'Вопросы к интервью
07 октября 2019
Z Интервью Все выпуски

Для самых больших: Фестиваль День Тома Сойера – это что?


Время выхода в эфир: 07 октября 2019, 12:06

А. Петровская Добрый день. У микрофона Александра Петровская. Это программа «Для самых больших». Сегодня гость студии – Даниил Александров, организатор фестиваля «День Тома Сойера». Даниил, здравствуйте.

Д. Александров Здравствуйте.

А. Петровская Пару слов, о том, что это за «День Тома Сойера», и почему Тома Сойера. Мне кажется, это довольно очевидное название, но тем не менее.

Д. Александров «День Тома Сойера» начинался как пикник друзей, нескольких семей и детей. Во дворе у нас стоит скульптура «Репка» с 80х годов, она разваливалась, была раскрашена граффити, в том числе всякими гадостями, и мы просто взяли и покрасили ее. И потом несколько раз мы это повторяли, пока не решили в 106 году, что это все можно как-то расширить, поехали на другую площадку, где есть «Дракон» того же скульптора (это на 8 линии Васильевского острова), и вот Дракона уже многие знают.

Репка — это локальная достопримечательность, которую знают люди, живущие на улице Кораблестроителей, на острове Декабристов, а Дракон – это городская знаменитость. В детстве я там лазил сам, и мои друзья тоже. Мы нашли местных жителей в этом дворе, один из них художник, популярный в Петербурге современный художник Алексей Ган. Он с нами за это взялся, мы чинили этого дракона, приделали ему голову, которую кто-то отломил, потом красили вместе с детьми. Ну так и пошло-поехало потихоньку, и теперь можно сказать, что это не просто дети что-то красят, выполняют работу, а это для них развлечение, как в «Приключениях Тома Сойера».

А. Петровская Не эксплуатация их труда.

Д. Александров Да. Помимо того, что мы что-то красим…. Мы вообще занимаемся не благоустройством, а скорее, соседским объединением изначально, а теперь еще и благотворительностью. Потому что на каждой из наших площадок, которые было уже штук 6 или 7 за эти годы, собираются разные благотворительные организации. С нами был «Упсала-Цирк», который уже 3 года приезжает с выступлением; участвовал театр «Дети тишины», инклюзивный театр, где глухонемые артисты работают вместе со слышащими. В этом году к нам присоединился фонд «Перспективы», они открывали небольшой ларечек и привозили своих подопечных из интернатов на одну из площадок.

Кроме того, наш, наверное, главный в этом году партнер, инклюзивные мастерские «Простые вещи», без которых, может быть, не было так здорово в этом году. Они привезли к нам свое кафе, свою лавочку, открыли мастер-класс столярный, частично – своих ребят, которые у них работают в мастерских, и мы вместе еще расписывали хоккейную коробку отдельно, там их рисунки теперь остались совершенно замечательные. Вместе со всеми этими людьми мы теперь делаем то, что мы называем «Соседский благотворительный фестиваль», за несколько лет он проделал путь от пикника с бутербродами и, может быть, бутылочкой игристого, до более-менее заметного мероприятия в городе. И мы не собираемся останавливаться.

А. Петровская А в отношении муниципалов, коммунальщиков: кажется, что вы буквально наступаете на их поле, это, казалось бы, их вотчина — восстанавливать, красить и так далее. С самого начала вы получали все эти разрешения. Есть ли какие-то проблемы, как вообще реагируют муниципалы? Мы знаем много историй, когда хорошие дела приводят в результате к большим скандалам.

Слова плохого не скажу про муниципалов. Изначально наша история была пиратская, мы никаких разрешений не получали, пришли к себе во двор, чего-то там покрасили. Что там получать? Чепуха какая. Как вы знаете, субботники у нас не требуют согласования, и мы считаем, что формально проводим субботники. Потом мы стали уведомлять и когда мы двинулись уже из собственного двора, где мы уверенно себя чувствуем и всех знаем (муниципальная администрация не так далеко, и мы всегда договоримся), то естественно, стали подавать уведомления.

Нельзя сказать, что мы сталкивались с каким-то сопротивлением, нет. Поскольку мы помощи не просим, денег нам не надо, мы ничего не портим, мы хорошие ребята, создаем более благоприятную среду и муниципалы нами страшно довольны, в основном. Я ни разу не сталкивался ни с какими сомнениями в том, что мы делаем то, что нужно.

А. Петровская Вы сказали, что в первую очередь не благоустройство, а благотворительность и соседская история. Так вот, мне кажется, что это многоцелевая история: и благотворительность, и благоустройство, и воспитание семейных ценностей, потому что мы знаем, что пример заразителен (собственно, по Тому Сойеру), Если родители что-то делают – детям явно захочется к этому присоединиться. Ну и в какой-то мере, то, что вы занимаетесь такими соседскими мероприятиями, в широком смысле, в масштабах города – это уже и некое формирование вообще гражданского общества, ответственного отношения к окружающей городской среде. Что для вас здесь первично все-таки?

Д. Александров Трудно сказать, что первично, каждый год появляется что-то новое. Сначала просто какая-то совместная работа, действительно какая-то томсойеровщина, тимуровщина – если советским языком говорить. Потом какая-то история про благотворительность, пускай очень скромную, небольшую, но мы хотя бы чуть-чуть поучаствовали. Потом появилось краеведение, мы нашли художников, которые строили те или иные скульптуры. Сначала одного, Владимира Трубакова, который бетонные скульптуры на Васильевском строил, две из них сохранились, даже три. Потом Анатолий Киселев, который был очень известный керамист-художник, в «Русском музее» недавно была выставка его работ, советская керамика. Он строил на Каменном острове и в Южно-Приморском парке скульптуры, мы тоже разыскали — кто автор, что за работы, при каких обстоятельствах.

Потом пошла история с инклюзией и на данный момент, пожалуй, мне кажется, что это самая главная штука. И это в том числе то, чему мы учим детей. Ну не то чтобы учим, а помогаем им к этому прикоснуться. Это важный момент. Когда фонд «Перспективы» и мастерские «Простые вещи» привезли своих подопечных на площадки, там странные бывают ребята, с ментальными нарушениями, в общем-то взрослые люди, старше 18, некоторые странновато выглядят, как-то говорят не так. И вообще они обычно существуют достаточно изолированно, а здесь – и когда мы красили репку, и когда рисовали на коробке, и на мастер-классах – наши обычные дворовые дети, совершенно не подготовленные ник чему такого, и подопечные этих мастерских работали вместе, и это не вызвало никаких проблем.

Все чувствовали, что делают одно дело, и это было важно как для наших детей, так и для мастеров из «Простых вещей» — почувствовать себя частью жизни. Атмосфера, может быть, не всегда благоприятная — шум, громкая музыка, бегают люди – но они все это пережили и были счастливы. Более того, когда в «Простых вещах» кончался сезон (эти мастерские работают до конца июня обычно, потому у них каникулы, как в школе) – они решили закрытие сезона отметить футбольным матчем, как раз на той самой площадке, которую красили. Приехали, и те же самые дети, с которыми они познакомились за месяц до этого, играли с ними в футбол, ели пиццу и это было так прекрасно! Так что сейчас я думаю важный смысл именно в каком-то совместном участии с благотворительными организациями. Мы рассчитываем, что еще больше друзей найдем дальше, самых разных.

А. Петровская Мне кажется, что тут еще важная история, что с одной стороны, это благотворительность. А с другой – вроде ты совершаешь какой-то акт добра в сторону тех, кому оно нужно, но в ответ и те совершают акт добра, потому что непонятно, кому больше нужно понимать, что люди бывают разные, принимать их и быть эмпатичным. Поэтому здесь такое, двухстороннее влияние. Казалось бы подопечные тех фондов они отдают тем же добром вашим детям, которые, как вы говорите, «из двора».

Д. Александров Конечно, так и есть.

А. Петровская Еще один вопрос, тоже, наверное, в философскую сторону. В отношении вас: вы коллега, тоже занимаетесь журналистикой и здесь для вас – вначале, наверное, через роль отца, а потом и какого-то гражданского активиста, ответственного горожанина – это в первую очередь что? Гражданский долг, отеческий долг, активизм?

Д. Александров Для меня это в первую очередь способ неплохо провести время. Это так начиналось, нам просто было весело, краска вкусно пахнет, пикник. Так и сейчас, я знакомлюсь с прекрасными людьми, и не только я, нас довольно большая команда. В первую очередь, моя жена; куча друзей, которые много лет с нами. У нас много площадок, поэтому на каждой площадке должен быть свой капитан, который всем руководит, и так далее. И все наши партнеры – из «Упсалы», «Простых вещей», «Детей тишины», «Перспектив», «Раздельного сбора», соседи, с которыми мы познакомились рядом с новыми площадками. Кроме того, работа и, в данном случае, увлечение переплетаются.

Надо сказать, что раскрашивает дракона каждый год вот уже несколько лет такой художник Стас Багс. Может быть вы слышали о его проекте вместе с Евгенией Штиль, организатором «Детей Павловска»? У них есть арт-мастерская, куда они тоже детей из психоневрологических интернатов берут, и недавно у них была выставка в курехинском центре, совершенно потрясающие картины. И я познакомился со Стасом благодаря «Дню Тома Сойера», потом пошел на эту выставку и мы сделали о ней репортаж в нашем медиа. Репортаж получился отличным, я там сам рыдал, пока смотрел. Действительно прекрасные картины и прекрасным делом занимаются Багс с Женей Штиль. Он, в свою очередь, тоже этих художников привозил дракона раскрашивать, так что это всё одно с другим переплетается.

А. Петровская Так всё связано. Даниил Александров, организатор фестиваля «День Тома Сойера», был у нас сегодня в гостях. Большое спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире