22 июня 2004
Z Интервью Все выпуски

Нападение боевиков на территорию Ингушетии, ситуация на Северном Кавказе


Время выхода в эфир: 22 июня 2004, 14:08

22 июня 2004 года
В прямом эфире радиостанции 'Эхо Москвы' — Василий Лихачев, член СФ РФ от республики Ингушетия.
Эфир ведет — Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА — Добрый день, у микрофона Ксения Ларина, я представляю нашего гостя, члена СФ России от республики Ингушетия Василий Николаевич Лихачев, добрый день, Василий Николаевич.
В. ЛИХАЧЕВ — Добрый день.
К. ЛАРИНА — Итак, напомним нашим слушателям, что ночью группа боевиков вторглась в Ингушетию, очень много погибших, много раненых, но еще есть информация о том, что якобы боевики захватили 20 заложников, об этом говорили и западные СМИ, на них ссылались и наши агентства, что вы знаете об этом?
В. ЛИХАЧЕВ — Прямой информации о захвате заложников нет, но судя по тому почерку, с которым была проведена операция со стороны боевиков, я думаю, об этом еще поговорим, потому что надо говорить не только о, собственно, как бы уголовной стороне этого дела, а мы имеем факт уголовно-правового деяния. Если обычными словами говорить, преступление, за которое соответствующие люди должны нести уголовную ответственность, то заложники могут быть, скажем так на сегодняшний час, на это время, могут быть, к большому-большому сожалению.
К. ЛАРИНА — Что вам вообще известно по последним сообщениям, поскольку мы располагаем данными, которые дают информационные агентства, может быть, у вас есть прямая связь с Ингушетией?
В. ЛИХАЧЕВ — С президентом Ингушетии Муратом Зязиковым мы поддерживаем прямой контакт примерно с 0 часов ночи, боевые действия начались в Назрани, в других точках республики Ингушетия где-то в пределах 23 часов вчерашнего дня. Президент сохранял, хочу особо подчеркнуть, спокойствие, не терял нити государственного управления, очень важно, что достаточно оперативно подключились силы федерального центра.
К. ЛАРИНА — Среди погибших очень много людей, которые занимали высшие посты в Ингушетии, тут и и.о. министра внутренних дел, и прокурор Назрани, прокурор Назрановского района, и следователи по особо важным делам, и 16 сотрудников МВД республики, и 5 сотрудников ФСБ, и 2 сотрудника прокуратуры, вот скажите мне пожалуйста, почему такие точечные удары нанесены были по конкретным людям? Значит, это заранее запланированная акция, не просто вторжение?
В. ЛИХАЧЕВ — Я думаю, что этот вопрос требует более детального объяснения. Судя по почерку, мы имеем с боевой операцией, агрессивной по своему содержанию, антигуманной, поскольку речь идет о мирных людях, речь идет вообще о территории миролюбивого государства, республики Ингушетия, которая выступала и, я думаю, будет в дальнейшем выступать за безусловно мирное урегулирование всех конфликтов, которые существуют в этом южном регионе РФ. Первоначальный анализ показывает, что боевики, во-первых, готовились. Готовились заранее, удары, которые наносили, действительно, были точечными, они знали, куда они шли, я бы сказал, и за кем шли, потому что одновременное нападение на пограничников, на силы МВД, прокуратуру заставляет нас думать и проводить аналогию с недавними событиями 99-го года, в частности, известного рейда, криминального рейда.
К. ЛАРИНА — В Дагестан?
В. ЛИХАЧЕВ — Да, в Кизляр, Басаева. Я хотел бы подчеркнуть, что сегодня, наверное, надо внимательно нам подумать и, прежде всего, лицам, которые несут ответственность, находясь при руководстве силовыми структурами РФ, что это неслучайное выступление. Речь, с моей точки зрения, идет о попытке перенести очаг напряженности с территории Чечни, особенно на фоне того, что в Чечне сегодня идет процесс конституционного урегулирования, решаются гуманитарные, экономические проблемы, как бы впрок, заранее на территорию, повторяю, миролюбивой Ингушетии. Такого рода подход нас, в частности, политиков и, конечно, силовиков, заставляет вынести вопрос об очень серьезном анализе происходящего, потому что последствия до конца мы еще не осознали на сегодняшний день, и думать о том, что делать завтра. И мне кажется, что проблема настолько серьезная, проблема настолько суммарная и состоит из нескольких составляющих, что она должна быть предметом ближайшего рассмотрения СБ РФ.
К. ЛАРИНА — Вину силовых структур вы здесь видите?
В. ЛИХАЧЕВ — Я могу сказать как политик, как человек, который очень тяжело переживает то, что происходит сегодня в Ингушетии и других регионах РФ, в так называемых проблемных точках, силовики по конституции, по закону несут ответственность. Это предполагает соответствующее поведение и с точки зрения приобретения и работы с агентурой, с точки зрения координации службы безопасности и, скажем, криминальной милиции, взаимодействия законодательной и исполнительной власти. Наверное, меня бы никто не понял, если бы я сказал, что вот в этом направлении, в этих векторах все проблемы решены, они существуют, они очень серьезные, поскольку власть сегодня отвечает и будет отвечать за безопасность людей, за обеспечение прав и свобод человека. Поэтому, наверное, проводить очень всесторонний, критический, я повторяю, анализ того, что мы сегодня имеем, и делать выводы. Может быть, даже организационного порядка.
К. ЛАРИНА — Мы все время вспоминаем о том, что неслучайно выбран день этой операции, сегодня 22 июня, и давайте вспомним тоже, в истории, и в том числе Великой отечественной войны, что когда фашисты напали на СССР, ведь об этом многие разведчики, в том числе и легендарный Рихард Зорге, предупреждали советское руководство, но они почему-то решили этому не поверить. Вот мы сегодня вспоминали и интервью, которое дал Масхадов радио 'Свобода', в котором он просто недвусмысленно говорил о том, что они начинают новую серию операций, новую тактику в этой войне будут выстраивать. Может быть, стоило прислушаться?
В. ЛИХАЧЕВ — Если говорить об аналогии, которой стремятся придерживаться боевики, их покровители, в том числе финансовые за рубежом, должен сказать, что эта аналогия как бы гнилая по своей сути, потому что сегодня они так спокойно говорят о возможной смерти десятков, сотен, тысяч людей, знаете, в их интерпретации, в их словах, человеческая жизнь ничего не стоит. И очень важно посмотреть на происходящее сегодня в Ингушетии с другой стороны. Что преследуют эти люди? Что, это просто акт криминальной агрессии, уголовно-правовое деяние? Нет, они не скрывают, что им нужна дестабилизация, им нужно смести президента Зязикова, всенародно избранного президента, человека, которого очень сильно, по-настоящему искренне, я бы сказал, поддерживает население Ингушетии. И не только ингуши, но те же чеченцы, их очень много осталось на территории республики несмотря на то, что в последнее время лагеря временно перемещенных лиц были закрыты, республика выдержала колоссальную гуманитарную нагрузку и преодолела ее, в том числе с помощью федерального центра. И когда идеология терроризма включает необходимость, не просто возможность, а необходимость смерти, физического убийства человека, конечно, тем самым они подписывают себе исторический приговор. Это идеология, которая должна быть не просто вне закона, это идеология, которая должна быть вне нашего цивилизованного общения.
К. ЛАРИНА — Вам известны какие-то имена и фамилии участников этой группы боевиков?
В. ЛИХАЧЕВ — Я могу сослаться только на мнение, которое высказал президент Ингушетии, что эти фамилии устанавливаются. И зная характер чеченского народа, зная вообще кавказский характер, я думаю, что эти люди не просто будут установлены, но и они понесут очень суровое наказание.
К. ЛАРИНА — Т.е. неизвестно пока, чья это группировка, кто руководил этой операцией? Можно только строить какие-то догадки?
В. ЛИХАЧЕВ — Пока неизвестно, разные версии. С одной стороны, можно считать, что это некая запланированная такого рода акция, идеологом которой является тот же Басаев. С другой стороны, я не исключаю, что, действительно, около Чечни, вот на фоне тех позитивных сдвигов, которые происходят в Чеченской республике, начинают появляться некие такие криминальные осколочки, которые будут претендовать на то, чтобы заявить о себе. В том числе и дав такого рода некий воинственный сигнал тем силам, тем политическим и финансовым кругам за рубежом, которые могли бы их финансировать.
К. ЛАРИНА — Давайте вспомним, что выборы назначены уже на конец августа в Чечне. Как вам кажется, не будут ли они отменены в связи со сложившейся ситуацией на Северном Кавказе и стоит ли это делать?
В. ЛИХАЧЕВ — Я глубоко уверен в том, что выборы надо проводить. Понимаете, когда сегодня мы на всю страну обсуждаем то, что произошло в Ингушетии, я бы не хотел, чтобы наш с вами разговор люди воспринимали таким образом, как некий словесный такой памятник этим действиям, что вот мы фиксируем — это произошло. Эти люди преследуют цель психологической атаки. Наверное, на кого-то это подействует, но большинство населения Ингушетии, Чечни, кабардино-балкарцы, осетины, резко отрицательно воспринимают эти факты и эти действия. Это не те народы, не те нации, которые могут сразу в одночасье поднять руки и сказать — мы принимаем силу этого диктата. Нет, поэтому политика федерального центра очень спокойная, последовательная, на перевод этой ситуации, в том числе и в Чечне, в русло мирных таких механизмов, безусловно, должна продолжаться. И я бы сказал, что со многими проблемами, с которыми сегодня столкнулся российский Кавказ, нельзя оставлять республики, области, края, которые образуют Южный федеральный округ, наедине с этими проблемами. Вот мы как-то здесь в центре, знаете, становимся жесткими, жестокими, мы уж забываем о том, что существует понятие 'чужая боль', 'чужая беда'. Вот эта чужая боль и чужая беда должны быть уже нашими по-настоящему, если мы хотим, чтобы и Россия была цивилизованной, чтобы Россию уважали, чтобы Россия действительно имела прекрасный исторический шанс двигаться вперед.
К. ЛАРИНА — Вот вы говорите о том, что выборы необходимо проводить, что паники быть не должно, и большинство населения в этом опасном на сегодняшний день, к сожалению, регионе считают так же, как и вы, но, тем не менее, люди должны чувствовать себя в безопасности. Они должны быть уверены, что их государство защитит.
В. ЛИХАЧЕВ — Да, безусловно, я под каждым вашим словом расписываюсь. Но один очень важный момент, чтобы провозгласить способность обеспечить безопасность, надо обладать соответствующим профессиональным уровнем. Я не хочу говорить, что у нас сегодня силовые структуры как бы потеряли свой потенциал, организационность потеряли, мобильность, нет достаточной нормативной базы для их деятельности. Предпосылки все есть, ресурсы есть. Я думаю, что вот такого рода события заставляют сотрудников силовых структур и не только силовых структур, но и политиков, внимательно посмотреть на то, как мы формируем единство, общественное единство РФ. Здесь крайне важно посмотреть на то, что сделаем мы завтра. Потому что я уверен, поработав длительное время в Европе, представляя РФ в европейском сообществе, что сегодня и на Западе есть силы, которые смотрят, а как поведет себя президент Путин, какие шаги предложит премьер Фрадков, что будет говорить председатель ФСБ, директор ФСБ Патрушев, министр МВД Нургалиев и т.д. Понимаете, сегодня, оказывается, мы, решая практические вопросы по защите и безопасности конкретного человека, в то же время должны думать о безопасности конкретного региона.
К. ЛАРИНА — Раз вы сами вспомнили про международное сообщество, давайте напомним нашим слушателям, что сейчас проходит очередная сессия, да, в Страсбурге, как раз когда наша делегация там находится, все это и произошло. И сегодня наша делегация уже обратилась к руководству ПАСЕ с требованием все-таки обратить внимание на то, что происходит, в данном случае, в Ингушетии и в Чечне. Вот как вам кажется, международные организации какую могут оказать посильную помощь нашей стране в разрешении этого конфликта?
В. ЛИХАЧЕВ — Международные организации, особенно те, которые занимаются гуманитарной помощью, очень активно работали и в Ингушетии. Я могу назвать соответствующие подразделения ООН, Совета Европы, ЕС, неправительственные организации. Помощь их существенна. Но очень важно при этом другое отметить, что главную нагрузку должны нести российские структуры, вот такой момент существует, когда появляется вдруг желание переложить все на плечи наших как бы зарубежных коллег. Это с одной стороны. С другой, международные структуры, о которых вы говорите, сегодня, с моей точки зрения, должны как бы возглавить самый настоящий, общеевропейский, общемировой марш за соблюдение 12 международных антитеррористических конвенций, которые были приняты в последнее время в рамках ООН.
К. ЛАРИНА — Т.е. дать политическую оценку этим событиям?
В. ЛИХАЧЕВ — Дать политическую оценку, посмотреть на эффективность действующих механизмов, почему все-таки при огромном количестве слов, которые произносятся в поддержку антитеррористической коалиции, все-таки это сотрудничество не является достаточно эффективным. Не хватает информации, не хватает ресурсов. В конце концов, надо уже очень четко, даже я бы сказал, жестко сказать руководителям и восьмерки, руководителям ЕС, других международных структур, что, действительно, если не будет полноценного сотрудничества с РФ, не будет успеха в общей борьбе с международным терроризмом.
К. ЛАРИНА — Здесь поступают вопросы к вам, Василий Николаевич, сколько километров от границы, откуда пришли бандиты до г. Назрань, спрашивает Геннадий?
В. ЛИХАЧЕВ — Если считать, что они пришли с территории Чечни, хотя есть информация, что отдельные представители этой группировки бандитской шли и через Северную Осетию, может быть, и через другие регионы, то путь совсем, очень короткий. Путь короткий, буквально несколько километров, но этот вопрос, позвольте еще несколько слов сказать, заставляет вот какую тему поднять, ведь территория Ингушетии имеет где-то 80-километровую государственную границу с Грузией. Мы должны думать, что ингушский сюжет сегодня как бы накладывается на ряд других проблемных ситуаций.
К. ЛАРИНА — Это связано с Осетией, да.
В. ЛИХАЧЕВ — Это связано с Осетией, безусловно, это связано с тем, что происходит, к сожалению, к большому сожалению, консервация внутри российских, три региональных проблемных таких ситуации, я имею в виду ликвидацию последствий осетино-ингушского конфликта, поэтому мы имеем достаточно сложную проблему, которая обладает несколькими аспектами. И естественно, механизм ее решения должен быть весьма разнообразным, включая и политические меры, и экономические, и, безусловно, гуманитарные.
К. ЛАРИНА — А нужно с президентом Грузии каким-то образом сотрудничать и вести переговоры по поводу разрешения этой ситуации?
В. ЛИХАЧЕВ — Грузия — суверенное государство, и я полагаю, что в рамках цивилизованного обращения, в рамках современного международного права, этот диалог и эти контакты обязательны и необходимы.
К. ЛАРИНА — Вопрос от Ларисы Николаевны, что делают сотрудники ФСБ и МВД, почему не предотвращают подобные деяния? Почему не охраняются склады с оружием?
В. ЛИХАЧЕВ — Мы с вами частично уже ответили на этот вопрос, что готовность должна носить, я не ошибусь, даже не просто 100%, а 200% такой состав, потому что Чечня, все, что связано, то, что все примыкает к этому региону, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Осетия, это такая ситуация, которая несмотря на очень активные и серьезные меры всегда в состоянии дать вспышку. И вот очень важно силовым структурам, в том числе и сотрудникам ФСБ, МВД, прокуратуры, судебных органов постоянно в такой политической профессиональной готовности находиться. Конечно, кто-то скажет, справедливо нас с вами может обвинить, что вы говорите общеизвестные вещи, но это действительно так. Должна быть постоянная готовность на выполнение своего профессионального долга. Я не хочу вникать в механику работы спецслужб, заходить, это сфера, что называется, которая требует спокойного вдумчивого отношения и анализа, но мне кажется, что наши силовые структуры, в том числе и по линии ФСБ, и МВД, обладают должной подготовкой, обладают должным ресурсом. Очень важно правильно, контактно, конкретно этот ресурс применить.
К. ЛАРИНА — Значит ли это, что война продолжается, что это уже не просто акция, бандитская вылазка, а продолжение полномасштабной войны в регионе?
В. ЛИХАЧЕВ — Я могу говорить, что для истории современной как бы Ингушетии эта ситуация носит чрезвычайный характер как по количеству людей, которые напали, по методике их действий, о которых мы с вами говорили, и, конечно, по последствиям. И сегодня крайне важно, чтобы люди не замкнулись, чтобы люди не ушли от поддержки и президента Зязикова, и президента Путина, чтобы люди, наоборот, имели возможность объединиться и сказать, произнести те слова, которые произносили десятки лет назад, они не пройдут.
К. ЛАРИНА — Но сказать-то не сделать, войска нужно вводить, увеличивать военное присутствие в регионе со стороны федеральных силовых структур?
В. ЛИХАЧЕВ — Знаете, концепция решения конфликта в регионах Северного Кавказа исходит из того, что каждая силовая структура выполняет свою функцию. Воинские подразделения, в частности, 503-й полк, находятся в Назрани. Есть и другие структуры, в частности, внутренние войска. Если четко распределить обязанности между ними, обеспечить координацию и, как это ни прискорбно, может быть, звучит, заниматься своего рода прогнозированием, мониторингом этой ситуации, то ее можно урегулировать.
К. ЛАРИНА — Каким образом?
В. ЛИХАЧЕВ — Разные пути, есть и политические решения, есть и, собственно, методика, которая касается деятельности силовых структур, но после этой чеченской истории, истории сегодняшнего дня, очевидно, что многие, я так понимаю, как непрофессионал, требуют серьезного пересмотра, в том числе и усиления работы по агентурной линии.
К. ЛАРИНА — Если у них, действительно, есть заложники, 20 человек, такую цифру называют, ситуация пока еще далека от разрешения?
В. ЛИХАЧЕВ — Ситуация, действительно, не близка для разрешения, но, может быть, еще один очень важный момент, который мы с вами могли бы отметить. Проблемы обеспечения стабильности в этом регионе Северного Кавказа надо проходить с учетом того, что все проблемы здесь взаимосвязаны. Политические с экономическими, силовые, скажем, с морально-нравственными и т.д. Нам нельзя решать проблемы, скажем, только в чистом виде Чечни, потому что возникает вопрос с беженцами, они охватывают Ингушетию. Проблемы гуманитарной помощи, они переносятся на Кабардино-Балкарию, на Осетию, на Ставропольский край и т.д. Поэтому, очевидно, федеральный центр должен даже в политических и социально-экономических решениях исповедовать принцип комплексности.
К. ЛАРИНА — Вы поедете в Ингушетию в ближайшие дни?
В. ЛИХАЧЕВ — Нас, членов СФ от Ингушетии, два человека, Иса Костоев, он уже находится в полете, мы как бы распределили обязанности, я вот занимаюсь той работой, которая касается взаимодействия с федеральными органами власти.
К. ЛАРИНА — Ну что же, спасибо большое. Напомню, это Василий Лихачев, член СФ России от республики Ингушетия. Благодарю вас за визит.
В. ЛИХАЧЕВ — Вам спасибо за приглашение.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире