'Вопросы к интервью
28 октября 2019
Z Интервью Все выпуски

Свободный формат: Заседание СПЧ при президенте России в Петербурге по делу о разгоне митинга 1 мая


Время выхода в эфир: 28 октября 2019, 13:06

Т. Троянская Добрый день, в эфире «Свободный формат», в студии Татьяна Троянская, сегодня будем говорить о многом, но начнем с заседания СПЧ при президенте России в Петербурге по делу о разгоне митинга 1 мая. Мы уже очень много говорили об этом в студии, я с удовольствием приветствую наших гостей. Наталья Евдокимова, член совета при президенте России по правам человека. Добрый день.
Н. Евдокимова Добрый день.
Т. Троянская И Александр Шишлов, уполномоченный по правам человека в Петербурге. Александр Владимирович, добрый день.
А. Шишлов Добрый день.
Т. Троянская Действительно, этого момента ждали очень долго, и на прошлой неделе Совет по правам человека посетил Петербург, и весьма интересные истории мы услышали, и выяснилось, что, оказывается, сами митингующие затеяли все, агрессия была со стороны митингующих. Какие ощущения, Наталья Леонидовна? От этого собрания, которое 6 часов продолжалось.
А. Шишлов 6 часов, конечно, к Наталье Леонидовне.
Н. Евдокимова Я просто хочу сказать, что основной доклад делал Александр Владимирович, я хочу поправить – это было не выездное заседание совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, это было заседание одной комиссии по гражданским правам и гражданской активности. И эту комиссию возглавляет Николай Карлович Сванидзе. И с ним приехала достаточно серьезная команда из членов из СПЧ.
Т. Троянская Кто был?
Н. Евдокимова Никитинский Леонид Васильевич, Марголина Татьяна Ивановна была, Кабанов был, Ковлер был, Анатолий Иванович, Ольга Борисовна Сидорович.
А. Шишлов И Федотов.
Н. Евдокимова Естественно, был, который сначала хотел вести заседание, но я считаю, что… Сокуров был, который произнес пламенную речь в самом конце. О том, что нельзя ссорить государство или органы, которые за него отвечают, с молодежью. Очень такая была экспрессивная речь. Как он всегда и выступает. На самом деле, была довольно серьезная команда из СПЧ, и что вот для меня основное. Меня поразило, конечно, вы понимаете, когда люди могут говорить о чем-то, не видя друг друга, каждый воспринимал то, что произошло, так, как он это воспринимал, и часто, когда проходит большое количество времени, я вот сама замечаю, что мы один и тот же эпизод можем по-разному интерпретировать. Но с точностью до деталей, а не основную суть. У меня такая история уже была, когда я через несколько лет совершенно по-другому воспринимала то, что произошло. Здесь не так много времени прошло. И люди друг друга слышали, и они свою позицию высказывали. И вот когда показали видеоролик, совсем небольшой, про те самые моменты, когда начались задержания граждан, и эти задержания были, если не сказать «жестокими», то «жесткими» точно, мы можем вспомнить Александра Шуршева.
Т. Троянская Конечно, это видео, по-моему, видели все.
Н. Евдокимова Да, это видео уже все обошло. И при этом та сторона, а это комитет по безопасности, правопорядку и законности. Когда полицейские, когда Росгвардия – то же самое событие интерпретируют совершенно по-другому, ну, например, у них не было радостного настроения, хотя это праздник, была агрессия в глазах, это очень сложно комментировать вообще. Но смех в зале, а что еще могло быть? Слава богу, у нас чувство юмора не потеряно. А вы вот только эти эпизоды смотрели? А с чего это все началось? То есть такое было впечатление, что они утверждают, что до этого по головам стаканчиками бумажными или пластмассовыми бутылками били митингующие силовые структуры или представителей силовых структур, чего вообще не было. Понимаете, я пыталась сказать, что в нашем культурном городе вообще не замечено каких-то агрессивных действий со стороны митингующих. Машины не переворачивали, будки не поджигали, скорее после фанаты каких-нибудь спортивных событий, в частности футбола, могли такое себе позволить, и там, кстати, полиция очень мягко на это реагировала. И мне вдруг припомнил представитель Росгвардии, что где-то два года тому назад одного из его бойцов ударили ножом, но вот он был в жилете, бронежилете, поэтому там большого ущерба ему не нанесено, а вы говорите «культурный город». Я говорю: «Давайте еще вспомним, как булыжниками отбивались там в 17, 16 году, и вы будете за этот эпизод таким образом себя вести?» Понимаете, да, сейчас есть полная запись всех событий с поминутной, посекундным таймингом. Ну, пусть смотрят совет при президенте, пусть члены комиссии смотрят, но они, еще раз, не найдут никакой агрессии со стороны митингующих. И вот так вот мы разошлись.
Т. Троянская То есть, получается, встретились, поговорили….
А. Шишлов Я думаю, что это не так. Всё-таки, это было полезное заседание, и у тех, кто этой темой интересуется, раз уж мы с нее начали, с этого последнего заседания СПЧ в таком составе, там была не только комиссия.
Н. Евдокимова Там была и моя комиссия.
А. Шишлов Действительно, представительное было собрание. Я хочу сказать тем, кто интересуется этой темой, зайдите на сайт, либо на мой сайт, либо на сайт СПЧ, там есть видеозаписи того, что происходило. Это действительно было очень интересно, драматично, многочасовое заседание. Те, кто не хочет смотреть все 6 часов, это действительно много времени, мы тема разбили на выступления. Каждый может посмотреть то, что ему интересно. Увидеть своими глазами. И те несогласия, которые были, и ту обстановку, которая там была, из того, что происходило, я думаю, что это было полезно, несмотря на то что…
Т. Троянская А в чем польза?
А. Шишлов Конечно, мы хотели, я хотел, чтобы это прошло раньше. Заседание. Но в СПЧ решили, что пока выборы не пройдут, не состоятся сентябрьские выборы губернатора, может быть расценено, как некоторое политическое действие, поэтому решили так. В любом случае собрались. Почему полезно? Потому что редко удается в такой общей аудитории собрать людей, которые с разных сторон смотрят на ситуацию. С разных сторон участвуют, имеют разную позицию, и в любом случае, вот этим людям, эти разным сторонам надо учиться друг друга слушать. И понимать. Потому что если будет априори, заведомо позиция неприятия, агрессии, то ничего хорошего не будет ни в городе, ни в стране. Другого выхода просто нет. И я думаю, что тот разговор, который состоялся, он будет полезен и для тех, кто представляет государство, правоохранительные органы, комитет по законности, и для тех, кто представляет организаторов публичных мероприятий. Кстати говоря, вот тот же Черкашин Виталий, зампред комитета по законности, он, в общем-то, согласился с тем, что комитет пока не научился разговаривать и находить какие-то компромиссы. Думаю, что после вот этого заседания начнется какое-то движение со стороны органов власти.
Т. Троянская То, что власть начала говорить, это уже позитивный факт.
А. Шишлов Начала слушать и говорить. Я думаю, что это позитивный факт. Какие будут результаты – посмотрим. Пока обнадеживающих результатов, если говорить о свободе собраний, о том, как у нас проходят митинги и согласованные, и как они согласуются – я тут большого прогресса не вижу, я об этом много раз говорил, совсем недавно мы вновь сталкивались с тем, что организаторы получают несогласование, их отправляют, как и обычно, в Удельный парк или еще куда-то, поэтому пока результаты только в виде надежд. Но этот разговор, я думаю, был полезным.
Н. Евдокимова Еще одно полезное его заключение – ни один из представителей госвласти или органов не говорил о том, что он не готов сесть за стол переговоров. Мы предлагали разные площадки.
Т. Троянская Мне кажется, это дипломатия.
Н. Евдокимова Извините, это записано, и они все говорили «да», они готовы, они открыты к диалогу, и это записано, этим можно теперь пользоваться.
Т. Троянская Но всегда найдутся какие-то неотложные дела.
Н. Евдокимова Может быть, и найдутся. Мы тогда в другой день попросим собраться, в третий, но во всяком случае они согласились с тем, что нужно договариваться. Как это будет реализовано – это второй вопрос, но то, что написано пером, не вырубишь топором. А это записано, правда, на пленке, но неважно. Есть протокол, будет протокол этого заседания.
Т. Троянская Мне хочется, чтобы вы сказали и о том, как эти господа ответили и отреагировали на независимое расследование, которое проводилось в связи с делом Первомая.
Н. Евдокимова Да никак.
Т. Троянская То есть они никак…?
Н. Евдокимова Абсолютно никак. Об это не было разговора, хотя мы до заседания, за полторы недели, за десять дней разослали всем приглашенным по экземпляру с моей вежливой припиской, мол, уважаемый господин/госпожа такой-то/такая-то, просим вас ознакомиться с содержанием нашего расследования и подготовиться к тому, что будет заседание комиссии по гражданским правам СПЧ, поскольку мы будем говорить о том, что написано, пусть и не буквально, но конкретно. Ни один человек не сказал об этом.
Т. Троянская А вы не спрашивали их?
Н. Евдокимова Честно говоря, в своем выступлении я не спрашивала, но был Костюшев, который об этом говорил. Я в своем заключении тоже выступала по этой книге, я сказала о том, что, к сожалению, вопросы, которые мы ставим в этой книге, кто, почему, причины задержки, там много вопросов в конце самой книги, на них никто не ответил, а Александр Владимирович еще до того, как, он письмами забрасывал эти самые органы с теми же самыми вопросами. К сожалению, ответы прозвучали на нашем заседании на уровне «сам виноват, сам дурак». И, к сожалению, явных вопросов, кто же все-таки дал команду именно разгонять митинги, потому что там было слово от генерала. «Ну что, разгоняем?» Разгонять митинг в данном случае, извините, шествие, мы так и не получили ответ. То есть это тайная фигура.
Т. Троянская То есть замолчали ответ на этот вопрос?
А. Шишлов Ну, эта тема-то, она не закончена, и общественное расследование продолжается. Владимир Костюш. Это как раз автор этой идеи общественного расследования, и он, можно сказать, ответственный редактор вот этой книги, которая издана, и она объемная, там очень много материалов, там есть интервью с участниками, и, конечно, я надеюсь, что сотрудники правоохранительных органов, комитет по законности, они внимательно ее изучат, и эта тема не закончена. Сейчас происходят суды по 1 мая. Во-первых, довольно много участников, которые были привлечены к административной ответственности. Полиция их задерживала, составляла протоколы, они судебными решениями признаны, что там нет состава правонарушения, то есть уже есть и судебные решения, показывающие, что права людей были нарушены. В том числе, и этим. Есть еще, в суде рассматривается не один, а несколько исков о признании незаконными действий комитета по законности и правоохранительных органов, незаконными действия, которые, по сути дела, нарушили конституционные права участников этих шествий. В одном из этих дел, кстати, я как уполномоченный привлечен судом, как заинтересованное лицо, высказываю там свою позиция, которая подтверждает аргументацию истцов. Я считаю, что эти действия и бездействие привели к нарушению прав людей, и они являются незаконными. Посмотрим, что скажет суд, это будет, я думаю, еще долгая история, но эта тема не закрыта.
Т. Троянская То есть, я правильно понимаю, что сейчас нам нужно ожидать последствия судов, и только суды, получается, будут менять направление?
А. Шишлов А другая, я все-таки рассчитываю на то, что в результате в том числе и разговора, который был 17 октября с участником членов совета по правам человека, что этот разговор, он даст импульсы сотрудникам и руководителям правоохранительных органов и комитета по законности к тому, чтобы менять свои подходы, идти на диалог и искать такие способы решения сложных, бывает, ситуаций, которые не нарушают права людей.
Н. Евдокимова Более того, хочу сказать, по результатам каждого такого заседания вырабатываются рекомендации совета по правам человека. И вот эти рекомендации, они потом отсылаются в орган власти, в администрацию Санкт-Петербурга, в Росгвардию, в полицию, может быть, отдельно в комитет по законности и так далее. Более того, ровно год тому назад, как раз 17 был год, как прошло заседание выездное в Санкт-Петербурге, где тоже был очень серьезный разговор, но, как уже сказал Александр Владимирович, к сожалению, не было принято… Эти рекомендации не были приняты к действию. Все повторилось. И вот мы сейчас, думаю, просто несколько сложная ситуация в СПЧ, у нас будут теперь рекомендации, которые примет год назад, и как добавление к ним – рекомендации, которые уже приняты по результатам первомайских демонстраций, а также пикетов, которые у нас стали тоже незаконно прекращать.
Т. Троянская Ну, да, и, конечно, мы из-за истории с Первым мая будем продолжать следить, и, возможно, еще сегодня поговорим об этом, но вы вспомнили Михаила Федотова.
Н. Евдокимова Я вспомнила серьезную ситуацию в СПЧ и Михаила Федотова.
Т. Троянская Да, сейчас мы, к сожалению или к счастью, для кого-то может быть, сейчас у меня безоценочное суждение – Михаил Федотов теперь уже экс-глава СПЧ, и буквально после того, как он уехал из Петербурга, прощальная гастроль получилось у Михаила Александровича, и сейчас новый председатель Валерий Фадеев, и история не закончилась только этим. В частности, нет теперь там Шульман. Как вы, как член…
Н. Евдокимова Там, главное, нет у нас теперь Шаблинского, который руководил комиссией по избирательным правам. И он серьезно ей руководил, рекомендации, которые мы посылали по итогам мониторингов выборов в Центризбирком, это были серьёзные доклады, которые, во-первых, констатировали нарушения, которые происходили во время выборов, во-вторых, называли нарушителей, которые эти нарушения, так сказать, совершали, и в-третьих, предлагали изменения как в законодательство, так и в правоприменительную практику. Например, по Петербургу у нас была мониторинговая группа, и доклад у нас был составлен в том числе с помощью аппарата уполномоченного, сама группа была довольно большая, мы разъезжали по городу и смотрели что происходит, и я сама, например, наблюдала замечательные нарушения, когда просто линию проводили между урной и наблюдателями, причем урна где-то в метрах 50, наблюдатели в двух метрах от этой линии, я сама это наблюдала, и вот это очень серьезно. Поэтому потеря Ильи Георгиевича для СПЧ – это серьезная потеря. Ушел Бобров Евгений Александрович, для меня это просто загадка, потому что это человек, который примерно половину того, что делали именно на бумагах, в документах, было исполнено руками, головой Евгения Александровича, и для нас это тоже большая потеря. Он долгое время был заместителем Михаила Александровича, и, кстати говоря, в никаких политических действиях не замечен, чего нельзя сказать о других. Они встречались с теми, кого не зарегистрировали во время избирательной кампании в Мосгордуму этим летом, и у нас просто часть заседания комиссии было посвящено встрече с ними и заслушиванию их жалоб. Но поплатились за это только два человека.
А. Шишлов Если уж перечислять…
Н. Евдокимова Павел Чиков – не совсем та история. Его тоже, так сказать, не включили в новый состав при ротации, он занимался очень серьезными делами, в том числе Новым величием, ребятами, которые обвиняются в террористических актах, его команда, международная команда адвокатов «Агора», тоже, значит, поплатился за свою работу.
Т. Троянская Вот так вот все банально, причины очевидные.
Н. Евдокимова Для меня – очевидные, для некоторых членов – нет. Для меня не очевидна ротация самого Михаила Александровича, потому что его искусство быть правозащитником и при этом, так сказать, не нарушать законодательство и все время идти между НЗБЧ, для меня – это человек, лучше которого на этом месте я не вижу. Оно умудрялся, во-первых, быть настоящим правозащитником, во-вторых, замечательным организатором, в-третьих, разводить, не давать вот этой конфронтации, которая очень часто у нас бывала в совете, фамилии называть не буду, это неважно, он умудрялся сглаживать эти вещи, и вы работали вместе.
А. Шишлов Наталья Леонидовна, как член СПЧ, смотрит изнутри. А вот я думаю, что нам надо все-таки понимать, что такое СПЧ при президенте. Это орган, который создает президент для того, чтобы получать информацию от других источников, а получать информацию извне, от тех, кого он готов…
Т. Троянская С разных сторон.
А. Шишлов …Своими информаторами, советчиками, консультантами, представляющими разные некоммерческие организации, негосударственные, разные точки зрения, это полное право президента. Это же совет при нем. Точно так же, как у меня есть консультативный совет, при уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге, я стараюсь пригласить тех людей, которых я считаю высокими профессионалами, которые не зависят от каких-то корпоративных интересов для того, чтобы получать более объективную информацию. Я думаю, что у президентского совета такая же задача, и вообще это функция президента.
Т. Троянская То есть нам не нужно комментировать…?
А. Шишлов Для нас…
Т. Троянская Вот этот совет…
А. Шишлов Людей, которые занимаются правозащитой. Наталья Леонидовна еще и ответственный секретарь петербургского совета. Важно то, как этот совет выполняет, может быть, те функции…
Т. Троянская То есть, условно говоря, Путин ошибиться в выборе?
А. Шишлов Нас интересует… Что может делать совет? Он, например, когда происходит встреча с президентом, там можно открыто и с трансляцией говорить обо всем. И члены СПЧ очень тщательно готовились к таким встречам, и не всегда удавался результат, но публично, на всю страну, проблема была озвучена.
Н. Евдокимова Ведь когда готовятся, мы готовимся к встрече с президентом, мы распределяем роль. Евдокимова, ты будешь отвечать за продвижение концепции национального плана в области прав человека, Сванидзе, ты будешь отвечать за митинги.
Т. Троянская Вот на Сванидзе мы остановимся, прервемся на московские новости, потом продолжим.
НОВОСТИ
Т. Троянская Мы продолжаем наш эфир, Наталья Евдокимова, член Совета при президенте России по правам человека, Александр Шишлов, уполномоченный по правам человека в Петербурге, мы продолжаем, и сейчас у нас все внимание на Совете по правам человека при президенте России, вы это отметили, действительно, Александр Владимирович объяснил, что президент сам волен избирать себе людей, которые ему будут советовать.
Н. Евдокимова В области прав человека.
Т. Троянская И показывать картину. Мы остановились на Сванидзе.
Н. Евдокимова Да. Он сделал очень серьёзный доклад по митингам, демонстрация, шествиям, по всем этим публичным мероприятиям. Очень серьёзный доклад, доклад до сих пор висит на сайте СПЧ, и по нему было дано поручение президента. Значит, разбираться с правоприменительной практикой, с самими шествиями, со всеми сопутствующими процессами, которые сопутствуют этим публичным мероприятием. По избирательным правам граждан выступал и Лилия Васильевна Шабанова, и Шаблинский, выступал Игорь Борисов. У них, конечно, разные были мнения на счет избирательных прав и нарушений этих прав, но все они выступали и, например, вот то, что Лилия Васильевна говорила, да, потрачены такие деньги на камеры, но мало того, что они стоят в углу, в некоторых участках ничего не видно, так еще и сложно было взять результаты вот этой съемки с этих камер. Были проблемы. Сейчас таких проблем нет. То есть что-то исправлялось потому, как мы говорили, и заранее готовились, да. Заранее готовились, потому что понятно, во-первых – это прямой эфир, у тебя ограниченное время, у меня, как у преподавателя 1,5 часа – ни в чем не отказывайте, а нужно было уложиться во время и сказать кратко все, что тебе нужно, были члены, которые нарушали, не буду говорить фамилии, тем самым не давали выступить другим. Но тем не менее, вот этот вот пример, конечно, вроде как мелкий в масштабе Российской Федерации, но, когда помните, Мемориалу не давали помещение – но после того, как мы говорили об этом, и я сказал открытым текстом «за что?», кстати, мы со Сванидзе сыграли в хорошее перекидывание. «По этой теме скажет Наталья Леонидовна».
Т. Троянская То есть вы договариваетесь до заседания?
Н. Евдокимова Да, как мы будем его вести, естественно, потому что там, в прямом эфире, мало что можно будет изменить. «Мемориалу» предоставили помещение. Как было тяжело доказать, что они не иностранные агенты, но была потом произведена проверка, кто там действительно записан в иностранные агенты, и часть из них была исключена из этого реестра и так далее. То есть, какие-то вещи мы могли сделать, но не все вещи были, у президента была иная точка зрения, и он оставался на своей точке зрения несмотря на то, что мы говорили и наши доказательства.
Т. Троянская Наталья Леонидовна, мы поскольку об изменениях в совете говорили, не сказали про то, что были люди, которые просто вышли самостоятельно.
Н. Евдокимова Да, к сожалению, не успели тогда. Сразу же после этого выше Тамара Георгиевна Морщакова, это одна из самых больших потерь для совета, потому что такого грамотного специалиста, особенно в судебной системе, я не знаю. Для меня она самый большой специалист в этой системе, и она ее разрабатывала вместе с Никитинским, она – теоретическую часть, а он – практическую. Это был очень хороший тандем. Мало того, мы ее потеряли, как очень хорошего консультанта и советника. Например, в том самом национальном плане в области защиты прав человека, судебную систему должна была вести Тамара Георгиевна. Если она откажется, на кого мне тут можно будет положиться и так далее. Это вот человек, потеря которого действительно велика, но она великая. Она могла себе это позволить.
Т. Троянская Она написала, что Совет не сохраняет свою правозащитную суть.
Н. Евдокимова И тем не менее, потом она звонила многим членам Совета с просьбой не уходить, а остаться, иначе…
Т. Троянская То есть это ее личное?
Н. Евдокимова Это ее личное решение. Но и вторая, кто вышел, второй член Совета, это Светлана Григорьевна Айвазова, но тут я могу сказать, что она действительно серьезно больна, и мы об этом все знали, и ее выход, она приурочила к этой мини-ротации, если можно так сказать. Внеплановой ротации. Те люди, которые включены Совет, я почти никого не знаю, поэтому ничего сказать не могу об их качествах, как правозащитников.
Т. Троянская А с председателем вы знакомы?
Н. Евдокимова Я не знакома, но, насколько я знаю, он пока так и не собрал ни самого Совета, чтобы как-то определиться, как дальше работать, не президиума Совета, который у нас тоже ротируется каждые полгода, туда своих представителей комиссии посылают. Например, от нашей комиссии по развитию некоммерческих организаций, там Лев Сергеевич. Но по инсайдерской информации, господин Фадеев сейчас, как сказать, персонально беседует с членами Совета.
Т. Троянская Но вы с ним еще не общались?
Н. Евдокимова Очередь не дошла.
Т. Троянская А новый председатель, какие изменения? Это ротация в комиссии будет?
Н. Евдокимова Представления не имею. Я уже сказала все, что я знаю.
Т. Троянская То есть это право председателя?
Н. Евдокимова Нет, в комиссии мы входим по собственному желанию. Надо просто написать заявление о желании быть членом комиссии.
Т. Троянская И не откажут?
Н. Евдокимова Не могут отказать, это право каждого члена Совета. Вот председателя комиссии выбирает весь совет, это да, а правом входить в комиссию и выбирать очередного члена комиссии в президиум – это право комиссии.
А. Шишлов В любом случае, вот такие, на мой взгляд, организационные вещи, которые не очень большое значение для человека, и конституционные ценности, которые у нас. Для них важно, какая будет польза.
Т. Троянская Конечно. Все ли будет слышать президент.
А. Шишлов И в этом смысле я разделяю тревогу, которую. Наталья Леонидовна высказала. Действительно, эти персональные измерения вызывают чувство тревоги, но надо посмотреть, как будет работать Совет в обновленном составе. Еще раз повторюсь, первая возможность оценить это, она будет, если эта встреча состоится, традиционная встреча конца года, которая проходит, какие темы там будут на этой встрече с президентом, какие будут доклады, тогда сможем делать выводы. А вообще, я думаю, что надо понимать, что эта работа правозащитная, которая во многих органах и государственных, и не государственных, она очень важна для каждого человека, но, может быть, не всегда мы осознаем важность этой работы и важность тех прав, которые нам конституция гарантирует, причем от того, как защищены, реализованы фундаментальные гражданские права, о которых мы говорили, о свободе мирных собраний, информации, зависит очень многое. От того, как избирательные права защищены, наша жизнь зависит. У нас такая страна, со сложной историей. Права человека всегда были как-то нашему государству, индивидуального человека, личности, они были далеко не на первом месте, и сложная эта работа, но шаг за шагом что-то можно сделать. Вот я могу совершенно из другой области привести пример. У нас на прошлой неделе была очень большая конференция, которую я организовал, в Герценовском педагогическом университете по защите прав бездомных. Эта тема, она, может быть, не такая популярная, и кто-то вообще имеет довольно жесткую позицию по отношению к людям, которые жилья не имеют.
Т. Троянская Мне кажется, у нас в Петербурге лучше, чем в Москве.
А. Шишлов У нас в Петербурге…
Н. Евдокимова У нас есть «Ночлежка».
Т. Троянская В Москве «Ночлежку» не принимает.
А. Шишлов Так вот эта тема защиты прав бездомных, она тоже сложная, и много лет говорили, я говорил, и «Ночлежка» говорила, что нам нужно, казалось бы, простую вещь, как ночные пункты обогрева низкопороговой доступности, это значит, что туда может прийти любой человек, ему нужно – он пришел, чтобы эта работа поддерживалась городом в том числе из бюджета. И очень трудно, это не удавалось в течении многих лет убедить, нов этом году внесли изменения в закон о социальном обслуживании, и теперь эта услуга, говоря юридическим языком, она включена в перечень неотложных социальных услуг, которые получают финансирование из бюджета. Надеюсь, что в 20 году уже будет заложено в бюджете. После многих лет разговор удалось сделать, а это не единственная тема. Если говорить о бездомных, то проблема легализации уличной медицины не решена. Те врачи, которые оказывают помощь бездомным на улице, они вынуждены делать это вне правового поля, потому что не урегулирован этот вопрос в законодательстве. Я это к чему – к тому, что шаг за шагом можно решать проблемы правозащитные, не надо впадать в такую грустную историю.
Т. Троянская У нас осталось меньше минуты до конца, про все-таки 30 октября – это День памяти жертв политических репрессий, очень актуальный праздник, и на него…
А. Шишлов Можно поговорить об этом позже, но раз мало времени, я захватил расписание, что будет происходить 30 октября и приглашаю всех, кто хочет почтить памяти жертв, в 11 часов митинг у Соловецкого камня, а после этого начнутся чтения имен, которое традиционно проходит в час дня, траурная церемония на Левашевском кладбище, потом в саду Фонтанного дома, музея Ахматовой, с 6 вечера, у здания РНБ, нового на Московском, 165 с трех часов, у собора Екатерины Святой на Невском с 5 вечера, у стен Фёдоровского собора, и у памятника Достоевского.
Т. Троянская Мы об этом вспомним еще 30 октября, спасибо. Александр Шишлов, Наталья Евдокимова были сегодня у нас в студии.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире