'Вопросы к интервью
22 июля 2020
Z Интервью Все выпуски

Путинские микрорайоны: электоральный потенциал, административные проблемы проектов комплексного освоения территорий


Время выхода в эфир: 22 июля 2020, 13:11

Яна Розова А мы уже в эфире. На связи со мной Эрнест Старателев, политический консультант. Меня зовут Яна Розова. Здравствуйте! Тема эфира… Мы повторяем прошлую, потому что не раскрыли ее до конца. «Путинские микрорайоны. Электоральный потенциал» – основная тема нашего эфира. Скажите нам «здравствуйте».

Эрнест Старателев Здравствуйте! Здравствуйте, Яна! Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! Вот в карьер вот как бы…

Я. Розова Да, вот так неожиданно мы.

Э. Старателев Да.

Я. Розова Мы с Вами просто увлеклись общением до эфира.

Э. Старателев Да.

Я. Розова Прежде, чем перейти к основной теме, хотелось бы услышать Ваш комментарий. Дело в том, что в Хабаровске прошел уже 10-й протест жителей, которые митингуют в поддержку экс-губернатора края Сергея Фургала, на этот раз против новоназначенного врио губернатора Михаила Дегтярёва выступили более 2 сотен человек, пишут «Ведомости». При этом Вы, как я знаю, знакомы с Дегтяревым лично и не один год.

Э. Старателев Знаком.

Я. Розова И поэтому по… мне кажется… хочется услышать от Вас, что же стоит ждать от этого руководителя.

Э. Старателев Вы знаете, ну, Михаила действительно я знаю порядочно, наверное, лет 16. Наверное, лет 16. Он в 1-й раз избрался городским депутатам 16 лет назад в Самарскую городскую думу. Это была удивительная избирательная кампания, очень яркая, кстати, крайне протестная. Это была такая схватка граждан с действующим мэром города Георгием Лиманским, который всем надоел. И, кстати, Михаил находился на как раз вот этой оппозиционной стороне. Причём она была не партийно-оппозиционная, а просто много разных людей были против этого мэра. Им не нравилось, как управляет человек городом. И Михаил тогда вот, кстати, абсолютно пра… абсолютно протестной войны… волне стал депутатом городской думы очень молодым человеком. Ему 16 лет назад… Сколько ему было? 23 вот года. И это была такая очень яркая кампания. Потом посчитали… Потом посчитали деньги… Политтехнологи же любят считать деньги. Я к ним не отношусь. Я не люблю считать деньги. А в основном политтехнологи, конечно, считают деньги. И было посчитано, что стоимость тогдашней избирательной кампании, потраченные деньги со всех сторон превышало количество денег, потраченных на Майдан в Киеве, проходивший параллельно.

Я. Розова Серьезно.

Э. Старателев Очень серьезно. Была схватка просто колоссальная. Дело не в деньгах, а в активности, в интенсивности. И Михаил тогда выиграл выборы блестяще. То есть вообще-то так, между нами говоря, Дегтярев – человек электорально очень грамотный. То есть вот что-что, а заниматься избирательными кампаниями он умеет профессионально, качественно. И он с этой точки зрения человек очень продвинутый.

Я. Розова А как хозяйственник?

Э. Старателев А как хозяйственник я не знаю, потому что я не знаю, занимал ли Михаил какие-то хозяйственные должности. Но проблема сейчас в Хабаровске не хозяйственная, а политическая. Ну, политическая проблема. Что я думаю о его административных способностях? Надо просто понимать биографию парня. Всегда, как говорил покойный Георгий Петрович Щедровицкий, надо как-то всегда там, когда людей… людей исследуешь, надо посмотреть биографию. Ну, это не только он говорил. Ну, у нас особенно четко это произносилось с точки зрения исследования оргуправленческих процессов. И Михаил – человек из интеллигентной семьи. У него очень приличные родители, очень серьезные, известные в регионе врачи. А дед его 2-й секретарь Ульяновского обкома КПРФ. КПСС. Простите.

Я. Розова Это уже о многом говорит.

Э. Старателев Не КПРФ, КПСС. Ульяновского обкома КПСС. То есть внутри человека сидит вот эта потомственная какая-то такая биография династическая. И он об этом, тут я как понял упоминал, тут то ли утром… Я сейчас, честно говоря, не знаю, когда там у них утро в Хабаровске, когда вечер. И хотя я не москвич, но тоже живу там, где я не знаю, что там происходит, когда там какие часовые пояса меняются. И когда вот он гулял сегодня по Хабаровску утром или вчера… Когда он? Ну, в общем, утром по Хабаровску когда он гулял, он осуществил прогулку с поеданием мороженого и встречей с местными журналистами, он поведал вот о том, что он будет действовать, как действовал известный ему руководитель края по фамилии Чёрный, который был другом его деда. То есть на самом деле в семейной истории Дегтярева, конечно, присутствует вот это вот желание быть как дед. Это есть. У него этого не отнимешь. Михаил Владимирович – очень карьерный человек. То есть он в чистом виде такой человек, который, ну, self-made man, который вот строит свою собственную карьеру. Он в свое время ушёл из «Единой России», перешёл в ЛДПР при поддержке очень крупной структуры финансово-промышленной, самарский «Волгопромгаз». Это были его, скажем так, учителя, люди, которые давно в самарской политике очень яркую работу проводили и занимали серьезное место одно время в регионе. Вот он оттуда родом. Поэтому им достался, хабаровчанам, электоральный боец. Всё, что касается работы в людьми в принципе у Михаила получается и может получиться. Более того им достался человек очень в этом смысле изощренный, потому что Самара – город отли… И вообще Самара как регион и Поволжье как регион отличается от Дальнего Востока, Урала серьезными менталь… ментально отличается. Понимаете как? Они очень резкие, зауральские ребята и их… и дальневосточные ребята, они очень резкие. Они уж если войдут в клинч в какой-то, то они, конечно, будут биться там и так далее. У нас тут народ более хитрый. Более хитрый. И когда… И глядя вам в глаза влюбленно и говоря о том, какой вы замечательный, спокойно сделают вам какую-нибудь…

Я. Розова Гадость.

Э. Старателев Ну, не гады… Ну, не гадость. Ну, скажем так, конкурентное действие, при этом сохраняя абсолютно внешние прекрасные отношения. В Хабаровске и на Урале, например, в Свердловске это всё прямо откровенно обычно прямо тут сделают что-нибудь…

Я. Розова Ну, не факт тогда, что он там приживется.

Э. Старателев Прямолинейные люди. Да вот не факт, что не приживется, и не факт, что не приживется, потому что гибкость, конечно, им нужна. Политику нужна гибкость. Он человек гибкий. Он человек, хорошо чувствующий электорат. И думаю, что вот там уже пойдёт какая-то шахматная эмоциональная партия. Во всяком случае ход, который он сегодня предпринял, видимо, это сегодня было, ну, это трудно сказать, когда это было, опять же с часовыми поясами я путаюсь, вот эта прогулка по городу, и в него не бросили ни разу камнем или каким-нибудь другим биохимическим соединением, не плюнули в след и не побили, это, в общем, ход, потому что одно дело митинг, когда люди заведены, когда люди вот в какой-то такой определенной эмоциональной встряске находятся, а он, видите, прогулялся по говору и, видите, жив остался. Ничего там с ним не случилось.

Я. Розова Ну, да.

Э. Старателев Интересный факт. В социально-психологическом плане интересный факт. Причем он абсолютно откровенно об этом сказал. Одно дело митинг, а вот я иду по городу, и меня никто не бьёт. И, правда, ведь никто не бьёт Михаила Владимировича. Причём он очень грамотно сформулировал простые вещи. Я пока вот тут год поработаю, пока уголовное дело идёт. Выйдет Фургал, я уеду. Я уеду. Я вот приехал как человек, который просто должен подхватить здесь какую-то организационную работу. Наверное, какая-то часть избирателей это услышит, потому что, в общем, понятно, что рутинная организационная работа, чего уж там не говори, нужна даже в самом революционизированном городе. И гора документов, которую Михаил хочет писать, ему нужно подписать, вернее, которая скопилась на столе губернатора, как он сказал, метр высотой, ну, наверное, действительно скопилась. Конечно, если руководителя-то нет, конечно, скопилась. Поэтому нужно будет посмотреть. То есть вот эти смешки, которые гуляли по интернету, я увидел и как-то посочувствовал Михайлу, когда в его «Инстаграме», только его назначили, 1360 или 50 комментариев чуть ли не за пару часов, уходи, убирайся, гад, паразит и так далее прям так вот конкретно в «Инстаграме» у него появилось. То есть кто-то там его целенаправленно бомбил. Сразу скажу, что это не тот случай, когда человек обратит на это серьезное внимание. Он на это обратит внимание, но его вот просто так вот не закидываешь. Он опытный электоральный боец, сформировавшийся в куда более суровых олигархических и финансово-промышленных структурах, чем этот замечательный Фургал. Наверное, тоже хороший, крупный бизнесмен. Но люди, которые воспитали Михаила, ну, мной воспринимаются как более крупные хищники. Да, он воспитан более крупными хищниками.

Я. Розова … думает так, собака лает караван идёт. Да?

Э. Старателев Нет. Нет. Ну, зачем? Он видит, что… Он видит, что есть социальное напряжение. Он понимает, что с ним надо как-то работать. Он абсолютно… Поймите, то есть я вот к чему? То есть это не какой-то вот чувак, которым дырку заткнули. Это послали парня, у которого есть опыт работы с электоратом. Он действительно провел там сотни митингов за свою жизнь, действительно это делал достаточно активно. Это его, ну, давайте скажем так, можно сказать, бизнес. Да? То есть это человек, который политику выбрал как пространство применения своих талантов и, в общем, как профессию. В этой профессии много забавного. Он мне в свое время подарил книгу о Владимире Жириновском. Вот, к сожалению, ее долго искал, не мог найти. Она с дарственной надписью у меня теперь есть. Дарственная надпись героического губернатора. Вернее, врио. Там серьезная книга, посвященная, значит, исследованиям ДНК Владимира Вольфовича Жириновского и сравнение его с ДНК Наполеона. Я не помню, кого еще. По-моему, чуть ли не Юлия Цезаря. То есть интересная там такая книжка по биологии. Вот.

Я. Розова Да, да.

Э. Старателев При этом это всё же… Понимаете как? ЛДПР – контора такая, знаете, там они всё прекрасно понимают. Это люди глубоко пиаровские и глубоко театральные. Всё, что они делают вплоть до парения в бане – это всё вот работает на повышение узнаваемости людей. Да, народ какого-то антирейтинга, но при этом естественно и на привлечение внимания достаточно дешевыми лобовыми способами. При этом надо понимать, что человек прибыл в Хабаровск… Я просто рассказываю, чтоб хабаровчане понимали, что мужик-то непростой. И не совсем не… неглупый. Далеко не глупый, талантливый парень. Он закончил Аэрокосмический университет в Самаре. Аэрокосмический университет – это голо… «Голос Америки» в советские времена называл его Куйбышевский космический колледж. То есть это было закрытое учебное заведение. Часть учебного заведения была закрыта. Она работала строго на космос. Я не помню, какой факультет Миша закончил. Но это действительно очень серьёзное высшее учебное заведение. То есть он прилично образованный парень. То есть это человек, который просто выбрал наиболее простой путь для своей карьеры. Для того, чтобы не толкаться локтями…

Я. Розова В «Единой России».

Э. Старателев … в «Единой России», не толкаться локтями в КПРФ уж тем более. Тем более что идеологически он как любой сын, внук, вернее, внук 1-го секретаря коммунистического обкома партии, он, конечно, человек с антисоветскими убеждениями. Да? То есть если мы сегодня посмотрим на самых ярких антисоветчиков, то многие из них дети генералов КГБ, НКВД и так далее, и так далее, так далее. Он человек, конечно… В общем, он член совета малофеевского «Двуглавого орла». Он человек вот такой. Да? Вот собственно с такими убеждениями монархическо… монархическо-русскими. И это в принципе действительно убеждения. То есть он человек почти достаточно верующий. Я знаю его духовника. Это такой вот парень непростой. Совсем. То есть вот ребятам достался непростой парень. Как он справится с ситуацией, мне очень интересно посмотреть. Как он справится с ситуацией хозяйственной, вообще не знаю. Да? Вот вообще. Вот… Вот в принципе не знаю, потому что я не исключаю, что у человека когда-нибудь раскрывается талант. Вы же знаете, в своё время Иосиф Виссарионович Сталин поговаривал, что наркомы должны бы лет 30. Да? Он Байбакова назначил министром нефтяной и газовой, по-моему… Ну, какой там? Нефтяной отрасли наркомом… Я уж сейчас их всех-то названий, конечно, не упомню. Байбакова. Потом возглавлявшего госплан СССР. Называл его БайбАков. Байбакову было лет 30. То есть все эти Устиновы, они все молодые очень люди были, потому что темп и как бы вот эта вот молодость и здоровье, если действительно есть какой-то темп задач иногда важнее профессиональных навыков, потому что очень профессиональный человек просто может не выдержать нагру… нагрузки. Конечно. Поэтому бог его знает. Просто задач перед Михаилом таких никогда не было, вот именно хозяйственных, административных, крупных региональных. Ну, не было. Это правда.

Я. Розова Ну, посмотрим. Да.

Э. Старателев Ну, бог его знает. Может, в нем это откроется вообще это дело. Вот. А связь его, конечно, с Владимиром Вольфовичем Жириновским очень такая серьезная, потому что Ульяновск – это такая одна… Вот он же из Казахстана сам вроде как. Но у него очень серьёзная родня как раз в Ульяновске жила. Вот это такой регион, из которого Владимиру Вольфовичу… По-моему, у него какая-то сестра посылала мед, огурцы там, я не знаю, соленые грибочки. То есть вот такая 2-я родина. Оказывается, Ульяновск – это родина не только Ленина и Керенского, но до какой-то степени и… Там условно говоря, протопоп. Но до какой-то степени еще и Жириновского. Поэтому связь там ментальная с Владимиром Вольфовичем. И недаром он там его ДНКашные там эти тесты публиковал. Посмотрим. Очень интересно, как он будет из этой ситуации выкручиваться. Двойственное, конечно, к этому ко всему чувство. Понятно, что ситуация какая-то странная. Всё это вообще очень неприятно. Но… А с другой стороны, понимаете, ну, тут как? Ну, земляк же. Со всем его достоинствами и со всеми его недостатками вроде наш парень. В общем, просмотром, как вот этот самарский стиль переговоров, умение налаживать нормальные бизнес-отношения, отношения с предпринимательской средой, как… как это дело там работает. В общем, за самим Михаилом чего не было никогда мною, например, замечено, могу ошибаться, у него никаких бизнес-хвостов нет. У него нет. У его отцов политических много чего было. И Фургал, наверное, на этом фоне, может быть, даже вообще ребенок. Ну, у самого Михаила нет. Он никогда в бизнесе-то не работал. Он вот сидел на этой зарплате депутата Государственной думы. Я думаю, он загрустил, когда поехал в Хабаровск, потому что там Фургал зарплату-то понизил себе.

Я. Розова Ах!

Э. Старателев Да, да. Ну, это у Миши единственный источник дохода. Он, в общем, в этом смысле, по моим наблюдениям, могу ошибаться, но по моим наблюдениям, он парень, конечно, не связанный вот на сегодняшний день, потому что все его прошлые учителя ушли в мир иной, царство им небесное, а он, конечно… вот он… он продолжает себя строить. Посмотрим, как ему это удастся. Я ему, конечно, ну, в любом случае желаю удачи, потому что… не потому, что я ему желаю удачи, а потому, что, конечно, какую-то работу там надо административную выстраивать.

Я. Розова У нас до новостей 4 минуты остаётся. Может уже…

Э. Старателев Да, извините.

Я. Розова … по самой теме пойдём?

Э. Старателев Давайте. Давайте перейдем. Я просто Мишей увлекся. Да.

Я. Розова Я понимаю. Да. «Путинские микрорайоны. Электоральный потенциал».

Э. Старателев А это…

Я. Розова О чем хотели рассказать. Да.

Э. Старателев А это очень важно на самом деле в контексте того, о чем мы сейчас говорим с… про вот тот же Хабаровск. Понимаете какая веща? Путинские микрорайоны – это явление электоральное. И, к несчастью, администраторы в регионах этого не понимают. То есть на самом деле почему Путин в 2005 года очень активно, очень настойчиво продавливал эту тему доступного жилья? Он… Я думаю, что он прекрасно понимал, у меня есть такая гипотеза, что он формирует условия для роста и развития нового поколения электората, людей, которые встали на ноги в его правление. Встали на ноги…

Я. Розова Я не могу не добавить…

Э. Старателев … получили жилье…

Я. Розова Вот недавняя новость…

Э. Старателев Добавьте.

Я. Розова … напрямую касается Самарской области, которая получила субсидии в рамках государственной программы обеспечения доступным жильем и комфортным жильем 315 миллионов рублей. Дополнительно.

Э. Старателев Ну, дополнительно, потому что там на самом деле ещё получается де… получают деньги по разным федеральным программам. Много их там…

Я. Розова Нет, ну, мы с Вами говорили, что министр… министр… Чего там? Как… Строительства, да?

Э. Старателев Строительства.

Я. Розова Сказал, что не сможет эту программу выполнить как…

Э. Старателев А это диво дивное, потому что на самом деле… Услышьте! На самом деле он имеет дело с публикой с очень высоким уровнем социального оптимизма. Понимаете, простая вещь какая? Вот представьте себе, что вы в непростую эпоху покупаете себе новое жильё в родной стране, влезаете в ипотечную историю и выплачиваете эту ипотеку. Это люди, у которых есть серьезный объем социального оптимизма. Мы можем поговорить после новостей об этом, потому что есть цифра социологических исследований. Просто не хочется прерываться. Я их Вам расскажу. И о том, что это вообще на самом деле за люди. И вот эти люди на сегодняшний день, у которых потенциал социального оптимизма, потенциал лояльности, потенциал хорошего отношения к тому, что делает власть достаточно высокий, в Самарской области просто брошенные, на мой взгляд, просто брошенные. Этим электоральным потенциалом действующие администраторы не занимаются. Они не видят в этом для себя никакого, по всей видимости, смысла и вообще, наверное, никак так, как мы сейчас разговариваем, не мыслят. И это ошибка, потому что то, что крупный политик Владимир Путин этот потенциал видит, а они думают, что вообще это разговор только об экономических показателях, это говорит просто об узколобости и недальновидности этих людей. О недальновидности этих людей. Потому, что обратите внимание, ведь еще очень важный показатель, уровень рождаемости в этих новых городских пространствах колоссальный. Там первые классы, я не знаю, ё, у, ф. Первые классы!

Я. Розова То есть сем…

Э. Старателев Уже который год.

Я. Розова: … 78 классов, да?

Э. Старателев: 7-89 там, ну, какие-то уже порядки нездоровые. Там люди… Люди рожают, и дети идут в школу. Школы. Во вновь построенные школы. Поэтому на самом деле потенциал, электоральный потенциал этих территорий велик. И то, что его не видят, – это, в общем, на самом деле, конечно…

Я. Розова Вы сможете развить эту тему…

Э. Старателев … крайний непрофессионализм. С интересом послушаю новости.

**********

Я. Розова «Путинские микрорайоны. Электоральный потенциал. Административные проблемы проектов комплексного освоения территории на примере Самарской области». Раскрываем эту тему вместе с политическим консультантом Эрнестом Старателевым.

Э. Старателев Вот. Возвращаемся к разговору. Смотрите какая штука? Лет 5 назад социологи, которые обратили внимание на это явление вот так называемое путинские микрорайоны, обратили внимание на эти новые комплексные застройки, провели исследование. Фокус в чем? Всегда… Оно ж новое явление, оно по-разному оценивается администраторами, городской общественностью и так далее. И, как правило, эти микрорайоны возникают как новые… новые большие застройки, ну, скажем так, близко к пригороду, ну, или, скажем, где-то там, где есть свободная земля. Это не точечные застройки, а большие комплексные районы. И ясно по-разному воспринимаются жителями города. По-разному воспринимаются администраторами. И социологи решили это дело исследовать. Фонд социальных исследований профессора Звоновского, известного российского социолога, провел исследование в разных городах Российской Федерации: в Самаре, в Ростове-на-Дону, в Кемерово, ну, и так далее, потому что это явление не только ведь в Самаре развивается. И вот что интересно. Зачитываю кусок отчета: «Логично предположить, что делая выбор относительно места будущего жительства, если это не вынужденная мера, человек с оптимизмом смотрит в будущее. Действительно большинство жителей исследуемых районов приезжали с позитивными ожиданиями и надеждами на лучшее. Можно сказать, что радужные надежды новоселов на лучшее оправдались, — пишут социологи. — Большинство участников опроса с момента их заселения отмечают изменения в лучшую сторону в своём районе». Понимаете какая вещь? Фокус в чем? Строители ведь создают продукт, который должен быть привлекательным. И они вкладывают в это дело значительные и часто дополнительные ресурсы для того, чтобы это было интересно, клёво и чтоб это покупали. И люди, которые туда переезжают… переезжают, они переезжают с высокими ожиданиями, что в принципе всё будет хорошо. Смотрите фокус какой? Значит, социальный оптимизм, показатель среднесрочный социальный оптимизм – 70% в разных районах, я не буду сейчас рекламировать в каких, в разных комплексных застройках 70% людей считают, что условия жизни в районах будут развиваться в лучшую сторону. 70%. 70. Более того долгосрочный социальный оптимизм, что ещё они на какой-то промежуток времени будут лучше, тоже 70%. Открытость к изменениям, положительное отношение к изменению – 70% и выше и так далее, и так далее, и так далее. То есть созданы были пространства рынком. Понимаете какая вещь? Рынком были созданы пространства, в которых накапливался социальный оптимизм. И почему Владимир Путин и Министерство строительства, и профильные вице-премьеры стали вот очень точную… точно относятся к развитию этой комфортной городской среды? Потому, что пока строители строят и продают, и рекламируют, и участвуют в развитии этих территорий просто по той простой причине, что им нужно продать этот продукт на рынке – да? – как любой автомобиль, я не знаю, вот там квартира… Какая разница? Любой продукт. Они делают всё, чтобы это было привлекательно, интересно. Но дальше туда должна прийти городская власть и, подхватив этот социальный оптимизм, начать этот социальный оптимизм удовлетворять и соответствовать ему. Почему это колоссально важно, с электоральной точки зрения? Потому, что в комплексных проектах освоения территории на сегодняшний день, например, в городе Самаре проживает порядка, я думаю, если взять их всех вместе, ну, под 200 тысяч жителей города, в котором живёт 1 200 000 населения. Понимаете? То есть это процентов сколько? 20? Это 20% активных молодых людей и не очень молодых, но активных людей, которые между прочим при всем купили это дело на рынке, платят ипотеку, где-то работают. И для них само приобретение жилья – это определенный оптимизм в их личной жизни, определенный уровень их собственного успеха с одной стороны, а с другой стороны они связывают… Там ведь еще интересные… интересные цифры есть. Порядка более 70% во всех практически этих застройках связывают свою жизнь с этим районом. Они не собираются оттуда уезжать. И следить…

Я. Розова … с учетом того, что власть никак не хочет их поддерживать?

Э. Старателев На моменте старта проекта, когда проект стартует…

Я. Розова Это еще непонятно.

Э. Старателев В это дело… И… Да. Очень активно работают строители. Они работают там, они создают…

Я. Розова Это… Это я поняла. А вот сейчас?

Э. Старателев Да? А сейчас… Вот интересно, да? А сейчас получается так, что когда в конкретном регионе происходит диспропорциональное развитие социальной инфраструктуры, когда ресурсы региональные, федеральные бюджеты распределяются между Минстроем в отношении, например, только одной площадки, то понятное дело, что этот социальный оптимизм в других проектах комплексного освоения территории можно легко потерять, если он ещё не потерян, потому что это исследование 5-летней давности. То есть 5 лет назад социологи сказали властям: ребята, обратите внимание, у вас есть новый электорат, люди, которые довольны, в общем-то, жизнью, в принципе им государство нормально помогло, ввело им льготные ставки на ипотеку и продолжает этим заниматься. Ребята, обратите на это внимание. Давайте-как подтянем социальную инфраструктуру, чтоб этот уровень ожиданий соответствовал реальности, чтобы этот уровень ожиданий стал вашим, простите, плюсом в вашей политической жизни. Я боюсь, что этого дела наши администраторы не увидели. Администраторы просто абсолютно равнодушно относятся к тому, что для них создал рынок и, в общем-то, федеральная власть. И я боюсь, что электоральный потенциал такого рода на территории будет сползать в негатив, потому что самое страшное, что бывает в жизни – это обманутые ожидания. Ну, мы все это знаем. Да? Ничего хуже обманутых ожиданий…

Я. Розова Вообще каждый раз, когда мы с Вами – да – это тему поднимаем, я все время жалею вашего губернатора, потому что больше всего ему достанется в этой ситуации.

Э. Старателев Ну, я не могу сказать, что я на это надеюсь. Я не могу сказать, что я на это… на это рассчитываю. Я надеюсь на то, что все-таки люди увидят тот предмет, с которым они работают. То есть наконец-то надо обратить внимание на то, что это достаточно, надо сказать, плотная городская прослойка и очень, кстати, патриотичная. Там ещё в чем тонкость-то? Дело всё в чем? Всякого рода горожане, традиционно живущие в центре города, традиционно живущие в старых районах, они, конечно, ну, по всякому относятся к этим новым микрорайонам. Ну, дешевое жилье. Ну, разве дешевое жилье может быть качественным? Ну, и вот этот весь разговор о том, что, ну, ладно, разве настоящие люди, настоящие москвичи живут в Южном Бутово, да? Ну, ненастоящие же, конечно. Ясно же. Все живут только на Тверской же настоящие москвичи, серьезные люди. А все вот эти? Кто там живёт на этих окраинах? И вот это некоторое критическое отношение к изменению своей жизни и переезду в эти крупные новые застройки рождает очень высокий уровень сплоченности этих людей. А самое смешное заключается в том, что они очень по-разному оценивают свое положение. Люди, которые живут в этих новых проектах комплексного освоения территорий, например, опять же процентов 70-80 считают жизнь в своих районах и считали тогда, в 2015 году, и сейчас считают как более безопасную. Они оценивают уровень работы управляющих компаний, которые занимаются проблемами жилищно-коммунального хозяйства как более качественную. Ну, понятно, потому что, во-первых, жилье новое. Ясное дело, что эти компании, как правило, связаны с девелоперским бизнесом, и девелоперский бизнес заставляет эти управляющие компании не столько даже зарабатывать, сколько поддерживать высокий уровень сервиса для того, чтобы просто лучше продавать уже вновь построенное жилье. И фокус заключается в том, что эти люди воспринимают себя как какой-то отдельный анклав, в котором на самом деле всё более-менее. Ну, конечно, если сравнивать ситуацию в комплексных застройках, например, в Самаре с районами Рабочей Безымянки так называемой, там Кировский промышленный и прочие районы Самары, если сравнивать эти районы с то, как устроена там жилищно-коммунальная сфера, с традиционной Самарой, ну, что? Это небо и земля, конечно.

Я. Розова Там лучше.

Э. Старателев Да, ну, не то слово. Что вы? Там мусора нет. Там постоянно… Там нет надписей на домах. Там нет граффити традиционно присущей Самаре, политических граффити, неполитических граффити, цензурных, нецензурных. Никаких нет. Всё чистенько. Всё благо… Вы знаете, всё это вообще напоминает, как в свое время сказал один из заместителей министра строительства, приехав в один из этих районов, всё это напоминает ГДР. Вот в ГДР так было в военных городках. Они такие чистые, ухоженные. И действительно это ГДР. Это ГДР. Но это, кстати, это и пригород Вены, вот эти социальные… современной Вены. Социальное вот это… Социальное так называемое жилье, доступное жилье, в котором просто люди живут не очень богатые, но вот нормальные люди, они там живут. Это Стокгольм точно так… Да все они приблизительно такие же. Это новые городские пространства, где всё это налажено. И вот на сегодняшний день, когда администраторы просто плюют на вот эти социальные… на… на развитие социальной комфортной среды там, на развитие социальной инфраструктуры, плюют ведь даже бог с ним. Они в одном районе пусть диспропорционально всё это могут распределить и наладить, но ещё же тогда другие районы есть. Это безусловно они создают ситуацию для социального напряжения, очень серьёзную ситуацию для роста этого социального напряжения. Они этого не видят, может быть потому, что электоральные процессы сегодня вялые. Но ведь рано или поздно, как показывает замечательный Хабаровск, вот наш земляк теперь разбирается со всем этим делом, вот пожалуйста, вот есть такое… какая-то основа для социального протеста. Ну, зачем соци… Ну, когда основа для социального протеста возникает там, где его не должно быть, где твоя задача как руководителя отраслевого министерства, например, на самом деле использовать это для роста рейтинга власти, для роста в конце концов своего собственного карьерного рейтинга, для роста рейтинга губернатора.

Я. Розова Вот смотрите, вот он пожаловался, что не сможет построить вовремя жилье и сдать его, и дополнительно получил 315 миллионов рублей.

Э. Старателев Это не он получил дополнительно. Это все получают дополнительно. Я… Ну, беда заключается в том, что когда мы говорим о такого рода диспропорциональном распределении, то получил… Я надеюсь, что получат другие районы комплексного освоения территории, а не одна компания, как показывает опыт. Ни одна компания «Древо», ни один «Южный город». А и все остальные проекты комплексного освоения территории получат пропорционально количеству жителей, которые там живут, потому что там же разное количество жителей живёт. Вот в чем фокус. Поэтому на самом деле 300 миллионов задачи никакой не решат, даже школу не построишь на эти деньги. Это просто дополнительные средства, например, на какие-то рекреационные зоны. Мы же говорим о комплексном подходе к…

Я. Розова Ой!

Э. Старателев … поэтому и смотрите, для того, чтобы…

Я. Розова 20 секунд. А Вы пропали как раз на самом интересном месте. Есть повод встретиться. Политический консультант Эрнест Старателев был гостем «Эха». Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире