'Вопросы к интервью
21 января 2020
Z Интервью Все выпуски

Свободный формат: Главные вопросы к будущей транспортной реформе в Петербурге?


Время выхода в эфир: 21 января 2020, 13:06

А. Петровская 13 часов и 5 минут на часах в студии «Эха». У микрофона Александра Петровская. Добрый день. Сегодня мы говорим в программе «Свободный формат» о том, какие главные вопросы к будущей транспортной реформе в Петербурге существуют и как на них сегодня уже отвечают? Насколько транспортная реформа стала реальнее и ближе по сравнению, когда она была заявлена? И почему так торопятся скорее начать реформу, при этом не ожидая, когда будет полностью проработаны все основные ее элементы? Сегодня у нас в гостях Оксана Дмитриева, депутат ЗакСа. Оксана Генриховна, здравствуйте.

О. Дмитриева Здравствуйте.

А. Петровская И Дмитрий Процкий, заместитель директора по планированию и развитию пассажирских перевозок СПБ ГКУ «Организатор перевозок». Дмитрий Алексеевич, приветствую вас.

Д. Процкий Здравствуйте.

А. Петровская Я напомню средства связи: смс-портал +79312915800, также YouTube-трансляция на канале «Эхо Москвы в Петербурге». Можно нас видеть, слышать, комментировать и задавать свои вопросы. Думаю, что вопросов должно быть много, потому что нас всех касается, как мы буквально через полгода будем передвигаться по нашему городу. Чем поможет сокращение маршрутов и как это скажется на скорости потока? Как быстро сможем добираться из точки А в точку Б? Много внутренних вопросов, касающихся того, как будет организованы эти самые перевозки. Кто станет главным, в ответе за те маршруты, которые будут сняты? Давайте начнем с общих вопросов. К вам, Дмитрий Алексеевич. Насколько мы сегодня готовы к транспортной реформе, которая была объявлена, что вступит в свои права с 1 июля, сейчас уже говорят, что с середины летнего месяца, вот мы готовы к ней или нет? Остановки только к октябрю закончат.

Д. Процкий Во временном варианте уже к июлю все-таки. К октябрю не все остановки будут готовы, поэтому часть будет во временном варианте введена. Временный вариант – это в месте остановки кладет настил. А пока до октября будут делать асфальтировку нормальную, будет действовать настил. Касательно подвижного состава, мы вчера это тоже презентовали. Заводы скорее всего не успеют произвести весь необходимый подвижной состав, то мы разбиваем конкурс на две части. Часть маршрутов, на которых сразу же выходят новые автобусы. Часть маршрутов – это маршруты, на которые сначала, в течение первого года, возможна работа автобусов, используемых сейчас, но через год это должны быть исключительно новые автобусы.

А. Петровская Я вас перебью для уточнения. Насколько я понимаю, всего 42 лота, из них только 18 имеют требования к свежести транспорта. Что касается молодости этого транспорта, который будет перевозить, там тоже были всякие подвижки. Начиналось с того, что говорили про весь состав, потом до 7 лет транспорт, теперь уже до 10 лет. Там тоже не очень успеваем.

Д. Процкий Чем дольше обсуждаем документ планирования, чем дольше мы пытаемся его утвердить, пока его нет в утвержденном виде, тем больше будет подвижек. Если подпишем документ планирования, допустим, в мае, у нас вообще новых автобусов не будет.

А. Петровская Мы уже планируем, что реформа запустится буквально меньше, чем через полгода, в середине лета, а документ не согласован, не подписан?

Д. Процкий Он не утвержден. В стадии согласования находится.

А. Петровская А как это работает? Это нормальная практика? Может, не очень в деталях знаю.

Д. Процкий Документ действительно сложный. Отдельные члены научного сообщества сказали в свое время, что это первый социально-ориентированный глобальный транспортный проект в Санкт-Петербурге. До этого социальных проектов транспортах в Санкт-Петербурге практически не было. По отдельным маршрутам что-то бралось. Естественно, эта реформа, точнее, новая модель транспортного обслуживания затрагивает практически весь город, в процентовке различной. У нас порядка 60 процентов – это люди, которые ездят на социальном транспорте, для них это однозначно улучшение. 35 процентов, которые пользуются коммерческим транспортом, для кого-то это ухудшение, связанные с пересадками, необходимостью двигаться с пересадками, часть населения получает улучшение хотя бы в части того, что единые условия проезда, транспорт становится более безопасным. Все равно привычка ездить на коммерческом маршруте – привычка есть у людей у отдельных. Им кажется, что это быстрее. Некоторым, что это безопаснее.

А. Петровская Не знаю насчет быстрее и безопаснее. Мне кажется, что для многих это связано с тем, что альтернативы нет. Там, где они живут, не ходит никакого государственного автобуса, трамвая. И что пешком идти несколько километров, что вот может все-таки расстаться с кровными деньгами, но доехать.

Д. Процкий Скорее обратная ситуация. Таких мест в городе не очень много. Порядка 5. Где действительно нет ничего больше. Как пример, Новогорелово. Действительно там надо идти, кроме коммерческих маршрутов нормальной альтернативы нет. Социальный транспорт ходит недостаточно часто, либо ходит переполненный. Примеров масса. Из-за этого рождаются дублирующие коммерческие маршруты. В свое время они так и начинали строиться.

А. Петровская Раз это бизнес, они возникают там, где есть спрос. Значит, действительно не хватает.

Д. Процкий Задача как раз новой модели транспортного обслуживания – добавлять транспортные средства там, где не хватает.

А. Петровская Хорошо. Оксана Генриховна, ваш взгляд. Вчера приходили как раз представители комитетов, которые ответственны за проведение этой реформы. «Организаторы перевозок». Там были и отчитывались, скажем так, перед депутатами. Вам, как кажется, за год, говорим примерно год об этой транспортной реформе, что-то сдвинулось с мертвой точки? С учетом того, что документ так и не принят.

О. Дмитриева Ничего не сдвинулось. Более того, был возглас вашего начальника, председателя комитета, что «мы знали, что к Оксане Генриховне надо приходить с цифрами». Посыпали голову пеплом. Транспортные реформы, оптимизация пассажиропотока, оптимизация подвижного состава как не было, так и нет. Более того, тогда на заседании, даже сейчас с Дмитрием Алексеевичем в кулуарах переговорили. Такое впечатление, что даже не понимают, что должны сделать. Вот просто не понимают. Потому что те немногие бумаги, которые мне показали, это просто пример того, как надо осуществить наблюдение, то есть съем информации, существующей по отдельным маршрутам. Вот нужно сфотографировать, сколько по маршруту и какова нагрузка утром, днем, вечером, через каждые полчаса.

А. Петровская А эта информация вообще раньше не собиралась?

О. Дмитриева Предположим, что она собрана. Я думаю, что да, она собрана. Дальше из того, что сейчас это отчет, должна быть агрегирована информация по анализу, должен быть четкий анализ: эти маршруты не заполнены, в этих маршрутах нам не хватает. Должны быть географические карты. Если снимем коммерческие маршруты, то тут образуется пустота. Этого ничего нет.

А. Петровская А как тогда выбирали те двести маршрутов?

О. Дмитриева Непонятно. Как попугай повторяю, меня просто не хотят понять, что, если вы меняете маршрутную сетку, она изменяется, потому что снимается порядок двухсот маршруток. Дальше Дмитрий Алексеевич будет объяснить, что есть дублирующие, еще какие-то. Тем не менее, когда снимается хоть один или два маршрута, это же потоки, две трубы. Автомобилисты знают, если перекрывают или авария на какой-то одной магистрали, то пробки возникают совсем в других местах, потому что туда переходят транспортные средства. То же самое и с пассажирами в общественном транспорте. Если вы снимаете какой-то маршрут один – пассажиры куда-то перетекают. Либо в другой наземный транспорт, либо в метро. Все равно это меняет полностью пассажиропоток. Полностью или частично. Или не меняет. Все это нужно считать и просчитывать все равно. Это первое, с чего нужно начинать. Опять же повторяю, как попугай, что с этого начинал, с примерно таких расчетов моделей, Канторович. Сделал работы, за которые потом получил Нобелевскую премию. Первые работы были в области математического моделирования именно по расстановке транспортных средств. На транспорте они начинались. Здесь вообще… Вы садитесь в машину, и вам навигатор дает оптимальный маршрут, уже запрограммировать несколько миллионов транспортных средств по всей дорожной сети Санкт-Петербурга – это возможно. Считает вам оптимальный вариант, а рассчитать для двух или трех тысяч транспортных средств… Сколько там автобусов. Две, три тысячи?

Д. Процкий В целом будет 5700 транспортных средств. С учетом трамваев, троллейбусов.

О. Дмитриева Несколько тысяч транспортных средств. Оптимально с учетом пассажиропотока. Конечно, эта задача сейчас должна быть решена. Теперь с Дмитрием Алексеевичем говорили также, что надо выбрать лучший вариант. Если вы говорите, что сейчас плохо, а вот мы потратим 13 миллиардов ежегодно, и будет лучше. Ну если мы потратим столько денег, будет лучше, то докажите, что будет лучше. Мы тратим деньги из бюджета города. Это довольно много. Потому что на транспортную реформу – это сравнимо с объемом субсидирования пассажирских перевозок и автомобильных, и автобусных, и трамвайных, троллейбусных. Тратится в два раза больше. Так будет в два раза лучше? Или в два раза хуже? Очень многие реформы, не только транспортная, но и пенсионная, налоговая… Мы тратим больше денег и при этом становится хуже. Реформа льгот. Денег больше, а при этом хуже.

А. Петровская Вот к вопросу «Зачем?» мы сейчас вернемся, но хочется остановиться вот на этих картах, которых нет, как оказалось. На каком тогда основании были выбраны эти 200 маршрутов, которые приняли решение снять?

О. Дмитриева 200 маршрутов – у них информация есть по ним. Каждый маршрут исследовался. Но в целом, что будет после того, как маршрут снимем – вот этого нет.

А. Петровская Прогнозы, как будет дальше…

О. Дмитриева Это и есть транспортная модель. То, что есть, то есть. То изучили. Сказали, что вот это нам не надо, это не надо. Фактически не модельным способом, а ручным способом. Взяли эти маршруты, затем в эпоху цифровизации все это ввели в машину, дальше на глазок стали говорить, что это маршрут не нужен, этот не нужен.

А. Петровская Тогда возвращаемся к вопросу. Зачем? Если говорите, что такая большая реформа, которая довольно рискованная, не очень понимаем, как будет сделано. И судя по тому, что идет изменение сроков, не успеваем с остановками, с закупкой нового оборудования, переносится все больше и больше. Когда это все затевалось, было понятно, зачем все это делать? Какая-то глобальная цель. Вот здесь плохо, идем к хорошему, светлому будущему, которое будет таким. У вас есть это представление?

Д. Процкий У нас есть задачи определенные, которые достигаются этой маршрутной сетью. Я хочу к нескольким важным моментам отвлечься. Дело в том, когда мы говорим об отсутствии транспортной модели, я не согласен с этим постулатом, потому что в городе есть транспортная модель Санкт-Петербурга, не иначе как математическая. На базе «Центра транспортного планирования». Наши данные, наши маршруты с пассажиропотоками общими загружались в эту модель, мы подтвердили то, что действительно нагрузка ложится именно таким образом, как мы запланировали с погрешностью в 10 процентов. Здесь отдельно останавливаемся на вопросе с частью пассажиры – это не трубопроводный транспорт. Все-таки транспортное поведение уникально, психологию учитывает. Даже если мы рассматриваем вопросы закрытия чего-то вдруг внезапного, я приведу несколько примеров. Хотя бы один. Закрытие Тучкового моста. Насколько я помню, в этом участвовал достаточно серьезно, действительно было смоделировано поведение автомобилистов, но первые две недели люди себя вели абсолютно не по модели. У нас был в районе Тучкового моста коллапс, через некоторое время все устаканилось, народ пошел так, как прогнозировали. Второй важный аспект— оптимизация. Мы не ставим перед собой глобальную задачи оптимизации так, как это сделано в Казани. Поменять трассировку всех абсолютно маршрутов, убрать привычные для людей транспортные связи. Нет, мы сейчас ставим перед собой задачу по возможности максимально сохранить привычные для людей транспортные связи. Если вы ездили по какому-то маршруту от точки А до точки Б – мы стараемся сохранить эту связь от точки А до точки Б. Скорее всего, ряд людей изменит свое транспортное поведение в процессе обкатки новой маршрутной сети. Изберут другой вариант движения с учетом появления новых проездных билетов.

О. Дмитриева Никаких расчетов нет.

Д. Процкий Это, к сожалению, вам не скажет ни одна модель, которую вы сейчас предложили.

О. Дмитриева Почему? Я вам ничего не предлагала. Невозможно взять и предложить модели.

Д. Процкий Правильно. Теперь зачем и что за задачи. Повторюсь, транспортное поведение изменится, можно будет заниматься оптимизацией конкретной маршрутной сети.

О. Дмитриева Как это можно в начале вы делаете это, потом вы всем все поменяли, а потом сказали, после того как поменяли, «теперь мы будем оптимизировать». Полная чушь.

А. Петровская Не окажется, что люди, которые проживают в определенных районах, особенно районы, которые строятся, где и так есть проблемы с тем, что не сесть, не доехать, только маршрутки спасают. Просто окажется, что надо будет идти пешком. Такая ситуация окажется. Пока будете перестраивать, присматриваться к их изменению поведения, то люди будут ходить пешком по несколько километров.

О. Дмитриева Почему вы считаете, что они будут ходить пешком только в новых районах? Если они изменят конфигурацию маршрутов, остановочные павильоны…

Д. Процкий Конфигурация не меняется. Ключевой момент.

О. Дмитриева Вот еще раз. Вы снимаете двести маршрутов. Что это за маршруты?

Д. Процкий Ну не двести. Сорок три маршрутов из этих маршрутов это дублирующие социальные маршруты на 100 процентов.

О. Дмитриева Хорошо. Сорок три – понятно, это дублирующие те же самые маршруты. Еще?

Д. Процкий Еще 31 дублирует те же самые социальные маршруты на 95 процентов. Тот же самый маршрут. Здесь важно понимать, как строилась маршрутная сеть коммерческая.

О. Дмитриева Хорошо, 31. Еще какие?

Д. Процкий Маршруты, которые дублируют существующие маршруты, от 60 до 95 процентов мы вводим в отдельную категорию. Для них мы вводим билет, который позволяет осуществлять движение по единому тарифу с пересадкой. Это бесплатная пересадка. Таких маршрутов на данный момент 99. Но часть из них – в настоящий момент частными перевозчиками уже закрывается по причине их нерентабельности. Теперь к вопросу новых кварталов.

О. Дмитриева Давайте на этом остановимся. Что значит дублирование маршрутов на 60-90 процентов? Все маршруты в какой-то части друг друга дублируют. Понятно, что у вас идет маршрут, по Невскому проспекту, потом один поворачивает на Владимирский, другой доезжает до Садовой и поворачивает на Садовую. В какой-то степени они друг друга дублируют. Люди жалуются. Здесь должна быть какая-то оптимальная схема. Все маршруты короткие. Что значит «вы пересаживаетесь»? Особенно старшее поколение: если мы пользуемся наземным транспортом, то мы раньше могли проехать весь город, сели на трамвай и проехали на другой конец города. А сейчас, особенно по центру, где вы заменяете… Или в новом районе в большом, ездите не до метро, а просто, полностью весь маршрут осуществить наземным транспортом. Либо трамваем, либо автобусом, в некоторых случаях троллейбусом. Если говорить о том, что «мы меняем вам сплошной маршрут на маршруты с пересадками» это значит, что из точки А в точку Б – три пересадки. Вы говорите, что будет бесплатно, но две или три пересадки…

Д. Процкий Не больше двух. Точнее, не больше одной. Два маршрута – это не больше одной пересадки. Хочу вас поправить. Говорить о том, что люди жалуются на то, что в городе нет длинных маршрутов – это просто искажение действительности. Такие маршруты есть и остаются. Для примера маршрут 93 – от Старой Деревни до Культуры.

А. Петровская Трамвайные длинные маршруты. Мы говорим…

Д. Процкий Теперь давайте спросим, что такое сороковой маршрут – самый длинный трамвайный маршрут в городе. Транспортная обстановка в городе такова, что данный маршрут, если бы Красная книга маршрутов была, его бы внесли под первым номером.

О. Дмитриева Я вам говорю: общая тенденция, когда вы заменяете, увеличиваете количество пересадок, увеличение количества пересадок – это ухудшение транспортной доступности. Это очевидно. Увеличение времени, потому что вы вышли, ждете следующего. И с пересадкой — это гораздо менее удобно. Начинаете приводить отдельные примеры. Так транспорт не считается. Должны четко сказать, что «мы увеличиваем, делаем…»

Д. Процкий Коэффициент пересадочности будет 2,7.

О. Дмитриева Возрастает. Это скажется таким-то способом. Это все должно быть проиллюстрировано.

А. Петровская Мне не очень понятно. И понимаю, что не очень понятно слушателям, которые заваливают смс-сообщениями. Вот Галина, 84 года пишет: «а что делать пенсионерам? Как добраться до метро или поликлиники? Маршрутка сейчас довозит прям от дома, а зачем нам огромный автобус, который останавливается в километре от дома? Вряд ли у каждого дома, у каждого пенсионера поставить остановку, чтобы это было так же удобно, как маршрутки». Человек, 84 года, который явно может пользоваться льготами, все-таки выступает за отсутствие единого тарифа, за возможность выбирать, как удобно проехать.

О. Дмитриева Она выступает совершенно четко. Четко и грамотно сформулирована позиция. Вам, наверное, нужно пригласить даму на работу к вам, несмотря на свои 84 года, она четко совершенно формулирует. Один большой автобус… Когда заменили 6 маршруток, понятно, что один большой автобус будет идти гораздо дольше, интервалы большие, нужно будет дойти километр до этой остановки.

А. Петровская Еще ждать. Сейчас московские новости. Оставим все в YouTube.

А. Петровская: 1334. Мы продолжаем. Буквально и не прерывались на московские новости для тех, кто смотрит YouTube на канале «Эхо Москвы в Петербурге». Дискуссия разворачивалась и во время московских новостей и рекламы. Напоминаю, что говорим о транспортной реформе в Петербурге, которая вот-вот, менее, чем через полгода, должна заработать. Сегодня у нас в гостях Оксана Дмитриева, Дмитрий Процкий. Обсуждаем, как это все будет выглядеть. В YouTube очень много комментариев. Тема очень волнует наших слушателей. Спрашивает человек с ником Бенедикт Камбербэтч: «Что касается маршрутов, которые вы хотите убрать, почему никто не обращает внимание на то, что эти коммерческие маршруты переполнены?» Я правильно поняла, я просто этот вопрос задавала о том, что раз бизнес есть, то выгодно. В тех местах, где переполнены коммерческие маршруты, будете заменять социальными и добавлять количество городского транспорта, тот же автобус, который ходит раз в 30 минут, будет ходить раз в 10 минут или раз в 5 минут.

О. Дмитриева Раз в 10 не будет.

Д. Процкий Будет. Можно поясню?

О. Дмитриева Я говорю то, что есть. Количество маршруток сокращается. Скажите еще такую вещь, забыли спросить. Количество транспортных средств, единиц – оно увеличивается?

Д. Процкий Нет. В данной ситуации. Можно тогда сразу остановлюсь. Сразу один момент, сниму вопрос. На YouTube вопрос по 101 задавали по Кронштадту, интересный момент – на 101 планируем работу пригородных автобусов, автобусов пригородного класса. Это порядка 46 сидячих мест. Это дальнее расстояние. То, что Оксана Генриховна, говорила, что логично. В таком виде. И плюс ко всему место для перевозки коляски есть. Касательно средней вместимости – не исключаем работу средней вместимости. Более того, у нас порядка 900 автобусов именно средней вместимости, исходя из того, что на некоторых магистралях у нас проезд большого транспорта затруднен.

О. Дмитриева Сколько сейчас автобусов? И коммерческие, и социальные.

Д. Процкий Социальных – 2400. Около 3000 – это коммерческие маршруты. Там работают автобусы малой вместимости, которых у нас не будет. И средней вместимости.

А. Петровская Всего 5 тысяч с небольшим.

О. Дмитриева 5400. Сколько будет единиц?

Д. Процкий С учетом трамваев…

О. Дмитриева Давайте только автобусы.

Д. Процкий Нет, секундочку. Трамваи и троллейбусы – не дублируются коммерцией?

О. Дмитриева Ответьте на вопрос. 5400 сейчас автобусов. Сколько будет?

Д. Процкий «Пассажиравтотранс» — 1950 автобусов, 2662 остальная маршрутная коммерческая сеть.

О. Дмитриева То есть на тысячу? 2000 и 2600 это 4600.

А. Петровская Автобусов на 800 станет меньше. Эти 800 будут компенсированы…

Д. Процкий Провозной способностью.

А. Петровская Разговор-то не только в том, что все влезли в автобус. Разговор о том, что ждать этот автобус надо долго.

О. Дмитриева Если у вас транспортных единиц меньше, то быстрее они не придут.

А. Петровская Тогда я не понимаю, в чем суть игры.

Д. Процкий Еще раз прошу здесь не перебивать. Есть простые примеры. Возвращаемся к дублирующим маршрутам. Если кто-то ездит на общественном транспорте, то замечал, что от конечного пункта обычно на большинстве дублируемых социальных маршрутах происходит следующая ситуация: от конечного пункта, утром в час пик, проезжают коммерческие маршруты, потом ровно по такой же трассе через 3-4 минуты подъезжает социальный, потом разрыв в 15 минут и та же самая ситуация. Говорим о том, что в данной ситуации ключевой момент. Вы правильно сказали, что кому-то это выгодно. Суть основная – заработать деньги, а не соблюдать интервал движения. По факту вместо нормального разрежения интервала движения…

А. Петровская Абсолютно с вами согласна. Нисколько не думаю, что о нас с вами заботится бизнес, который занимается перевозкой нас дорогих. Только другой разговор, что бизнес строится на тех правилах, что заработать можно только там, где нет альтернативы. Пишут люди и старшего возраста, у которых льготы. Не будут платить они, зная, что у них через 3 минуты… У них интервал движения общественного социального транспорта 5-10 минут. Зачем они будут платить? А раз платят…

Д. Процкий В том-то и дело, что не ждут. 2-3 минуты. В нашем городе мало кто ждет. Ждут люди, которые действительно социально незащищенные.

А. Петровская Вы меня удивляете. Мне кажется, что… Я очень удивлена тому, что вы говорите. Наш город не столь богат, чтобы позволить не ждать 2-3 минуты и ездить на дублирующем абсолютно коммерческом транспорте. Я удивлена.

Д. Процкий Вы удивитесь. Встанете на остановке и реально увидите ситуацию, когда мама с коляской вместо того, чтобы подождать 4 минуты и вот уже за углом…

О. Дмитриева Она же об этом не знает.

Д. Процкий Это вопрос другой. Это вопрос информирования. Как людей правильно проинформировать – это вопрос, который должны задавать и задавали нам.

А. Петровская Кроме информирования, даже если будете рассказывать интервалы движения, повесите таблички, если не электронное табло…

Д. Процкий Мы говорим про табло.

А. Петровская Важно еще соблюдение этих табло.

О. Дмитриева На табло будет видно приближение.

Д. Процкий Приведу простой пример. Статистика. У нас был пилотный проект на проспекте Просвещения, маршрутку 121 закрывали, взамен усилили на 10 автобусов 121 автобусный маршрут социальный. Парадоксальная ситуация. В июне месяце анализировали среднюю скорость, все рейсы абсолютно взяли по маршруту. Я даже не буду сравнивать равнозначные месяца. Там картина была еще интереснее. Так вот, до закрытия коммерческих маршрутов на проспекте Просвещения скорость на 121 была 16,5 километров в час. После закрытия коммерческих маршрутов, это в июне, в октябре скорость была 17,3 километра в час. Это июнь с октябрем сравнил. Вопрос заключается в следующем. Задач не озвучил – обеспечение безопасности, причем это касается не только перевозки пассажиров, но и в том числе безопасность напряженных транспортно-пересадочных узлах у станций метрополитена. То, что сейчас творится в большинстве случаев. Возьмем площадь Льва Толстого – посмотрите, по 4 минуты стоит социальный транспорт 185 маршрут частного перевозчика, во всю сигналит коммерческому маршруту «отъезжай, пропусти, мне не проехать на выделенку». Посмотрите. Вечерний час пик. Выйдите, не вру.

А. Петровская Чтобы подытожить, мысль такая, что в принципе, если убрать эти маршруты, 200 маршрутов дублирующих, то никакой проблемы не будет, хоть и не добавляем количество автобусов и трамваев, но просто уберется этот фактор того, что фактически забирает коммерческий транспорт пассажиров у социального. Этого фактора не будет, он будет нивелирован. Все заработает в полном режиме даже без добавления количества автобусов и другого вида общественного транспорта наземного.

Д. Процкий Я искренне надеюсь и верю в это, что действительно проблем не будет. Но есть риски, которые Оксана Генриховна правильно говорит. Неправильно это все посчитать можно.

О. Дмитриева Просто вы не посчитали. Это все на глазок.

Д. Процкий Неправда. У нас есть возможность, собственно говоря, эти риски нивелировать. Первое – 10 процентов увеличения в контрактах, то есть можем увеличивать объемы транспортной работы, это непосредственно рейсы. От запланированного объема на 10 процентов, плюс ко всему при розыгрыше маршрутов у нас образуется экономия, которая, в том числе, будет идти на добавление, если это потребуется, маршрутов.

О. Дмитриева Вы говорите: «мы сделаем транспортную модель, мы сделали транспортную реформу, мы посмотрели маршруты». А потом «ну а если неправильно посмотрели» … Дмитрий Алексеевич, вы прекрасно все знаете, используете, говорите наименования маршрутов, знаете, какие заполнены, какие нет. Знаете, где возникают пробки, где большое время ожидания, где толкутся. Но это все равно… В эпоху расчетов вы это все делаете на глазок. Это в вашей голове. Вы должны четко посчитать. Четко. И четко основать. Вы делаете другую сетку. Если у вас нет маршруток, которые действительно останавливались по требованию, значит, у вас все, кто пользовались маршрутками и выходили не на автобусных остановках, между остановками… Мы еще раз говорим о том, что у нас основные потребители – граждане пожилого возраста. Что значит 400 метров?

Д. Процкий К сожалению, эти граждане пользуются практически в подавляющем большинстве социальными маршрутами.

А. Петровская Установить на каждые 100 метров остановку – это невозможно.

Д. Процкий Давай регулированные тарифы отменим, везде отменим маршрутки…

О. Дмитриева Вы должны оценить масштаб ущемления интересов тех, кто пользовался маршрутным транспортом и которым дойти до остановки достаточно сложно. Даже если это 200 метров.

А. Петровская Учитывать интересы всех очень трудно, как бы ни хотелось. Важно, чтобы эта реформа привела к тому, чтобы город поехал, поехал быстрее.

О. Дмитриева Что значит «интересы всех»? Есть ситуация текущая. Дальше вы тратите на это сколько?

Д. Процкий Мы должны учитывать интересы всех. Это же общественный транспорт.

О. Дмитриева Сколько вы хотите потратить на транспортную реформу?

Д. Процкий Порядка 11 миллиардов.

О. Дмитриева Это в год. А в целом?

Д. Процкий Каждый год… На сколько лет хотим? На сто…

О. Дмитриева Вы хотите потратить сто миллиардов. Что за эти сто миллиардов мы получим по сравнению с текущей ситуацией?

А. Петровская Очевидно, что сегодня время закончилось. Разговор не закончился. Мы будем его продолжать еще до июля. Я благодарю гостей студии. Оксана Дмитриева, Дмитрий Процкий, спасибо. Хорошего дня.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире