26 марта 2004
Z Интервью Все выпуски

налоговое законодательство РФ, налоговые льготы для крупных и средних компаний


Время выхода в эфир: 26 марта 2004, 12:10

26 марта 2004 года
В прямом эфире радио «Эхо Москвы» Галина Антонова, начальник управления экономического анализа нефтяной компании ЮКОС
Эфир ведет Ольга Бычкова

О. БЫЧКОВА Мы продолжаем экономическую тему этого часа, Галина Антонова, начальник управления экономического анализа нефтяной компании ЮКОС, наша сегодняшняя гостья в прямом эфире. Добрый день, Галина Михайловна.
Г. АНТОНОВА Добрый день, спасибо за приглашение.
О. БЫЧКОВА Говорить мы будем сегодня о налогах в нефтяной отрасли, об этих огромных деньгах, об этих колоссальных суммах, которые получаются от добычи и продажи нефти, на которые очень многие претендуют. Очень много разговоров идет о том, что это деньги, которые все идут в карманы олигархов, куда-то еще, надо их взять, получать больше налогов, пустить это все на процветание нашей страны, тогда она точно процветет. Давайте разбираться в этой теме последовательно. Начнем с самого простого вопроса, сколько, на самом деле, налогов платит такая компания, как ЮКОС?
Г. АНТОНОВА Нефтяная компания ЮКОС в 2003 г. заплатила 185 млрд. руб. в целом, консолидированно по всей группе предприятий, или на одну тонну добытой нефти 2 250 руб.
О. БЫЧКОВА Эти миллиарды ничего не говорят?
Г. АНТОНОВА Я должна сказать, что доля компании ЮКОС в консолидированном бюджете страны составляет 4.5%. Это очень большая доля для такого объема производства, как производит одна нефтяная компания ЮКОС, если мы понимаем, что нефтяная компания ЮКОС дает всего 20% от отрасли, то 4.5 умножить 5 будет 21% всего консолидированного бюджета страны дают нефтяники.
О. БЫЧКОВА Это те самые деньги, которые поступили от сбора налогов?
Г. АНТОНОВА Да, я думаю, что это приблизительно около 28 млрд. долларов в целом по отрасли заплатила нефтяная промышленность в 2003 г. Эти налоги из года в год увеличиваются, не только за счет увеличения объема производства. Если мы возьмем динамику изменения объема производства за последние 5 лет и налогов, то мы увидим, что объемы производства выросли на 30-35%, а налоговая составляющая увеличилась почти в 5 раз, не только на в общей массе, но и на единицу продукции. Т.е. если компания ЮКОС в 1998 г. платила 200 долларов с одной тонны, то, как я уже сказала, в этом году мы заплатили 2 250 долларов за одну тонну.
О. БЫЧКОВА Я понимаю, что бюджет такой компании, как ЮКОС, любой крупной компании, в том числе нефтяной, это вещь достаточно сложная. Но все-таки, если можно относительно просто объяснить, как распределяются полученные средства? Что идет на налоги, что идет на развитие, что куда?
Г. АНТОНОВА Много велось, я бы сказала, пиаровских разговоров, которые далеки совершенно от экономики, далеки от действительности в той что, если забрать деньги у нефтяников или лишние деньги у нефтяников, то в стране будет очень много денег и на пенсии, и на зарплаты, и на все остальное. Это, на самом деле, не есть правда. По расчетам, за 2003 г. отрасль получила нефти и нефтепродуктов, всего того, что она производит, около 81 млрд. долларов. Из них куда делись эти деньги 28 млрд. налоговых платежей, себестоимость добычи и переработки, т.е. затраты на извлечение нефти и переработку нефти, 18 млрд. долларов, транспорт, обратите внимание, насколько велика доля транспортной составляющей, 12.5 млрд. долларов, инвестиции в основной бизнес, т.е. инвестиции на поддержание объемов производства нефти и переработки нефти, 12 млрд. долларов. Объективности ради мы должны сказать, что себестоимость у нефтяников очень маленькая амортизация, которая не покрывает капитальные вложения даже на 12%. Поэтому нефтяники инвестиции вкладывают только, в основном, за счет чистой прибыли после налогообложения.
О. БЫЧКОВА Давайте мы сейчас прервемся на минуту, у нас сейчас краткие новости.
НОВОСТИ
О. БЫЧКОВА Мы продолжаем нашу беседу. Это множество разных бумаг, графиков и примеров, с которыми пришла наша гостья в эту студию, потому что, действительно, мы обсуждаем такую непростую вещь, как налоги для нефтяных компаний. Мы остановились на том, как распределяются расходы бюджетные в такой крупной компании, как ЮКОС, 81 млрд., из которых уходят деньги на налоги, на обеспечение деятельности, транспорт, основной бизнес и т.д., краткое содержание. Дальше?
Г. АНТОНОВА Я должна поправить, 81 млрд. долларов выручки это по отрасли, не нефтяной компании ЮКОС. Таким образом, 38-42% от выручки, по разным компаниям, это бюджетные платежи. Причем мы уже сказали, что ежегодные бюджетные платежи возрастают. Они возрастают не сами по себе, постоянно совершенствуется налоговое законодательство. Налоговое законодательство построено таким образом, что оно изымает дополнительные доходы в прогрессии от роста цены на мировом рынке.
О. БЫЧКОВА Т.е. чем больше, тем больше?
Г. АНТОНОВА Да, чем выше цена, тем выше доля налогов. Если мы возьмем из выручки, уберем затраты на, собственно, добычу и производство, и транспортировку, то оставшаяся сумма распределяется между нефтяниками и бюджетом без учета расходов на капитальные вложения. Приблизительно 20-25% это доля нефтяников, 75-80% это доля бюджета.
О. БЫЧКОВА Что остается?
Г. АНТОНОВА Остается на выплату дивидендов, максимум 4-5 млрд. долларов, это сумма, которая остается у нефтяников по всей отрасли. Поэтому сегодня много ведется разговоров в части того, что будет увеличена налоговая нагрузка. Налоговую нагрузку можно увеличить сегодня на высоких ценах. Но мы должны понимать, что инвестиции в нефтяную промышленность окупаются в течение 10-15 будущих лет. Поэтому законодательство обязано предусмотреть возможность развития отрасли, предусмотреть все возможные будущие риски. Я приведу пример на, наверное, очень важной позиции, это налоговые нагрузки на нефтепродукты, которые потребляются внутри страны. Т.е. если мы возьмем цену на бензин 76, так называемый народный бензин, который потребляет село, оборонка.
О. БЫЧКОВА Который влияет на цену многих других товаров и продуктов.
Г. АНТОНОВА Да, то за последние 4 года, с 2000 по 2004 гг., в среднем цена выросла на 50%, это и бензин, и дизельное топливо. Но посмотрим, из чего сложились эти 50%, это только рост налоговой составляющей, это два налога. Акциз, который ежегодно увеличивается в значительно больших темпах, чем все остальные проценты по инфляции и росту. На этот акциз еще ведет увеличение налога на добавленную стоимость.
О. БЫЧКОВА Т.е. вы утверждаете, что рост цен на топливо, на бензин происходит не потому, что этого хотят нефтяники, а потому, что это налоги растут.
Г. АНТОНОВА Это только рост налогов. Налоговая составляющая по двум налогам, НДС и акцизам, в 2000 г. составляла 24% в цене, в 2003 г. эта же налоговая составляющая составляет 43% от цены.
О. БЫЧКОВА У нас идут вопросы на наш эфирный пейджер, тут есть интересные темы. Владимир, например, спрашивает, это по поводу, на самом деле, того, что вы сказали о том, как окупаются вложения в течение достаточно длительного срока, во время которого могут меняться цены на нефть, Владимир спрашивает, а сколько новых нефтяных скважин исследовано ЮКОСом, как там все происходит? Это то, во что вкладываются деньги, да?
Г. АНТОНОВА Деньги вкладываются в строительство новых скважин, в строительство трубопровода, в обновление производственных мощностей на нефтеперерабатывающих заводах. Ежегодно компании бурят около 1 млн. метров новых скважин, причем ЮКОС вкладывает не только в старые регионы, ЮКОС достаточно большие средства вкладывает в новые регионы развития Восточной Сибири, в Западной Сибири, ЮКОС освоил одно из самых дорогостоящих, самых крупных месторождений, это Приобское месторождение.
О. БЫЧКОВА Виктор задает этот вопрос, без которого, конечно, нам не обойтись. Почему господин Глазьев и президент собираются изъять ренту с нефтяной отрасли, что будет с нефтяниками, если, действительно, ее начнут изымать, в том числе из ЮКОСа? Это вечная, особенно предвыборная тема.
Г. АНТОНОВА Я уже сказала, я не думаю, что господин Глазьев, экономист с большим стажем, мог так ошибаться, там в основном все цифры пиаровские, они не имеют под собой ничего действительного. Т.е. если господин Глазьев говорит о каких-то 40 млрд., то этих 40 млрд. ни при каких ценах у нефтяников подсчитать невозможно. Поэтому нефтяная рента изымается сегодня, нефтяники платят так называемый налог на добычу полезных ископаемых и экспортную пошлину. Эти два налога составляют около 80% всех платежей, которые платят нефтяники. Другое дело, что много идет обсуждений, каким образом дифференцировать или не дифференцировать ставку платежей за недра, каким образом дифференцировать. Я приведу такой пример, в 92 г. был введен акциз на нефть, он составлял 18% от цены нефти. Он был сформирован таким образом, что акциз устанавливался на отрасль, внутри отрасли он дифференцировался по предприятиям. Предприятий было около 30, за 5 лет дифференциации 18% превратились в 2%, потом этот налог был отменен совсем. Сегодня предлагается более сложная схема, дифференцировать не по предприятиям, а по месторождениям. Их несколько десятков тысяч. Механизма дифференциации пока никто не предложил.
О. БЫЧКОВА Но это как раз и есть одно из предложений господина Глазьева, насколько я понимаю. Там идея заключалась в том, чтобы около каждой скважины поставить инспектора, который бы все замерял и определял.
Г. АНТОНОВА Если мы с вами возьмем затраты на подъем и транспортировку нефти по месторождениям, то они колеблются от 15 до 40 долларов с тонны. Если мы с вами возьмем затраты на транспортировку нефти от узла сдачи нефти до покупки покупателем, то они колеблются от 20 до 80 долларов с тонны. И поэтому дифференцировать затраты на подъем и подготовку жидкости, без учета дифференциации транспортной составляющей, бессмысленно. Надо считать все в комплексе. Каким образом, пока никто не предложил.
О. БЫЧКОВА Понятно. Еще один вопрос, это важная тема, которую поднимает наш слушатель Борис, по поводу налоговых льгот, которые отменяются. Каким будет эффект?
Г. АНТОНОВА Я как экономист считаю, что налоговых льгот быть не должно вообще. Любая налоговая льгота создает нехорошие прецеденты, они начинают множиться и использоваться, одни считают правильным, другие неправильным, поэтому я считаю, что налоговых льгот быть не должно, законодательство должно быть жестким, однолинейным и долгосрочным. Тогда будет развиваться производство.
О. БЫЧКОВА Еще один от вопрос от слушателя Титова, это я на совести слушателя оставляю, может быть, вы сможете прокомментировать, так это или нет на самом деле: в США, Норвегии и других странах государство получает до 60% экспортной выручки за нефть, у нас меньше половины, что вы по этому поводу скажете?
Г. АНТОНОВА Это ошибочное мнение. Если мы возьмем предложенную схему сегодня, то от цены в 25 долларов и выше предлагается изъятие 100% выручки, при цене в 24 доллара у нас идет 80% выручки в налоговые платежи, поэтому я думаю, что это только ошибочный счет или какая-то пиар позиция, может быть, господина Глазьева.
О. БЫЧКОВА Вы затронули только эту тему, если можно, более подробно, изменения в налоговом законодательстве для нефтяников что ожидается?
Г. АНТОНОВА Те позиции, которые озвучены правительством, ожидается увеличение налоговой составляющей в части увеличения экспортной пошлины не нефть. Я думаю, что это приведет автоматически к увеличению экспортной пошлины на нефтепродукты. Изменение шкалы ставки НДПЭ, эта модель построена таким образом: при цене нефти ниже 25 долларов изымается вся прибыль, которая остается после покрытия затрат и капитальных вложений, которые нужны на сегодня, а от цены в 25 долларов изымаются все 100% выручки. Это, конечно, возможно. Это, скорей всего, не повлияет на объемы производства нефти в 2004 г. Может быть, еще в 2005 г. какой-то баланс будет сохранен, но источника прироста инвестиций на будущую добычу нефти у нефтяников не остается. Эта позиция государственная, нужно наращивать объемы добычи нефти или не нужно, должно сказать государство. Мы понимаем, что Россия потребляет на внутреннем рынке 25% добытой нефти. Поэтому весь прирост добытой нефти идет на экспорт. То, что мы вчера или позавчера услышали, «Роснефть» запускает новые месторождения, из которых 100% экспортной продукции.
О. БЫЧКОВА Что нужно сделать в экономическом плане для того, чтобы увеличить долю переработки?
Г. АНТОНОВА Этот вопрос достаточно спорный. Россия производит нефтепродуктов в два раза больше, чем потребляет на внутреннем рынке. Расстояния транспортировки очень велики, на такие расстояния, как продает нефть и нефтепродукты Россия, практически ни с каких заводов в мире реализация нефтепродуктов не производится. Поэтому надо ли увеличивать объем производства, экономика говорит, что этого не надо. Политика, может быть, скажет что-то другое.
О. БЫЧКОВА Понятно. Я понимаю, что на вопрос, который я хочу задать, трудно ответить кратко, но, тем не менее, если только обозначить перспективы отрасли в связи с различными прогнозами цен на нефть?
Г. АНТОНОВА Дело в том, что предложенное законодательство, изменения цены на нефть свыше 25 долларов никак не будет влиять на развитие нефтяной промышленности как таковой. Т.е. это все бюджетные деньги. Поэтому надо исходить из того, что при тех затратах, которые есть на сегодня, капитальные вложения, которые нужны будут завтра, при цене 25 долларов, не будут обеспечивать прироста добычи нефти. Скорей всего, через год-два эта тема начнет вновь обсуждаться. Тогда будет приниматься решение, если нужно увеличивать объем добычи нефти, то нужно уже сегодня увеличивать долю инвестиций.
О. БЫЧКОВА Я благодарю вас. Галина Антонова, начальник управления экономического анализа нефтяной компании ЮКОС, была в нашем эфире. Спасибо нашим слушателям, которые задавали вопросы.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире