'Вопросы к интервью
20 декабря 2019
Z Интервью Все выпуски

Книжная кухня: Размышления о современном искусстве


Время выхода в эфир: 20 декабря 2019, 12:07

Н. Дельгядо Здравствуйте, с вами Наташа Дельгядо и мы на «Книжной кухне». Сегодня у нас на кухне – директор Музея современных искусств им. Дягилева СПбГУ, профессор университета Татьяна Юрьева. Здравствуйте, Татьяна.

Т. Юрьева Здравствуйте.

Н. Дельгядо Совсем недавно вышла новая книга «Переживание утопии. Размышления о собственной коллекции», и мы сегодня говорим об этой книге. Скажите, пожалуйста, как вы начали собирать коллекцию, почему и с какого времени?

Т. Юрьева Я вообще не собирала коллекцию, она образовывалась параллельно моей жизни. Первые картины, которые появились – это 1970-й год, и 1973-й, картины Натальи Нестеровой, ведущей сейчас звезды нашего арт-пространства. Я их везла на «Красной стреле» из Москвы по очереди. Это было абсолютно случайно, неожиданно, я никогда не думала, что эти картину обретут такое широкое, так сказать, поле, где будут картины ещё и других художников.

Н. Дельгядо Но в какой-то момент вы всё-таки поняли, что это уже коллекция?

Т. Юрьева Да, я давно поняла, что это коллекция, потому что я показывала её студентам — приводила домой, рассказывала о периоде 60х-90х и по сей день. Она стала моим учебным пособием.

Н. Дельгядо Каких художников вы собираете?

Т. Юрьева Я не собираю. Мне звонят по телефону, говорят: «Я написал картину, хочу тебе подарить». Мама считала, что в жизни не имеет смысла коллекционировать ничего, кроме друзей. У меня — коллекция друзей, здесь нет ни одного случайного имени. Здесь лучшие мои друзья, с которыми я прожила огромный отрезок жизни, как критик и как человек. К великому сожалению их уже нет… Левон Лазарев, Владимир Овчинников, Глеб Богомолов, Евгений Ухналёв, Владлен Гаврильчик… очень многих нет, это ужасно. Я поняла, что надо сделать книгу, пока остальные ещё живы, пока я жива.

Н. Дельгядо Вот вы и ответили на вопрос, почему решили издать книгу именно сейчас. Вы назвали её «Переживание утопии», почему?

Т. Юрьева Мы всю жизнь жили в ожидании, что будет иначе, будет лучше, мы очень обрадовались, когда сами принимали активное участие в начале 90х. Помню, с каким почтением с нами разговаривал Анатолий Александрович Собчак, и это было для нас замечательное время. Хотя все ругают 90-е годы, но для искусства это было удивительное время. Я впервые открыла залы Мраморного дворца для художников-неформалов, которые никогда не показывались публике в открытую, в нормальном режиме, и для них это было огромное событие. Я первая показала художников русского зарубежья. Я открыла то, на что все ещё ходили и спрашивали разрешения; я уже никого ничего не спрашивала.

Основали мы Дягилевский центр искусств и начали работать, как некоммерческая организация культуры. И это был, конечно, своеобразный взрыв, потому что в городе подобных не было. Я хотела вернуть имя Дягилева. Левон Лазарев сделал мемориальную доску, а потом – бюст, который поставили в театре Шатле в Париже в 2004 году, кажется. И это тоже было невероятным событием.

Н. Дельгядо А когда появился Музей имени Дягилева?

Т. Юрьева Музей появился в 2008 году. Он предполагался и раньше, но его организация с подписью Вербицкой и так далее, произошла в 2008 году.

Н. Дельгядо И сейчас в этом музее проходят выставки?

Т. Юрьева Проходят выставки. Я работаю на факультете свободных искусств и наук, это моя основная преподавательская деятельность, мы проводим научные конференции, которые тоже иногда связаны с деятельностью музея. Я совмещаю выставки и конференции.

Н. Дельгядо А кто в постоянной коллекции музея?

Т. Юрьева В постоянной коллекции музея — все те, кто есть у меня в коллекции. Я её подарила университету. Как мне сказал, буквально за месяц до смерти, Коля Сажин: «Но я же дарил тебе, а ты подарила университету!». У меня потрясающая его картина… Таким образом музей смог состояться, а потом, когда мы уже начали работать, художники стали дарить университету картины. Поэтому я очень надеюсь, и думаю, что меня в этом поддержит руководство университета, что каталог музея будет большой.

Н. Дельгядо А где находится музей и где можно посмотреть то, что есть?

Т. Юрьева У нас нет такого помещения. У нас есть прекрасное хранение, а помещение, где была бы постоянная экспозиция, мы пока не получили. У нас есть выставочный зал, второй общий зал – в университете, в Двенадцати коллегиях, там разные факультеты выставляются, и зарубежные, там мы делаем китайские выставки. И выставки из коллекции мы показываем в Двенадцати коллегиях.

Н. Дельгядо Выставочный зал тоже в Двенадцати коллегиях?

Т. Юрьева Да, да, да! Именно. Понимаете, эта книга могла появиться именно в это время. Потому что я сама, как исследователь и критик — в растерянности. Сейчас очень трудное время для искусства, утопии наши, конечно, уже в меньшей степени способны продолжаться. Я когда-то спросила Эрнста Неизвестного: «Ты вот находясь в Америке, в Нью-Йорке, представлял, что у нас перестройка произойдет?» Он сказал: «Никогда в жизни!» Они все уезжали насовсем. И сейчас мы в положении, которое… Я вдруг нашла аналогию с Платоном в том плане, что он мечтал о создании республики, куда художников допускать не надо, они мешают философам, они не приносят никакой практической пользы. И я подумала: «Боже мой, как, однако, звучит современно».

Н. Дельгядо А что изменилось для художников после распада СССР? Вот исчезли госзаказы. Я думаю, что даже неформальные художники могли какие-то плакаты рисовать, какие-то заказы выполнять.

Т. Юрьева Наши художники, с которыми я работаю, никогда госзаказами не пользовались абсолютно. Они делали какие-то плакаты, работали в жилконторах. После закрытия эрмитажной выставки их карьеры очень сильно пострадали. Даже не карьеры, а просто они лишились мест, где бы можно было работать. Потом были две выставки «газаневских», одна в ДК Газа, ругая – в ДК «Невский». Потом пришло вот это молодое поколение, с которым мне очень интересно работать. Несколько имен представлены и в книге, их произведения есть и в музее. Скажем, Ронзейнштейн – у меня маленькая работа, а в музее он представлен великолепно, почему я и говорю, что надо издавать коллекцию музея. А почему я сказала, что книга эта очень актуальна, как мне кажется – потому что она даёт очень большой урок жизни, она даёт представление об искусстве 1970-2000х годов, она даёт такую панораму, из которой каждый художник может для сделать ещё какие-то выводы.

Н. Дельгядо А выставки вашей коллекции где-нибудь бывают?

Т. Юрьева Два раза в год мы показываем в зале в Двенадцати коллегиях. Там очень хороший зал, небольшой. Там же показываем современное китайское искусство. Так мы — на набережной лейтенанта Шмидта, очень многие нас знают, у нас много посетителей на открытиях выставок. Критерий у меня только один – должна быть индивидуальность, должен быт художник, который, как наши говорят – «зацепляет». Очень хорошо сказал издатель, он меня ошарашил, что настолько хорошо всё понял! Мы не были знакомы вообще, и он сказал: «В вашей коллекции есть, что нет во многих других – душа». Вот эту душу мне хотелось излить на бумаге, наверное. Потому что в истории искусствознания не было книги такого типа. Вообще не было.

Н. Дельгядо Как бы вы определили жанр книги?

Т. Юрьева Размышление. Тут так и написано.

Н. Дельгядо Где можно купить книгу?

Т. Юрьева Я хотела сказать очень важную вещь: без поддержки галереи bulthaup Лины и Фаддея Перловых, конечно, я бы не могла выпустить такую книгу. Она сейчас ещё пока нигде не продаётся, потому что я всё дарю. Здесь такое количество художников, они ж должны иметь… Вчера была презентация в «Новом музее». Это мои друзья, которые сами предложили это сделать, и вот мы, наверное, поняли ещё раз друг друга.

Н. Дельгядо Спасибо вам большое. С нами была Татьяна Юрьева, профессор Санкт-Петербургского Государственного университета, директор Музея современных искусств им. Дягилева университета, автор многих книг и в том числе новой книги «Переживание утопии». Спасибо большое, Татьяна.

Т. Юрьева Спасибо вам, и всем желаю в новом году быть радостными.

Н. Дельгядо Над программой работали журналист Татьяна Троянская, звукорежиссёр Галина Курылёва, и я, автор, Наташа Дельгядо. Всего доброго, читайте.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире