'Вопросы к интервью

Т. Троянская Мы в эфире. Программа «Волшебная гора». Я с удовольствием приветствую наших гостей — Семен Михайловский, ректор Санкт-Петербургской академии Художеств
С. Михайловский Добрый день
Т. Троянская И напротив меня Аркадий Ипполитов, старший научный сотрудник, сотрудник государственного Эрмитажа. Добрый день. Мы сегодня будем говорить и о культурном форуме, и об искусстве советском, и о современном, наверное, тоже поговорим. Но начать бы хотелось с «Золотой маски» — это ведь тоже искусство. Театральное, но тем не менее искусство
С. Михайловский Вы уверены в этом?
Т. Троянская Абсолютно. В театр хожу каждый день, поэтому не понаслышке знаю об этом. Так вот, вчера экспертный совет вчера составлял шорт-лист «Золотой маски» и разразился небольшой скандал. Пока это только в facebook, но тем не менее. В шорт-лист не вошел спектакль Константина Богомолова «Слава». В Большом Драматическом театре он его поставил, и это спектакль по одноименной пьесе Виктора Гусева. Пьеса 30-х годов прошлого века, она абсолютно сталинская, пафосная, в стихах. Константин Богомолов поставил спектакль, который сталинисты воспринимают как «сталинский», а те, кто не очень хорошо относится к Сталину, воспринимает как «стеб» над той эпохой. В шорт-лист «Слава» не вошла, и председатель экспертного совета Дина Годер объяснила это тем, что режиссер не дает этическую оценку. У меня к вам вопрос. Должен ли режиссер давать этическую оценку своим спектаклям?
А. Ипполитов Я не понимаю как он не дает этическую оценку и чему?
Т. Троянская Сталину. То есть, одни воспринимают спектакль как «антисталинский», а другие его воспринимают как абсолютно «просталинский». То есть, режиссер как бы не высказывает свое отношение.
А. А. Ипполитов Это как-то очень странно. Например, великая картина Репина «Манифест 1905 года». Ее многие воспринимали как революционную, многие как «антиреволюционную». Например, тот же Розанов. Но это вообще-то свойство искусства. По поводу того, что как мы будем воспринимать пирамиды – как прославление тирании, или как великий памятник вечности? Не включить пирамиды в шорт-лист семи чудес света, потому что они не дают эстетическую оценку правления фараонов – это примерно такая же постановка вопроса. Наверное, здесь не этический вопрос должен быть поставлен вхождения в тот или иной список, а как бы эстетический в первую очередь.
Т. Троянская Ну сейчас вы большой комплимент сказали, сравнив с пирамидами Константина Богомолова. Может быть, живопись сложней «считать»?
С. Михайловский Просто Аркадий в широком пространстве рассматривает это все, он же вообще, наверное, спектаклей Богомолова не видел.
Т. Троянская А кстати вы видели?
Ведус. С. Михайловский Видел.
Т. Троянская Какой интересно?
А. Ипполитов «Пластилин»
Т. Троянская «Пластилин» — это Серебряников
А. Ипполитов Серебренников… Ну простите. Конечно, извините, я вспомнил, потому что как только говоришь о спектакле – сразу же думаешь о Серебренникове. Нет. «Король Лир», который, надо сказать, мне понравился.
Т. Троянская Это в приюте «Комедианта», здесь, в Петербурге?
А. Ипполитов Был, да
С. С. Михайловский И Колизей тоже там проблемы в общем-то. Там кровь лилась, вообще ужас что происходило. С этого и начнем. Как приходим в Колизей, сразу рассказываем о страшном времени, когда там гибли люди, кровь лилась и прочее, прочее. Но мы его все-таки как архитектурное произведение рассматриваем. То есть, время должно пройти. Сейчас для Дины Годер это важно — высказать свою собственную позицию. То есть, сейчас все должны правильно себя позиционировать. Вот и она позиционирует себя тем, что режиссер не дает оценку. Мне кажется, что это просто маневры. Все сейчас занимаются маневрами, все распределяются на лагеря. Сталинисты, либералы, за, против… ты не можешь иметь свою собственную позицию – ты должен к кому-то примкнуть и сказать – ты против или за. Определенно.
Т. Троянская А можно иметь свою собственную позицию, когда вот так четко – за и против?
С. Михайловский Ну, мне кажется, хорошо. Хорошо вообще иметь свою собственную позицию. Где-то соглашаться, где-то не соглашаться.
Т. Троянская А как по поводу Сталина можно иметь не «За» и не «Против»? Можно?
С. Михайловский Насчет Сталина не знаю. Это другой вопрос. Это к искусству не относимо. О какой позиции к Александру III и памятник Трубецкова? Давайте мы, рассматривая памятник Трубецкова, тоже будем обсуждать Александра III. Или заседание Государственного совета. Это вообще гимн бюрократии. Самая ненавистная должна быть картина. Тех людей, которым это все не нравится, — они ее просто должны уничтожить. Там же гимн – все сидят, вокруг собрались, и сверкают эти красные мундиры. Но она же есть. Мне она даже понравилась. Сейчас была выставка Репина — думаю, какая замечательная картина.
А кто-то бы сказал: что это за картина? Что она отражает? В чем смысл этой картины.
А. Ипполитов Но с другой стороны, эта картина воспринимается как великолепная пародия на власть, в первую очередь. И там достаточно страшно, и Победоносцев, который
НЗБЧ
– это у Репина читается, несмотря на то что гимн – это как картина Гойи «Королевская фамилия».
С. Михайловский отчасти да. Но все-таки в пятнах тоже неплохо.
А. Ипполитов Кстати, я не хотел сравнивать Богомолова с египетскими пирамидами. Отнюдь. Я просто говорил, что отношение к произведению искусства не должно исчерпываться гражданской позицией.
С. Михайловский А, да, я согласен.
Т. Троянская Здесь я тоже с вами согласна. Но давайте перейдем к искусству и начнем с советского искусства.
С. Михайловский Но не говоря уже о Брекере, немецкой архитектуре. Все это было списано и не публиковались книги, монографии. И о Альберте Шпеере не было ни одной книги. Когда опубликовали – Крие ото всех наслушался, что он занимается архитектурой Третьего рейха и так далее.
Т. Троянская Но здесь можно и кино вспомнить, Лени Рифеншталь… Это вечный спор.
С. Михайловский Мне кажется, должна быть мера какая-то
Ведущая Вед Ну хорошо, давайте про советское искусство. Выставка «Дейнека/Самохвалов» откроется в рамках культурного форума. Когда вернисаж? Тринадцатого, да?
С. Михайловский Тринадцатого закрытый, а для публики – восемнадцатого откроется выставка. Ну там будет достаточно времени, потому что она будет работать два месяца.
Т. Троянская Вы можете объяснить, почему сейчас такая мода на советское искусство?
С. Михайловский Я не знаю, что мода. Мне просто интересно.
Т. Троянская У меня ощущение, что сейчас это очень модно. Аркадий Викторович?
А. Ипполитов Вы имеете какую моду – у нас или мировую моду?
Т. Троянская Сначала у нас, а потом и на мир перекинемся.
А. Ипполитов Вы знаете, мне говорили по поводу того, что главная тема будет «Мода и популярность советского искусства», но я как раз хотел бы сказать, что это…
Т. Троянская Не так?
А. Ипполитов Не совсем так. Что здесь тема гораздо более широкая, потому что где-то с конца прошлого века началась популярность «фигуративного искусства» и возвращение к ней, поворот от модернизма, в первую очередь, к девятнадцатому веку, соответственно к русскому искусству и к искусству изобразительному. Советское искусство в него входит, так как на свои изобразительности после победы, после недолгого торжества авангардизма, который был революционным, скажем так, но в общем-то и советским. В 30-е года стал только изобразительным и, в связи с этим, появилась такая мода. И опять же, к вопросу об этих пирамидах – мы говорим о советском искусстве, вроде как в первую очередь, но вообще-то советское искусство – часть искусства вообще. И Дейнека не тем хорошо, что он советский, а Дейнека хорош тем, что он очень хороший художник.
С. Михайловский не поспоришь
Т. Троянская Тогда переиначим. Русское искусство
А. Ипполитов Русское искусство, с которым Дейнека был связан , причем с его европейской линией русского искусства, при том, что, Семен, я думаю, что и на вашей выставке будет видно, что именно политическая история, в общем какой-то мере привела к трагедии Дейнеки, потому что вообще-то Дейнека 30-х годов и 50-х годов
С. Михайловский ну он еще, конечно, интегрирован – он же еще много путешествовал, да? Он был в Нью-Йорке, он был в Филадельфии, он выставлялся там на разных площадках – Вена, да во всем мире он был. То есть, он выезжал, и он видел, что происходит, поэтому он очень стыкуется с новеченто, он очень стыкуется с итальянским искусством 30-х годов. Есть совпадения. В какое-то время у них у обоих был кризис
Т. Троянская И у Самохвалова…
С. Михайловский У обоих. После войны и сюжетов не было, и энергии такой не было. Они хорошие работы, послевоенные, но они, конечно, совсем другие. То есть не хватало просто какого-то запала. Ну завистники, ревность, профессиональные такие. А Дейнеку живописцы считали графиком, скульпторы считали живописцем, и как-то обвиняли его в сухости. Я тоже считал, что это идеология. Что Герасимов его гнобил в 44-м году, но, когда ему должны были вручить государственную премию, они просто считали его не живописцем. Они считали его графиком. Они считали, что живопись сухая такая, и что выглядит все это очень графично, плакатно. Аркадий верно сказал, что это интерес не к советскому искусству – это интерес к фигуративному искусству. Большой период был связан с авангардом. На Западе проходило очень много выставок, начиная с «Великой утопии» (92-93 год). Сначала во Франкфурте была, потом в Нью-Йорке… И очень много показывали авангард – Малевич, Татлин, Розанов, Попов, Родченко. Вот это был период такой. А потом уже все насытились. Все это показали уже по сто раз. И потом возникло столетие революции – 2017 год. Прошли выставки, где большая часть была фигуративного искусства. Это и в Лондоне— в Royal Academy of arts была выставка. В других музеях. Как-то можно было объективно уже говорить, потому что раньше авангард считался оппозиционным. Все, что считалось оппозиционным – нравилось. Когда я юный был, мне тоже нравилось. Мне не нравился режим – мне нравился авангард. Именно тем, что его не принимали. То, что не принимают – ты принимаешь.
Т. Троянская Только поэтому?
С. Михайловский Ну тогда такой взгляд у меня был. Вот раз Малевич плохой, как все говорили…
Т. Троянская Да ладно, ну не все же по этой причине, Аркадий Викторович?
С. Михайловский А те, люди, которые говорили – мне не нравились. Те, кто ругали — они были мне не симпатичны. Я тогда из противоречия, да. А потом прошло время, стали все говорить: «О, авангард, авангард!». Ну ты же художник, у тебя должна быть своя позиция.
Т. Троянская Аркадий Викторович, а вы что думаете? По поводу того, что авангард мы любим из чувства противоречия.
С. Михайловский Мы не можем любить авангард. Это вообще странно. Мы можем любить девушку, или клубнику, или малину. А авангард? Что его любить? Он не нуждается в этой любви.
А. Ипполитов Ну вот не знаю, я итальянские веди Дейнеки люблю как девушку. Но они всегда были прекрасны, надо сказать.
С. Михайловский А кстати у нас будет каталог, там 480 страниц и Кристина Кэр – это такая американская исследовательница, которая сейчас написала даже большую книгу про Дейнеку… И там статья «Дейнека – феминист». Вот так (НЗБЧ)
А. Ипполитов Это очень интересно. А феминист, потому что любил женщин?
Т. Троянская Это новый поворот.
С. Михайловский А может он стал меньше любить и поэтому (НЗБЧ). Вот так это можно объяснить.
А. Ипполитов Вот Казанова – феминист или нет? Вообще он, конечно, феминист. Он хорошо к женщинам относился, поэтому они ему платили.
Т. Троянская Но не все женщины считали так, что он хорошо к ним относился, но давайте не будем удаляться в сторону Казанова. Вот про авангард. Действительно из чувства противоречия? Вот так все просто?
А. Ипполитов Я не знаю, нет, всегда все очень не просто. Семен говорит именно о советской ситуации в данном случае, потому что авангард был запрещен. Я помню, что в моей юности впервые на экспозиции появилась «Красная конница» и это «Цветочница», которая 1905 годом атрибутировалась, и все бежали в Русский музей ее смотреть
С. Михайловский А в фонды вас водили?
А. Ипполитов И фонды, да.
С. Михайловский То есть, там водили в фонды друзей, знакомых, показывали.
А. Ипполитов И само собой, вокруг этого была легенда. С другой стороны, на Западе искусство было, можно сказать, таким же официально официозным, как для нас социалистический реализм. В некотором роде это поменялось. Прошу прощения, постмодернистская ситуация, когда все завопили: надоели нам «Банки» Энди Уорхола – хотим «Мадонну» Гвидо Рени.
Т. Троянская То есть, более понятного, более простого?
С. Михайловский Нет, не более понятного. У нас все не просто.
А. Ипполитов Вообще-то «Мадонна Гвидо Рени намного сложнее, чем «Банки» Энди Уорхола.
Т. Троянская Но тем не менее, чем объясняется эта перемена, я так понимаю, мировой тенденции?
А. Ипполитов Мировой тенденции — это объясняется модой и всем прочим, но мода тоже имеет под собой некий фундамент, а в принципе, стремлением к полифоничности, и как бы отказом от чего-то раз и навсегда установленного, постольку поскольку все разговоры о том, что абстрактный экспрессионизм— это верх искусства, которые велись в 60-м году – в принципе они столь же тиранические, чем разговоры о том, что соцреализм является верхом всего развития искусства. А искусство должно быть разнообразно.
С. Михайловский Разнообразие. То есть речь идет о разнообразии.
А. Ипполитов Вообще, 20 век, с одной стороны, помешан на реализме, а с другой стороны, 20 век -тот век, который изучает прошлое как никакой другой и у которого появляется тот культ прошлого, который даже не сравним с библейским или с культом возрождения античности. Открыли множество новых художников 17, 16, 15 века, которых не существовало. Ну и в том числе, модернизм страшно плохо относился к академии, и, соответственно, салонам. Сейчас салонные художники в такой же моде как Ван Гог. Это современная тенденция, которая в некотором роде и опасна, потому что есть в ней свои недостатки. Но, с другой стороны, она позволяет посмотреть на искусство более широко и, соответственно, не судить о театральной постановке по ее этической позиции.
Т. Троянская А кто задает тренд? Вот выставки в крупных музеях (если Санкт-Петербург – это Эрмитаж, Русский музей, Манеж.). Вот они задают тренд и возникает мода, или наоборот, то есть, где-то зарождается мода и этот тренд ловит музей и делает выставку?
А. Ипполитов Тренд всегда задают некие люди, которые несколько обгоняют свое время
Т. Троянская Кто эти люди?
С. Михайловский Аркадий скромно задумался, и «я» сказал.
Т. Троянская Кроме вас?
А. Ипполитов Художники, поэты, музыканты, мыслители и прочее, прочее. Вообще-то музеи — это априори организация консервативная. Она должна все консервировать, поэтому она не может быть не консервативная. Соответственно, именно из-за того, что общество становится более консервативным, музеи во многом и задают тон. Весь авангард призывал к тому, чтобы музеи разрушить, а современный модернизм просто мечтает оказаться в музее, сделать выставку с фигуративным искусством, какой-нибудь очередной абстракционист страшно хочет, что видно даже в некотором изменении. Я какое-то время тому назад на тусовке, где было много западных и восточных художников, обратил внимание – в 70-е и начало 80-х все художники выглядели как фрики, а сейчас сидят в костюмах, в галстуках.
Т. Троянская Те же самые фрики.
А. Ипполитов Это и есть такая тенденция. Хороша она – это вопрос.
С. Михайловский Идет политизация, коммерциализация искусства, ну и люди соответственно должны… Я не следую этим трендам. Очень разное общество. Очень разнообразное, разные направления есть. Сегодня – одно, завтра – другое. Я считаю, что нужно иметь свою позицию. И все, и с этим жить.
Т. Троянская Ну это вам легко иметь свою позицию – с вашим багажом знаний, а люди, которые не очень хорошо разбираются в искусстве и они ищут некие ориентиры и отталкиваются от этого.
С. Михайловский Ориентиры – это великое старое искусство. Тут мы с Аркадием Викторовичем, наверное, сойдемся. Великие старые мастера – их тоже нужно понимать, чувствовать. Сейчас вообще интерес к старому искусству.
Т. Троянская «Старое» — это какое? Прошлый век?
(Московские новости)
Т. Троянская Мы возвращаемся в эфир. Вернемся к выставкам. Вы же куратор «Дейнеки/Самохвалова»? Будет ли это банальное противопоставление Москвы и Санкт-Петербурга? Дейнека – Москва, Самохвалов – Петербург?
С. Михайловский Мы думали, как сделать эту выставку. Каждый раз придумываешь какой-то прием – ее же нужно как-то эффектно представить. Просто повесить работы – это не интересно. Здесь мы придумали прием стадиона большого и футбольного матча между Дейнека и Самохваловым, между Москвой и Ленинградом с видео там, где есть и трибуны, и секторы, все мы поделили на шесть разделов больших. Потом сделали поле, это же физически у нас там будет поле. Не полностью, но ворота будут. Только в футбол играть не будут, но, во всяком случае, эти образы – они будут. Потому что есть противостояние Москвы и Петербурга – где лучше работать, где лучше жить, кто умнее, кто сообразительнее. Но это конечно товарищеский матч, то есть там нельзя будет выявить победителя. Когда мы делали эту выставку, мы думали, что Дейнека явно опережает, — заслуг у него больше, вещи у него эффектные, более броские. И тут мы увидели, что это более графично, а тот более живописный. Это спокойный, а тот такой эмоциональный. Один дополняет другого. Вчера мы ходили по выставке и в какой-то момент начинаешь терять – кто где? Они друг друга дополняют. Это прием такой, провокация – противопоставить одного другому, но не для того, чтобы выявить победителя, а для того, чтобы просто привлечь внимание.
Т. Троянская Ну понятно, чисто пиар-ход.
С. Михайловский Нет, не пиар ход. Привлечь внимание и все. Здесь, в студии, я не могу врать.
Т. Троянская Люди, так или иначе, любят сравнивать художников.
С. Михайловский Люди вообще любят сравнивать – все, все сравнивают они.
Т. Троянская А профессионалы? Внутри себя вы не думаете, что «этот талантливее, этот лучше»?
С. Михайловский У меня периодами есть. У меня был период, когда безумно нравился Тинторетто. Он был эмоциональный. Потом время проходит, и ты начинаешь любить другое. Какого-нибудь Беллини. А потом приходит другое время. У любого человека есть одно время, другое. Начинал я с Малевича.
Т. Троянская Ну с Малевича мы выяснили почему вы начинали – из чувства протеста. Аркадий Викторович, а у вас как?
А. Ипполитов Я недавно одному приятелю сказал фразу: «Это конечно великое произведение, я его очень люблю». Он говорит: «ты знаешь, в нашем возрасте надо различать две эти вещи. Если ты говоришь «великое» — оставь при себе «я его очень люблю», а если говоришь «я его очень люблю» — то надо не говорить о великом». Это очень трудно, я очень стараюсь этого избежать, когда пишу и когда говорю. Я очень думаю какое слово сказать первым. Большой, или еще что-нибудь. Этот гениальный, а этот гениальнее. Вроде как идиотизм, но иногда даже бывает такое. Сравнение вообще-то не всегда есть подсчитывание очков. Вообще-то прекрасна идея выставки «Дейнеки/Самохвалова». Страшно интересно, я страшно жду, я как бы ничего не знаю про выставку, в смысле, знаю много чего, но не видел ничего. Я прекрасно понимаю, что у этих двух художников будет страшно интересно, потому что Дейнека будет подчеркивать Самохвалова, а Самохвалов Дейнеку, а кто лучше, кто хуже – это настолько непринципиально.
С. Михайловский Ну как в искусстве так строго?
А. Ипполитов Один – такой, другой – другой.
С. Михайловский Да, этим искусство и прекрасно – тем, что оно разнообразно
Т. Троянская Я просто вспоминаю фразу, которая меня просто потрясла. Александр Баровский, всем известный искусствовед, сказал: «а кто это, что это за художник? Я его не назначал художником».
С. Михайловский Ну это здесь он, в студии сказал?
Т. Троянская Нет, ну я думаю, что это он сказал – это некий демиург получается.
С. Михайловский Ему хочется быть таким?
Т. Троянская Я не знаю, хочется или нет.
С. Михайловский Или в шутку сказал?
Т. Троянская Я не знаю, может быть шутил, но не все считали эту шутку. Давайте про Венецианскую биеннале. Поскольку в рамках культурного форума как раз будет обсуждение итогов. А у нас комиссар сидит павильона России Венецианской биеннале, за который отвечал Эрмитаж, Александр Сокуров и Шишкин-Хокусай также. К вопросу о том, что художники предчувствуют. Вера Мартынова, художница современная, она рассказала, что некоторое время назад она была на Венецианской биеннале, и до вот этой всеобщей милитаризации общества в какой-то момент появилось очень много оружия на выставке и потом, через некоторое время, это действительно случилось в нашем мире. Нынешняя биеннале, о чем нам вангует, есть ли какие-то тенденции, если художник – это предвестник или человек, который предчувствует?
А. Ипполитов Я думаю, вопрос Семену, поскольку я на биеннале не был и не видел
С. Михайловский Я растерялся даже.
Т. Троянская Тогда как комиссар ответьте – можно прочувствовать, поймать тенденцию, о которой заявляют?
С. Михайловский Я не знаю, наверное, художник это предчувствует что-то происходящее, у него такая тонкая организация. Мне кажется, сейчас тенденция к чему-то ускользающему, эфемерному, всему такому, неопределенному, мерцающему – неопределенное все. В этом смысле мы сильно отличались. То есть, ты заходил в Русский павильон – там наверху какое-то апокалиптическое предчувствие – Александр Николаевич, блудный сын, куда-то он там возвращается. Все спрашивали: «Куда это возвращается блудный сын? Что вы имели ввиду? Что это? Крым в России? Или Россия в Европу? Куда что?» Это мощно было. Это малопонятное апокалиптическое предчувствие.
Т. Троянская Неоднозначные оценки были от Русского павильона?
С. Михайловский Неоднозначные. А потом ты спускался вниз — там был Шишкин-Хокусай, такой веселый, у него фанерные такие картины. То есть, ты выходил и дальше попадал в Швейцарский, Французский павильон, — а там все такое неопределенное. Только там тихо неопределенное, а у нас буйно неопределенное. Все это превращается в сумасшедший дом. Где-то буйный, где-то тихий.
Т. Троянская Я, конечно, понимаю, что обращаю этот вопрос к сотруднику Эрмитажа, но тем не менее. Нужно ли чтобы такая огромная институция делала Русский павильон, или все-таки какие-то независимые художники? Я понимаю, что Шишкин-Хокусай, но все-таки основным создателем был Александр Сокуров, как я поняла.
С. Михайловский В каком смысле, основным? У нас было два художника. Просто один художник, которого я лоббировал постоянно – Шишкин-Хокусай, а другой художник – Александр Николаевич Сокуров. А Михаил Борисович мне сказал: «Или будет Сокуров, выставки»
Т. Троянская А должно быть так, Аркадий Викторович?
А. Ипполитов Вы знаете, искусство – вообще слово сложное и странное. Я как раз хотел бы сказать – я не видел эту биеннале, не могу ничего конкретного сказать, но вообще о Венецианской биеннале и о тенденции, которая очень характерна.
С. Михайловский Когда будет форум – будет обсуждение и Аркадий будет говорить о Венецианской Биеннале. Давайте всех пригласим. Какого будет числа? Четырнадцатого или пятнадцатого? И Аркадий будет рассказывать, я думаю, это будет очень интересно. Потому что Аркадий занимается Италией, знает Венецию и как раз очень интересно будет послушать.
А. Ипполитов Ну я четырнадцатого буду рассказывать не о этой конкретной, а вообще о биеннале. И в Венеции такая тенденция, что явно совершенно, что эта идея национальных павильонов – она очень и очень старомодная, скажем так. Поэтому Венецианская биеннале, именно для того, чтобы в какой-то мере спастись, вышла в Венецию. А Венеция – город-музей под открытым небом, точно так же, как и Петербург. И это дало очень много новой живой струи, новых событий, даже на той же Венецианской биеннале уже проходит не в этом «загоне джардина», а в самой Венеции, везде…
С. Михайловский Ну они сообразительные были, когда в конце 19 века дошли до этой идеи – всех собрать. Все стали делать выставки, все приезжать, и все где-то жить, что-то есть – такой в общем, бизнес-проект был.
А. Ипполитов Да, конечно, экспонаты, причем современного искусства, во многом те церкви, которые открываются специально для биеннале, куда помещают современных художников, и которые при этом перемешиваются с венецианским искусством – это то, о чем мы говорили в самом начале.
Т. Троянская То есть, инсталлируется биеннале в город
А. Ипполитов О том изменении отношения ко времени, которое воспринимается не линейным, а, я бы сказал, большой лужей, в которой можно брызгаться – и 19 веку, и 21, и 7 веку до нашей эры.
С. Михайловский Прости пожалуйста, а ведь раньше биеннале было там с августа, с июля, а сейчас с июня до ноября. Представляете, по времени даже расширилось.
Т. Троянская Все те, кто не успел, может четырнадцатого числа придти и послушать дискуссию, там, наверное, надо зарегистрироваться, на культурном форуме найдете все подробности. А Дейнеку с Самохваловым в Манеже с 18 ноября можно созерцать. Аркадий Ипполитов, старший научный сотрудник, сотрудник государственного Эрмитажа,
Семен Михайловский, ректор Санкт-Петербургской академии Художеств были у нас в студии, спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире