'Вопросы к интервью
11 октября 2019
Z Интервью Все выпуски

Книжная кухня: История футболиста, футбола и России


Время выхода в эфир: 11 октября 2019, 12:09

Н. Дельгядо Здравствуйте. С вами Наташа Дельгядо, и мы на «Книжной кухне». Сегодня у нас на кухне Сергей Князев – филолог, редактор и составитель новой книги «Я играл в футбол с пелёнок». Здравствуйте, Сергей.

С. Князев Здравствуйте, Наташа.

Н. Дельгядо Книга вышла в издательстве «Гуманитарная Академия», и вот это было первое, что меня удивило. Издательство «Гуманитарная Академия», известное своими другой направленности книгами, выпускает книгу о футболе. Как так получилось и почему?

С. Князев Да, это, конечно, страшная интрига, потому что издательство «Гуманитарная Академия» всю свою сознательную жизнь выпускало научные и учебные издания по многим отраслям гуманитарного знания. Но несколько лет назад, так получилось, издательство начало выпускать книги, имеющие отношение к спорту.

В 2014 году вышла книга замечательного писателя и спортивного журналиста Алексея Петровича Самойлова, через год вышла книга Геннадия Сергеевича Орлова «Вертикаль «Зенита» про историю команды за последние 25 лет. Потом вышли книги, посвящённые Котэ Махарадзе, Николаю Озерову, вышло переиздание Игоря Сергеевича Фесуненко «Пеле, Гарринча, футбол…». Так что выход книги про Казачёнка был в этом смысле вполне ожидаемым. А там, к тому же, руководитель издательства «Гуманитарная Академия» Юрий Сергеевич Довженко – болельщик настоящий и Казачёнка очень любит.

Н. Дельгядо Мне довольно сложно себе представить, как можно о футболе писать в книге. Футбол – это то, что нужно смотреть, это визуальное восприятие.

С. Князев Ну а как писал о футболе Юрий Трифонов? А как писали о футболе замечательные отечественные писатели, которые составили сборник «Футбол – игра народная», который вышел в прошлом году к Чемпионату мира, в числе которых и Андрей Рубанов, и другие замечательные писатели современные. И мы пытались сделать книгу – не знаю, насколько нам это удалось, но во всяком случае мы пытались сделать так, чтобы книга всё-таки была не просто библиографическим фактом. Чтобы её было интересно читать, интересно смотреть. В книге много фотографий, но, конечно, в первую очередь основа – это текст.

Н. Дельгядо Я бы объяснила появление этой книги вообще в издательстве «Гуманитарная Академия» тем, что это исторические в том числе исследования. Потому что, как говорили Ильф и Петров, есть Большая история – история, в которой действуют полководцы, в которой действуют государства, а есть Малая история – история отдельного человека, история спорта, история какого-то футбольного клуба. В которой, в общем, отражается эта Большая история и которая, может быть, и важнее, потому что мы все живём в малой истории. Вот как историческую книжку её можно воспринимать?

С. Князев Конечно, её можно воспринимать как историческую книжку. Книга состоит из трёх частей. Первая часть – это, собственно, автобиография Казачёнка, смонтированная из нескольких его интервью. Материалы предоставили петербургские журналисты, их довольно много. В частности, выражаю благодарность Михаилу Григорьеву – он всегда болезненно относится, когда его не благодарят, вот я его сейчас и благодарю. Было большое количество людей, всех назвать довольно сложно.

Вторая часть – это «Владимир Казачёнок в воспоминаниях друзей и коллег». Это его ученики, в частности, самый известный его ученик – Александр Кержаков; это люди, с которыми он играл, это его друзья, и необязательно друзья из мира футбола – в частности, уморительно вспоминает о нём трёхкратный чемпион Европы по боксу Виктор Григорьевич Рыбаков; различные спортивные руководители. Получился такой, как нам кажется, объёмный портрет человека и вместе с тем некий снимок времени, снимок эпохи. В общем, «остановись, мгновенье».

Н. Дельгядо Что касается снимка эпохи, начинается-то книга вообще во время Великой Отечественной войны.

С. Князев Ну да, некий пролог – это история родителей Владимира Александровича Казачёнка. Раиса Ивановна и Александр Викторович. Мама прожила очень тяжёлую жизнь, в юности пережила страшные вещи – в Смоленской области она находилась, на территории оккупации. И вот эти её сухие сдержанные рассказы об ужасах войны, конечно, очень сильно впечатляют. А отец Владимира Казачёнка, Александр Викторович, воевал в народном ополчении, дошёл, если не ошибаюсь, до Нарвы, был ранен. Маленькая история, в которой отражается история большой страны, которой уже нет.

Н. Дельгядо Почему именно Казачёнок?

С. Князев Общепризнанно, что Владимир Александрович Казачёнок – один из самых ярких, самых талантливых игроков «Зенита» за всю его историю. Несмотря на то, что ему не случилось по большому счёту играть в сборной страны, он не стал чемпионом страны в 1984 году, потому что ушёл из спорта примерно за полгода до начала чемпионского сезона. Когда он играл в московском «Динамо», был такой факт в его биографии в середине 70-х, он тоже не стал чемпионом страны, хотя успел завоевать кубок. Он был один из самых талантливых футболистов своей эпохи, но ему немножко не повезло.

Вообще-то вся книга – она про то, как может не повезти. Человек обладал, несомненно, футбольным талантом, он не стал чемпионом страны и не играл в сборной. Человек обладал замечательным талантом тренера, он успешно работал в «Светогорце», он открыл талант Кержакова, он открыл таланты многих других замечательных футболистов – например, Дмитрия Радченко, который тоже о своём учителе очень тепло здесь вспоминает. Он вывел команду «Химки» в Высшую лигу, он успешно работал с юношеской сборной команды Санкт-Петербурга. Но настоящего, большого успеха ему достигнуть не случилось, не удалось.

Н. Дельгядо Но это был народный успех, это же был символ петербуржского футбола.

С. Князев Нет, народный успех был колоссальный, это был самый популярный игрок вообще в 70-х – 80-х годах в «Зените». И эти бесчисленные кричалки, которые про Казачёнка сочинялись…

Н. Дельгядо Одна из них – это название книги.

С. Князев Да-да. «Кто играл в футбол с пелёнок? Наш Володя Казачёнок!» И Сергей Бавли, петербургский журналист, придумал это название: «Я играл в футбол с пелёнок». То есть, книги ещё не было, но название уже было придумано Сергеем Бавли, за что ему особенная благодарность. В декабре 2018 года незадолго до Нового года мне позвонил Ростислав Степанович Леонтьев, бывший заместитель Генерального директора «Зенита» и близкий друг Владимира Александровича Казачёнка, и сказал: «Сергей, появилась вот такая идея, петербургский журналист, уже упомянутый Сергей Бавли, хочет написать и издать книгу о Казачёнке».

Мы встретились с Сергеем, я встретился с Ростиславом Степановичем Леонтьевым, мы поговорили, обсудили, и было потом принято совместное решение, что книга будет делаться, и она к дню рождения Казачёнка, который отмечается 6 сентября, будет готова. И вот, собственно, она вышла. Ростислав Степанович 6 сентября прислал мне трогательный снимок: на могиле Казачёнка стоит экземпляр книги, и это, в общем, очень трогательно.

Н. Дельгядо Притом, что это книга о неудачах, как вы говорите, она очень смешная.

С. Князев Она не то, чтобы о неудачах. Вот то, что было сказано – «золотое клеймо неудач». Казачёнку, с одной стороны, не повезло. А с другой стороны – его так любили, как не любили никого. Его популярности не было никакого предела. Это очень смешно вспоминает Кирилл Викторович Набутов, с Казачёнком друживший. Он говорит, что в 1980 году «Зенит» завоевал бронзовые медали чемпионата страны – впервые в своей истории. По этому случаю был устроен грандиозный праздник в ДК Ленсовета, на сцене было, по-моему, 12 народных артистов: Кирилл Лавров, Владислав Стржельчик, все премьеры БДТ чествовали футболистов. Они совершенно обалдели, народ был счастлив.

А потом футболисты «Зенита», в том числе Казачёнок, вышли общаться с публикой в фойе ДК Ленсовета. И Кирилл Викторович Набутов вспоминает: «А я – молодой журналист, мне 23 года, должен был делать репортаж для радио, я с этим микрофоном подползаю к Казачёнку. Тот совершенно ошалевший уже от внимания публики, не знает, куда деваться, хотя к тому времени ему было уже 28 лет, он многое в своей жизни повидал, но такого успеха он никогда не видел». И когда Набутов пробирается к нему с микрофоном и пытается взять там какое-то интервью, Казачёнок уже совершенно ошалело говорит: «Я на идиотские вопросы не отвечаю!»

Вообще смешных историй, связанных с Казачёнком, довольно много, и он эти истории часто порождал сам. А если не сам порождал, то он так их блистательно рассказывал, что это, в общем, готовые репризы. Казачёнок очень смешно рассказывает про администратора «Зенита» Матвея Юдковича, с которым они очень дружили, несмотря на разницу в возрасте. А Матвей Соломонович Юдкович был очень похож на Ростислава Плятта, чем футболисты «Зенита» пользовались и очень любили вводить в заблуждение публику.

И Казачёнок очень смешно рассказывает, как они летят из Москвы в Ленинград после очередного тура обычным рейсом «Аэрофлота», и Матвей Соломонович Юдкович дремлет в кресле. Выходит стюардесса, Казачёнок принимает строгий вид и говорит: «Девушка, ну что вы всё время ходите! Вы не даёте отдыхать народному артисту! Посмотрите, кто перед вами!» Девушка смотрит – действительно, человек, очень похожий на Плятта, она: «Вот я и хожу, я думаю, а что делать, может как-то…» – «Что, мне вас учить? Ну кофейку ему хорошего сделайте, пирожков горячих принесите. Видите, устал человек». И когда девушка принесла хорошего горячего кофе, ехидно Казачёнок отмечает: «И кофе был, судя по запаху, далеко не тот, которым поили других пассажиров».

Администратор «Зенита», совершенно обалдев спросонья, не понимает, что происходит, Казачёнок его пихает в бок: «Смотри, не расколись!» И тот, сообразив, что его принимают за кого-то другого, напускает важный вид. Девушка говорит: «Ростислав Янович, вот, пожалуйста, может быть, что-то как-то?» Матвей Юдкович подыграл, говорит: «Вот, привязался к этим шалопаям футболистам, уже не знаю, как без них, с ними лечу в Ленинград. У меня, кстати, там два творческих вечера, я могу вас пригласить». То есть, он начинает уже кокетничать со стюардессой, сам поверив в то, что он – Ростислав Плятт.

И когда Юдковичу принесли ручку и бумажку с тем, чтобы он дал автограф для пилотов и для стюардесс, он сказал: «Вовка, вот это я не могу». Казачёнок говорит: «Пришлось мне подделывать подпись Плятта! Взял на себя такой грех. Но страшно было, что Матвей Соломонович может расколоться, потому что, когда мы прилетели в Ленинград, к самолёту подали чёрную «Волгу», чтобы народного артиста, так сказать, с почётом препроводить в гостиницу или где он там остановился. Матвей Соломонович очень испугался, что в конце концов обман вскроется, но всё сошло с рук».

Хочется сказать, что над книгой работало огромное количество людей, и только раздел «Владимир Казачёнок в воспоминаниях современников» составляет больше 30 очерков, среди авторов которых друзья Казачёнка, футболисты, тренеры, друзья детства, просто товарищи – по спорту, по жизни. Очень хотелось бы, чтобы эта книжка дошла до читателя. Очень хотелось бы, чтобы история страны, история футбола не была пустым звуком. И мне кажется, что это как раз тот случай, когда грех нахваливать свой собственный труд – это как бы труд не только мой и не столько мой, а огромного количества людей. В частности, моего товарища Алексея Павлюченко.

И очень хочется, чтобы книжка дошла до читателя, чтобы с ней знакомились юные футболисты. Мне кажется, было бы здорово, если бы какое-то количество приобрела, например, академия «Зенита», приобрели футбольные клубы, футбольная школа «Зенит 84».

Н. Дельгядо С нами был Сергей Князев – филолог, редактор и составитель новой книги издательства «Гуманитарная Академия» «Я играл в футбол с пелёнок. Книга о Владимире Казачёнке». Над программой работали журналист Татьяна Троянская, звукорежиссёр Григорий Сидоров и я, автор Наташа Дельгядо. Всего доброго. Читайте.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире