'Вопросы к интервью
28 апреля 2020
Z Интервью Все выпуски

Свободный формат: Александр Дрозденко: коронавирус как ЧП областного масштаба.


Время выхода в эфир: 28 апреля 2020, 13:06

В. Дымарский Добрый день! У микрофона Виталий Дымарский и программа «Свободный формат». Рад представить вам сегодняшнего собеседника – Александра Дрозденко, губернатора Ленинградской области. Александр Юрьевич, спасибо, что приняли наше приглашение! Понимаю, что всё это сложно, но, надеюсь, вы согласитесь, что во всей этой борьбе с коронавирусом, заразой, информация – одна из главных преград.

А. Дрозденко Абсолютно согласен. Своевременная, открытая, честная информация – важная составляющая борьбы: чтобы не было домыслов, слухов. Правда, какая бы она ни была, лучше – и мне кажется, что на жителей она действует успокаивающее.

В. Дымарский Тогда можно от вас услышать правдивую информацию на сегодняшний день по Ленинградской области?

А. Дрозденко 743 человека заболело в Ленинградской области с начала инфекции, из них почти 100 человек уже выписалось – это неплохой показатель. Хоть по коронавируса карта Ленинградской области напоминает лоскутное одеяло: у нас наиболее сложная ситуация в приграничных районах (Мурино, Кудрово, Всеволожск), где больше всего заболевших. Понятно, это пригород – частое сообщение с Петербургом, малое количество людей соблюдает самоизоляцию. Также сложная ситуация в приграничном Выборгском районе: в Финляндии началась эпидемия чуть раньше, чем у нас. Кстати первые случаи заражения коронавирусом в Выборгском районе – это туристы, бизнесмены, которые до последнего дня пересекали границу. И третья точка напряжения – город Пикалево, известный моногород – там инфекция появилась через одного из больных, кто в силу лечения был в одном из больничных учреждений Санкт-Петербурга, приехал и инфекция пошла – сегодня уже 24 человека. Пикалево – первый город Ленинградской области, где мы вводим полные карантинные меры. Второй – поселок Первомайский, который будет теперь подчинятся всем правилам.

В. Дымарский Сколько смертей?

А. Дрозденко Пока нет подтвержденных через специальные процедуры погибших. Тут важно понимать, что мы, власти, работаем по протоколу: есть погибшие, у которых был коронавирус, но говорить о причинах – пока рано. Честно, ничего скрывать не будем.

В. Дымарский Напрашивающийся вопрос: те меры, которые принимает область, насколько согласовываются с городом. Ведь взаимопроникаемость большая и трудно что-то самостоятельно делать не вместе.

А. Дрозденко Большинство наших мер синхронизированы, и мы четко их согласуем. Последнее наше решение, которое мы огласим сегодня: мы решили продлить открытие навигации до 26 мая совместно с городом. Хотя должны были это сделать 12 мая. Второе – вы знаете, что мы принимаем зеркальные меры по самоизоляции, правилам поведения на улице, местах торговли. В городе запрещено посещение парком – мы ввели запрет на посещение лесов. Но наш запрет – сезонный, так происходит каждый май, чтобы предупредить пожары – сегодня мы приняли повышенного противопожарного периода в Ленинградской области на май, потому что у нас было уже несколько десятков пожаров, связанных с палом травы. Я даже благодарен городу за то, что они поддержали по порядку поездок на дачу и самоизоляции там гостей, горожан, потому что мы ожидаем большой выезд жителей Санкт-Петербурга к нам на майские праздники.

В. Дымарский А какие ограничения в связи с этим вводятся? Я слышал, что вы будете просто проводить санитарные процедуры 1 мая – и всё закроете.

А. Дрозденко Нет-нет, это слух, который вырос до медведя. У нас есть список населенных пунктов, где наиболее сложная эпидемиологическая ситуация (каждый день растет число инфицированных) … Тот же посёлок Первомайский находится на транзитной трассе и многие, кто приезжали на дачи, останавливались в нем, чтобы закупаться в магазинах. И именно в этих населенных пунктах, чтобы обезопасить и жителей Санкт-Петербурга, и не создавать толпу, с 18.00 30 апреля до 16.00 1 мая места торговли будут закрыты для подготовки точек по санитарным состояниям: мы прекрасно понимаем, что на узловых поселках будет нагрузка все майские праздники.

В. Дымарский Всё-таки меры, ограничивающие граждан в передвижении, изоляции точно такие же? И наказания за нарушения как в городе? Потому что есть проблема, на мой взгляд: люди не до кона понимают, за что и могут наказать, а за что нет. Разница между приказом и рекомендацией – до конца не разъяснена правовая сторона этого дела.

А. Дрозденко Сейчас объясню, как мы делаем в Ленинградской области. С первого дня, этот опят стали перенимать и другие субъекты, мы разделились самоизолирующихся на две группы. Первая – жесткий контроль и наказание (те, кто заболел и находятся на домашнем режиме; те, кто контактировал с заболевшими на карантине). У нас действует протокол, что, если кто-то в подъезде заражен коронавирусной инфекцией и он сидит на дому, или госпитализирован – и пока у всего подъезда не возьмут анализы и не подтвердиться, что нет больше заразившихся – жесткий карантин, за нарушение которого есть и административные штрафы, и уголовное преследование. Вы знаете, что пока мы наказываем небольшими штрафами, хотя они мне кажутся существенными: за нарушение карантина 3-7 тысяч, самоизоляции – разъяснительная работа. Действуем разумно, у нас есть патрули, а уже за злостное нарушение – штраф. Например, детские площадки сейчас закрыты, потому что невозможно, чтобы десяток ребятишек сейчас играли вместе – если мы это видим, мы ставим выговор, или штраф. Но если молодые люди проживают совместно, держатся за руку и гуляют у себя во дворе, на соседней улице – и они соблюдают дистанцию и никому не мешают, то я не вижу смысла в наказании. У нас был случай: группа молодых людей играли на площадке, чем подавали плохой пример – здесь ситуация штрафа. Мы пытаемся быть разумными.

В. Дымарский Ещё несколько вопросов по поводу врачей и медицинского персонала. Как это всё организовано? Увы, сейчас приходит информация из разных регионов о том, что врачи начали умирать от коронавируса – мы помним, сколько было в начале сообщений о недостаточной оснащенности масками, костюмами и т.д. Они попали в адскую ситуацию, но что сейчас? Хватает ли всего, даже просто чтобы обезопасить тех врачей, кто контактируют с больными? Справляются ли?

А. Дрозденко Мы, как и вся страна, на старте коронавирусной инфекции оказались в ситуации, когда не было необходимого запаса масок, респираторов, халатов, чтобы сразу обезопасить всех врачей, потому что это расходный материал, который должен всегда обновляться. Сейчас ситуация улучшилась. Мы разбили на задачи на группы. Первая – построить семь больниц в Ленинградской области и прежде всего их обеспечить самым необходимым.

В. Дымарский Уже построили?

А. Дрозденко Да, нам удалось эту проблему решить и теперь все врачи, которые работают с коронавирусными пациентами оснащены масками, костюмами – всем необходимым. У нас была проблема с защитным костюмами, их лимит был исчерпан, но завтра мы получаем помощь от Банка России – 8 тысяч комплектов по мировому стандарту. Второй этап – мы закрыли потребность по маскам во всех медицинских учреждениях (по 10 тысяч масок ежедневно). И перезакрылись перчатками – мы закупились, кажется, на два года вперед.

В. Дымарский Приедем к вам за перчатками.

А. Дрозденко И бахилами мы закупились и продолжаем всё докупать. Сейчас важно сохранять ритм покупок, доставок, передачи врачам всего оборудования.

В. Дымарский Меры социальной поддержки и бизнеса?

А. Дрозденко Давайте начнем с врачей: всем медицинским работникам (от врачей до тех, кто помогает на кухне) мы определили систему доплат в дополнение к федеральным. Врач получает доплату – среднюю заработную плату по региону. Мы выделили медицинским работникам по 2 000 на проездные билеты, если кто-то будет пользоваться общественным транспортом, хотя мы стараемся выделить отдельный транспорт. И мы договорились, что летнюю оздоровительную кампанию в первую очередь начнем для детей врачей. Дальше мы выработали меры поддержки тех, кто остался без дохода. Многодетные, малообеспеченные семьи, семьи социального риска – все получат по 3 000 на ребенка, вне зависимости от дохода, причем в отличии от других регионов, на всех детей до 18 лет, а не только до 3-5. Также в зоне риска те, кто получает социальную пенсию и те, кто страдают хроническими заболеваниями, потому что у них появляются дополнительные расходы на лекарства – им мы выплатили по 2 000 рублей. Для тех, кто потерял работу – мы приняли решение, первыми в стране, что будем выплачивать всем самозанятым, кто встал на учет, 7 000 рублей и 5 000 на ребёнка до 18 лет. Всем, кто потерял работу на 30 марта мы делаем, помимо федеральных выплат, 5 000 рублей человеку и 5 000 – ребенку до 18. Но мы понимаем, что есть лица, которые не могут встать на учет по безработице, потому что они ее не потеряли, а её временно нет (условно говоря, фитнес-залы, ИП кафе, рестораны) – мы сделали простой уведомительный принцип в Управлении социальной защиты. Если индивидуальный предприниматель, либо те, кто на него работают, те, кто работают на предприятиях, что остановились, дет справку, что они не подходят под разрешенные виды работ – мы выплачиваем по 7 000 рублей, и 5 000 на ребенка до 18. И мы пошли на то, что в школах и детских садах мы выдавали продуктовые пайки только тем, кто бесплатно питался, то сейчас мы убрали все принципы (в школе – возрастное ограничение, в саду – принцип бесплатного питания, теперь только по заявлению). Теперь это заявительный принцип. Принцип работы по доверию. Как и по звонку продлеваем социальные льготы. Этот пакет мер уже обошёлся нам под миллиард рублей, но деньги – не главное. Хорошо, что у нас был запас средств, который сейчас мы можем потратить. Про бизнес. Мы первые в России пошли: мы освободим весь бизнес, кто пострадал от арендной платы за государственное и муниципальное имущество. Мы принимаем решение о максимальном освобождении от единого вмененного налога, отсрочке по микрозаймам и кредитам, которые получали через Правительство Ленинградской области, лизинге. Это льготы, но льготы сегодня не работают, потому что чтобы ее получить надо работать, а такой возможности нет.

В. Дымарский Во время одного из своих обращений Путин сказал, что перекладывает решение многих вопросов на региональные власти. Наверное, это хорошо: в зависимости от местной обстановки, есть самостоятельность в принятии мер. Но вместе всем не переложила ли федеральная власть и непосильную финансовую ношу? Как вы справляется с этим?

А. Дрозденко Вопрос не праздный. С одной стороны, да, те социальные и экономические меры в Ленинградской области – они нетипичны. Но есть же типовые меры поддержки, типовые расходы, которые не зависят от региона – это медицинские расходы, покупка оборудования. И бюджет РФ помогает субъектам. Я это вижу по Ленинградской области: мы уже потратили на различные мероприятия более 3,5 миллиарда, из которых 1,25 миллиарда мы получили из бюджета – это тоже типовая помощь на решение медицинских проблем. А другие меры регион принимает в зависимости от средств. А в бизнесе и на федеральном уровне принимается целая серия мер по помощи – отсрочки по кредитам, налоговые каникулы, возможность компенсации. И мы выдвинули свои предложения, те, которые не звучали, что те же 12 000 на каждого работника стоит дать и индивидуальным предпринимателем, поддерживая не только крупный и средний бизнес. Даже тот же магазинчик с двумя продавцами и грузчиком тоже должен иметь право на помощь и компенсацию. Нас услышали и такие меры поддержки готовятся. Борьба ведется синхронно, пусть и из разных слоев бюджета. Хочу вам привести расстраивающий пример: человек, который имел по моим бумагам право на субсидии в 7000, и на двух детей, что вместе 17 000, но он не может получить ничего, потому что его работодатель не может дать справку, о том, что он временно не работает – он боится прокурора, а без этого его социальная защита не может обеспечить. И такого, к сожалению, много. Всем в индивидуальном порядке не поможешь.

В. Дымарский Александр Юрьевич, вот пришла информация: петербуржцам разрешили посещать дачи, но есть условия. Это то, о чем вы говорили?

А. Дрозденко Да. Мы совместно с Санкт-Петербургом приняли это решение, потому что город тоже заинтересован, чтобы на дачи люди здоровыми уехали и приехали здоровыми. Проехали транзитом. Уважаемые жители Санкт-Петербурга, учитывайте, пожалуйста ситуацию и продукты на два-три дня покупайте по месту постоянного жительства. Почему-то много людей в сети нас критикуют, будто мы лишаем свободы – нет, мы защищаем, ограничиваем пути передачи.

В. Дымарский Наверное, меня мои слушатели не поддержат, но я на вашей стороне, потому что много сограждане считают, что раз ест запрет, то его нужно обязательно обойти. Они иногда считают, что это делают не для их блага, а для запрета. Бывают разумные запреты.

А. Дрозденко Посмотрите на Петербург с Ленинградской областью и сравните с соседними регионами, где уже ставят кордоны. И уже доходит у них до того, что они хотят запретить въезд в регион петербуржцам – это ужас. У нас с городом принцип разумности, борясь, в первую очередь, с очагами эпидемии.

В. Дымарский Пропускной режим будет?

А. Дрозденко Нет, мы не планируем, потому что это привело только к очередям, к сокращению социальной дистанции – люди толпятся в метро, на автобусных остановках, выездах в города – это система не решает задачу. Надо действовать по врачебному принципу – «не навреди». Мы будем усиливать карантинный режим там, где будет рост заболеваний, но перекрывать трассы мы не будем. Любой житель Санкт-Петербурга имеет право сесть в автомобиль, электричку, автобус и доехать до своей дачи, изолируясь на свежем воздухе.

В. Дымарский Тогда задам вам последний вопрос, а потом, если останется время, вернемся к коронавирусу. Что с выборами? Готовитесь ли?

А. Дрозденко Пока единый день голосования 13 сентября и мой срок полномочий истекает 13 сентября. Выборы губернатора Ленинградской области состоятся. Насколько хватит времени для проведения любому кандидату полноценную избирательную программу, соблюсти все законные процедуры покажет время. Пока ничего не отменяется, и областная избирательная комиссия готовится.

В. Дымарский И вы тоже?

А. Дрозденко: И Я никто с меня ответственность за регион не снимал, и я понимаю, что в сложившейся ситуации необходимо участвовать в выборах – и буду. Давайте понимать, что любой губернатор, который работает на территории – это человек, который имеет двойной контракт: с жителями и с президентом, который его поддержал. И я буду ориентироваться на эти две стороны.

В. Дымарский Раз есть время, вернемся. По вашим секретным данным, когда вы ждете спада эпидемии?

А. Дрозденко Сложно говорить за все регионы. По Ленинградской области мы вышли на какое-то плато (от 20 до 40 зараженных), что нам позволяет контролировать процесс маршрутизации и госпитализации. Ведь в пик именно не хватает помощи: врачей, медикаментов, ИВЛ, карет скорой помощи. Пока есть плато – мы контролируем ситуации, и мы можем проводить мероприятия по локализации вспышек по карантинным мероприятиям. На начало июня мы должны выйти на ослабление карантинного режима, но буду осторожным в оценках.

В. Дымарский Да, будто от властей зависит поведение вируса. Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире