А.Нарышкин: 1235. Вы слушаете «Эхо Москвы». Алексей Нарышкин у микрофона. На связи со студией Мария Захарова, официальный представитель МИД. И поговорим о том, почему на данном этапе срываются дебаты между Марией Захаровой и Алексеем Навальным. Мария Владимировна, приветствуем вас!

М.Захарова Да, добрый день!

А.Нарышкин Алексей Анатольевич уже сказал буквально только что — он согласен, в принципе, на дебаты и без модератора. Ваша позиция.

М.Захарова Я, честно говоря, от этого мухлежа, вот правда, устала. У нас сегодня, вообще, рабочий день. Мы на работе. Я лучше тогда это время тем людям, которым реально сейчас нужна помощь, а не этот треп. Кстати говоря, не просто готова, но я же его и предложила. Что было дальше? Вы знаете, я таких историй… у меня много было разных историй со средствами массовой информации и общественными деятелями, но такого я вообще ни разу не видела.

А.Нарышкин Расскажите, пожалуйста, нашим слушателям. Потому что есть даже у меня ощущение, что вы сливаетесь. Тем более, что вы сами предложили такой формат.

М.Захарова Нет, вы знаете, это очень интересный, конечно, разговор. Почему вы так мне говорите, я не очень понимаю. У вас есть на это какие-то основания?

А.Нарышкин Ну, потому что вы сначала Навальному сказали про возможность поговорить, обсудить. Он согласился.

М.Захарова Именно так.

А.Нарышкин Вы объясняйте, пожалуйста.

М.Захарова Абсолютно верно. И сказала — онлайн прямо с ним поговорить. Что было дальше. Мне было предложено в любой форме. Я очень хочу прямо непосредственно онлайн в любой форме, вами предложенной. Я выбираю онлайн прямой разговор. Начала я искать, как на них выйти.

А.Нарышкин Прямой разговор имеется в виду не разговор в прямом эфире, это и так понятно, а без посредников.

М.Захарова Нет, и в прямом эфире и прямой разговор. Ну, а как? Подождите. Послушайте, как предложено было, я так и согласилась. А дальше началось самое фантастическое. Мы начали искать, как на них выйти. Я позвонила Кашину Олегу: «…какой-то, на кого выходить». Он мне дал Соболь. Я записала Соболь. И говорю: «Какие у нас форматы? Давайте какое время, я абсолютно свободная в этом смысле, нет никаких ограничений». И вдруг началось: «Давайте с модератором». Я говорю: «А зачем нам с модератором? Я хочу говорить напрямую». — «Нет, вот мы хотим с модератором».

А.Нарышкин Подождите, Мария Владимировна, но дебаты всегда проводятся с модератором.

М.Захарова Нет, вы знаете, насчет, кстати, дебатов — это они придумали. Это опять же их придумка. Я хотела поговорить. Я хотела прийти, нормально пообщаться в студии. Вот мы сейчас с вами нормально общаемся. Нам нужен модератор?

А.Нарышкин У нас с вами и не дебаты.

М.Захарова Так это вы у них спросите, что они там придумывали. Я предложила нормальный, спокойный разговор. Мне было сказано, что, во-первых, это должны быть «дебаты». Какие дебаты? Ну, хорошо. Дальше что? — «Дальше должен быть модератор». Я говорю: «Ну, хорошо, давайте подумаем. А что с модератором?» Потом мне было сказано, что будет Пивоваров, которого я, действительно, хорошо знаю по журналистской работе. Ну, хорошо. Сегодня связываемся с Пивоваровым. Он говорит: «Давайте обсуждать темы». А они мне говорят: «Тема будет только одна. Ни на какие другие темы вы разговаривать не будете». Вы меня простите, конечно, я такого цензурирования не видела никогда в жизни. То есть мне сказали, что я могу говорить только на одну тему.

М.Захарова: Я, честно говоря, в шоке от этой возни, которую мне устроили. Они устроили настоящую войну

А.Нарышкин Какая это тема, объясните, пожалуйста, слушателям — какая это тема?

М.Захарова На тему его оскорбления вчера — то, что он интервью разбирал. Вот на эту тему мы можем говорить, а на все остальные не можем.

А.Нарышкин Ваше интервью Михаилу Зыгарю, из которого Навальный сделал вывод, что вы поддерживаете кастовую систему в России.

М.Захарова Да, и дальше там какие-то оскорбления были. Что на эту тему можно говорить, а на другие темы нельзя. То есть, вы понимаете? Я говорю: «А как, извините, с модератором мы будем на одну тему? Мне модератор говорит: А какие темы обсуждать? Вы говорите — только одна тема». Ну, это же какое-то шулерство настоящее. Я опять же поговорила с Пивоваровым. Я говорю: «Ну, может быть, ты как-то проинтервьюируешь меня на разные темы?» Он говорит: «Надо как-то тоже… Я сейчас с ними поговорю…».

То есть это вообще, это мухлеж, вы понимаете? То есть, что может быть проще прямого разговора? Ничего. Мало того, меня с ним не соединяют. Общение через посредников. Общение опять же обзывательское какое-то. Он опять там обзываться начал. Его пресс-секретари тоже начали какие-то гадости писать. Вы меня простите, конечно, это что за разговор такой? И вы мне еще говорите, что я сливаюсь.

А.Нарышкин Мария Владимировна, простите, но при всем уважении вы же тоже опускаетесь до оскорблений, пишете у себя 50 минут назад: «Трус-то Навальный конченный. Даже на битву с женщиной мужика тянешь».

М.Захарова Да, абсолютно. Это трусливая позиция. Когда предложен был прямой разговор — я предложила, — и начинается, то с модератором, а потом еще и с темой параллельно: «Тему мы даем только одну». Вы знаете, я бываю часто на «Эхе Москвы». Ни разу в жизни никогда на «Эхе Москвы» мне не говорили: «На эту тему разговариваем, на эту не говорим». Я бываю на канале «Россия» в прямом эфире — Соловьев, Попов, кто угодно, я бываю на «Первом канале», ВСС, CNN, Yahoo! News, всё что хотите — прямые эфиры. Мне никогда ни в один момент не сказали, что «мы вас ограничиваем только по одной теме». Я такое вижу в первый раз. Значит, люди, они боятся этого разговора. А почему они боятся, спросите у них. Я не знаю, зачем они это устроили.

И вы знаете, это не первый раз, когда они оскорбляют, говорят о том, что «нам никто не отвечает, все боятся». Я уже — это было пару лет назад — пыталась и через Венедиктова тоже каким-то образом выйти и сказать, что вот мой телефон, пожалуйста, если будут какие-то вопросы — я готова. И вот сегодня такое абсолютнейшее шулерство. Ну, это просто за гранью.

А.Нарышкин А я напомню, это Мария Захарова, официальный представитель МИД сейчас в эфире «Эха Москвы». Говорим о тех дебатах с Алексеем Навальным, которые пока не состоялись. Да, Мария Владимировна.

М.Захарова Вот скажите, пожалуйста, когда к вам приходят в студию гости, вы оговариваете, что тема может быть только одна, и ни о чем другом мы говорить не будем?

А.Нарышкин Ну, мы контур обговариваем, примерно мы темы намечаем.

М.Захарова Вы ставите ограничение по теме? Вы говорите, что «мы можем говорить только на одну тему»?

А.Нарышкин Нет.

М.Захарова Я тоже никогда в жизни не встречала ситуацию, когда бы люди говорили о том, что «мы будем говорить только на одну тему». Причем самое интересное, что ты говоришь с помощниками. Это только помощники. Ты не говоришь напрямую. То есть напрямую говорить невозможно, не с кем

А.Нарышкин Мария Владимировна, на каких условиях вы согласны вернуться к разговору все-таки о дебатах с Алексеем Навальным?

М.Захарова: Значит, они боятся этого разговора. А почему они боятся, спросите у них. Я не знаю, зачем они это устроили

М.Захарова Я еще раз говорю: я хотела бы прямого разговора, вот такого, как мы говорим с вами. Я не понимаю, в чем была проблема, вот правда. Я считаю, что когда наносятся оскорбления личные — а там были именно личные выпады, — то, мне кажется, дать все возможности для того, чтобы ответить. Ну, правда, это беспрецедентный случай.

Уж на что как бы… знаете, у нас расходятся по многим вопросам взгляды и с Татьяной Фельгенгауэр… Вы вспомните, когда история с Радзивиновичем, который сидел у нее в эфире. Я позвонила Венедиктову, говорю: «А можно присоединиться к вам, к эфиру?» Он сказал: «Да, конечно». И мы с порога — надо отдать должное Татьяне — начали в прямом эфире разговор…

А.Нарышкин Да, это зажигательный был эфир. Мы помним.

М.Захарова Это был очень зажигательный эфир.

Это просто, вот правда, я никогда в жизни такого не видела…

А.Нарышкин Смотрите, Мария Владимировна, к вам в комментарии приходит Алексей Навальный, которого вы обвиняете, что он не идет на контакт, и он вам пишет, спрашивает: «Готовы ли вы сегодня в 17 часов в прямом эфире?»

М.Захарова Я еще раз говорю: я готова была, начиная со вчерашнего вечера, к этому.

А.Нарышкин Сейчас вы готовы?

М.Захарова Но меня ограничили этими темами. Меня водили несколько часов по каким-то закоулкам.

А.Нарышкин Это прошлое. Без условий, сейчас. Алексей Навальный вот вам протягивает руку.

М.Захарова Вы знаете, эту руку протянул… это было уже вчера, сегодня утром продолжается…

А.Нарышкин Подождите, я запутался. Да или нет?

М.Захарова Я, честно говоря, в шоке от этой возни, которую мне устроили. Они устроили настоящую войну.

А.Нарышкин Так будут дебаты или нет? Я не понимаю.

М.Захарова Я насчет дебатов ничего вам не могу сказать. Я предложила прямой разговор. Они из этого устроили цирк с конями, с модераторами, одной темой.

А.Нарышкин Без модераторов.

М.Захарова И еще мне понравилось, что они мне дают две минуты только.

А.Нарышкин Без модератора и без ограничений вы готовы общаться с Алексеем Навальным в прямом эфире?

М.Захарова Разговор шулерский я с этими людьми не поддерживаю. Потому что до сих пор меня переключают на каких-то помощников, и до сих пор этот вопрос мы не можем обсудить прямо. Это все через паблик, это все через помощников и так далее. Сколько еще это шулерство будет продолжаться? Получается, что в эфире вот так забаррикадировавшись по ту сторону экрана можно оскорблять, и вчера были личные оскорбления, понимаете — личные оскорбления. На каком основании? Это вообще непонятно.

А.Нарышкин Так, еще раз. Подождите. Я просто туповат. Не будет ничего ни сегодня, ни завтра, вы с Навальным не хотите общаться?

М.Захарова Я уже с вашей характеристикой ничего не смогу сделать. Вы себя так называли.

А.Нарышкин Моя характеристика — это моя история.

М.Захарова Пожалуйста, это не ко мне уже. Я еще раз говорю, я всегда была за прямой и честный разговор без ограничений…

А.Нарышкин Не будет ограничений. Вот Венедиктов сидит здесь — гарант того, что ограничений не будет. Приходите на «Эхо Москвы» вместе с Навальным.

М.Захарова Вы знаете, вы уже работаете там с другими сторонами. Еще раз говорю: шулерству бой. Вот этому беззастенчивому, наглому вранью — бой. Понимаете, это уже невозможно.

А.Нарышкин Так в прямом эфире дайте бой Навальному.

М.Захарова А я именно это и предлагала. Вот ровно это я предлагала.

А.Нарышкин Он согласен.

М.Захарова Придумали три условия. Я, действительно, правда, я, наверное, может, действительно, они специально, что ли это сделали, чтобы опять все это обнулить, сделать из этого какой-то хайп, что-то придумать, и можно было все спокойно сделать. Я только что позвонила Венедиктову — мы спокойно совершенно вышли в эфир. Проблем нет. С этими людьми все время так. Что они устроят дальше — микрофоны будут отключать?

А.Нарышкин Ну, на «Эхе» они не смогут отключать микрофоны. Приходите к нам.

М.Захарова Ну, вот на «Эхо» я и приду, мы и поговорим.

А.Нарышкин С Навальным. И Навальный придет.

М.Захарова Нет, я приду на «Эхо», буду говорить уже не с шулерами… Надо было раньше думать…

А.Нарышкин Вас вместе выведем в эфир.

М.Захарова Это просто шулерство, я вам говорю, настоящее — то, что они устроили. Это, как всегда, вот просто. Это фантастика. Когда сразу говоришь — пожалуйста, мы это сделаем, начинается этот уход в сторону.

М.Захарова: То есть это вообще, это мухлеж, вы понимаете? То есть, что может быть проще прямого разговора? Ничего

А.Нарышкин Никто не будет уходить. Вот мы сядем с Венедиктовым, никто не будет уходить в стороны.

М.Захарова Но тему ограничивать, просто сказать, что «вы можете говорить по две минуты только одну тему».

А.Нарышкин Мария Владимировна, не будет условий.

М.Захарова Знаете, вы все-таки на другой радиостанции работаете. Мы, в принципе, и с Алексеем Пивоваровым точно так же, как и с вами это обсуждали. Потом это свелось к тому, к чему свелось. Мы вчера с ним вечером все это проговаривали. А потом я читаю — мне говорят: «У вас одна тема». Вот и всё. Поэтому так.

А.Нарышкин У меня последний вопрос, если можно. Вы ваши дебаты с начальником вашим Сергеем Викторовичем Лавровым как-то согласовывали, была ли реакция?

М.Захарова Да никаких дебатов никто ни с кем не согласовывал. Это той стороной придумана была история.

А.Нарышкин Хорошо. Назовем это разговором. Вы обсуждали возможность общения в прямом эфире с Навальным вместе с министром?

М.Захарова Я просто предложила. Я предложила и попросила дать возможность в эфире дать мне сказать всё, что я хочу, учитывая, что такие оскорбительные вещи были сказаны. И эти оскорбления продолжаются.

А.Нарышкин Я понял. Министр в курсе был вашей инициативы?

М.Захарова Я еще раз вам говорю, что я опубликовала пост сразу, моментально. При чем здесь какие-то согласования, о чем мы говорим? Я чего-то не понимаю. У вас тоже какая-то цензура там? Нужно всегда что-то с кем-то оговаривать, если есть прямое обращение к тебе? Я привыкла выходить в эфир и все это комментировать. И, по-моему, это вам хорошо известно.

А.Венедиктов Мария Владимировна, это Алексей Венедиктов. Я пришел на помощь Нарышкину. Здравствуйте!

М.Захарова Ему тоже нужна помощь?

А.Венедиктов Да, ему нужна помощь, потому что вы его подожрали.

М.Захарова Алексей Алексеевич, я просто хочу сказать…

А.Венедиктов Я слышал всё. Нет, дай я скажу. Маша, мы готовы включить и вас и Алексея Навального и уйти из студии. Мы не будем модерировать, мы не будем ничего ограничивать. Вот вы с Алексеем Анатольевичем на двух микрофонах, видео и чего — и общайтесь. Главное, что будут слушатели и зрители. Вот на таких условиях вы согласны?

М.Захарова Алексей Алексеевич, мы с вами всё обсудим. Я еще раз говорю: я в этих шулерских схемах не участвую.

А.Венедиктов Эта не шулерская тема, еще раз. Нет, никаких ограничений… Услышьте меня. На «Эхе» не бывает ограничений, и вы это знаете.

М.Захарова Еще раз, Алексей Алексеевич, мы точно так же с Алексеем Пивоваровым разговаривали, что никаких у нас лимитов по обсуждениям и так далее. Хотя я не понимала, почему нам нужен модератор — вот это непонятно.

А.Венедиктов Не будет никакого модератора. Алексей Анатольевич сейчас написал, причем в вашем Фейсбуке, что он согласен без модератора. Если мы договоримся, мы вас включим — я повторяю, — все уйдут из студии. Не будет модератора. Я выгоню звукорежиссера, я выгоню продюсера, я выгоню охранника.

М.Захарова Алексей Алексеевич, вы знаете, давайте мы что сделаем. Вот это станет отличным уроком всем тем, кто вообще заикается о том, что можно что-то в эфире ограничивать.

А.Венедиктов Ну вот. Поэтому мы вам предлагаем…

М.Захарова Вот пусть они сидят со своим позором. Это позор.

А.Венедиктов Хорошо. Но мы предлагаем ничего не ограничивать. Если вы на это согласны, мы свяжемся с Алексеем Анатольевичем, предложим ему то же самое. Если он откажется, это будут его проблемы. Если он согласится и вы согласитесь — это вопрос слушателей, это не вопрос журналистов — они получат дискуссию между Захаровой и Навальным свободную, не ограниченную модератором или нет? Если вы согласны, мы сразу после эфира свяжемся с Алексеем Анатольевичем.

М.Захарова: Так это вы у них спросите, что они там придумывали. Я предложила нормальный, спокойный разговор

М.Захарова Ровно то же самое мы сделали вчера, вот один в один.

А.Венедиктов Не знаю ничего про вчера. Говорю про сегодня.

М.Захарова Я вам еще говорю, что я это всё уже прошла.

А.Венедиктов Дайте нам вторую попытку нашим слушателям получить эту дискуссию. Дайте нам второй шанс. Мария Владимировна, не расстреливайте сразу. Дайте второй шанс.

М.Захарова Алексей Алексеевич с вами я пойду разговаривать. С шулерами я разговаривать через этот шулерский абсолютно обман — это можно говорить, а это не можно…

А.Венедиктов Но это сняли уже Мария Владимировна. Это уже сняли, Маша, мы сняли уже этот вопрос.

М.Захарова Мы это и обсуждаем.

А.Венедиктов Мы сняли.

М.Захарова Вот мы это и обсуждаем. Еще раз говорю: я поняла теперь всю непорядочность этих, вообще…

А.Венедиктов Мария Владимировна, вы же с людьми с разной степень социальной ответственности и порядочности общаетесь на международной арене. Что вы…

М.Захарова Я считаю, что тогда не надо… Вы знаете, это очень интересный был разговор. Мне многие говорили о том, что бесполезно использовать право на ответ, потому что всё это закончится одним и тем же. Я не верила. Я искренне в это не верила.

А.Венедиктов Вот дайте нам второй шанс, нашим слушателям любимым и дорогим, которые так любят слушать и вас и Алексея Анатольевича.

А.Нарышкин Подумайте о соотечественниках. Оставьте Навального в покое.

М.Захарова Мы обязательно поговорим с Алексеем Алексеевичем Венедиктовым обо всем.

А.Венедиктов Вот Нарышкин подставил вам жирный бочок. С ней так нельзя. Ты ей дал возможность увильнуть сейчас, Алексей. Она вцепилась в твой бочок, повисла как лиса и висит на нем. Мария Владимировна, еще раз: мы можем поговорить с Алексеем Навальным и предложить ему, что без модераторов, без ограничения по темам, и если да, вы готовы в 17 часов на любой площадке… хотите — там, хотите — здесь, хотите — на «Первом канале».

М.Захарова Мы, в принципе, с вами говорим больше, чем, в принципе, могло бы быть в эфире.

А.Венедиктов А я хочу, что бы вы с Алексеем Анатольевичем говорили.

М.Захарова Вот вы ему и расскажите.

А.Венедиктов Расскажем.

А.Нарышкин Мария Владимировна, вы с Венедиктовым постоянно говорите, а с Навальным уникальная возможность была, вы ее упускаете.

М.Захарова Я ее не упускаю. Упустил он ее. Во-первых, он не вышел на прямой разговор…

А.Нарышкин Он хочет.

М.Захарова Ну, послушайте, вы меня спрашиваете? Или тогда говорите сами.

А.Венедиктов Не-не-не, с нами это не пройдет. Он хочет. Мы вам говорим. Вы просто не видите, а мы же читаем сейчас. Вот перед нами компьютеры. Он хочет.

М.Захарова Я еще раз говорю: я в это уже не верю. Я не верю в то, что опять не будет обмана.

А.Венедиктов Здесь технически обмана не будет. Не будет модератора, не будет ограничения по темам. Какой обман, если это наша студия? Какой обман, если вы все на удаленке?

М.Захарова Тогда зачем вам кто-то?

А.Венедиктов В смысле? Это вы же его вызывали на дискуссию. Что значит, кто-то? Мы вам помогаем технически обоим.

М.Захарова Да. И он слился. И теперь…

А.Венедиктов Он не слился, он готов на ваши условия. Мария Владимировна, он готов на ваши условия. Такое ощущение, что Сергей Викторович вам запретил.

М.Захарова Нет, у вас какое-то предвзятое отношение ко мне…

А.Венедиктов К Сергею Викторовичу.

М.Захарова: Я, честно говоря, от этого мухлежа, вот правда, устала

М.Захарова Вы мне начали какие-то тоже говорить, что я слилась… Я всю ночь обсуждала все эти форматы и их условия, скажем так, на секундочку…

А.Венедиктов Мы сняли условия. Мария Владимировна, дорогая, нет больше условий, всё, застрелили мы эти условия.

М.Захарова Алексей Алексеевич, хорошо, вот мы с вами и поговорим. А эти люди пусть останутся в истории со своим постыдным сливом и махинациями.

А.Венедиктов Ладно. Пусть Нарышкин тогда свой второй бок предоставляет вам.

М.Захарова Спасибо вам большое.

А.Нарышкин Ну, что, я разочарован Мария Владимировна. Это была Мария Захарова в эфире «Эхо Москвы». Но все равно надежда умирает последней. Ждем дебатов между Навальным и Захаровой на любой площадке, в том числе, на площадке «Эха Москвы», лишь бы стороны договорились между собой.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире