08 июня 2004
Z Интервью Все выпуски

Вопросы возможной отмены льгот для детей-сирот: поправки в закон 'О дополнительных гарантиях по социальной защите прав детей-сирот', поправ


Время выхода в эфир: 08 июня 2004, 15:08

8 июня 2004 года.
В прямом эфире радиостанции 'Эхо Москвы' Алексей Головань — уполномоченный по правам ребенка в Москве.
Эфир ведет Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА — 15:07 в Москве. Добрый день. У микрофона ведущая эфира Ксения Ларина. Сегодня у нас в гостях Алексей Головань — уполномоченный по правам ребенка в Москве. Здравствуйте, Алексей.
А. ГОЛОВАНЬ — Добрый день.
К. ЛАРИНА — Повод для нашей встречи — сегодняшняя публикация в газете «Русский курьер». Речь снова идет о тех самых льготах, которые постепенно заменяются денежными компенсациями. В контексте нашего сегодняшнего разговора, наверное, стоит подробнее остановиться на поправках к закону «О дополнительных гарантиях по социальной защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Как стало известно «Русскому курьеру» — я цитирую по газете — правительственные поправки отменяют льготы, которыми пользуются дети-сироты. Это касается бесплатного обучения на подготовительных курсах при поступлении в институт. «Абитуриенты-сироты имеют право на получение денежных компенсаций для оплаты обучения». Понятно. Дальше меняется ситуация с бесплатными путевками. Если раньше у детей было право на бесплатную путевку на отдых, то сегодня формулируется эта поправка так: «Бесплатные путевки по медицинским показаниям могут быть предоставлены…» Понятно, что все опять отдается на откуп чиновникам. Они сами будут решать, стоит этому ребенку отдыхать или лечиться или не стоит. Это малая часть проблем. Надеюсь, что мы сегодня поговорим еще и на другие темы. Тем более что в том же «Русском курьере» комментарий моего сегодняшнего гостя, Алексея Голованя, который считает, что государственной политики в отношении детей больше не будет, вот такое делает заключение. Действительно ли это до такой степени?
А. ГОЛОВАНЬ — Я считаю, что те поправки, которые сейчас предлагаются на рассмотрение Государственной Думы, они затрагивает не только тот законопроект «О дополнительных гарантиях по социальной защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», который вы уже упомянули, эти поправки касаются еще целого ряда федеральных законов по вопросам защиты детей. Это и закон «Об образовании», это закон «Об основных гарантиях детей в РФ» и так далее. Все государственные гарантии, которые сейчас есть и действуют на федеральном уровне, они не отменяются, они перекладываются на плечи субъектов РФ, и каждый субъект уже сам будет устанавливать, он может предоставить той или иной категории детей…
К. ЛАРИНА — Исходя из финансовых возможностей.
А. ГОЛОВАНЬ — Из своих финансовых возможностей. Т.е. если есть средства, то дети-сироты будут иметь возможность оздоравливаться, летом поехать куда-то отдохнуть. Если у субъекта не будет таких возможностей, значит, дети будут круглогодично находиться в том учреждении, в котором они находятся.
К. ЛАРИНА — Значит ли это, что государство целиком и полностью снимает с себя ответственность за все проблемы, связанные с ребенком?
А. ГОЛОВАНЬ — Я считаю, что РФ как государство в этом случае снимает с себя ответственность. Более того, я не побоюсь сделать вывод о том, что РФ перестает быть социальным государством, как указано в конституции РФ. Т.е. у нас будет 89 социальных, или не очень социальных, или вообще не социальных субъектов РФ, и каждый субъект будет устанавливать свои правила игры для тех людей, которые проживают на территории субъекта.
К. ЛАРИНА — А сегодня разве не так? Вот давайте на примере Москвы, уж коли вы уполномоченный по правам ребенка в городе Москве. Разве сегодня не так, разве не Москва выплачивает основные субсидии, пособия многодетным семьям, ребенку, ребенку-сироте?
А. ГОЛОВАНЬ — Дело в том, что на сегодняшний день Москва предоставляет дополнительные гарантии разным категориям детей, в том числе и детям-сиротам. Например, известно, что Москва является единственным субъектом федерации, который в полном объеме выполняет обязанность по предоставлению жилья детям-сиротам, в отличие от других субъектов федерации. Более того, в Москве есть даже специальное постановление правительства, которое действует уже более 4 лет, и этим постановлением установлено, что дети-сироты в Москве получают не просто комнаты в коммунальных квартирах, а получают однокомнатные квартиры, такая возможность у Москвы есть. И Москва как бы дополняет те гарантии, которые установлены на федеральном уровне. Однако право выпускников детских домов получать бесплатное жилье от государства во внеочередном порядке на сегодняшний момент установлено как в жилищном кодексе, в 37-й статье жилищного кодекса, так и как раз в том законе «Об основных гарантиях по социальной защите детей-сирот», о котором вы уже упоминали, в статье 8. Сейчас в ГД внесет новый проект жилищного кодекса, где никаких категорий очередников, льготников не установлено, т.е. все это дается на откуп субъектам РФ, т.е. там не будет никаких внеочередных категорий, первоочередных категорий. Каждый субъект будет устанавливать, кому он жилье будет давать раньше, кому позже. И одновременно предлагается все эти нормы изъять уже из действующих других федеральных законов, например, о том законе, о котором мы с вами говорим. Кстати говоря, поправка к этому закону, в статье 8, где говорится о гарантиях по защите жилищных прав детей-сирот, там прямо написано о том, что все эти гарантии устанавливаются субъектами РФ. А в настоящий момент 60 тысяч выпускников детских домов в различных субъектах РФ до сих пор не обеспечены жильем. Т.е. я могу совершенно твердо быть уверен, что если эта поправка пройдет и на уровне РФ, т.е. на уровне правительства РФ не будут приняты какие-то меры (я могу сказать, какие меры должны быть приняты), то эти 60 тысяч ребят распрощаются со всякой надеждой получить жилье, а те ребята, которые еще будут выходить из детских домов — например, сейчас уходят, в июне, — у них эта надежда будет очень призрачной.
К. ЛАРИНА — Возвращаясь к началу разговора, по поводу поступления в вузы. На самом деле, может быть, не так и страшно. Действительно, зачем ребенка устраивать бесплатно на подготовительные курсы в вуз, если ему можно выписать конкретную сумму, а там уж он ею будет распоряжаться как захочет.
А. ГОЛОВАНЬ — Все эти разговоры о конкретных суммах… Вот когда будет прописан четко механизм, как эти деньги будут выплачиваться… Если мы будем знать, что эти деньги на оплату подготовительных курсов есть в бюджетах субъектов РФ, т.е. из чего можно будет компенсировать, тогда можно будет о чем-то говорить. Сейчас же очень четко в законе написано, что на подготовительных курсах дети-сироты могут обучаться бесплатно. И не нужно думать, кто эти деньги должен погасить вузу, как их доставать, каков механизм и так далее. Они просто приходят, предоставляют справку, их на эти курсы зачисляют. Здесь же, в новом варианте, в этих поправках говорится, что эти ребята будут иметь право на компенсацию за обучение. Т.е. они сначала должны заплатить, отучиться и параллельно искать, кто им эту компенсацию предоставит. Т.е. этот механизм совершенно непонятный, учитывая, что сейчас даже взрослому, умудренному опытом человеку тяжело понять все эти компенсации, механизм их получения, а уж ребятам из детских домов тем более. Я считаю, что этот механизм совершенно не проработан еще. И все это пытаются нам преподнести с кулибинским таким наскоком, по-большевистски.
К. ЛАРИНА — Не успев обсудить.
А. ГОЛОВАНЬ — Абсолютно никакой дискуссии в обществе по этому поводу не было. Мы только слышим заверения наших уважаемых членов правительства, что все будет хорошо, не переживайте, хуже не станет. Но практики, которые знают механизм действия разного рода льгот и, самое главное, люди не верят правительству… И правительство в совершенно неподготовленный момент, для населения, для общества момент, тем не менее пытается проводить эти реформы.
К. ЛАРИНА — Как раз одну из тем мы сегодня обсудим вместе с нашими слушателями. Напомню, что в 15:35 у нас будет интерактивный опрос, вы сами ответите на вопрос, кто должен гарантировать социальную защиту детям, — государство, в смысле федеральная власть, либо органы местной администрации. Не знаю, насколько вопрос понятен, но мы уже как-то объяснили, что это значит. Все дело в деньгах, самое главное. У кого деньги, тот и отвечает. Мы продолжим разговора через минуту, после новостей.
НОВОСТИ
К. ЛАРИНА — Давайте пойдем дальше. По поводу изменения в гражданском кодексе. Мы хотели тоже об этом подробнее проинформировать общество.
А. ГОЛОВАНЬ — Дело в том, что 11 мая в ГД внесен пакет законопроектов по формированию рынка доступного жилья. Он внесен группой депутатов ГД. Большинство из этой группы принадлежит к фракции 'Единая Россия', это депутаты Грызлов, Пехтин??, Богомолов и так далее. Недавно аналогичный пакет, он поддержан правительством РФ, тоже внесен в Думу. Фактически одни и те же законопроекты. Там предлагается, как я сказал, принять новый жилищный кодекс, отменить старый, который действует еще с 84 года, и, конечно, он во многом морально устарел. В этом пакете законопроектов, который состоит всего из 27 законов, предлагается внести очень существенную поправку в 292-ю статью гражданского кодекса. Эта поправка заключается в том, чтобы отменить предварительное согласие органов опеки на отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние дети.
К. ЛАРИНА — Объясните.
А. ГОЛОВАНЬ — Сейчас для того чтобы совершить какую-то сделку с жильем, в котором проживают несовершеннолетние дети, которые не являются собственниками, а являются просто пользователями жилья… Допустим, ребенок родился тогда, когда жилое помещение было уже приобретено родителями или, что более понятно, было приватизировано родителями. Так вот сейчас для того чтобы провести какую-то сделку с жильем, необходимо сначала пойти в орган опеки и попечительства и предъявить документ о том, что жилищные условия ребенка не ухудшатся, что он не окажется на улице, не окажется в жилом помещении худшего качества, вдали от того места, где он проживает сейчас, и так далее. Так вот если будет принята поправка, которую предлагает и правительство, и группа депутатов из 'Единой России', такое согласие от органов опеки будет требоваться только в том случае, если родители этого ребенка лишены или ограничены в родительских правах. Все остальные родители считаются добросовестными, изначально так предполагается, соответственно, они не могут нарушить права ребенка. И этим родителям уже совершенно не обязательно идти в органы опеки и получать такое предварительное согласие.
К. ЛАРИНА — Т.е. как кошку, или собаку, или предмет домашнего обихода, просто берешь ребенка и переезжаешь туда, куда можешь.
А. ГОЛОВАНЬ — Абсолютно правильно вы говорите. Это противоречит и международному, и российскому праву. Потому что с точки зрения международного права, например Конвенции ООН о правах ребенка, к которой Россия присоединилась еще в 1990 году, ребенок является самостоятельным субъектом права. Принимая эту поправку, мы, по крайней мере в вопросах жилья, превращаем ребенка в объект права, т.е. мы его можем совершенно спокойно двигать, перемещать, куда-то уносить, как книжку, как любую какую-то вещь, совершенно не заботясь о том, что у ребенка есть свои, самостоятельные права на жилье. Это с одной стороны. А с другой стороны, мы противоречим опять же и российскому праву, потому что в семейном кодексе есть статья о том, что ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны своих родителей. Т.е. такая презумпция дается, что родители ребенка могут нарушить права ребенка. И поэтому в силу того, что ребенок не может самостоятельно защитить свои права, государство защищает его права, например через органы опеки и попечительства. Кстати, есть другая статья, 64-я, в семейном кодексе, где говорится о том, что если органами опеки будет выявлено, что между родителями и ребенком, в их интересах имеются противоречия, то орган опеки должен встать на защиту интересов ребенка и даже назначить, если это необходимо, специального уполномоченного по защите прав ребенка, конкретного ребенка в конкретной ситуации. Кстати, у нас согласие на сделки с жильем даются органами опеки и попечительства. Во многих развитых странах мира, на которые мы стремимся очень походить, это Франция, Германия, даже наши бывшие страны СССР, Латвия и Литва, у нас согласие на сделки с жильем дают не органы опеки и попечительства, а дает согласие суд. Т.е. контроль за сделками еще более серьезный, чем у нас. Мы же предлагаем даже согласие со стороны органов опеки уничтожить. Причем мотивировка господ, которые предлагают внести эту поправку, она заключается в следующем. Что вот это условие о необходимости согласия органов опеки существенно сдерживает оборот жилья, и органы опеки у нас не всегда добросовестно исполняют свои обязанности, поэтому предлагается их просто исключить. Можно такую аналогию привести. У нас милиция не очень хорошо защищает нас как граждан от всякого рода правонарушителей. Так давайте мы милицию отменим, и каждый будет либо кулаками своими защищать, либо кто-то наймет себе охрану. Я считаю, что совершенно такие же условия по поводу этой сделки.
К. ЛАРИНА — Я бы хотела подробнее остановиться на этой теме, жилья и ребенка. У нас очень часто дети остаются на улице, потому что родители продают квартиру. Ребенок же не имеет права собственности, насколько я понимаю, он просто там записан-прописан. И поэтому тоже растет у нас количество бездомных, безнадзорных детей.
А. ГОЛОВАНЬ — Абсолютно верно. Как показывает работа более чем 2 лет службы уполномоченного, все ситуации, связанные с тем, что родители продают жилье, а дети оказываются на улице, связаны с тем, что очень часто родители не получают согласия органов опеки, делают это в обход, например, для того чтобы обменять муниципальное жилье на муниципальное, Москву на какой-нибудь отдаленный район в какой-нибудь дальней области совершенно не требуется согласие органов опеки. И получается так, что родители еще не лишены родительских прав, хотя собираются документы, идет подготовительная работа, но они формально выступают еще законными представителями своего ребенка, и они в этот момент совершенно спокойно могут что угодно сделать с жильем, в смысле обменять его, и согласие органов опеки не требуется. И вот эти ребята… как раз один из вариантов того, как сейчас уже работает механизм. Я хотел бы напомнить небольшую нашу историю. Ведь когда был принят закон о приватизации жилого фонда, когда жилье было пущено в экономический оборот, это был 92 год, в 92-94 годах у нас уже была ситуация, когда органы опеки не давали никакого согласия на сделки с жильем. Хотя они должны были давать, но находились всякие обходные моменты. И в тот момент было совершено просто колоссальное количество сделок, когда жилищные права детей были нарушены. И к нам на прием, не только ко мне, но и к другим уполномоченным в других субъектах, я специально с ними на эту тему разговаривал, до сих пор приходит огромное количество населения и говорят о том, что права детей, допустим, были нарушены на жилье в 93-94 году. Мы собираемся, приняв эту поправку, наступить на одни и те же грабли, т.е. опять войти в тот мошеннический, криминальный рынок с жильем. Я считаю, что эта поправка, она совершенно очевидно лоббируется риэлтерскими структурами. Потому что они очень часто поднимали вопрос, что невозможно работать с органами опеки, они нам выкручивают руки, требуют непонятные вещи. Но если вам тяжело совладать с органами опеки, идите в суд, обжалуйте это решение. Ведь в суд не очень хотят идти. Хотят так делать, чтобы получать сверхприбыли. Ведь совершенно очевидно, что если жилье продает какая-то неблагополучная семья или семья, где родители — извиняюсь за такое слово — бестолковые, т.е. они не знают реальную стоимость, оказались в какой-то тяжелой ситуации, просто горе в семье, допустим, что-то произошло, нужно где-то достать деньги, тут сразу же появляются — опять извиняюсь за выражение — прохвосты, которые хотят за совершенно низкую цену купить это жилье. Люди соглашаются, получают эти копейки, на которые ничего невозможно купить, даже бросовое жилье в отдаленном субъекте, или им предлагают именно такое бросовое, разбитое, убитое жилье, и вот эти риэлтеры получают сверхприбыли. И получается так, что права детей нарушаются очень существенно. Это первая проблема. А вторая проблема — государство вынуждено потом нести дополнительные расходы на то, чтобы предоставлять этим детям жилье, содержать их в приютах и так далее. Т.е. это совершенно негосударственный и экономически неверный подход.
К. ЛАРИНА — Возможно ли все-таки еще отложить каким-то образом принятие этой поправки, на ваш взгляд?
А. ГОЛОВАНЬ — Я считаю, что ее просто нельзя принимать. Более того, насколько я знаю, эта поправка не была одобрена… Есть специальный такой совет при президенте РФ по кодификации гражданского законодательства, где сидят очень известные, авторитетные, умудренные жизнью юристы, для всей страны уважаемые, которые знают гражданское законодательство, насколько мне известно, этот совет не дал еще положительного заключения на данный законопроект. И насколько мне известно опять же, готовится отрицательное заключение. Но и обсуждение этих новаций, оно опять же не было проведено в обществе. Раньше была такая практика, в Госдуме проводить так называемые парламентские слушания, где выслушивать разные точки зрения, сопоставлять их, сталкивать, обсуждать. Вот эти жизненно важные вопросы, которые затрагивают колоссальное количество населения нашей страны, они идут как каток, без всякой остановки, без всякого обсуждения, что просто недопустимо. Мы можем в результате этой попытки сделать доступным рынок жилья добиться таких отрицательных социальных последствий, что потом потребуется государству вкладывать огромные деньги, чтобы эти последствия исправлять. Однако этого пока не происходит.
К. ЛАРИНА — Я хочу вернуться к началу нашего разговора, вновь к закону «Об основных гарантиях прав ребенка». Вот вы говорите, во всяком случае в «Русском курьере» ссылаются на ваше мнение, что ежегодно правительство РФ готовит и издает доклад о положении детей России. Скажите, пожалуйста, это что-то меняет в жизни ребенка, вот сам факт этого доклада? Там какие-то статистические данные приводятся?
А. ГОЛОВАНЬ — Этот доклад издается с 92 года, это такая традиция. Необходимость этого доклада четко установлена в законе «Об основных гарантиях прав ребенка». Он является отражением ситуации с детьми в РФ за каждый год. Безусловно, учитывая то, что этот доклад готовится разного рода ведомствами, министерствами, они не является на 100% объективным. Безусловно, каждое ведомство немножко приукрасить ситуацию. Но тем не менее изучение этого доклада позволяет представить вообще, в какой ситуации у нас находится детство, может быть, даже чуть приукрашено. Там приводятся огромные статистические материалы, там большое количество таблиц, можно проводить аналогии, можно сравнивать разные года издания этого доклада и смотреть, что происходит, улучшается ситуация, ухудшается. Однако одной из поправок предлагается даже вывести эту статью, т.е. признать ее утратившей действие и не издавать такой доклад. Т.е. ситуации с тем, что происходит с детьми на уровне РФ, если будет поправка приняты, мы больше просто не будем знать.
К. ЛАРИНА — Существуют же отдельные, наверное, какие-то исследования, у Министерства здравоохранения свое, у Министерства образования свое, в МВД свое.
А. ГОЛОВАНЬ — Совершенно справедливо, но интересен вот этот сводный анализ по всем министерствам, по всем регионам. А теперь у нас будет, во-первых, вестись это по отдельным министерствам, если будет вестись, и будет вестись по отдельным регионам. Но это же не дает нам понимания, что у нас в целом происходит с детством. Ведь еще в этом законопроекте предлагается из закона «Об основных гарантиях прав ребенка» исключить все нормы, все статьи, где в каком-либо качестве упоминается слово «государственное», т.е. государственные стандарты качества жизни детей, государственные программы, государственная политика. Т.е. у нас, по сути дела, государственной политики в интересах детей на уровне РФ вестись не будет. У нас будет государственная политика Москвы, Омска, Томска и так далее. У нас будут дети не российские, не наши дети, за которых у правительства РФ, у президента должна душа болеть, а у нас будут дети тамбовские, ленинградские, московские и так далее. Я считаю, что это недопустимо.
К. ЛАРИНА — Вот об этом как раз мы и спросим наших слушателей после новостей. Я напомню, что у нас в гостях сегодня Алексей Головань, уполномоченный по правам ребенка в Москве. Говорим мы как раз о том, как нарушаются в России права наших детей.
НОВОСТИ
К. ЛАРИНА — Мы возвращаемся к началу нашего разговора, для того чтобы спросить ваше мнение, уважаемые друзья. На ваш взгляд, кто должен гарантировать социальную защиту наших детей? Федеральная власть — телефон 995-81-21, органы местной администрации — 995-81-22, если вы выбираете этот ответ. Пока я вижу предсказуемые цифры голосования. Я напомню, что голосование бесплатное для москвичей. А если вы живете не в Москве, то вам придется заплатить только за междугороднее соединение. Но если вы хотите, чтобы ваш голос был услышан, тем более у нас в гостях представитель правозащитной организации, то обязательно позвоните. Я включаю телефон прямого эфира, чтобы вы могли высказать свое мнение.
ДМИТРИЙ — Должна, во-первых, отвечать федеральная власть. Но если есть деньги, заложенные в бюджет, то должны помогать и субъекты федерации.
К. ЛАРИНА — Т.е. как это в Москве происходит, о чем Алексей рассказывал.
ДМИТРИЙ — Да.
К. ЛАРИНА — Спасибо. Еще один звонок в прямой эфир.
ГЕОРГИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ — Однозначно федеральная власть. Местные власти могут оказывать дополнительную помощь, но, в принципе, только федеральная… Причем это должно быть отдельной строкой заложено в государственном бюджете. А без этого будет только сотрясение воздуха. Правда, наши умственные импотенты в Думе до этого не додумаются.
К. ЛАРИНА — Думаете, они не понимают?
ГЕОРГИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ — Они понимают. Но они о собственной шкуре заботятся, а не о детях.
К. ЛАРИНА — Спасибо за ваш откровенный ответ, Георгий Васильевич. Еще раз телефон включаю.
МАРИНА — Я думаю, что федеральная власть. Потому что я надеюсь, пока мы живем в едином государстве, не поделенном на какие-то княжества и регионы со своими управлениями, все-таки голова должна быть одна, и она должна думать о будущем страны. У меня вопрос к вашему гостю. Я не очень хорошо разбираюсь в юридических вопросах. Я думала всегда, что законы обратной силы не имеют. Если приняты законы о льготах пенсионерам, инвалидам, детям, то это все сохраняется. Можно не принимать новых законов о льготах, но отменять старые, я так думаю, нельзя. Может быть, я не права?
К. ЛАРИНА — Марина, спасибо. Сейчас Алексей ответит на ваш вопрос. А я еще раз повторю вопрос для наших слушателей. Как вы считаете, кто должен гарантировать социальную защиту наших детей? Федеральные власти — телефон 995-81-21, органы местной администрации — 995-81-22. Мне кажется, что стоит вам еще набрать номер выбранного телефона, поскольку хороший у нас получается «Рикошет». Очень важно, если будут парламентские слушания, то Алексей, надеюсь, результаты нашего опроса предъявит в качестве аргумента для депутатов Госдумы. А теперь Алексей, может быть, скажет несколько слов Марине.
А. ГОЛОВАНЬ — Марина подняла очень серьезный вопрос. Он заключается в том, что, в соответствии с конституцией РФ, в РФ не могут приниматься законы, которые ухудшают положение детей по сравнению с тем, что имеется сейчас.
К. ЛАРИНА — Критерии очень размыты. Ведь на бумаге можно как угодно прописать.
А. ГОЛОВАНЬ — Правильно. Поэтому мнения многих экспертов и мнение население склоняется к тому, что принятие новых изменений — по замене льгот денежными выплатами, по передаче разных гарантий государственных с РФ на уровень субъектов РФ — приведет к ухудшению положения тех или иных категорий льготников или наших незащищенных людей. И вот принятие этих законов, по сути дела, противоречит конституции РФ. Я себя тешу мыслью, что даже если Дума примет эти законы и положение людей ухудшится, то через Конституционный суд эти законы, поправки все можно будет потом оспорить.
К. ЛАРИНА — Это очень важный момент.
А. ГОЛОВАНЬ — Хотя как объяснить людям, которые окажутся в этом временном провале, их положение на какое-то время ухудшится, очень сложно. Поэтому тот вопрос, который задала Марина, он упирается, как я сказал уже, в противоречие этого пакета внесенного нашей конституции.
К. ЛАРИНА — И еще телефон прямого эфира.
ВАЛЕНТИНА — У меня очень большая просьба. Как попасть на прием к Голованю?
К. ЛАРИНА — Валентина, в конце передачи мы обязательно об этом скажем. Я объявлю, что наш интерактивный опрос завершен. Сейчас скажу результаты. Но давайте еще один звонок все-таки приму, мне важно ваше мнение, чтобы можно было мотивировать еще ваш выбор.
ИГОРЬ — Я считаю, что гарантировать должен закон. А кто выполнять его будет, федеральная власть или местная, большого значения не имеет, важно, чтобы он выполнялся. Хотя, конечно, гарантии может дать только центр. Вообще меня здесь несколько забавляет результат этого голосования. Потому что когда говорят в общем, все против унитарного государства, за федерализм, против вертикали власти, ругают Путина. А когда дело касается личных интересов, все более стремятся к унитарному государству и Путин оказывается не таким уж и плохим.
К. ЛАРИНА — Кстати, Игорь, интересно, результаты я еще не объявляла.
ИГОРЬ — Я предполагаю, что за федеральную власть процентов 70.
К. ЛАРИНА — Берите выше. 96% считают, что федеральные власти должны гарантировать социальную защиту детям, всего лишь 4% наших слушателей считают, что органы местной администрации должны за это отвечать.
ИГОРЬ — Потому что центру доверяют больше, чем регионам.
К. ЛАРИНА — Спасибо вам, Игорь, за такой финал. Я сейчас попрошу Алексея все-таки сказать по результатам. Итак, за федеральную власть проголосовали 96% слушателей, за органы местной администрации 4%, всего на вопрос, кто должен гарантировать социальную защиту детей у нас зарегистрировано 2539 звонков.
А. ГОЛОВАНЬ — Хороший выбор.
К. ЛАРИНА — Выбор правильный, вы считаете.
А. ГОЛОВАНЬ — Я считаю, что это ответ на те законопроекты, которые внесены. Это ответ правительству РФ, что в настоящий момент наше общество еще не готово к этим достаточно серьезным новациям. Кстати говоря, об этом сегодня же шел разговор на правительстве, на заседании правительства Москвы. Выступающие говорили о том, что общество не готово и необходимы либо какие-то экспериментальные регионы, где попытаться отработать эти все механизмы передачи гарантий с уровня РФ на регионы, где попытаться отработать механизмы замены льгот денежными выплатами, и только потом сказать, ухудшилось положение людей или улучшилось, вводить это по всей территории страны или нет. Я считаю, что правительству и ГД необходимо повременить с введением всех этих поправок, с введением этих новых выплат, гарантий и попытаться провести более широкое обсуждение, найти наиболее хорошие варианты, которые бы устроили большинство населения, чтобы жизнь людей не ухудшилась. Ведь самое главное, чтобы жизнь детей не ухудшилась, чтобы гарантии детей не пострадали.
К. ЛАРИНА — Я все-таки не могу понять, Алексей. Ведь вряд ли можно заподозрить государство в том, что оно желает несчастья своим собственным гражданам. Ведь наверняка благими намерениями руководствовались разработчики всех этих законопроектов.
А. ГОЛОВАНЬ — Значит, они не могут объяснить тогда эти благие намерения. Но мне, как специалисту, который достаточно давно занимается защитой детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, я входил в целую кучу разных рабочих групп по разработке федерального законодательства, знаю просто реальную практику, вот те доводы, которые сейчас приводят на уровне правительства, приводит, допустим, г-н Зурабов, для меня они совершенно неубедительны. А то, что станет лучше или, по крайней мере, не станет хуже, я этого не чувствую. Я чувствую только одно — что станет хуже. И механизм, даже денежный этот, о том, что будут денежные потоки как бы скорректированы и будет больше денег оставаться в субъектах, он опять же еще не разработан. А мы имеем достаточно печальный опыт на уровне Москвы, когда нам обещали, что если будет отменен налог с продаж, то Москва не потеряет денег, если будет отменен дорожных фонд, Москва не потеряет денег. Москва теряет деньги. Соответственно, и другие субъекты будут терять. Здесь же, с одной стороны, федеральный центр будет заниматься распределением денег, а отвечать за все будут регионы. Это такое вот разделение: мы вам настроили всякие гарантии, придумали правила игры, но отвечать за эти правила игры будете вы. Это совершенно несправедливо и, я считаю, не по закону. Даже в результате нашего сегодняшнего обсуждения мы увидели, что эти все новации, которые предлагают, они противоречат как минимум 5-6 статьям конституции РФ, это существенная вещь. Если мы еще как бы никогда не посягали на такую священную нашу корову, как конституция, всегда очень бережно к ней относились, то все эти новации, они предлагают отменить целый пакет статей. Это просто недопустимо.
К. ЛАРИНА — Это Алексей Головань — уполномоченный по правам ребенка в Москве. Естественно, мы еще вернемся к этой теме. Широкое обсуждение, хотя бы с помощью прямого эфира на радиостанции 'Эхо Москвы' будет вам гарантировано, уважаемые слушатели и уважаемый наш гость. Спасибо вам.
А. ГОЛОВАНЬ — Я хотел сказать телефон службы уполномоченного, просили радиослушатели. Телефон 202-22-85. Мы располагаемся на Новом Арбате, дом 15, 10 этаж. Служба уполномоченного занимается защитой прав детей, права которых нарушены, или предполагается, что нарушены, на территории города Москвы.
К. ЛАРИНА — Спасибо, Алексей.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире