'Вопросы к интервью
14 ноября 2019
Z Интервью Все выпуски

«Сериал «Эпидемия» на платформе Premier


Время выхода в эфир: 14 ноября 2019, 20:04

О.Бычкова 8 часов и 6 минут в Москве, добрый вечер, у микрофона Ольга Бычкова. Мы в ближайший наш эфирный час будем говорить о сериалах и сериале, как хорошо, наконец-то о чем-нибудь душевном можно поговорить, по-настоящему актуальном и правильном. И говорим мы об этом со сценаристом Романом Кантором и писателем Яной Вагнер, добрый вечер.

Р.Кантор Добрый вечер.

Я.Вагнер Здравствуйте.

О.Бычкова Которые пришли к нам сюда, в прямой эфир «Эха Москвы», в нашу студию, чтобы рассказать о сериале «Эпидемия», первая серия которого вышла буквально сегодня ночью на платформе Premier, правильно я говорю? То, что раньше называлось ТНТ, потом ТНТ-Premier. А теперь это называется платформой Premier, и это то, что мы можем смотреть не в телевизоре, а в интернете.

Р.Кантор И в интернете, но и на телевизоре, если есть смарт-тв.

О.Бычкова Другая форма интернета, просто на большом красивом экране, если кому-то так удобнее. Я посмотрела сегодня первую серию ночью, потому что она появилась в полночь и все могли ее посмотреть. Теперь будет что, раз в неделю.

Р.Кантор Да, раз в неделю, в четверг.

О.Бычкова Значит, друзья. Если вы не посмотрели, я вам рассказываю, но как-то без спойлеров. Это такая кошмарная, леденящая душу история… Сколько там серий будет?

Р.Кантор Восемь.

О.Бычкова Ну вот, кошмарная история на восемь серий про то, как буквально в нашей реальной жизни, в столице нашей родине, вот тут, где мы все живем, случилась какая-то ужасная болезнь, кошмарная эпидемия, люди ходят с белыми глазами. И очень страшные все. И на это фоне разворачивается драма прекрасного мужчины, у которого семья, бывшая семья, какие-то люди вокруг него. И вот он всех спасает, как Ной, он их всех должен посадить в какое-то одно транспортное средство, вывезти и что из этого происходит. Они все, конечно, ненавидят друг друга, да? Бывшая жена, действующая жена, вот это все.

Я.Вагнер Мне кажется, что это вполне реалистичный сценарий. Если у вас есть близкие люди, то случается катастрофа, логично предположить, что человек захочет спасти своего ребенка и вряд ли он скажет своей бывшей жене: «А ты давай, оставайся на месте». Поэтому, разумеется, он спасает обе своих семьи. Хотя я бы не сказала, что он их спасает, просто им нужно всем вместе как-то путешествовать. Не то чтобы он их…

О.Бычкова Вывести из зоны поражения. Но они между собой как-то не очень ладят.

Я.Вагнер Странно, правда?

О.Бычкова Одна жена, которая увела этого мужчину у другой жены…

Я.Вагнер Зачем вы так говорите?

О.Бычкова Нет, она не увела?

Я.Вагнер Просто человек встретил другую женщину..

Р.Кантор Несколько точек зрения.

О.Бычкова А предыдущая женщина как-то не очень с этим согласилась.

Я.Вагнер Тоже удивительный поворот событий.

О.Бычкова Невероятный какой-то просто саспенс. Расскажите, во-первых, про то, что это была книга, правильно?

Я.Вагнер Да, это книга, роман называется «Вонгозеро», я написала его давно, восемь лет назад. И довольно быстро зашла речь о том, чтобы сделать кино. Но как мы знаем, кино – довольно длинный процесс, небыстрый. И поэтому мы ждали, ждали и вот, наконец, появился фильм.

Р.Кантор Сериал.

Я.Вагнер А нельзя назвать сериал?...

Р.Кантор Я не люблю. Есть фильмы, а есть сериалы. Фильм – когда в кино.

О.Бычкова Одна серия, когда идешь в кино.

Р.Кантор Именно.

О.Бычкова А когда хотя бы две серии…

Р.Кантор Уже сериал. Все просто.

О.Бычкова Я вас потом спрошу про всю вот эту историю, про фильмы и сериалы, интернет и телевизор обязательно. Но скажите мне сейчас, Роман, почему вы решили писать сценарий именно на основе яниной книги?

Р.Кантор Потому что мне предложили. У меня всегда совпадает любовь и деньги, повезло в жизни, что я всегда каким-то образом умудряюсь эти вещи не разделять. Да, мне предложили сделать такую историю, но мне много чего предлагали и предлагают делать, но не все делаю. Соответственно, я полюбил эту историю и ее потенциал, увидел ее. Здесь главное, на самом деле, когда ты делаешь из одного что-то другое, из одной формы – другую, потому что литература – это одно, сериалы – другое, кино – третье, балет – четвертое, опера – пятое. Ты должен, когда ты приносишь эту вещь нарративно, ты должен понять, как она будет работать или нет. Или хотя бы поверить в то, что она будет работать.

И вот здесь я поверил, я увидел, я представил себе: «Да, в основе этого лежит история понятная семьи, семей, в конфликте». И главное, что мне больше всего в книге понравилось, что этот страх возникает от того, что это как бы по-настоящему. А в какой-то момент как бы и пропадает, становится вроде как по-настоящему, ощущение присутствия. И в книге это есть. И я попытался это передать в сериале. А уже потом режиссер и остальные люди замечательные, которые в этом участвовали, они попытались это реализовать в том, что ты правда переживаешь за этих людей.

Вот это хотелось сделать прежде всего.

О.Бычкова Какими бы противными они не были.

Р.Кантор Дело в том, что хотелось делать их не противными, не классными, они все одновременно и то, и другое. И по ходу сериала, восемь серий интересны тем, что вы увидите разные грани и стадии.

О.Бычкова Давайте сразу расскажем, что главную роль в этом фильме исполняет Кирилл…

Р.Кантор Кирилл Кяро. По поводу этого тоже есть вопросы, кто играет главную роль.

Я.Вагнер В книге, например, главная героиня – рассказчица. Книга написана от первого лица.

О.Бычкова Это кто?

Я.Вагнер Разлучница, как вы сказали. Виктория. И в книге есть главная героиня. Книга – это монолог, она написана от первого лица, очень личная история. Более того, рассказчик не достоверный, она очень субъективная, предвзятая, потому что ей не очень приятна эта компания…

О.Бычкова В сериале все вокруг этого мужчины получилось.

Я.Вагнер Вам разницу кино…

О.Бычкова И литературы. Вот так. Это разница между книгой, написанной женщиной-автором и сценарием, написанным мужчиной –сценаристом.

Р.Кантор Зато в книге нет героини Полины, молодой девушки, которая там действует, она есть в сериале. Полина – дочка Александра Робака. Дочка младшая, которая блондинка.

О.Бычкова Которая там все время нарушает общественный порядок.

Я.Вагнер Вот-вот. Слушает «Эхо Москвы», вероятно. Мы вырезали эту сцену.

О.Бычкова А чего вы вырезали, что такое?

Р.Кантор Не сошлись по деньгам. В общем, она контр-истеблишмент персонаж. Она против патриархата в лице ее отца, в раках одного мужчины.

Я.Вагнер Еще один сильный женский персонаж, которого там не было.

Р.Кантор Я к тому, что я за гендерный паритет. Просто…

О.Бычкова Это называется сделкой просто.

Р.Кантор Сделка с совестью. Если серьезно, то в это и была разница большая между романом и сериалом, ты подходишь… В романе все от одного лица, а если ты это видишь и можешь представить, ты слышишь слова, ты подключаешься к этой героине. Когда ты видишь всех этих людей, они буквально живые люди перед тобой, что ты не понимаешь по действиям, которые они делают, выделить из них, кто главный герой. Это не самоочевидная вещь.

Я.Вагнер Да, естественно. И я к этому совсем не ревную, у меня свои претензии, разумеется.

О.Бычкова Расскажите.

Я.Вагнер Но к полифонии ревновать невозможно, это единственный возможный способ рассказать историю на экране. Иначе это просто невозможно, иначе все остальные будут появляться в кадре тогда, когда главная героиня смотрит на них. А так их просто не будет.

Р.Кантор Хотя это интересная идея.

Я.Вагнер Есть такие фильмы, когда герой надевает камеру на голову, и все.

О.Бычкова Хорошо, я поняла. Так какие у вас претензии как у автора изначального произведения к его киноверсии?

Я.Вагнер Дело в том, что писатели – народ неприятный и ревнивый. И история, которую ты однажды придумал, тебе кажется придуманной достаточно хорошо и правильно, и поэтому все возможные измерения ты встречаешь в штыки. Как только начинаются персонажи новые, как только уходят персонажи, которых ты придумал, какие-то твои любимые, выстраданные сюжетные линии идут под нож, то первая творя реакция: возмутиться и сказать: «Нет, минуточку, стоп. Это чья история вообще?». Но тут надо помнить, что по-другому не бывает. Поэтому я совою ревность постаралась в себе подавить. То есть, я работала над собой.

О.Бычкова А почему в качестве такого полигона апокалипсиса, площадки, где применяется в полный рост апокалипсис, вы выбрали именно эпидемию? Не наводнение, не землетрясение, не нашествие марсиан или ядерную бомбардировку?

Я.Вагнер Кстати, наводнение могла бы, наверное, тоже. Дело в том, что восемь лет назад, когда я сочиняла эту историю, мне хотелось описать какой-то конец света с минимальным количеством фантастических допущений. То есть,я страшно люблю историю про зомби, обожаю любые варианты каких-то сценариев про конец света из-за нашествия инопланетян и прочего. Но у меня задача была другая. Я хотела придумать более или менее реалистичный сценарий. Я придумала вирус, которого не может быть, к счастью, потому что 100% смертность – это такая фантастика. Но это единственное, что я себе позволила.

О.Бычкова Не надо зарекаться, наука семимильным шагами продвигается.

Р.Кантор Кстати, это может быть.

Я.Вагнер Все вот эти сводки с полей по поводу того, что антибиотики перестают действовать…

Р.Кантор Это очень важная тема, которую можно обсудить. Потому что это более реалистично, чем может показаться. Мы сейчас на пороге глобальной эпидемии, все ученые об этом кричат, но их не слышат, потому что слушают Грету Тунберг больше чем что либо еще.

О.Бычкова Просто это на самом деле соревнование ужасов, соревнование кошмаров, от чего мы скорее умрем…

Р.Кантор Мне кажется, это мышление нашего времени, что мы умрем скоро.

Я.Вагнер Мне хотелось бы, чтобы мы спорили, благодаря чему мы будем жить лучше, прекраснее и больше.

Р.Кантор Но на самом деле, действительно, сейчас дело в том, что все антибиотики, которыми мы пользуемся, они очень старые, резистенция выработалась, фармакологическая индустрия мировая не расположена к тому… Им выгоднее производить «Виагру», а не новые антибиотики, потому что они очень быстро становятся старыми.

О.Бычкова Виагра – это торжество жизни.

Р.Кантор Торжество жизни, да. Но дело в том, что антибиотики в силу объективных причин за 10-15 лет теряют свою силу. И сейчас я слышал, что появилась новая гонорея, которая, казалось бы, давно вылеченное заболевание, которое теперь, например, нельзя вылечить.

Я.Вагнер Еще книгу надо написать об эпидемии… Окей, серьезно, возвращаемся.

Р.Кантор Я к тому, что на самом деле инопланетян не выбрали… Москву. Не знаю, какое-то более живописное…

О.Бычкова В рейтинге инопланетян самых комфортных городов мира…

Р.Кантор Видели, где они обычно? Белый дом обычно взрывают, приземляются где-то в Сан-Франциско, они выбирают более кинематографичные места.

О.Бычкова Надо сказать, что любовь Яны к зомби все равно не прошла мимо этого сериала, потому что вот эти заболевшие пациенты с белыми глазками…

Я.Вагнер Это как раз категорически ко мне не имеет отношения. Визуальная вот эта передача того, как выглядит заболевший, это не я придумала.

Р.Кантор Это неизбежная вещь, я сейчас как раз покажу разницу между литературой и кино в одном примере. Просто в чем дело, ты когда снимаешь эту вещь, понимаешь, что в книге они могут кашлять, ты не слышишь их кашель. В кино, если ты на протяжении восьми серий показываешь, как люди кашляют, в какой-то момент становится смешно. Серьезно, это так работает.

Я.Вагнер Я на восьмом сезоне «Ходячих мертвецов» тоже начинаю хохотать, когда вижу зомби…

Р.Кантор Это, конечно, не зомби, они долго не ходят. Просто проблема в том, что чисто техническая проблема, кинематографическая, когда ты видишь человека, тебе надо сразу понять, заболевший он или нет. И не ждать, пока он покашляет. Его нужно обозначить, потому что в книжке его не надо обозначать, просто можешь исходить из того, что он больной. А здесь тебе надо за секунду визуально…

И здесь включается наше зрительское восприятие, потому что мы столько видели сериалов и фильмов про зомби, что наш мозг, он всегда любит сразу самую короткую дистанцию преодолеть. И он сразу: «О, зомби». Он сразу думает, что это как будто зомби. Но у нас нет никаких зомби в этом сериале.

О.Бычкова Я не поняла, первая серия, может быть, там не нужно было это понимать. Там какая-то такая очень бледная девочка была, которую несли на носилках. Она почему стала такая зеленая?

Р.Кантор Она белая стала. Дело в том, что заболевших людей поливают раствором, чтобы как раз обозначать, что типа они заболели, а с другой –типа он лечебный. Хотя никто не знает, лечебный он или нет. Это символ сериала, эта краска.

Кстати, когда мы писали, это было… Он был зеленый. Но в тот момент, когда мы об этом писали, это было давно, это была зеленка. Уже многие забыли, что это такое. И многие такие, давайте не будем об этом, это другая история… Политическую НРЗБ что ли делаем. А сейчас уже можно зеленку делать потому что все уже забыли про эту историю.

О.Бычкова Вы просто аполитичный человек.

Р.Кантор Я мега-политичный человек.

О.Бычкова Девочка вот эта беленькая очень живописно смотрелась, конечно, на носилках, вполне себе. Расскажите вот о чем, чем показ сериалов в телевизоре отличается от показов в кино? В интернете. Это же такая…Я просто мало знаю про телевизор, если честно. Я представляю себе, может, это устаревшее представление, что телесериал, вот сериал в телевидении российском – это какая-то непонятная муть про женщин с трудной семьей, как правило, или с чем-нибудь еще. Я давно не смотрю телевизор, может быть, у меня устаревшее представление.

Я.Вагнер Я начну, мне можно сказать пакость, я не работаю в этой индустрии. Мне кажется,что в последнее время мы точно знаем, что нам покажут на кнопках телевизионных. И это может быть не всегда правда, потому что бывают же сюрпризы приятные. «Ликвидацию» тоже показывали по телевизору, например.

Так или иначе, мы все равно представляем себе, что на каждом канале есть свой формат сериального продукта. И он такой довольно ограниченный, к сожалению. А платформы – это как раз то, чего нам не хватало все эти годы. То, чего не хватало русской сериальной индустрии, потому что на примере Netflix можно видеть, как здорово и весело начинают развиваться индустрия сериалов, когда на нее не давят ожидания заказчика условно, потому что заказчик – это Netflix, который может себе позволить огромный разброс. У него нет ниши, которую он собирается занимать. У него нет аудитории, у которой есть определенные ожидания, свобода, она потом приносит деньги, потому что она приносит аудиторию. И потом приносит вот это большое разнообразие. И люди могут себе позволить снимать нишевые проекты, хорошие, умные,дорогие. Даже без прицела на 20 или 40 миллионов зрителей. Для миллиона, но очень умный, например. И вот в этом прямо спасение, мне кажется, нашего кино.

Р.Кантор Я согласен здесь по всем пунктам. Потому что Netfliх может позволить себе делать и для подростков, и для пожилых, у них там есть сериал «Метод Комински» про стариков за 80 практически.

Я.Вагнер Я смотрю его с таким наслаждением, невероятно умный и прекрасный.

Р.Кантор В России сложно такой сериал представить.

Я.Вагнер Напрасно, потому что он бы здесь рванул. Вы смотрели «Метод Комински» с Майклом Дугласом?

О.Бычкова Я не могу сказать, что я смотрела, я начинала его смотреть, забросила…

Р.Кантор Россия со своей спецификой в том плане, что у нас редко доживают до 70 лет и редко живут счастливой полной жизнью в калифорнии.

О.Бычкова И там тоже у главных героев проблемы, не то чтобы у всех была счастливая жизнь.

Р.Кантор Все-таки пенсионеры в России – отдельная категория, к сожалению. Может быть, это изменится в ближайшем будущем. Это может быть утопия какая-то. Но я бы про другое сказал. На самом деле, для меня нет такой большой разницы. Интернет-платформа – это просто телевидение здорового человека, что немножко иронично звучит, применительно к нашему сериалу про болезнь, но в целом здесь нет никакой… Их необходимость, а я считаю, что это необходимость, потому что люди хотят смотреть хорошие сериалы в России, я считаю. Она возникла из-за того, что есть формальное ограничение аудиторное, как правило, но есть и формальное ограничение законодательное в России, по которому ты не можешь показывать какие-то вещи.

Например, у нас в сериале матерятся. Да. Но матерятся…

О.Бычкова А можно показывать, как говорят нехорошие слова, на платформе?

Р.Кантор Да. У нас не запикивают. А по телевизору надо запикивать или ничего не делать, не любят запикивать на телевидении.

О.Бычкова До вас еще не добрались эти органы…

Р.Кантор Надеюсь, что не доберутся. Причем мы не злоупотребляем этим делом. Там если смотреть это, в первой серии одно матерное выражение.

О.Бычкова Может быть, три с половиной, но немного.

Р.Кантор Но они драматургически осмыслены и оправданы в моменте, особенно первое слово…

О.Бычкова На какую букву?

Р.Кантор На «п».

О.Бычкова Понятно, только не говорите целиком.

Р.Кантор И актриса очень хорошо это сказала, лучше чем я скажу, надо смотреть это на платформе. И не только это. Нельзя… Вы видели по каналу… У нас сейчас много НРЗБ последние дни по телевидению, но в связи с одной историей, но нельзя показывать какие-то по-настоящему жуткие вещи. У нас будут жуткие вещи. Секс тоже… После 11. Секс у нас тоже будет. Поэтому… А подростковый секс с какого возраста начинается? Вот я тоже не знаю. Поэтому вот такая ситуация…

О.Бычкова Про курение еще что-то…

Р.Кантор У нас мало курят.

О.Бычкова В телевизоре же нельзя курить. Там так смешно сразу пишут какие-то титры.

Р.Кантор У нас мало курят. Это я сейчас самые поверхностные ограничения описал. Но есть, как…

О.Бычкова С телевизором, когда курят, куча предупреждающих надписей. А когда убивают… Мы сейчас прервемся очень коротко на новости и небольшую рекламу, я напомню, что мы говорим о начавшемся на платформе Premier сериале «Эпидемия» с его сценаристом Романом Кантором и писателем Яной Вагнер.

НОВОСТИ

О.Бычкова И мы продолжаем наш разговор про сериал «Эпидемия», у микрофона Ольга Бычкова, в студии у меня сценарист сериала Роман Кантор и писатель Яна Вагнер, по произведению которой был написан сценарий и снят сериал. А вышел он сегодня ночью, прямо буквально в полночь вышла первая серия, и будет теперь показываться каждую неделю на платформе Premier. И мы начали говорить до новостей о том, чем отличается показ сериалов по телевизору от показа в интернете, чтобы это ни было, любые ваши устройства или смарт-тв… У Premier это все есть?

Р.Кантор С телефона можно.

О.Бычкова А че отличаются зрители? Что, например, на таком ресурсе как Premier считается успешным?

Р.Кантор Это сейчас сложно сказать, хоть Premier и первая платформа, которая начала выпускать оригинальный контент в России, потому что сейчас есть несколько платформ в России, которые этим занимаются, но все еще это очень новая вещь, в которой не сформировалась до конца еще аудитория, она формируется, приходят новые люди, потенциал мы видим. Это стартап на самом деле.

Это около года. Все началось с сериала «Домашний арест», по сути, он был первым сериалом, который вышел.. Из крупных.

О.Бычкова И был очень успешным проектом. Сколько его посмотрело?

Р.Кантор Мы же не знаем, сколько людей смотрят Нетфликс или НВО. На американских платформах не публикуют статистику. Это внутренняя информация. При этом внутренняя аналитика, если мы говорим про телевизионные рейтинги, они очень простые. Две цифры – доли и рейтинг. Всегда так будет. Как формируется – все договорились, что это работает, я не уверен. Но все верят, что это работает.

О.Бычкова Просто потому что нет другой системы измерений. Вы ставите дома устройство, которое фиксирует все ваши передвижения по каналам…

Я.Вагнер НРЗБ репрезентативно, двое детей, родители-алкоголики, и решают, что вы много смотрите телевизор. Это люди, которые не выключают телевизор как правило. И также есть телефонные опросы, это другая система.

А здесь есть внутренняя аналитика. Очень много категорий, по который можно изучать российского зрителя. И если ты русскоязычный из Америки, Израиля, Германии, ты можешь подписаться и смотреть наш контент. Мы можем смотреть, сколько людей посмотрело каждую серию. Сколько людей подписались на платформу, сколько отписались. Не понравился сериал – отписались после первой серии. Или продолжают..

О.Бычкова Могут несколько сериалов смотреть…

Р.Кантор Значит, почувствовали необходимость это делать. Потом можно узнать, какие сериалы больше смотрят, какие меньше смотрят. И так далее.

Я видел еще другую вещь, мы проводили по «Эпидемии» изучение зрительского восприятия самого сериала. Мы смотрели, к ним подключались датчики как в фильме. Как детектор лжи. И смотрят на активизацию зон мозга, где тебе интересно, где не интересно. И там буквально такой график интереса, если у тебя падает… И дальше… Там комплексное исследование.

О.Бычкова А вы потом вносили изменения?

Р.Кантор Я уже не успевал серьезно внести, но вообще было ощущение, какие герои более нравятся зрителям, какие менее нравятся. Ты прикидываешь себе, что с ними сделать, чтобы…

О.Бычкова Как у вас все сложно в кино.

Р.Кантор Это все сейчас происходит, на наших глазах, это мы все изучаем, пытаемся понять, как с этим жить. Если все годы до этого одно и то же было, сейчас просто технологии позволяют очень многое и все стало быстро. Новые технологии становятся доступны и в Америке, и у нас почти что одновременно. Мы в этом смысле можем их использовать достаточно эффективно.

О.Бычкова Вернемся к сериалу. Правильно ли я понимаю, остановите меня, если это будет выглядеть как спойлер. Это сериал не про эпидемию загадочного инфекционного заболевания,а сериал про отношения между людьми, в семье? Отношения любовные, между родителями и детьми, между представителями разных социальных групп…

Р.Кантор Вот это для меня очень важно.

О.Бычкова А эпидемия – это повод, чтобы поговорить про то, что с нами происходит более-менее каждый день?

Я.Вагнер Для меня вообще эта история, я придумала историю о конце света, чтобы поговорить о том, как мы себя ведем, попав в невыносимые обстоятельства. Декорация вот эта может быть любая. Истории о конце света, они все – просто повод поговорить о жизни, о том, как люди меняются в опасности, в состоянии стресса сильного. Это чудесное драматургическое подспорье. И поэтому для меня это всегда была история про то, как хорошие люди вынуждены…. Люди, которые считают себя хорошими, приличными, нормальными, вынуждены каждую минуту делать какой-то выбор. И внезапно выясняется, что выбор, который они делают, не всегда соответствует тому, что они о себе думают. Они делают очень много открытий, для них это довольно серьёзное испытание. Неприятное такое. Не самые приятные вещи они о себе выясняют.

Это все время мучительное колебание между тем, чтобы спастись самим и не делать уж совсем…

О.Бычкова А зачем там прям сразу такие кошмары, как там бандиты нападают на дом, пытаются делать ужасные вещи… Сходу, в первой серии тебя за горло берут.

Р.Кантор Чтобы ты включил вторую серию.

О.Бычкова Некоторые думают, надо ли им это смотреть…

Р.Кантор Я, кстати, этих людей… Вторая серия совсем другая по сравнению с первом. Каждая серия этого сериала по сути немножечко в другом жанре сделана. Она фокусируется на других аспектах, там продолжается накал страстей, это совсем другая эмоция. И поэтому мы постоянно пытались играть с ожиданиями, чувствами и так далее, выдыхать иногда, затаить дыхание и так далее. Это такая вот партитура драматургическая. Но при этом для меня… Вот вы сказали, хорошо описали сериал. Если бы у нас выпускали двд, можно было бы туда эту цитату повесить. Это про семью, про людей. И здесь мне важно было, что каждый из них стал как бы представителем нашего социума.

Потому что меня смущает почти во всех русских сериалах, не только русских, что это персонаж, ты смотришь и понимаешь, что это выдуманные люди. Мне хотелось сделать так, чтобы они были твоим соседом, знакомым, отцом, сыном. Чтобы ты мог себе представить их в реальном жизни, не абстрактной, а в конкретной Москве-2019. Вот это для меня было крайне важно. В книге они были живыми, но книга писалась много лет назад, не было ощущения… Страна сильно изменилась за это время, контекст происходящего изменился, политическая ситуация изменилась. И дело в том, что там много будет политических аллюзий.

О.Бычкова Я с удивлением поняла, что даже такие аполлитичные ресурсы, как ТНТ, это всегда развлекательный канал был, и такие смешные сериыл как «Домашний арест» или недавно я посмотрела сериал НРЗБ или еще какой-то. Вроде бы люди снимают что-то развлекательное или чернушное. Они не ставят перед собой задачи снять политическую драму или сатиру. А получается она.

Я.Вагнер Я думаю, что в «Домашнем аресте» была отчетливая задача сделать именно политическую сатиру…

О.Бычкова А мне казалось, что просто комедия. Но получилась политическая карикатура.

Я.Вагнер Мне кажется,в любом случае не избежать, мы живем здесь и сейчас. Я, кстати, не готова признать своих героев морально устаревшими. У меня в книжке не очень много страны как таковой, фокус идет на героев, а не на происходящее вокруг них. Но я не верю, что мы сильно меняемся как люди. Точно разницы между нами десятилетней давности и нами сегодняшними почти нет, тем более, что путешествие проходит у героев. Они сразу же покидают столичные окрестности… Это роуд-стори, это история о путешествии. Они будут спасаться…

О.Бычкова Там еще Анна Михалкова появляется.

Я.Вагнер Там кастинг совершенно сумасшедший.

О.Бычкова Скажем еще раз, чтобы не пропустить, Кирилл Кярр, Виктория Исакова, Марьяна Спивак, Юрий Кузнецов, Павел Костомаров – режиссер.

Р.Кантор Александр Робак.

Я.Вагнер Это роуд-стори, путешествие. Как только они выезжают за пределы столичных коттеджных поселков и прочего, они попадают в почти неподвижное пространство, в котором и 10 лет назад, и 20 лет назад…

О.Бычкова И с упоением начинают выяснять отношения…

Я.Вагнер У них довольно много встреч. Там вся драматургия построена не только ан их отношениях между собой, а на том, кого они встречают и как с этими препятствиями, которые им встречаются на дороге, разбираются. То есть, у них очень много приключений всяких.

Р.Кантор Сериалы и кино такая вещь, что там случайно редко что получается. Иногда бывает, но смысл в том, что если у тебя есть пистолет, тебе надо кого-то привести на съемки… Этот тренд, который вы установили, он есть. И он появился в последнее время. Невозможно жить в безвоздушном пространстве, на это есть запрос. Сейчас вышел фильм «Текст», он собрал очень много. Потому что это фильм про настоящие вещи. Там человеку подбросили наркотики 10 лет назад. 10 лет назад тоже подбрасывали наркотики, но не было дела Голунова, не было ощущения, что режиссер «Текста» учился в одном классе с Иваном Голуновым.

Я.Вагнер А книга написана гораздо раньше.

Р.Кантор Вот такие совпадения сейчас неизбежны. И мы снимали «Эпидемию» год назад, а дальше будет серия, в которой люди увидят вещи, которые им могут напомнить события новостные, которые сейчас происходят, в эти дни. Там будет история, например, которая в Шиесе происходит. Мы не знали, что это будет. Но есть это ощущение, в воздухе витает и у автором, и у зрителей. А тут важно быть не позади, а чуть впереди. Видеть чуть дальше, чем тебе показывают, и я стараюсь так работать, видеть, что будет чуть-чуть дальше. Пока ты сделаешь, это будет уже настоящим.

Я.Вагнер Мне в этом смысле легче: когда ты пишешь, ты не ориентируешься на сиюминутные обстоятельства, ты всегда стараешься писать историю… Она не должна быть актуальной, литература не про это. Она как раз концентрируется на вещах, которые будут понятны и через 20-30 лет.

Р.Кантор Одно другого не отрицает. Просто про «Домашний арест» есть цитата… Салтыково-щедринские, про то, что за 20 лет в России меняется все, за 10 лет – ничего. И в нашем случае. Вроде бы ничего не меняется глобально, но локально… Тон меняется. Ощущение меняется. 1 лет назад мы жили в другой стране. И люди те же самые, но я тогда хотел одного, а сейчас хочу другого. Я вроде тот же самый человек.

Я.Вагнер И сегодня, и через 10 лет герой этого романа примет одно и то же решение, он поймет, что должен спасти своего сына. И всем им захочется жить, они будут принимать эти решения… Я хочу сказать, что роман перевели на 12 языков и он, вне зависимости от того, что российские реалии описаны, он неплохо ложится для аудитории иностранной, потому что там история понятная, она может случиться в любом месте. И точно так же власти будут упускать возможность сказать правду, будут проблемы с зачистками, карантинными случаями… Люди будут пытаться спасти своих близких, поступать жестоко, немыслимо…

О.Бычкова Как вы будете оценивать успех сериала?

Р.Кантор У платформы есть свои внутренние раскладки. Это будет одна вещь. Мне кажется, это такая очевидная и эфемерная вещь…

О.Бычкова Я спрашиваю, как вы сами для себя будете.

Р.Кантор Это такая вещь, просто понимаешь, что люди на тебя по-другому смотрят… К тебе подходят люди и либо говорят, что все классно, ты видишь. Или у них действительно горят глаза, они что-то чувствуют. Если будет много таких глаз… Люди будут писать об этом.

Я.Вагнер Если много будут говорить, если будут споры – получилось.

Р.Кантор Вот «Чернобыль», он не в России вышел, но стал российским сериалом. Культурная НРЗБ. Это фактически как будто русский сериал вышел, как его обсуждают – давно ничего не обсуждали. И вот если будет хоть как-то доля такого, то это что-то у тебя получилось. А если будет тишина звенящая, то это очень обидно. Долго все это делается.

О.Бычкова Читаю аннотацию: «Главный герой – нерешительный и не маскулинный Сергей».

Р.Кантор Может, пор нынешним понятиям…

О.Бычкова Кирилл Кярр?...

Р.Кантор Наверное, у всех свои представления о маскулиности. Это тоже интересный вопрос. Для меня… 10 лет назад тема гендерных ролей не обсуждалась так широко. Серьезно. MeToo существовало 10 лет назад? Не существовало.

О.Бычкова Просто мальчики не в курсе, что обсуждалось. Многие мальчики узнали…

Р.Кантор Я не говорю, что все только три года назад узнали,что были изнасилованы. Я про то, что есть некий культурный фон. Изменение климата 10 лет назад существовало. Мы не обсуждали 10 лет назад вот эти сложные отношения между преподавателем и ученицей, которые мы сейчас будем обсуждать. Или завтра. Или смотреть или не смотреть фильм Полански.

А к чему. Сейчас вопрос статуса мужчины, женщины, ролей, есть они, есть традиционные, нет традиционных, кто сильнее… есть ли патриархат или нет. Если он есть, что с ним делать. Вот эти вещи, они в разных странах по-разному, я не знаю, наша страна консервативная или не консервативная, но считается вроде как консервативная.И как мы будем воспринимать эти вещи. будем идти в ногу с мировой повесткой или искать свой собственный путь.

О.Бычкова Представьте русский фильм или сериал, где действуют несчастные русские женщины с трудными судьбами. Это сколько угодно. А представить русский сериал, где героиня – сильная женщина, потому что она – глава корпорации. Или специальный секретный агент. Вот это.

Р.Кантор У нас в сериале 4 сильных женщины.

Я.Вагнер Я слушаю много разговоров про то, какие сейчас истории новые для русского кино. Из моего небольшого опыта общения с индустрией я довольно много слышу запроса на то, чтобы появились русские кино— и телепродукты, в которых фокус на главной героине, где женщина сильная.

О.Бычкова Где женщина занимает мужскую позицию, мужскую карьеру, и это не является предметом для ее страданий и несчастий.

Я.Вагнер Да. Не история про Золушку, а просто история.

О.Бычкова Спасибо вам большое, мы говорили про сериал «Эпидемия», который вышел только что на платформе Premier со сценаристом его Романом Кантором и писателем Яной Вагнер. Удачи вам.

На правах рекламы.

16+



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире