'Вопросы к интервью

А. Петровская 13 часов и 7 минут на часах в студии «Эха». У микрофона Александра Петровская. Это программа «Чаадаев», наш совместный проект с Европейским университетом в Петербурге. Я приветствую гостей в студии. Олег Паченков, руководитель проектов Центра гуманистической урбанистики UP Европейского университета в Санкт-Петербурге и Федор Веселов, аспирант факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге и координатор городского семинара по антропологии города.

Средства связи для ваших сообщений +7 953 291 58 00, а также Ютуб-трансляция на канале «Эхо Москвы в Спб», нас можно видеть, слышать и задавать вопросы. Говорить мы сегодня будем об актуальной городской теме каким будет парк Тучков Буян, и будет ли он вообще, как сказал до начала программы Олег. И о тех концепциях и различных спорах о том, каким должен быть парк. В первую очередь они идут среди профессионалов, архитекторов и экспертов, в том числе и о том, как его видят жители города и какую рольо они играют в формировании концепции столь долгожданного городского парка.

Ждали-ждали парк, что только о нем не говорили и что только не планировалось на этом месте, и наконец в прошлом году стало известно, что Судебного квартала там не будет. Президент поддерживает идею губернатора. Услышали наконец! И там будет парк. В материале, который вы прислали к сегодняшнему разговору написано: «Теперь главное – эту возможность не упустить». А почему есть такие опасения? Что имеется ввиду?

О. Паченков Путь между решением о создании парка или чего-то ни было и перерезанием ленточки очень длинный. Там много этапов и на каждом этапе поджидают неожиданности, связанные с принятием решений. И прежде всего финансовые. Опасность в том, что сейчас эта земля федеральная и разработка концепции ведется за федеральные средства, но дальше не понятно, кто будет делать проект по результатам концепции.

А. Петровская Как не понятно? А результаты конкурса? Кто победит…

О. Паченков Нет, победит какая-то концепция, а дальше кто-то на основе этой концепции будет проектировать. А сейчас еще не проектируют.

А. Петровская Но наверное под авторским надзором тех, кто представил концепцию?

О. Паченков Да, под авторским надзором, но если концепцию создадут какие-то архитекторы из США, не имеющие даже офиса в Москве, то осуществлять авторский надзор будет сложнее. Проектировщики в первую очередь обязаны прислушиваться к внутренним регулирующим требованиям, а не к зарубежному авторскому надзору. Пока все подвешено в воздухе. Последняя фраза для президента, что «для Петербурга не жалко» обнадеживает. Сумма в шесть миллиардов, которая включена в техническое задание как ориентировочная стоимость реализации, я не могу оценить… Но это 1% петербургского бюджета, если я не путаю. Казалось бы – немного, но с другой стороны за такие деньги в Петербурге реализуются чуть ли не все общественные пространства, которые есть в городе.

А. Петровская А где они? Кто эти пространства делает?

О. Паченков Благоустройство. А общественных пространств нет, в том-то и дело.

А. Петровская Мы начали с негатива, потому что веры, что все сложится, пока у нас нет, но пока… Начинается то все хорошо! Да?

О. Паченков Да, хорошо. И это прецедент для Петербурга, так хорошо еще не было в плане подготовки.

А. Петровская Давайте конкретизируем, что хорошо начинается. Международный конкурс в разгаре, завершился первый этап отбора и подачи заявок, 229 заявок было принято из 50 с лишним стран мира. Если не ошибаюсь, 8 проектов с разной географией было отобрано. Кстати, там есть и Петербургский проект. Или два.

О. Паченков Три петербургские студии.

А. Петровская Разная география, но есть и местные. И на этом этапе, который организовывала московская «Стрелка», все прошло гладко. Вопросов и к техническому заданию, и к организации «Стрелки» было много, хотя бы вспомним открытое письмо Льва Лурье, архитектурного критика Марии Элькиной о том, что то, что мы видим в этом задании, в том как оно сформулировано, и в том как мы видим как это организовано и как эти заявки идут, и что там нет ничего сверхъестественного и впечатляющего.

О. Паченков Может быть там нет сверхъестественного с точки зрения идеала. Да, техническое задание не идеальное, но это первое техническое задание в Петербурге на проектирование общественного пространства. Все, что мы имели до сих пор, это было техническим заданием на благоустройство. Принципиальное отличие в том, что в техническом задании на общественное пространство, присутствуют две вещи, которых благоустройство не предполагает. Или предполагает, по случайному остаточному принципу. Во-первых, это сценарий использования с детальнейшим пониманием и количества посетителей, и типологии посетителей, и того, что каждый из этих типов посетителей в какой время суток, недели и года, будет там делать. И это – часть технического задания, которая выдана архитекторам.

Второе, в задании на благоустройство не бывают заложены никакие ценности, о них там речи не идет. Это технический документ. Там есть размеры, инженерия, ландшафт и мафы, малые архитектурные формы. Всё. А в этом документе все начинается с ценностей. И подготовительная работа, которая шла на протяжении нескольких месяцев в значительной степени была потрачена на формулирование этих двух элементов, которые этот документ очень сильно украшают. И петербуржцы все это увидели в открытом доступе, это висит на сайте проекта, как может быть не в идеале, но приближенно к нему, должны выглядеть ТЗ на проектирование общественного пространства.

А. Петровская Боюсь, что до технического задания дошли не многие из рядовых петербуржцев и поэтому нам придется сделать его сжатый пересказ. Какие ценности там заложены, и какое программирование там идет? Кто, когда и что там будут собираться делать? А потом мы детально пройдем по основным вопросам, должно ли это пространство быть для массовых гуляний и отдыха или это должна быть рекреационная зеленая зона? Что заложено в техническом задании в отношении планирования парка и ценностей?

Ф. Веселов В основе технического задания исследования и работа с жителями. Антропологическое исследование мы провели с Олегом, с Михаилом Лурье, с Михаилом Алексиевским, мы опросили… Мы провели глубинное интервью с жителями и с экспертами. Мы, в том числе и Олег, мы занимались вовлечением жителей, что тоже легло в основу технического задания. Это важнейшее дополнение к проектированию общественного пространства. А не просто благосустройства.

А. Петровская Так какими ценностями мы будем там дышать?

Ф. Веселов Мы поняли из наших исследований вовлечения, есть несколько важных консенсусов и напряжений. Жители, потенциальные посетители хотят видеть парк зеленым. Это их основное и главное желание.

А. Петровская Фиолетовых парков и не бывает.

Ф. Веселов Но бывают серые и коричневые, из бетона. Общественное пространство бывает разным. А здесь хочется как можно больше зелени. И как можно более высокой и пышной.

А. Петровская Парк классический.

О. Паченков Не только газоны.

Ф. Веселов Да, не только газоны, но и деревья и кусты.

А. Петровская Мне кажется, что сейчас это камешек полетел в Парк 300-летия?

О. Паченков В том числе, да.

Ф. Веселов Может быть и так, хотя мы его не кидали. Это первое и самое важное. Кто-то говорил о «зеленом оазисе на раскаленной сковороде Петроградки». Были и такие цитаты в интервью, которые мы брали. Метафора примерно такая, что это должен быть такой, может быть тихий, и об этом тоже можно будет поговорить, но точно зеленый, тенистый парк в центре города.

О. Паченков Без сооружений, и даже с минимумом, что казалось бы даже удивительным для петербуржцев, культуры. И даже, не побоюсь этого, Михаил Борисович Пиотровский в интервью сказал, что музей туда – не нужно! Музеев вокруг много.

А. Петровская Театр же есть, зачем музей!

Ф. Веселов Театр именно поэтому может вызывать сложные реакции, потому что это большая постройка в том месте, где жители хотели бы видеть минимум бетона, минимум конструкций и больше зелени.

А. Петровская Мне больше всего нравится, что вы сейчас рассказываете про определенный парк, который будет разбит там, где сейчас практически все залито бетоном!

О. Паченков Это вообще не проблема, очень много обсуждалось на экспертных сессиях. Это обсуждалось а встречах экспертного совета конкурса, в который я вхожу. Эксперты инженеры, экологи и ландшафтные архитекторы, и российские и зарубежные, и для всех очевидно, что это никакое не препятствие. Этот вопрос задавали на презентации команд-победителей, которая проходила в амфитеатре Ленполиграфмаша уже после отбора. Этот вопрос задавали из зала, и участники конкурса ответили: «Ребята, мы плохо себе представляете, что нам приходилось проектировать в мире. Вы думаете, что в других местах, кроме вашего прекрасного города нам дают идеальную площадку? И мы на ней творим. Ничего подобного! Мы проектируем в портах, в бывших индустриальных заводах, где все в бетоне. И это – совершенно обычная ситуация, ничем не примечательная, с точки зрения возможных инженерных и ландшафтных решений».

А. Петровская Именно для парков? Я просо уточняю, для зеленого парка?

О. Паченков Да, все это закрывается сверху зеленью. Как предельный вариант – засыпать все это и сверху делать парк. Можно наоборот, использовать это как…

А. Петровская А не помешает это высоким деревьям? А корневая система?

О. Паченков Не помешает. И про это речь шла. В техническом задании есть очень четкие характеристики, которые показывают, где и какой величины нагрузка. Не факт, что это можно делать над паркингом, но над другой частью – можно. Там предполагалось строить дома и нагрузка может быть очень большая. Толщина дерна, который может быть размещен сверху, только он регулирует высоту деревьев. Например, голландские ландшафтники говорили, что есть куча технологий, которые позволяют выращивать высокие деревья на очень небольшом слое дерна. Скоро середина XXI века, все эти технологии существуют, и если они тут у нас не известны, то это не значит, что их нет.

А. Петровская Если мы переходим к следующей дихотомии, современность и историческая обусловленность, то нужно ли все засыпать и засадить деревьями, даже если технически это возможно? Или правильнее, чтобы это место воспроизводило свое историческое значение? Когда мы обсуждали конкурс, до того как он был объявлен, с архитектором Яной Голубевой, она говорила, что если пофантазировать, то это может быть даже такой болотистый парк, с отсылкой к местности, к истории. Но хорошо, вы меня убедили. Засыплем и засадим. Но надо ли? Тогда уходит историческое.

Ф. Веселов На основании пожеланий жителей и их реакции на это место, то первое, что возникает, когда говоришь «Тучков буян» или «Ватный остров» — пустое место, синий бесконечный забор, который там стоит уже лет 15, и именно с этим у людей ассоциируется это место. Одна из экскурсий историка архитектуры Вадима Басса называется «Тучков буян – слепое пятно Петербурга». Само по себе это место в восприятии жителей не несет глубоких и важных исторических значений. Их можно находить, если этим заняться отдельно. Другое дело, что все, что окружает это место, и стрелка Васильевского острова и Петропавловская крепость, и самый центр города, — это важно с точки зрения истории и для жителей. И важно этот новый парк туда вписать так, чтобы не нарушить той историчности, которая сложилась вокруг парка. Не то, что там внутри…

А. Петровская А общего контекста.

О. Паченков Мы про это говорили на встрече с победителями на экспертном совете, что вывод, который мы сделали при общении с жителями, что один из вызовов для проектировщиков – спроектировать этот парк не внутри, а спроектировать его наружу. Самое важное – как он будет смотреться в контексте окружающих его территорий, а не что будет в нем самом внутри. Скорее это даст проблемы инженерного ландшафта. А концепутально и эстетически важно вписать его в окружение. И отвечая на ваш вопрос о роли здесь зелени, интересно, что вдруг петербуржцы продемонстрировали градостроительное мышление. Они мыслили не этим участком, а мыслили его в контексте того, что его окружает – Васильевского острова, с другой стороны – Петроградки в сторону Петропавловской крепости, Эрмитажа. И всем стало понятно может быть интуитивно, что там есть, есть фантастическая архитектура и культура, которой все насыщено, там есть и музеи, и вода, она великолепна, там есть мосты…

А. Петровская Там есть неудавшаяся набережная!

О. Паченков Да, и может быть еще будущая! Но там нет двух вещей. Там нет сквозного променада на набережной, который позволял бы долго там гулять и там нет зеленого цвета. А все остальное там уже есть. Культура, красота, архитектура, вода – есть. Зелени нет. Поэтому если ее туда дать…

А. Петровская Олег, и не только там. У нас вообще в городе с зеленью туговать.

О. Паченков Тем более, что везде. Но конкретно, в этом месте. Это тот элемент, которого не хватало.

А. Петровская Давайте поговорим про ценности! И про разломы, которые вы выявили в результате глубинных интервью, как метода выявления отношения жителей к застойке этой территории.

Ф. Веселов Следующее важное напряжение, это между тихим спокойным парком и парком с культурным насыщением. Если не музеем, то…

А. Петровская Масленицу будем там проводить или гулять?

Ф. Веселов Масленицы и аттракционы — это, наверное, нонсенс. Этого не должно быть в этом парке. Это всеми поддерживается. А вот другое, культурное насыщение парка, чтобы он был не просто погулять, в этом есть некоторое напряжение. Часть жителей, нам кажется, что в основном это те, кто живет на Петроградке, говорил, что это должно быть место, куда заходишь чтобы «душа успокоилась» или чтобы это была такая «тихая пауза», частью которой должен быть этот парк. Другая точка зрения, в основном она принадлежит тем, кто живет дальше от центра, что туда нужно приезжать, чтобы там чем-то заняться, что ты туда приезжаешь не просто погулять вечером после работы, а чтобы приехать на выходные с семьей, с детьми… Детям тоже всякие активности очень нужны.

А. Петровская И как разрешить этот консенсус? Параллельно возникают ассоциации, когда только заговорили о Тучковом буяне, сразу сразу стали сравнивать возможный парк с московским Зарядьем и с Новой Голландией. В Петербурге и сравнить-то в общем и не с чем. А про Зарядье стали говорить, что «нам только не как в Зарядье!» Даже если президент Владимир Путин сказал, что «Наш парк будет лучше, чем Зарядье!» В попытке из сравнить, в концепции, которую вы рисуете по итогу обсуждения глубинных интервью с жителями. Зарядье, вписывается в этот концепт или нет?

Ф. Веселов Можно сказать точно – не вписывается. Из того, что есть в Зарядье – большое количество людей. Объект массового туризма – это не история про новый парк в Петербурге, этого категорически никто не хочет. Это то, что негативно всплывает о Зарядье в наших разговорах с жителями.

А. Петровская И бюджет разный, который был потрачен. Это тоже всплывает сразу.

О. Паченков У нас сразу заложен бюджет поменьше. Много говорили и про «вау-объект» — про мост, который является одним из аттракторов Зарядья, на который идет огромное количество людей и стоят очереди. Именно по причине того, что Петербуржцы не хотят, чтобы это было местом туристического притяжения, они говорят, что давайте обойдемся без этого «вау», зачем? Это место само по себе «вау». И не нужно на нем еще чего-то создавать.

А. Петровская С чем можно сравнить парк, который хотят жители? И вы сейчас это понимаете и видите.

Ф. Веселов Вы перечисли парки, с которыми сравнивается новый парк. Вопрос как сравнивается! На Зарядье смотрят как на «пожалуйста, не его!», имею ввиду огромное количество людей и одновременно в том же интервью с тем же человеком, может быть и фраза, «чтобы как в Зарядье – современно!» Хотят чего-то нового, необычного.

А. Петровская Не просто ЦПКО!

Ф. Веселов И это как раз напряжение между классическим, историческим контекстом и чем-то современным – «глоток свежего воздуха для жителей», которые в этой историчности живут и постепенно в ней утопают. Кому-то хочется, чтобы это было более современно и чтобы там было что-то новое.

А. Петровская Продолжим рисовать картинку нового парка по итогам глубинных интервью с жителями. От нашего слушателя пришел вопрос на смс-портал. Почему парковка? Это парк для автомобилистов? Вы сказали, что над парковкой – это невозможно, и надо объяснить…

О. Паченков Она подземная. И она уже построена.

А. Петровская Это не потому, что парк, и нам придется с ней жить, с этой парковкой. Может быть это даже и будет удобно.

О. Паченков Если организовать к ней правильный подъезд и выезд. Там 540 автомобильных мест.

А. Петровская Это вызывает вопросы, будет ли это удобно, особенно с учетом большого количества парковочных мест.

О. Паченков Но автомобили будут не на поверхности земли! И это плюс.

А. Петровская В концепции исключения автомобилей из центральных частей города, то здесь эта концепция явно рушится. Но может быть что-нибудь еще придумают. Сейчас мы прервемся на московские новости.

НОВОСТИ

А. Петровская: 1334. Мы продолжаем. Это программа «Чаадаев». Наш совместный проект с Европейским университетом в Петербурге. Говорим мы сегодня о парке Тучков Буян в контексте современных представлений о городской среде, а также о разных инструментах, которые используются для того, чтобы узнать мнение жителей, каким должен быть парк. Мы продолжим фантазировать на этот счет, но сейчас у нас регулярная и постоянная наша рубрика «Контора пишет», где мы рассказываем о новинках издательства Европейского университета.

«Контора Пишет» Для одних стадион – это Мекка. Для других – источник шума и причина пробок. Кому-то на стадион не жалко никаких денег – ни своих, ни общественных. А кто-то считает, что сначала надо отремонтировать больницы и школы. Вокруг стадионов сегодня кипят страсти и ломаются копья самого разного рода. Выпускник факультета истории искусств Европейского университета в Санкт-Петербурге, знаток спортивной архитектуры Дмитрий Козлов стал выше гнева и страстей и посмотрел на историю Ленинградских стадионов с высоты птичьего полета, а вернее – с воды, ведь, оказывается, в Ленинграде стадионы любили и умели строить на островах. Советская власть не жалела денег на спорт, а значит и на стадионы.

В Ленинграде строились стадионы заводские и ведомственные, клубные и парковые, конструктивистские и классицистические. У каждого из них был свой заказчик, свое стилистическое решение, своя версия идеологической повестки. Функционализм конструктивистских стадионов, имперские подтексты в архитектуре классицизма, футуристическая утопия «Зенит Арены». Стадионы – это не только про спорт. У кого был стадион богаче? У НКВД или у Ленинградского металлического завода? Как архитектор-авангардист Александр Никольский, спроектировавший четыре стадиона только в Ленинграде, колебался вместе с линией партии? Что нам делать сегодня с опустевшими памятниками советского спортивного строительства?

Ответы на эти вопросы вы найдете в книге Дмитрия Козлова «Стадионы Ленинграда 1920-1950-ые годы: история и архитектура». Книгу можно купить в магазинах интеллектуальной литературы или на сайте издательства Европейского университета в Санкт-Петербурге.

А. Петровская Это была рубрика «Контора пишет», а мы возвращаемся к фантазированию на тему того, каким должен быть новый парк Тучков буян. С точки зрения жителей. Мы обсудили во время московских новостей в YouTube, что разные инструментарии, в первую очередь социологические, использовались для того, чтобы эти зоны напряжения, консенсусов выявить. О них уже немножко поговорить. Но в итоге… Если попробовать подвести итог тех встреч с жителями, которые были… Вы, Олег, сказали, сколько было встреч?

О. Паченков Семь.

А. Петровская Где было возможно подискутировать. Глубинные интервью, которые проводились… Онлайн-опрос с выбором названия опустим. Мы установили зеленый парк, где будет присутствовать довольно для многих неоднозначно выглядящее здание театра. Тут противоречия возникают? Об этом говорили жители?

Ф. Веселов Слушайте, противоречие возникает, очевидно. Вы его обозначили уже.

А. Петровская С ним ничего не сделать?

Ф. Веселов С ним ничего не сделать, даже с извинениями некоторыми в интервью говорили…

О. Паченков Сделать можно. Не помню, было ли это частью интервью, но это точно было частью встреч с жителями, где театр обсуждался. Мы когда проводили встречи, мы давали как вводную. Говорили, что не будем тратить время на обсуждение, быть или нет. Это вопрос решенный. Но! Что интересно? Люди предложили на этих встречах способ интегрировать его. Минимизировать тот ущерб, который он мог бы наносить и интегрировать функционал. Если люди хотят зеленый парк, чтоб не было строений, а оно уже есть – театр, но в то же время люди, даже те, которые больше всего любят зелень и виды на воду, все равно иногда хотят в туалет, иногда им хочется выпить кофе, съесть пирожок, а еще ведь это все-таки такое положение этого места… Оно низинное. Биржевой мост перекрывает часть вида. Речь о том, что не какая-то видовая точка за счет поднятия ландшафта была бы очень неплоха… Тут пришла в голову идея, что есть же театр. Он высотой сколько-то десятков метров.

А. Петровская Панорамная площадка.

О. Паченков Точно. Давайте мы уже сделаем, выжмем из этого театра все, что можно, для общественного пространства. Сделаем так, как делают такие общественные учреждения сегодня в продвинутом мире. Скандинавия, как минимум. Если кто-то был в Доме музыки… Или в Исландии – в филармонии. Все знают там, что это общественное пространство, которое открыто всегда. Его холл – это пространство кафе, ресторанов. Это для всего города, это никак не связано с его программой. Оно может быть закрыто, когда спектакль, но это на 3 часа в день вечером. А в остальное время это общественно-доступное пространство. Раз. И второе — крыша, которая тоже должна быть общественно-доступной и с которой открывается лучший вид, который может в этом городе вообще быть. Почему этого не сделать, если строим там театр все равно? Эти две вещи звучали. Они весьма разумны.

А. Петровская Вы пока говорили, я тут себе нафантазировала, что у нас будет тоже такое местное общественное пространство, чем-то напоминающее с точки зрения ценности для общества новую библиотеку в Хельсинки «Oodi».

О. Паченков У них еще и новая библиотека, которая, как все, кто там был… Я ходил с открытым ртом и думал, в чем же отличие…

А. Петровская Пока только фантазирую.

О. Паченков Вот повод сделать.

А. Петровская Хорошо. Еще момент в отношении того, кто и как будет это делать. Этот вопрос, я понимаю, не обсуждался на интервью глубинных. Это уже остается на откуп подрядчикам.

О. Паченков Пока эта земля федеральная… Там делают и строят что-то за федеральные деньги. Если город хочет делать это сам, то земля должна быть каким-то образом передана в полномочия правительства Санкт-Петербурга. Пока этого не случилось – это все за федеральные деньги. Соответственно, заказчиком работ будет какое-то федеральное агентство. Тот же НРЗБ. Я не утверждаю, что нечто лучше или хуже, чем другое, это просто такие юридические реалии.

А. Петровская Если оставить фантазии, есть некая фактология и опыт, с которым мы сталкивались при проведении других международных конкурсов. Мы с вами вспоминали и музей Блокады, с которым не случилось. Вспоминали тот самый свадебный квартал, фундамент от которого остался. Как там все это менялось, конкурсы выигрывали одни, делали другие… Эти опасения… Вы никак не можете мне их развеять и успокоить.

О. Паченков Это может звучать крамольно, но, учитывая, что бюджет Российской Федерации больше, чем бюджет Санкт-Петербурга, может быть, шансы на реализацию этого проекта выше, если это будет делаться за федеральные деньги, а не за петербургские. Участок не передан. 6 миллиардов выделить из федерального бюджета мне не кажется большой проблемой.

А. Петровская С другой стороны, тогда все люди, отвечающие и контролирующие процесс, будут находиться…

О. Паченков Нет. Все равно проект будет с согласованием в профильных комитетах правительства Санкт-Петербурге, в комитете градостроительства и архитектуры, и в комитете по охране памятников. Там должны согласовывать проект. Кто бы ни был заказчиком, строить будут в Петербурге. Может, это и какой-то хороший компромисс. Деньги из одного источника, а определенные ограничения, позволяющие сохранить ценное для города, из другого источника.

А. Петровская Возвращаемся к нашему идеальному проекту. Какие еще моменты отмечали жители в рамках тех исследований, которые проводили?

Ф. Веселов Я думаю, что надо сказать про то, что доступ к воде – это такая одна из…

А. Петровская Это в техническом задании есть.

О. Паченков Оно отражено, но это спорная вещь с технической точки зрения, потому что про воду говорили много, но в техническом задании заложено определенное ограничение. Сама вода этой малой Невы, не помню точно название, конкретно этого рукава… Это водный кодекс. Какие-то федеральные законодательства… Разместить что-то на этой воде трудно. Участники конкурса будут пытаться врезаться в сушу. Дать доступ к воде за счет уменьшения площади суши. Там дать какой-то доступ к воде, какие-то спуски, нижнюю набережную, не врезаясь в границы сегодняшние воды. Мне кажется, фонтан, о котором так много любят говорить, который фигурировал в вопросе жителей об уже возможных конкретных наполнениях. Фонтан – это просто знакомая людям форма, а фактически за ним стоит желание все того же физического контакта с водой, а не просто визуального. Фонтан тоже может быть решен интересно. Представляем себе классический, сталинский фонтан – женщина с веслом посередине. Фонтан может выглядеть абсолютно по-другому. Мы видели эти фонтаны скандинавских и других городов. Это может быть очень интересно и ненавязчиво.

А. Петровская Еще что касается сравнения с Новой Голландией… Про Зарядье поговорили. А вот про Новую Голландию? Замечательное во всем место, но многие говорят там больше про тусовку, простите за это слово. Там ресторанные комплексы, развлечения… Хотели бы жители, чтобы и Тучков буян тоже добавил эту возможность что-то перекусить, на концерт сходить?

Ф. Веселов Мы уже говорили, что консенсус среди жителей стоит о том, что это должно быть поменьше зданий, но при этом, конечно, в разговорах с жителями возникала тема чего-то перекусить, чего-то выпить.

О. Паченков Даже какого-то интеллектуального досуга, особенно для жителя окраин, которые для этого и едут в том числе в центр города, но, кажется, все более-менее согласились о том, что это про еду и напитки – какой-то НРЗБ формат. Мобильный. Приехали в выходные, в будние дни исчезли, место не занимаем. Про какой-то интеллектуальный содержательный досуг… В техническом задании предложен небольшой амфитеатр, на 400 мест, вроде бы. То, что под землей используют как функционал для того, чтобы там проводить что-то… Не на поверхности. И про это шла речь.

А. Петровская 30 секунд до завершения программы. Сегодня, подводя итог, нужно сказать, что важно, что старт дали хороший. Важно эту возможность не потерять. Спасибо большое. Олег Паченков, руководитель проектов Центра гуманитарной урбанистики UP Европейского университета в Петербурге. Федор Веселов, аспирант факультета антропологии Европейского университета в Петербурге и координатор семинара по антропологии города. Они были с нами сегодня в программе «Чаадаев». Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире