'Вопросы к интервью
24 апреля 2020
Z Интервью Все выпуски

Волшебная гора. Первые «культурные продукты» новой реальности


Время выхода в эфир: 24 апреля 2020, 13:07

Татьяна Троянская 13 часов 6 минут. В студии, у себя дома Татьяна Троянская, и также у себя дома Борис Павлович – режиссер спектакля «Алло». И говорить мы будем о первой культурной продукции, которая появилась в наших новых реалиях. Почему я говорю первая, когда кто-то скажет, что много артистов сейчас поют, читают стихи и прочее. Мне кажется то, что было, это культурной продукцией не назовешь. А Борис Павлович придумал спектакль, и, не выходя из дома, ты можешь посетить этот спектакль. И это не видео трансляция, которых сейчас очень много. А это реальный спектакль, один на одни, и называется он «Алло». Борис, я правильно понимаю, что идея витала не до коронавируса. А коронавирус тебя вдохновил на это?

Борис Павлович Тут слово «вдохновил» смешное. Вдохновил меня, скорее, Витя Мозговой, заместитель председателя Союза театральных деятелей, заместитель Калягина. Который мне позвонил и сказал: «Боря, столько актеров, столько театральных деятелей. Давай что-нибудь сделаем?» Тригером сработало то, что много актеров. Я обычно делаю камерный проект, а тут действительно огромное количество артистов сидит дома, жаждет работать, и есть возможность эту энергию как-то аккумулировать. И вот эта история про «много актеров дома», и с другой стороны моя любовь к ретро.

Проект «Квартира», который был, и дальше «Город разговоров» мы делали, это все разработка старомодных форматов. То, что мы сочиняем с нашим проектом «Разговоры» — это всегда история про что-то такое теплое, ламповое. И я вспомнил, что есть такой старый добрый способ преодолеть расстояние – поговорить по телефону. И это важно. Потому что картинка, вот мы с Таней видим сейчас друг друга, и собственно вот уже все налицо. А когда ты говоришь по телефону, ты же себе представляешь, особенно если говоришь с незнакомым человеком, у тебя начинает работать воображение. Мы назвали так жанр «Театр по телефону» — тут недвусмысленные отсылки к сервису, который ушел в прошлое, когда люди, желающие приключений, фантазировали себе собеседника. И то же самое театр.

Т. Троянская И ты придумал это. Но одно дело звонок по телефону, а у вас же еще есть… Почему я это рассказываю. Потому что я уже приняла участие в этом спектакле. Мне кажется, не корректно говорить, что я была в качестве зрителя, потому что, по сути, зритель становится участником этого представления вместе с актером.

Б. Павлович Да. Тут интересно, потому что драматург Элина Петрова, которая написала пьесу, которую нужно прочесть по ролям, почему Таня и говорит о соучастии. Здесь действительно, у каждого своя партитура. Зритель за 10 минут до начала получает текст, чтобы не было спойлеров, возможности все прочитать.

Т. Троянская Просьба не читать заранее.

Б. Павлович Да, потому что хочется использовать эффект неожиданности и открывания событий по ходу того, как они поступают. Но я бы все— таки оставлял определение зрителя, потому что современный театр знает, что можно человека, который пришел в театр, не только посадить в зал и выключить свет, но и предложить ему какую-то роль. В каком-то смысле слова «Алло» — это иммерсивный спектакль, в котором зрителю предлагается роль. Но здесь, Таня, интересно тебя послушать, мне кажется, что главное, что происходит с человеком, перед ним разворачивается история, которую он все— таки воспринимает. И сам уже принимает решение, насколько в ней поучаствовать. А то, что она его чувственно задевает, это хорошо в театре в любом виде.

Т. Троянская Но, естественно, картинка рисуется, а в тот момент, когда ты общаешься с человеком на той стороне провода, но, тем не менее, мы должны сказать, что пьеса дописана не до конца. Хотя там есть концовка. Но есть и некоторые реплики, которые ты можешь вольно фантазировать на заданную тему. И этот момент мне интересен. Он делает соучастником зрителя.

Б. Павлович В этом и отличите, почему, как Таня сказала, есть принципиальная разница с онлайн-трансляциями, в этом суть театра – ты соучастник. Мы знаем, что бывает театр без актеров, без театрального пространства. То есть театр может быть много без чего. Мы все формы на вкус попробовали. Театр не может быть без единственного – без непосредственного переживания зрителя. Без того, что зритель выступает тем, в чьей голове монтируется спектакль. А когда мы смотрим видео запись, зрительское участие перемещается в другую сферу. Он смотрит, как смотрит кино или читает новости. То есть он просто получает готовую, сформировавшуюся информацию.

Была очень интересная дискуссия на фестивале «Точка доступа», потому что этот спектакль входит в спонтанную программу «Точки доступа».И это как раз один из немногих театральных фестивалей, который не только показывает, но и инициирует создание спектаклей. В общем, «Точка доступа» сильно изменила ландшафт Петербурга, по— настоящему. Мне тоже было интересно, что происходит. И большая честь происходит на экране компьютера. И мне было интересно, что можно такого сделать, чтобы избежать этой опосредованности, чтобы придти к тому, что спектакль действительно происходит лично со зрителем и лично с актером. Чтобы эту привычную и любимую мной старомодную форму театра, когда театр это когда вот актеры, вот зрители, и между ними что-то происходит. Чтобы вот эту старомодную форму все— таки сохранить, не смотря на изоляцию.

Т. Троянская Мы не будем рассказывать, про что пьеса, чтобы был эффект неожиданности. Вдруг кто-то, кто нас слышит, потенциальный зритель. У каждого зрителя есть возможность созвониться с актером и обсудить спектакль.

Б. Павлович Я условно это называю – поклоны. Когда выходят уже не персонажи, а актеры. И здесь это такие поклоны по телефону.

Т. Троянская Я хочу рассказать о нашем общении с актрисой Аглаей, причем она находилась в Кирове. Это проект, где актеры могут находиться где угодно. Это тоже определенный плюс. Меня смутило, что в этой пьесе есть определенный конец. Учитывая, что у меня была определенная свобода общения с моей актрисой, концовка могла бы быть абсолютно иной. И вопрос к тебе и к драматургу. Тебя не смущает, что заканчивается эта пьеса именно так, и не допустить ли некоторую свободу, тогда конец может быть разным, неопределенным. И не это ли интересно?

Б. Павлович Мы с драматургом Элиной много думали, перекладывая много пазлов лего, складывая эту партитуру. И есть один очень важный фактор – история должна быть многократно воспроизводима, потому что у нас есть 15 актрис, 15 составов. И они, как это принято в театре, с выходным в понедельник, каждый день эту историю со зрителями разыгрывают. Если там будет много факторов неопределенности, то это будет просто физически и психически очень сложно делать. Если тебе не на что опереться, и ты каждый раз с нуля должен все воздвигать, то актеру быть открытым, свободным и выходить на прямой разговор, который и есть самое ценное.

Ты права, что это можно было сделать более экспериментальным, более опасным в хорошем смысле слова. Но тогда это сделать 5-6 раз. Нельзя же потребовать, чтобы спектакль «Король Лир» шел 30 дней, каждый день. Конечно, на Бродвее такая ситуация бывает. Но, во-первых, там это происходит сессионно, отыграли сессию, пошли отдыхать. А во-вторых, там все— таки не личностная прямая коммуникация. Они защищены известным концом, как ты сказала. Здесь именно устойчивость конструкции есть залог того, что ее можно будет много раз повторять, не теряя, не переходя на механистичность.

Т. Троянская Получается, река имеет свои берега, но течение может быть разным у реки?

Б. Павлович Да, есть люди, которые достаточно быстро посылают по боку сценарий, и начинается спонтанный момент. Есть люди, которые раздражаются. Мы делились впечатлениями, у нас каждый день сбор обратной связи, потому что я не могу, как режиссер, сесть на последний ряд или в рубку звукорежиссера, чтобы посмотреть. Я полностью отпустил на произвол актеров эту историю. Все один на один происходит, слушателей нет посторонних. И когда мы делимся обратной связью, там даже когда зритель раздражен, это оказывается частью этого художественного приключения, потому что это ситуация, которую мы разыгрываем, девушки, которая не туда попала. И в этом отношении даже если меня искренне бесит эта героиня, которая не туда попала, мы все равно эту ситуацию проигрываем. Все равно что-то случилось. Рутина сидения дома была взорвана приключением. И ни от кого мы не слышали. Что он пожалел, что в это вписался. Спектр реакций очень разный, но никто не жалеет. Потому что все равно это увлекательно.

Т. Троянская Ты очень правильно сказал в начале, что это ретро спектакль. Тем более название «Алло». Мы сейчас стали редко говорить «алло», чаще «да». Это немножко из прошлого.

Б. Павлович Мне так и хочется. Мы все понимаем, что сейчас из-за коронавируса мы находимся на пороге какого-то нового будущего. Причем, все пытаются гадать, что же это за будущее, что за дивный мир, в который мы войдем. И все замерли в ожидании этого нового будущего. Есть две стратегии. Есть люди, которые пытаются будущее спрогнозировать. А я предлагаю другую стратегию. Взглянуть на прошедшее. Взглянуть на сегодняшний момент. Ты сидишь в своей квартире. Не знаешь, что будет дальше взгляни на себя из «алло» -прошлого. И это все равно получается рефлексия здесь и сейчас, но из другого ракурса.

Т. Троянская Чисто технический момент, как это происходит? Люди приобретают билет?

Б. Павлович У нас есть сайт, который очень легко найти: alloteatr.ru. И там есть информация о спектакле и сеансы, как в кино. Ты выбираешь сеанс и покупаешь билет.

Т. Троянская Покупаешь билет, и даешь свой номер телефона, и в определенный момент раздается звонок, и начинается спектакль.

Б. Павлович Да, покупая билет, ты выбираешь время и знаешь, когда все случится.

Т. Троянская Сколько стоит билет на спектакль?

Б. Павлович 500 рублей.

Т. Троянская Мне кажется очень важный момент, когда только мы все удалились на самоизоляцию, возникло много бесплатных видео трансляций. Их было такое огромное количество, особенно в первую неделю. Эти бесконечные трансляции, песни, стихи, напоминающие самодеятельность, хотя профессиональные актеры. В какой-то момент от этого стало тошнить. Пока театральные деятели поняли, не лучше ли создавать нормальный продукт и продавать его за деньги. Все мы находимся на самоизоляции. Кто-то, конечно, лишился работы, а кто-то продолжает работать. И это очень важный момент, когда ты покупаешь, грубо говоря, культурный продукт за деньги.

Б. Павлович Но тут важная вещь, что ты все равно покупаешь не консервы, а записи спектаклей. Грубо говоря, суп кэмбл в банке.

Т. Троянская Кино тоже стоит денег.

Б. Павлович Да. Но все -таки кино ты покупаешь продукт, как он был задуман. Чем отличается кино от театра? Кино – это артефакт, это он и есть. Также как и музыка. То есть понятно, что есть концерт, а сеть запись альбома. Альбом самодостаточен, он так и придуман. Ты его купил, ты его и слушаешь таким, как он был задуман композитором или группой. И совсем другое – запись концерта.

Т. Троянская Так ты считаешь, что было создано не для просмотра должно…

Б. Павлович Конечно, ты, таким образом, знакомишься с тем, как оно есть. Конечно, огромная разница пойти в оперу и послушать оперу сидя в зале: вот голоса, вот оркестр. И это очень интересно с ними познакомиться. Но это совсем другое . Ты когда идешь в оперу платишь деньги за большой спектр всего. Вплоть до того, что сидеть в красивом зале под красивой люстрой. И новый возникающий контент в новой ситуации, ты покупаешь впечатления. Ты платишь деньги за то, что становишься участником объективного события, которое происходит в связи с тобой, для тебя. Естественно, наш проект не единственный. Уже появилось достаточное количество того, что адекватно ситуации. Новый продукт нового времени.

Т. Троянская Да. Это правда. И мы столкнулись с жуткой ситуацией, когда вообще возникла необходимость показывать спектакли. Оказывается, у нас профессионально спектакли не снимаются. Даже в МХТ – это в основном техническая съемка. Казалось бы, мы все в медиа, и нет спектаклей с нормальной записью. Это же тоже проблема. 21.15

Б. Павлович Безусловно, эта проблема есть, и я тоже со своими спектаклями оказался с ней лицом к лицу. Мне кажется, что проблема еще в неподвижности. Все были уверены, что все будет, как было, и будет продолжаться вечно. И я очень рад, что мы благодаря проекту «Разговоры», нам было легко включиться в эту коммуникативную ситуацию. И актрисы, как исполнители, легко включились в эту коммуникативную ситуацию «лицом к лицу», напрямую. Потому что большая часть актерского состава из нашего проекта «Разговоры», прошедшего через «Квартиру», через непосредственное общение, и они оказались готовы к такому необычному формату. Мне кажется, что дело даже не в том, что нет нормальной съемки спектакля, а дел в том, что нет опыта создания принципиально нового чего-то, чем просто срепетировать спектакль на сцене. Сейчас перед нами всеми стоит мощный челендж создавать что-то принципиально новое, по другому устроенное. Потому что карантин когда-то снимут, но мир не будет прежним.

Т. Троянская Мой любимый вопрос. После того, как случилось то, что случилось, многие режиссеры сказали: «Кошмар, моя жизнь погублена, планы все посыпались, как я буду жить, не знаю». А кто-то сказал: «Как меня достала эта стабильность. И эта нестабильность дарит мне вдохновение. Нас выбросило из матрицы, и мы теперь можем создать что-то неведомое и новое. Ты склонен к первому или ко второму?

Б. Павлович Мы еще не понимаем масштабов бедствия. Я последние несколько лет существую в режиме нестабильности, потому что год мы существуем без собственного помещения. Есть наш Фонд, Альма матер, который что-то сочиняет с людьми с аутизмом.

Т. Троянская Я про «Квартиру» скажу. Было реальное пространство, квартира на Мойке. Она просуществовала два сезона, и теперь она перешла в виртуальный мир. То есть по факту квартиры нет.

Б. Павлович Квартиры нет, но она не виртуальна, а вполне конкретные 10 человек с ментальными особенностями, студенты Центра «Антон тут рядом». Конкретные актеры и режиссеры, драматурги, менеджеры, художники, музыканты. Без помещения. Но это не виртуальность, не сетевой проект. Мы собирались до карантина в театральном музее, в Доме Радио. И для нас существование вне стабильности знакомо. И я не могу сказать, что что-то принципиально психологически изменилось. Но то, что резко сократятся ресурсы, я не могу сказать, что это хорошая новость. Фонд существует на деньги, которые аккумулируются из бизнеса. Где есть деньги, там есть и гранты. И понятно, что сейчас ситуация обрушения государственной экономики на всех уровнях, собирать эти средства будет гораздо сложнее. Плюс я же тоже езжу, ставлю спектакли. Мне же тоже интересно, как художнику рефлексировать происходящие процессы. Но я прекрасно понимаю, что я живу на гонорары, которые я за это получаю.

Т. Троянская Все сейчас в этой ситуации и возможно возникнут сейчас какие-то возможности. Не может быть совсем все плохо. Ведь из этих невозможностей мы все равно будем создавать какие-то возможности. У нас, к сожалению, уже заканчивается время. Спасибо, Боря. Во второй части «Волшебной Горы» мы поговорим еще об одном проекте, который возник в эпоху коронавируса. Борис Павлович, режиссер спектакля «Алло», был у нас на связи. Пока, Боря.

Б. Павлович Спасибо, Таня. Приходите на спектакль.

НОВОСТИ

Т. Троянская Добрый день всем, кто к нам только присоединился. Это программа «Волшебная Гора» мы продолжаем наш самоизоляционный эфир. Я, Татьяна Троянская, нахожусь дома. И также дома находится наша гостья, филолог, Евгения Алексеева, которая придумала и проводит фестиваль «Корона-драма». И мы сегодня говорим о культурной продукции новой реальности. Что такое «Корона-драма»? Евгения, добрый день.

Евгения Алексеева Добрый день, Татьяна. Я сразу поправлю, что идея была моя, но ко мне сразу очень активно подключились мои коллеги, драматурги из Петербурга и Москвы. И мы делаем это все вместе. Одна бы я не справилась с таким большим объемом работы и материала.

Т. Троянская Так что за фестиваль, расскажите.

Е. Алексеева Идея пришла в конце марта провести драматургический флэшмоб. Своими силами в соцсетях мы объявили конкурс мини пьес до 15 страниц объемом любого жанра, но на тему коронавируса, на актуальную тему самоизоляции, эпидемии, и всех эмоций, которые мы переживаем: потерянности, страха, тревоги и вообще самых разных. Дедлайн у нас был через 12 дней. 5 апреля мы закончили прием пьес. Нам прислали порядка 80 текстов, самых разных, на эту тему, которой были объединены тематически.

Т. Троянская И все эти тексты вы поместили на сайт или был отбор?

Е. Алексеева Все тексты мы выложили на наш сайт Корона-драма. Сом. Их все можно почитать. Мы специально их разместили по разным жанрам. Нам прислали тексты как известные драматурги такие как: Дмитрий Данилов, Ася Волошина, Евгений Ветер. Так же совершенно новые начинающие авторы. Много известных молодых драматургов из Петербурга, Москвы, Урала поучаствовало в нашем конкурсе. Интересно, что много текстов прислали из других стран: Белоруссия, Украина, также Польша, Италия. Люди активно включились. У нас не было ограничения по возрасту. Что тоже очень важно. Были очень молодые авторы и авторы, которые уже не могли прислать свои произведения на конкурсы, тоже могли у нас поучаствовать.

Т. Троянская Я знаю, что когда устраивают конкурсы пьес, иногда присылают такие пьесы, что стыдно читать. А вы объявили конкурс, и все присланные пьесы смело выложили на сайт. Или все-таки какой-то был отбор? Или все 80 пьес достойны прочтения?

Е. Алексеева Да. Они все достойны прочтения. Совершенно не грамотных текстов не было. Были тексты не по теме. У меня было впечатление, что они были написаны раньше. Мы их разместили отдельно. Все равно режиссеры, актеры и люди могут их читать. Может быть они найдут резонанс с этими текстами и они увидят, что они актуальны им в сложившейся ситуации. Все тексты выложены по жанрам. Но мы предложили режиссерам поучаствовать в нашем проекте. Это стало уже не столько драматический флэшмоб, сколько театральный онлайн фестиваль «Корона-драма». И мы предложили порядка 25 текстов. Такой у нас лонг-лист получился. Тексты, которые максимально соответствуют формату онлайн читки, которые можно представить в интернете, предъявить, снять роликом и выложить. Мы не стали говорить, что это лучшие тексты. Мы сказали, что это тексты максимально соответствующие этому формату. О формате, кстати, интересно поговорить отдельно. И режиссеры взяли эти тексты и вместе с актерами поработали. Можно будет увидеть завтра в социальной сети ВКонтакте.

Т. Троянская Расскажите, где можно увидеть, как найти эту страницу ВКонтакте, а потом мы перейдем к формату.

Е. Алексеева Социальная сеть ВКонтакте наш партнер. Они будут выложены на странице петербургского театра «Цех». И также одновременно они будут транслироваться на нашем сайте. Можно их будет увидеть там. В субботу, в 16 часов.

Т. Троянская Мы еще напомним начало трансляции в конце программы. Вы обратили внимание на формат, который вы выбрали для читок.

Е. Алексеева Да. Это очень интересный формат, который не столько мы выбирали, а выбирает время. Понимаете, мы все находимся в самоизоляции. Самоизолируются все по-разному. Кто-то живет в деревне, кто-то на даче, кто-то в городе в маленькой квартире. Поэтому по мере возможности мы предложили такой формат. Интересно, что это новый формат. Это не мы его придумали, но сейчас он стал наиболее актуальным. В интернете многие драматурги. Режиссеры представляют пьесы, тексты таким образом. Этот формат – что-то среднее между театральной поставкой, кино, интернет сериалом, радио театром. К нему нужно найти ключ. С ним надо по-другому работать. Это еще в процессе.

Т. Троянская Женя, вы можете объяснить, что это за формат. Потому что между сериалом, радио спектаклем, конкретнее, что это за формат.

Е. Алексеева Формат режиссерской читки популярен на всех драматургических фестивалях. Например, на Любимовке. Это позволяет представить текст, показать его структуру, характеры персонажей. А тут меняется ритм, невозможно смотреть длинные произведения. Совершенно другое.

Т. Троянская Я думаю, те, кто нас слышит сейчас, имеет возможность завтра узнать, что такое новый формат читок. Какие театры примут участие в этом фестивале завтра.

Е. Алексеева Завтра и в следующую субботу, 2 мая у нас, к сожалению, не все помещается в один эфир, а может и к счастью. У нас будет два основных эфира. На наш призыв откликнулись актеры театров: «Практика», «Док», «Электотеатр». В Петербурге: БДТ, «Цех», РАМТ, «Балтийский дом». Наверняка я что-нибудь забыла. Очень разные театральные коллективы.

Т. Троянская И получается, что режиссеры смотрели пьесы из предложенных 25 пьес и выбирали близкую себе по духу?

Е. Алексеева Да. Несколько раз было такое, что режиссеры хотели один текст, и нам приходилось выбирать, кому дать, или кто первый обратился. Выбор режиссер был всегда интересен.

Т. Троянская А получается, что были фавориты, пьесы, которые выбирали не один режиссер, а несколько хотели их ставить.

Е. Алексеева Да, да.

Т. Троянская У вас на сайте есть разграничения, и вы уже тоже об этом говорили, по жанрам. Есть комедия, как это ни странно, есть драма, и есть Док-пьесы. Что вы можете сказать по доку? Это реальные истории, которые наблюдали драматурги и просто их описали?

Е. Алексеева Да, две пьесы из документальных посвящены форуму. Это посты в интернете и реакция на них в виде комментариев. Есть одна очень интересная пьеса Юлии Пономаренко про знакомства в эпоху карантина. У нас необыкновенно интересные комедии представлены на сайте. Есть трэш комедии, бытовые, комедии абсурда. Это мой любимы жанр, и на мой субъективный взгляд, он очень отражает нашу реальность. Мы действительно не знаем, как относится ко всему происходящему. И комедия позволяет посмотреть на все под другим углом.

Т. Троянская Женя, скажите, общее впечатление от присланных пьес. Драматурги находятся в определенной панике или скорее коронавирус вдохновляет на творчество?

Е. Алексеева Я считаю, что во многом вдохновляет. Многие находятся в панике. Многие растеряны, многие пытаются переосмыслить. И творчество помогает привести свои мысли в порядок, принять свои чувства, посмотреть на эту ситуацию, навести порядок в душе. Все относятся по-разному, но в любом случае творчество благотворно влияет.

Т. Троянская Я правильно понимаю, что вход на онлайн фестиваль «Корона-драма» свободный? Завтра можно свободно посмотреть трансляцию?

Е. Алексеева Да. На странице театра «Цех» в социальной сети ВКонтакте и на нашем сайте.

Т. Троянская Я думаю, все, кто желает, зайдут. У нас же иногда писатели предвидят будущее и можно как раз проверить настроение и узнать, что нас ждет в ближайшем будущем. Спасибо большое. Евгения Алексеева, инициатор и один из организаторов фестиваля «Корона-драма» была у нас на связи. Спасибо большое и удачи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире