'Вопросы к интервью

А. Петровская Добрый день, у микрофона Александра Петровская. Это программа «Для самых больших», напротив меня Виталий Васянович, магистр психологии, сотрудник библиотеки им. Маяковского, организатор научнопопулярных мероприятий для взрослых и детей, лектор. Виталий, здравствуйте.

В. Васянович Здравствуйте.

А. Петровская Сегодня мы будем говорить и про научпоп, и про образование, и про новые форматы. Мы начали говорить ещё за эфиром, и вы сказали: «Я вижу школьное образование так». Вы начали это в связи с тем, что старые добрые школьные форматы никуда не ушли и, может быть, сегодня самое время для их возрождения. Что вы имеете в виду, и какие у вас претензии к школьному образованию?

В. Васянович У меня есть опыт наблюдений, и он довольно странный. Дело в том, что библиотека, в которой я работал, находилась в торговом центре «Охта Молл». Там есть фуд-корт, и у меня была возможность подслушивать прогульщиков – куда пойдёт школьник в неположенное время в Красногвардейском районе, если ему надо прогулять школу? И я увидел то же самое, что происходило в моё время. Всегда есть прогульщики, есть дети, которые общаются с библиотекарем, когда берут комиксы, мы тоже можем с ними поболтать, и жалуются они на то же самое, на что жаловалось моё поколение.

Округляя, это звучит следующим образом: вне зависимости от интересности предмета (когда ты становишься взрослым, ты понимаешь, что предмет вообще-то интересный, а во время школы ты страдаешь) твой личный интерес напрямую зависит от учителя. Вот такая очень простая мысль. Для меня, как для человека, который склонен к научному мышлению, это огромная проблема. Нельзя делать так, чтобы массовое образование по важнейшим предметам в жизни человека — биологии, физике, химии, технологии, истории; вещам, на которых ты потом будешь строить свою дальнейшую жизнь, и принимать решения — зависели от настроения несчастного учителя. Несчастного – потому что условия работы там, конечно, у всех разные.

Что предлагается в XXI веке? Есть такой интересный автор, Салман Хан, у которого есть собственный проект Khan Academy. Это школьные курсы по разным предметам, на английском языке (но на русский их тоже переводят) высокого качества – от математики до мировой истории, начиная с австралопитеков. Когда я увидел это, мне понравилась его идея – посмотрите его выступление на TED, оно чудесное. Он рассказывает следующее: зачем учителю читать множество лекций, если мы те же самые лекции в самом лучшем отредактированном варианте даём студентам, которые могут посмотреть их на чём угодно – на планшете, смартфоне, компьютере, а учитель работает, как тьютор. То есть по факту он смотрит, посмотрел ли ты видос, прочитал ли материал для работы, который там же подаётся, не надо никуда идти; прошёл ли ты тест и насколько успешно ты это сделал.

А. Петровская Ну знаете, в таком случае скоро можно будет учителя каким-нибудь роботом Верой заменить, и без проблем — если нет никакой магии коммуникации между учителем и учеником.

В. Васянович Как раз-таки магии коммуникации и нет между учителем и учеником во время урока. У каждого свой опыт, у меня свой. Учитель чаще всего читает свои конспекты либо работает по учебнику, и ты сидишь и думаешь: «Я мог бы это прочитать намного быстрее по учебнику, чем я сейчас буду записывать ваши конспекты. Дайте мне копию, и я прочитаю в два раза быстрее».

А. Петровская Это, может быть, просто не самый успешный опыт – у учителя и у вас, как ученика, или ещё кого-то. Мне кажется, что главная идея школы как раз в том, чтобы давать материал за пределами школьного конспекта иди видео; давать то, что важно в рамках вербальной коммуникации, и то, что как раз трудно прочитать в конспекте, Википедии или ещё где-то.

В. Васянович Вербальная коммуникация как раз-таки в истории перевёрнутой системы Салмана Хана и появляется. Смотрите, в чём здесь смысл: это количество слов, которое говорит одна или другая сторона. Например, учитель говорит 1000 слов во время своего урока и в качестве обратной связи от школьников получает меньше, 30 слов. Это происходит потому, что он читает лекцию, пусть и в школьном варианте. Что предлагает сделать Хан? Он предлагает, чтобы школьники сами эту 1000 слов прочитали, а о том, что непонятно, задали бы вопросы учителю. То есть учитель физически присутствует и работает индивидуально с каждым учеником, потому что у каждого собственный запрос. И тогда количество слов на одного ученика увеличивается От количества слов – вопросов, утверждений, неправильных выводов напрямую зависит корректировка образования человека.

А. Петровская Я вас поняла, тогда — совершенно согласна. Другой вопрос: вы сказали, что хорошо забытое старое нужно возобновлять. Что здесь именно «хорошо забытое старое», какие практики были использованы и забыты нами, из того, что вы назвали?

В. Васянович История Соломона Хана это известная история, просто под новым соусом – история австралийского радио-образования, вот в чём смысл. Школьники просто слушают запись, но отложим это до другого раза. Я имею в виду следующее: одним из важных педагогических принципов является наглядность, чем более нагляден материал, тем лучше он запоминается, это психология и педагогика как они есть. Возьмём на примере урока эволюции: единственным наглядным материалом в моё время (и сейчас я это периодически в учебниках вижу) – 7 человекообразных, от какого-нибудь австралопитека до Homo sapiens. Сейчас эта карта семи шагов феноменально огромна, она просто взрывает мозг, показывает все взаимосвязи, которые существовали между людьми ещё до того, как мы придумали слово «люди». Намного лучше это запоминается и понимается, когда ты сам тискаешь черепа всех своих предков.

А. Петровская Звучит немножко страшно, знаете ли.

В. Васянович А вы когда-нибудь держали череп, напечатанный на 3D-принтере?

А. Петровская Нет.

В. Васянович Он такой беленький-беленький, как шоколадка, это никто абсолютно не боится, если его не разукрасить, поэтому у нас в библиотеке черепа не разукрашены, видны стыки, видно, что это пластиковая модель. Когда ты рассказываешь детям: «Вот это Homo erectus», — они могут подумать чёрт знает что. А ты берёшь череп, показываешь, пальцем тыкаешь. И смысл в том, что в классах биологии такие черепа, как раздатки, повышали бы интерес к предмету.

А. Петровская То есть интерактивность, как мы называем это сегодня. А раньше это называлось «раздаточный материал». Вот путь к успеху

В. Васянович Да.

А. Петровская Мы потихоньку двигаемся с вами к научпопу, потому что примеры, которые вы приводили, с научпопом связаны напрямую. На ваш взгляд, в чём секрет как сделать научно-популярные лекции, мастер-классы, воркшопы интересными именно для подростков?

В. Васянович Научпоп по смыслу не должен быть похож на образование, это что-то, что ты делаешь вне школы и это не должно быть систематичным, иначе это будет не научпоп, а образование. В данном случае мне кажется, что формат для детей, в отличие от формата для взрослых – это маленькие интерактивы. Например, как я детям помогал запомнить теорию эволюции: у нас есть 8 черепов, у вас есть 15 минут и 3 учебника по теории эволюции с изображениями черепов. А ты попробуй ещё найди тот череп…

А. Петровская Сопоставь!

В. Васянович Да, сопоставь, и расставь последовательно. У нас есть большая карта, и ты должен расставить номерки. Дети моментально включаются в эту историю. Таким образом, создавая такой вестовый интерактив мы тратим очень много времени, 20 минут, практически пол-урока на такую ерунду, которую можно рассказать за 2 минуты. Но, тем не менее, материал лучше усваивается, научпоп в данном случае идёт как более затратный по времени и дорогой по реализации проект помощи запоминания ключевых вещей, которые популяризаторы наук сейчас продвигают.

Вся надежда в данном случае на музеи. Только что ехал и читал в Facebook жалобу, что девушке сделали выговор за то, что проводила экскурсию для школьников и друзей в Палеонтологическом музее. Ну, знаете, что нельзя проводить экскурсии в музей, это нелегальная экскурсионная активность. Если музеи начнут подключать людей для того, чтобы побольше таких интерактивов добавлять — а в России, в частности в Питере, шикарные музеи, шикарная раздаточка с более-менее внятными людьми и системой безопасности, что можно не бояться, что что-то сразу сломают, можно всегда сделать поделочку, напечатать на 3D принтере. Чем интереативнее будут музеи, тем выше будет эффективность той же самой педагогики школьной, тем чаще будут водить школьников по музеям и они реально будут с интересом участвовать.

А. Петровская Такие вот финские «Эврики» в каждый район города.

В. Васянович В некотором смысле ничего нового для успевающего сделать это немного раньше Запада, но супер для России, то, что может взорваться здесь. Кстати, в России научпоп, и в частности, лекции для взрослых, намного чаще можно встретить, чем на Западе. В этом смысле мы в разы переплюнули американцев, немцев и Ко, у нас намного больше форматов и намного больше русского контента в лучшем качестве. Лекции ученых выходят в интернете, которые школьники смотрят в интернете – больше, чем ходят на мероприятия. Они много смотрят.

А. Петровская То есть это такой life-long learning, обучение в течение всей жизни – не знаю, какой правильный термин на русском подобрать…

В. Васянович Саморазвитие.

А. Петровская Саморазвитие, одним словом причём, вместо трёх английских. В этом плане мы получается, впереди. Несмотря на то, что сам термин у нас почти никто не употребляет.

В. Васянович Почти нет, да. В русском языке – «саморазвитие», но обычно ассоциация плохая. «Саморазвитие это чтение плохой литературы по психологии», – все так шутят. Но по факту — да, это саморазвитие. Потому что саморазвитие в данном случае мы отвечаем на вопросы: «Кто мы такие?» (теория эволюции) «Откуда мы взялись?» (теория эволюции и астрофизика) «Куда мы двигаемся дальше?» (статистика и история) «Что такое хорошо, что такое плохо?» (опять же, почти все науки имеют свой взгляд на этот момент). То есть мы отвечаем на вечные вопросы, но уже с научной точки зрения, даже если на них отвечает для себя дилетант.

А. Петровская На этом мы сегодня вынуждены заканчивать. Виталий Васянович, магистр психологии, сотрудник библиотеки им. Маяковского, организатор научнопопулярных мероприятий для взрослых и детей, лектор, был у нас в гостях. Спасибо большое, Виталий.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире