементы с красной блестящей фольгой – мне кажется, что этот декоративный элемент обогатил обложку. И в целом я осталась очень довольна качеством печати.

Н. Дельгядо Спасибо большое, Марта. С нами была Марта Журавская, автор и художник книги «Лесная история». Над программой работали журналист Татьяна Троянская, звукорежиссёр Александр Орлянский и я, автор Наташа Дельгядо. Всего доброго. Читайте и рассматривайте картинки.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире