13 апреля 2004
Z Интервью Все выпуски

Закон об обязательном страховании устроителей массовых мероприятий


Время выхода в эфир: 13 апреля 2004, 16:08

13 апреля 2004 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» О. Тишкин первый зам. гендиректора страховой компании «Ингосстрах»
Эфир ведет

А. ДЫХОВИЧНЫЙ — В студии «Эха Москвы» Олег Тишкин первый зам. гендиректора страховой компании «Ингосстрах». Мы говорим вот о чем — о возмещении морального и материального ущерба, причиненного в результате теракта которые, увы, происходят, и как вариант страхования обязать устроителя некоего массового мероприятия застраховаться, застраховать в обязательном порядке на случай совершения теракта. Тема, о которой говорят уже каждый раз, когда что-то происходит. И когда речь идет и компенсациях, выплатах об этом говорят. Олег Владимирович, чтобы разобраться, скажите, это просто разговор о том, что это надо или все-таки какие-то законопроекты, что-то обсуждается на серьезном уровне в настоящий момент.
О. ТИШКИН — Алексей, спасибо вам за вопрос. Уже то, что мы обсуждаем эту тему в прямом эфире уже очень важно. К сожалению, этот повод для обсуждения не совсем приятный, тема стала достаточно повседневным явлением в нашей жизни. Если раньше мы только слышали о терроризме то, что читали в газетах, о том, что происходит в Израиле и другом мире, то на сегодня мы можем говорить о том, что за 2003 год в России было зафиксирован 561 теракт. Из них 86 были предотвращены. Погибло более 200 человек, и 600 получили ранения. Эти цифры заставляют задуматься, а как быть дальше, что делать. В этой связи можно эту проблему разделить на две части. Первая часть является основной государство должно отвечать и предотвращать все попытки совершения терактов.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Специальные службы, мы платим налоги. Но, увы, не всегда получается. И это понятно. Это во всем мире. Процент важен процент, сколько удалось, сколько нет.
О. ТИШКИН — Хотелось бы отметить, что те действия, которые были направлены на предотвращение терактов, принятые в России, они оказались очень эффективными. Они достаточно дорогие, они требуют большого вовлечения людей, не всегда публичного, это долг государства, которое оно выполняет. К сожалению, я подчеркиваю, не все действия приводят к тому, что все удается предотвратить. И то, что мы имеем в части смерти людей, разрушения имущества — это те факты, с которыми нельзя не считаться. И тут самый интересный вопрос а что делать дальше? А дальше у нас происходит — родственники погибших или сами пострадавшие, которые остались в живых, они вынуждены терять время, стоять в очередях, подавать исковые заявления и добиваться возмещения морального ущерба, получение компенсации, чтобы провести нормальное лечение, в том числе с психотерапевтами, что очень важно. Потому что такие события для человека не могут пройти бесследно и реабилитация порой занимает несколько лет. В этой части, к сожалению, у государства не всегда хватает адекватных средств, чтобы возместить всем материальные потери, а моральный вред вообще сложно оценить. Но, тем не менее, в мире существует механизм, при котором государство, не снимая с себя ответственности, возмещает ущерб, а также привлекает к этому те финансовые институты, которыми выступают страховые компании. То есть перекладывает значительную часть возмещения материальных потерь на страховые компании. Это то, что есть во всем мире. Что происходит у нас в стране на сегодня действует закон о терроризме, в рамках которого за все отвечает государство. Те поправки, которые сейчас инициируются со стороны ряда депутатов Госдумы, они приветствуются всеми. Идет поиск механизма, при котором при наступлении неблагоприятных последствий в результате теракта будет источник финансирования этих потерь.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ То есть, есть уже некие поправки, которые инициированы депутатами. Кем именно?
О. ТИШКИН — В частности я бы считал необходимым упомянуть депутата Бобырева, который очень активно принимает в этом участие. Опять же в свою бытность главой МВД Грызлов неоднократно высказывался о необходимости принятия мер, в том числе в части защиты через механизм страхования. Сейчас я думаю, позиция спикера парламента Бориса Грызлова не сильно изменилась. Речь идет о поиске совершенно нормального механизма по возмещению потерь. Механизм существует, он апробирован во всем мире. Это страховые компании.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Но в конечном итоге платит же потребитель. Он всегда платит, деваться некуда. Речь идет исключительно о мероприятиях коммерческого толка, митинги, манифестации, шествия тоже будут включены в этот список?
О. ТИШКИН — Очень хороший вопрос. Сразу хотел бы отметить, что нельзя объять необъятное. Первое, о чем идет речь о том, чтобы обязать устроителей массовых мероприятий, которые носят коммерческий характер, это тот пример, который произошел с «Норд-Остом», это коммерческий проект, на нем зарабатываются деньги. При этом устроители должны застраховать свою ответственность за те возможные повреждения, в первую очередь мы говорим о людских потерях, об увечьях, о том, что может произойти, и также предусмотреть материальную ответственность в части материального ущерба.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Тут сразу возникает ряд вопросов. Что такое массовое мероприятие и не массовое и суммы, тут все, к сожалению, упирается в бумажки, которые называются деньги.
НОВОСТИ
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Мы говорим о законопроекте, можно уже говорить о законопроекте, об обязательном страховании ответственности за вред, причиненный в результате совершения терактов, произошедших в местах массового скопления людей. И депутаты, вы перечислили, депутаты «Единой России» в первую очередь говорят об этом. Тут сразу надо разобраться, что такое массовое скопление людей. 10 это массовое или нет?
О. ТИШКИН — Такого определения не существует. Под массовым скоплением людей мы понимаем, во-первых, зрелищные мероприятия, к нему же относятся те же вокзалы, бизнес-центры все что угодно, где количество людей превышает, какой-то критерий надо брать, я думаю, что 50 человек. При этом основной упор делается на то, чтобы в первую очередь охватить мероприятия, которые имеют коммерческий характер. На сегодня, когда мы говорим об обязательном страховании, мы подразумеваем, что не идет речь об отдельной строчке в бюджет, которая будет выделена на эти цели. Речь идет о том, чтобы заставить устроителей массовых зрелищных мероприятий, в результате которых они нормально зарабатывают, это бизнес-проекты, они зарабатывают деньги, застраховать свою ответственность перед посетителями.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Билеты станут дороже.
О. ТИШКИН — Если мы говорим о том, на какие суммы можно обеспечить такое страхование ответственности и сколько это будет стоить, то речь на сегодня идет о том, чтобы максимальный лимит по месту проведения был сопоставим с суммой 150 млн. рублей. При этом компенсация на одного человека будет находиться в пределах 1 млн. рублей. То есть если мы говорим, что произойдет то, что может произойти, и пострадают люди, компенсацию получит как минимум 150 человек по миллиону рублей каждый. При этом ни в коем случае не снимается ответственность с государства. Если ущерб будет больше, то все то, что выплатят страховщики, оно пойдет пострадавшим. А все то, что не хватит, за это должно будет заплатить сверху государство.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ — Вы назвали суммы, 150 млн. рублей, это общая сумма
О. ТИШКИН — По месту проведения.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ И миллион рублей
О. ТИШКИН — Каждому человеку. Есть два способа, первый способ можно перед началом мероприятия предложить каждому желающему купить страховой полис по страхованию жизни от несчастного случая. Вы сами понимаете, что это занятие будет малоперспективным с точки зрения его реализации. Это первое решение вопроса. Оно нереально. Второе решение вопроса, когда устроитель за свои деньги страхует свою ответственность, которая может наступить. При этом с него не снимается обязанность предусмотреть все возможные и невозможные меры по предотвращению терактов. Это рамки на входе, это тщательный осмотр всех входящих, в том числе визуальный или с помощью спецтехники. То, с чем мы встречаемся каждый день. Если эти меры, которые будут предприняты, они все равно не приведут к тому, и теракт состоится, то должен быть механизм возмещения потерь. Мы прекрасно понимаем, что большинство людей, которые попадают в такую ситуацию, могут быть далеко не полностью осведомлены о своих правах и обязанностях. В этой части не их вина, что они этого не знают должен быть механизм, в рамках которого не они будут добиваться получения возмещения или каких-то компенсаций, пособий на похороны своих близких, а это будет сделано централизованно в кратчайшие сроки, за счет тех средств, которые будут собраны страховыми компаниями. Для справки я хотел бы отметить, что в России уже третий год действует Российский антитеррористический страховой пул, я его возглавляю как председатель. Этот пул на сегодня страхует от имущественного ущерба, который может наступить при терактах. Как пример недавний теракт, который состоялся возле гостиницы «Националь», там погибли люди. Ответственность перед ними не была застрахована. Ответственность за имущество перед «Националем» была застрахована, гостиница «Националь» получила возмещение в полном объеме, которое направила на ликвидацию последствий. К сожалению, люди сейчас вынуждены ходить и узнавать, нанимать юристов, чтобы получить хотя бы какие-то денежные пособия.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Мне бы хотелось эти цифры, в частности 1 млн. рублей на одного человека, сравнить с аналогичными цифрами, которые существуют на Западе и в США.
О. ТИШКИН — Мы всегда сталкиваемся с тем, что говорим а вот у нас, а вот в США. Совершенно некорректное сравнение в той части, что у нас совершенно разный уровень жизни. У нас совершенно разная законодательная база и нормативно-правовая. То есть, если мы говорим про западное общество, то там не может быть компенсации меньше миллиона долларов. Но это та действительность.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Я без задней мысли, просто поинтересовался.
О. ТИШКИН — Я просто хотел бы, чтобы наши радиослушатели это правильно понимали. Мы живем в России по нашим меркам и с точки зрения возмещения ущерба, я считаю, что для начала один миллион рублей, нельзя сказать, что это достаточно, это будет кощунство, но это больше, чем те возмещения, которые выплачиваются на сегодня. А вы знаете, какие цифры выплачиваются? Если на похороны платится 14 тысяч рублей, то, наверное, это далеко не та сумма, которая могла бы покрыть существующие расходы по такому грустному мероприятию.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Вопрос на пейджере: «Я плачу налоги, в том числе и на обеспечение моей безопасности. Почему я должен переплачивать еще», — это к моему высказыванию, что при покупке билетов на массовые мероприятия придется доплачивать, но мне действительно кажется, что организаторы массовых мероприятий не будут из своего кармана платить. Они все равно в конечном итоге заставят платить нас, потребителей. Каким образом — увеличив цену на билет. Слушатель, который подписывается как Брат, интересуется почему я должен еще дополнительно что-то платить.
О. ТИШКИН — Уважаемый Брат, если мы говорим о том, что на вас будет переложена обязанность заплатить за самого себя, то это неправильно. Мы говорим о том, что при лимите ответственности 150 млн. рублей для понимания, сколько это стоит это может стоить порядка 20 или 30 тысяч рублей. Все страхование за такой лимит. Если даже эту сумму распределить на билет, то это будут копейки, которых вы не то, что не заметите, вы не почувствуете. И издержки по их распределению будут больше. То есть если мы говорим о том, что страхование ответственности на такую сумму стоит, извините, что в долларах, тысячу долларов, при проведении какого-то матча (вы можете себе представить размеры стадиона), речь не идет о том, чтобы переложить нагрузку с государства на его граждан. Речь идет совершенно о другом, для чего мы сегодня и собрались — чтобы создать механизм пострадавшим и их семьям получить достойную компенсацию, которая хоть в какой-то степени поможет снизить тот моральный ущерб, восстановить тот нормальный вид жизни, который был до этого. Хотя мы понимаем, что это невозможно.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Организаторы массовых мероприятий не имеют права отказаться, разумеется, сказать а не буду я этого делать.
О. ТИШКИН — Тот вопрос, который вы задали, является ключевым. Если кто-то не хочет что-то делать, заставить его делать очень сложно. Мы исходим и также как и депутаты, которые вносят это, во-первых, из того, что должна быть этика. Если ты зарабатываешь деньги, то будь добр, обеспечь защиту тем, кого ты пригласил к себе на мероприятие. Защита должна иметь материальную основу. При этом создать механизм, мы над этим работаем. Его очень сложно создать, его всегда можно обойти. Сколько бы мы ни ставили заградительных барьеров и шлагбаумов, всегда можно найти способ их обойти. Но при этом это произойдет до первого случая. Как только, не дай бог, это произойдет, и полис, который был якобы приобретен, окажется недействительным, или фальшивым или просто для проформы, это тоже сыграет свою роль. Я не думаю, что те компании, которые проводят такие мероприятия, они живут одним днем. Для них понятие имиджа и чести, это не пустые слова. И речь идет опять же, подчеркиваю, что те расходы, которые можно произвести в рамках страхования и купить огромную защиту, они несопоставимы с той экономией, которую можно достичь, не делая этого.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Соответственно страховая компания может ли отказаться работать с каким-то организатором по причине того, что не установил рамки.
О. ТИШКИН — Совершенно верно. Мы говорим о том, что страховая компания это, как правило, акционерное общество. Ее нельзя заставить делать то, что она не хочет. Но при этом она будет сама заинтересована вместе с устроителем, снизить свой вероятный ущерб. В какой-то, части я думаю, что страховщики будут финансировать установление рамок, установление дополнительных средств наблюдения, то есть, они будут делать все возможное, чтобы предотвратить последствия, в результате которых они будут платить колоссальные деньги. В этом их прямой интерес.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Вопрос от Сергея Сергеевича: «Было бы лучше для начала научиться страховать шахтеров, уж потом посетителей кино, булочных, и молочных». Речь идет о том, почему только теракты. А техногенные катастрофы, в частности, на шахтах.
О. ТИШКИН — Спасибо за вопрос, Сергей Сергеевич. Я не думаю, что наше время в прямом эфире позволяет охватить эти темы. У них абсолютно разная структура. Гибель шахтеров не связана с терроризмом, терроризм это особая тема, которая захлестнула весь мир и пришла в Россию.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ То есть тут вопрос, что первоочередное на ваш взгляд? И на взгляд депутатов.
О. ТИШКИН — Я бы не расставлял тут какие-то приоритетные или менее приоритетные задачи, речь идет о том, что жизнь людей всегда была и остается, сохранение жизни — это задача номер один. Если ее не удалось сохранить, надо найти возможность компенсировать родственникам погибшего эти потери. И в отношении шахтеров и в отношении погибших на Дубровке, мы говорим о гибели людей. При этом ни там, ни здесь не существует механизма по выплате достойных, я извиняюсь за это слово, возмещений.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Как вы оцениваете, простите вы о жизни, а я о деньгах, как вы оцениваете прибыль возможную для страховых компаний в результате введения подобного законопроекта?
О. ТИШКИН — Я ожидал этого вопроса. Могу вам дать статистические данные, что за время существования страхового антитеррористического страхового пула, выплата единственная, которая была произведена, она превышает те поступления, которые были собраны.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Спасибо вам. Олег Тишкин, первый заместитель генерального директора страховой компании «Ингосстрах» был у нас в гостях. И мы говорили о терроризме, и о страховании, о возмещении ущерба возможного, причиненного в результате терактов, которые, увы, происходят. Спасибо.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире