8 марта 2004 года
В прямом эфире «Эхо Москвы» Сергей Глазьев, Олег Малышкин, Николай Харитонов кандидаты на выборах президента РФ.
Эфир ведет Матвей Ганапольский.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сегодня название передачи, может быть, в наибольшей степени соответствует ее сути. За кого вы будете голосовать — спросили мы сегодня слушателей. 18% — за Путина, 82% — скорее, за какого-то другого кандидата. Вот эти другие, а именно Олег Малышкин, Сергей Глазьев и Николай Харитонов присутствуют в студии. Сергей Михайлович, по всей видимости, будет в четверг, а сегодня была Ирина Хакамада. И сначала я попрошу С.Глазьева сформулировать точнее — от кого вы идете?
С.ГЛАЗЬЕВ: От группы избирателей, хотя блок «Родина» 30 декабря как меня делегировал на эти выборы, так с тех пор решение оставалось неизменным. В субботу прошел первый съезд общественной организации «Народно-патриотический союз «Родина»», который меня официально поддержал в качестве кандидата. Пока только одна из блокообразующих партий стала жертвой кремлевских интриг, и продалась, мягко говоря, — за ярлык называться партией «Родина», хотя к нашему блоку она имеет такое же отношение, как и более 30 других организаций. Т.е. одна из 30 организаций блока, «Партия российских регионов» поддержала не меня, а Путина, и за это ей подарили ярлык называться партией «Родина». Ну и дали немножко на прокорм, как говорится.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То, что вы сказали, имеет слабое отношение к нашей передаче, и объясню, почему. Ситуация такая — меня абсолютно не интересует, что было «до того». Нас слушают радиослушатели, которые должны разобраться с вашей предвыборной программой — что есть основное в вашей предвыборной программе, почему радиослушатели должны отдать голос за любого из вас, а не за кандидата в президенты В.Путина, программа которого мне как-то не очень понятна. Может быть, вы сможете сформулировать свою более отчетливо.
Я начну с С.Глазьева — мы очень хорошо знаем этого политика и экономиста, который вместе с Д.Рогозиным победоносно вошли в Думу — если не ошибаюсь, 10% у вас было?
С.ГЛАЗЬЕВ: Я бы не сказал, что это победоносно. Победоносно — это когда есть возможность принимать решения, а иметь 10% в Госдуме, где две трети у «Единой России» — это означает, что имеешь лишь право вносить законодательные инициативы, а будут они приняты, или нет, решать, к сожалению, не нам.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И все-таки вас не было в Госдуме, а теперь вы появились.
С.ГЛАЗЬЕВ: Конечно, это, безусловно, успех.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сформулируйте, пожалуйста, что будет, если вы станете президентом.
С.ГЛАЗЬЕВ: Прежде всего, хочу поздравить женщин с 8 марта замечательный праздник пожелать всем любви, счастья, благополучия, уверенности в том, что у нас будущее будет хорошим, надежным. А это, конечно, зависит от того, как мы проголосуем на выборах. Что я могу гарантировать как кандидат в президенты? Все мои обязательства зафиксированы в договоре с избирателями, за этим стоит программа, которую мы готовили с ведущими экономистами Академии наук, она была поддержана товаропроизводителями страны, и даже одобрена Госсоветом. Но она не реализуется, потому что по ключевым пунктам противоречит интересам тех, кто сегодня фактически управляет страной. Наживаясь на присвоении чужого, на вывозе миллиардов долларов из России. И всегда, когда мы затрагиваем их интересы, почему-то именно их интересы оказываются важнее общенациональных. Я могу гарантировать, что в течение первого года после моего избрания мы сумеем увеличить заработную плату работникам бюджетной сферы более чем в два раза. Мы сможем вывести детские пособия, стипендии студентам, денежное довольствие солдатам не менее, чем на тысячу руб. в месяц, и дальше их приближать к прожиточному манимому. В течение двух лет в среднем заработная плата в стране увеличится вдвое, не только у работников бюджетной сферы, Но и в целом, по экономике, это затронет 95% нашего населения, которое живет на заработную плату, и соответственно удвоим, поднимем пенсии. Сделано это будет благодаря справедливому распределению национального дохода. Дело в том, что сейчас вклад труда в национальный доход в два раза выше, чем доля заработной платы в использовании дохода. Т.е. при нынешнем уровне экономической активности, в случае справедливого распределения национального дохода, мы можем иметь зарплату в два раза больше, чем сейчас. Как это обеспечить для работников бюджетной сферы задача решается через возврат государству сверхприбыли от эксплуатации природных ресурсов. Фракция «Родина» уже внесла пакет законов, которые позволяют нам эту сверхприбыль вернуть собственнику, т.е. государству, которое формально, юридически владелец недр, наших природных ресурсов, но фактически ничего не получает кроме обычных налогов, потому что нет законодательно установленных механизмов. Кстати, в прошлом году мы потеряли от не возврата валютной выручки примерно 25 млрд. долларов. Всего же за 4 года работы г.Путина страна потеряла более 150 млрд. долларов, вывезенных из России — а если бы эти деньги оставались внутри страны, сегодня уровень жизни был бы вдвое выше. Т.е. для работников бюджетной сферы мы можем гарантировать увеличение зарплаты, а также для всех увеличение пособий, стипендий и денежного довольствия военнослужащих за счет возврата государству сверхприбыли от природных ресурсов. Это позволит уже в этом году поднять доходы бюджета более чем на 500 млрд. рублей. Для работников производственной сферы ситуация более сложная, потому что далеко не все наши отрасли работают рентабельно, но, тем не менее, в среднем мы можем гарантировать, что предоставляя трудовым коллективам возможность отстаивать свои интересы по заработной плате, делегировать своих представителей в органы управления предприятием, в не зависимости от форм собственности, индексируя зарплату до уровня прожиточного минимума, мы можем и в производственной сфере в среднем добиться удвоения зарплаты в течение двух лет. Но справедливое распределение национального дохода
Это лишь часть того, что необходимо сделать для того, чтобы экономика стала более эффективной. Я говорю, что она станет более эффективной, потому что в ситуации как сейчас, когда нет никакой связи между трудом, между тем, что человек полезного делает для страны и доходами, — говорить об эффективной экономике невозможно, потому что большие доходы получает не тот, кто хорошо работает, а тот, кто присваивает себе чужое. Полсути, у нас самоедская экономика, где нет никакой связи между трудом и доходами. Первый шаг моей программы это создание очевидных механизмов, связывающих доходы и труд. Чем больше человек дал обществу, тем больше он заработал. Инвесторы, соответственно, будут получать в соответствии с инвестициями, а не присваивать себе чужое. Для того, чтобы экономика заработала на рост, разумеется, распределение справедливо дохода недостаточно. Важно, чтобы заработали механизмы конкуренции, которые и двигают в условиях рынка производство. Сегодня у нас в экономике нет конкуренции, а в политике нет ответственности. Поэтому у нас не работают ни государство, ни рынок. Для того, чтобы заработала конкуренция, необходимо проводить агрессивную жесткую антимонопольную политику, в том числе, снижать тарифы на естественные монополии, и за счет этих мер мы можем обеспечить не только стабилизацию, но даже снижение цен на электроэнергию не менее, чем вдвое. На товары массового потребления молоко, хлеб, — где цены завышены в два-три раза, — не менее, чем в два раза также. Это также будет весомый вклад не только в повышение экономической эффективности, но и в активизацию роста производства. И, наконец, последнее, важнейший элемент моей программы — это государственное развитие. Государство в современном мире должно направлять научно-технические разработки, создавать условия для их внедрения в производство, потому что в условиях современного экономического роста лежит научно-технический прогресс. Наука, образование, стимулирование нововведений это важнейшая часть государственной политики, которая выведет нас на устойчивую траекторию быстрого экономического роста, что позволит к 2010 году действительно удвоить объем производства в стране, а это означает, что к нынешнему уровню это позволит в 2010 г. иметь зарплату в 4 раза больше, чем сейчас, и соответственно, пенсии в 4 раза больше, чем сегодня. Еще важнейший элемент моей программы это защита прав собственности, на основе которой строится социально ориентированная экономика. Но я имею ввиду не ту собственность, которую «приватизировали» олигархи, и которую сегодня государственные мужи клянутся, что будут защищать, а собственность десятков миллионов людей, которая была создана трудом. Я думаю, что сегодня еще расскажу о программе восстановления сбережений, как важнейшем элементе моей программы социальной справедливости и экономического роста.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо. Теперь Олег Александрович Малышкин основные пункты.
О.МАЛЫШКИН: Ну, основное что? Основное это хочу женщин поздравить сегодня с 8 марта, чтобы они знали, что мы их всегда будем любить и всегда их будем защищать. И второй пункт, вот интересно, вот действительно самый правдивый интерактивный опрос провели вы это действительно реально — 18 и 82, — так действительно есть по стране. Потому что мы часто ездим, общаемся с избирателями. А основное в моей программе — это мы закончим с вывозом сырья за границу, а будем туда вывозить только продукцию переработки сырья, вот давайте возьмем мы просто, объясним ясно и четко, и люди поймут это все. Ну почему возьмем нефтянку, — почему мы вывозим, экспортируем нефть, там мы открываем нефтеперерабатывающие заводы, там обеспечиваем кого-то, людей другой страны рабочими местами, там мы открываем торговлю бензином почему мы это там делаем, ведь там налоги платятся, рабочие места там, не у нас. Почему мы этого у себя не делаем. Мы здесь будем открывать нефтеперерабатывающие заводы, здесь наши люди работают, здесь получают заработную плату, здесь идут налоги, которые в ту же социалку поступают полностью. А вот туда мы продаем бензин. Вот пример я вам показал на основе одной нефтяной отрасли. И дальше, естественно, мы изымем деньги из теневого оборота. Вот что такое зайдите сейчас на любой рынок, на Измайловский пойдите завтра, и станьте просто возле одного лоточка, и посмотрите из 100% он 20% продает по накладной. 80 — уходят мимо всего мимо государства, мимо всех. Почему мы должны это делать?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как будете изымать?
О.МАЛЫШКИН: Фискальные службы вот туда прямо, на каждый ларечек, просто такие проверки в обязательном порядке, — все там должны работать. Давайте увеличим число людей, которые будут проверять их там, — пусть изымают. Просто если вы один день походите туда. Вы примерно миллион долларов получите в казну государства. Это пример одного рынка. Потом далее, предприятия. Вы слышали, наверное, такие выражения цены ниже заводских. Все, наверное, слышали. Вот пожалуйста. Вот эта часть из 100%, она идет по налогооблагаемой базе, а вот такая-то часть идет, естественно, на оптовые рынки, и продается ниже заводских. Т.е. налогами не облагается. Что теряет государство от этого, что теряете вы все, что теряет народ то есть идет чистый обман государства. Вот на это жалеть не надо. Вот сделали очень бестолково, я считаю, что налоговую полицию взяли, разогнали, распустили там какие-то наработки были, — отдали функции туда, в УБЭП ну, будет ли милиция этим заниматься? У них никаких кадров нет, никаких наработок, ничего. Т.е. теневой оборот изымается.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Итак, я записал уменьшение доли вывоза сырья — понятный пункт, больше вывозить товары, изъятие денег из теневого оборота, еще?
О.МАЛЫШКИН: Непосредственно сейчас зачем мы создаем стабилизационные фонды? Вот у нас там 106 млрд., которые в основном идут на покрытие кассовых расходов между субъектами федерации и федерацией. Почему мы приветствуем тех, кто не работает? Дотационный регион? ради бога, двигайся, работай. Предлагаю половину всего отдать в социалку, на пенсионеров отдать, на учителей, врачей, бесплатные лекарства, помогать сельскому хозяйству вот туда эту половину отдать нужно. Что мы сидим на этих яйцах и ждем, когда там кто как сработает. Давайте вот это делать, заставим их работать. И далее пункт, самое главное — вот у нас ученые у нас есть государственные научные центры. Представляете, какой интеллект у нас там работает? Но государство дает туда 1,2 млрд., а продукцию они дают на 19 млрд. И вот они влачат нищенское существование — да ради бога, зачем ему нужно там работать, когда я пойду колбасу продавать, — и вот они идут продавать колбасу действительно. Мы закончим с этим. Пусть они часть своего труда вкладывают снова в свой труд, получают достаточное вознаграждение. Т.е. они работают на развитие страны. Они нам очень много предложений, очень нужного сделать.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. государство дает больше денег на науку, или вы предлагаете уменьшить налоги на науку?
О.МАЛЫШКИН: Вот смотрите государству давать больше на налоги
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: На науку
О.МАЛЫШКИН: И тут даже давать ничего не надо, они в виде инноваций, они дают продукции на 19 млрд.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. вы предлагаете меньше у них забирать.
О.МАЛЫШКИН: Конечно. Пусть оно у них остается, они больше для нас, для государства будут работать. Теперь внешняя политика. Мы должны там работать на такой основе, что нам выгодно. Это просто логично. Не надо ничего говорить. Выгодно нам пожалуйста, мы туда будем
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Путин также делает сейчас, — чем отличается
О.МАЛЫШКИН: Результат должен быть. Ведь все у нас основывается на экономике, на деньгах. Что мы от этого будем иметь? Просто так дружить давайте дружить. Дружим, хорошо, ездим друг к другу, нет никаких вопросов. Но самое главное — интересы государства должны быть. Поехал туда ты должен что, выгодно свое продать и выгодно купить вот это самое главное.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Например, что бы вы и с какой страной решительно изменили во взаимоотношениях? Есть такая страна?
О.МАЛЫШКИН: С США изменил бы решительным образом. Вот понимаете, что идет — мы от них пока ничего не получаем толкового. Вот что не нужно, они нам спихивают сюда. Пожалуйста, пример — ножки Буша. Вот я сейчас поездил по регионам все свое есть. Должны быть у нас паритетные отношения что дешевое и хорошее, и продуктивное давайте мы купим, вот по такой цене. Что нам не нужно пожалуйста, избыток у нас есть, товар конкурентоспособен, давайте туда продадим. Т.е. взаимообмен товарами только такие отношения. Больше с ними не о чем говорить. Только паритетные отношения.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А исследования космоса?
О.МАЛЫШКИН: Тоже нужно. У нас совместно должно быть. Вот почему в Ираке ну, Ирак нам должен но почему мы проспали ну, давайте введем свои войска туда, чуть-чуть, какую-то территорию возьмем. Наше присутствие там бы уже их ограничило, и мы бы уже знали, что нам что-то отдадут. А то он как хозяин приезжает сюда — все, мы вот это сделали, вот это сделали, — такого не должно быть. Мы страна, мы государство.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Теперь слово Н.Харитонову.
Н.ХАРИТОНОВ: Краткость сестра таланта. Поэтому женщин я всех Российской Федерации, москвичей, столицы нашей родины, москвичек, поздравляю с весенним праздником, Международным женским днем 8 марта. Март — весенний месяц, пора надежд, я желаю вам, чтобы все ваши мечты, все ваши планы сбылись, а в сердце всегда была весна. Мы вас любим. Если говорить конкретно о моих приоритетах в случае моего избрания президентом, я кратко скажу государственный приоритет с моей стороны страна сама себя должна кормить. Об Агропромышленном комплексе я скажу позже. Но государство должно себя защитить. ВПК, исходя из научно-технического прогресса, использования науки, достижений наших заводов, ученых, и т.д. Укрепление обороноспособности страны. Следующее какая же страна может быть без народа? Кстати говоря, после своего избрания ныне действующий президент, он же кандидат в президенты г.Путин, в таком немножко стыдливом и самокритичном в первом послании говорил об отрицательной демографической ситуации. 4 года проработал он президентом как миллион умирало, так и продолжает умирать. Мой приоритет
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Если можно, не о Путине, а о вас.
Н.ХАРИТОНОВ: У меня основной соперник г.Путин, и я этого не скрываю. И я предлагаю третий пункт моего государственного приоритета социальная защита детство, материнство, безусловно, в этой ситуации необходимо и ветеранов поддерживать, потому что сегодня у нас колоссальная смертность, — например, мужчина со средней продолжительностью жизни 58 лет. Два варианта поддерживать медикаментозно, лечиться, санаторно-курортное лечение, и в то же время необходимо делать все, чтобы рождаемость повышалась. Суть программы — четыре моих основных вопроса, чтобы было понятно радиослушателям. А где взять деньги? На второй день после моего избрания, в случае, если это произойдет, это национализация природных ресурсов, однозначно. Оплата коммунальных услуг не должна превышать 10% совокупного дохода.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Национализация природных ресурсов — значит, они изымаются, т.е. по сути, национализация крупных нефтяных монополий
Н.ХАРИТОНОВ: Вернуть в лоно государству. Народу, то, что в начале 90-х гг. бандитски, «по понятиям», было приватизировано.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. налогов недостаточно?
Н.ХАРИТОНОВ: Какие налоги? Их никто не платит. Четыре последних года мы прожили под руководством г.Путина, — ни газ, ни нефть, ни другие разработки в госказну дохода не дают. Не эффективно в интересах государства используются. А это трудно восстанавливаемый природный ресурс. Поэтому я считаю, и даже если мы вынесем эти 4 вопроса на референдум, страна проголосует на 90%. Зарплаты, пенсии, стипендии не могут быть ниже прожиточного минимума. Особый закон необходим. Второй приоритет — ВПК. Считаю, что естественные монополии также необходимо вернуть государству, в том числе Министерство путей сообщения еще в 18 веке, при царе, возвращали кусками эти железные дороги. Для меня главное — поднять развитие отечественного производства, среднему и малому бизнесу конкретно дать возможность людям работать, зарабатывать и платить налоги. И в итоге, если у нас появятся деньги, если мы введем государственную монополию на спирт и табак, появится возможность увеличить бюджет, а значит, победить нищету, бедность, увеличить зарплаты, стипендии, — то, о чем стыдливо Путин говорил — 31 млн. за чертой бедности, правда, на первой сессии четвертого созыва Касьянов сказал, что у нас только 29 млн., — какая разница? Поэтому моя программа четкая, ясная и понятная. И в дальнейшем разговоре я каждый пункт сделаю понятным для наших избирателей.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо. И теперь у меня один общий вопрос к вам. Сейчас страна живет каким-то определенным образом работает экономика, мы общаемся с другими странами, люди получают некую зарплату, считается, что более или менее все хорошо, причем сам Путин признается, что может быть еще лучше. При этом мы видим невероятную популярность Путина. Значит, с одной стороны можно сказать, что на самом деле используется административный ресурс, — вы это ощущали на себе и неоднократно об этом говорили, но объективность есть — Путин популярен. И я предлагаю вам ответить что сейчас в стране не так? Что бы вы решительным образом изменили? По самым главным пунктам.
Н.ХАРИТОНОВ: Я ежедневно получаю 80-100 писем. Когда меня съезд КПРФ выдвинул своим кандидатом в президенты, практически столько писем я получаю в день. И у меня 7 человек сидят, разбирают эти письма. В первую очередь людей волнует и беспокоит бедность, второй вопрос безопасность. И третье люди не могут понять, почему хлеб дорожает в стране, цены на хлеб. А точнее что происходит с агропромышленным комплексом России.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как меняем? Что сделаете, чтобы это изменить?
Н.ХАРИТОНОВ: Во вступительным слове я уже говорил необходимо с бедностью покончить. Но для того, чтобы покончить с бедностью, необходимо, чтобы государство вернулось в экономику. Сегодня государство стремительно убегает из экономики, в собственности государства уже почти не остается.. 12-14%.. чтобы появились деньги у государства я не случайно говорю, что моим первым указом будет национализация природных ресурсов. Безопасность, — практически необходимо создать условия и нетерпимость в обществе к правонарушениям любого характера. Необходимо усилить силовые структуры. Эту тему можно больше и дольше говорить
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А сколько же их можно усилять? Что вы предлагаете?
Н.ХАРИТОНОВ: Усилить. Создать необходимые им возможности. Вы не смотрите на Москву в любой райотдел сегодня Кировский, Новосибирской, Омской области зайдите — я помню, когда было 15-25 сотрудников. Сегодня — 130 или 140. Но если вы зайдете к ним — у них нет бензина, чтобы элементарно выехать на вызов. У них сегодня мизерная зарплата — 2-4 тысячи, добрые кадры все оттуда поразбежались. Туда идут, кто себя не может найти в целом народно-хозяйственном комплексе России.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, вы им повышаете зарплату, что еще?
Н.ХАРИТОНОВ: Профессионализм чтобы был их уважаем в обществе. Я понимаю, что сегодня Анискина известного не найти, — помните М.Жаров играл? А заниматься профилактикой необходимо. Но все наши преступления практически, их породили, эти преступления — те неудачные эксперименты в экономике. Неудачные эксперименты в экономике. К нашему стыду, в Новосибирске у нас, в прошлом году заведовал земельными делами, а в городском комитете убили, сейчас, две недели назад, опять убили такого же товарища.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. если вы сделаете национализацию, то авторитет правоохранительных органов резко повысится в глазах населения?
Н.ХАРИТОНОВ: По большому счету необходимо вернуть доверие ко всем уровням власти.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как будете возвращать?
Н.ХАРИТОНОВ: Не болтовней, а конкретными делами.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как, какими делами?
Н.ХАРИТОНОВ: Делами. Вот когда изберусь, я вам покажу и докажу. Сейчас вот, за 30 минут разговора как, и какие рычаги это скрупулезная работа, расстановка кадров я не позволю министру силового ведомства, — как Грызлову, вместе со своими боевыми замами, по каким-то соображениям убежать под крышу Госдумы. Либо это уступка, либо мы расписались в бессилии как это так президент позволил министру, зам.министру придти в Госдуму? Что, законов каких-то не хватало? Дисциплина, ответственность должна быть, понимаете?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не понимаю.
Н.ХАРИТОНОВ: Вам сложно понять.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Конечно, убогий я. Еще раз — с бедностью понятно: национализация. Безопасность — увеличение зарплаты, что еще? Не понимаю тезис — усиление авторитета? Как?
Н.ХАРИТОНОВ: А я вам напомню от Меня до Листьева — под личный контроль ведение следственных дел. Ельцин брал, Путин брал, и не раскрыли.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Раскрытие самых громких преступлений.
Н.ХАРИТОНОВ: Конечно. А не раскрыты они потому, что сегодня власть поддерживает олигархов, а олигархи власть, вот почему. На всех уровнях.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. убийство Листьева не раскрыто, потому что Путину это выгодно?
Н.ХАРИТОНОВ: Путина в то время не было, никто его не знал в то время.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но сейчас могли бы раскрыть?
Н.ХАРИТОНОВ: А это Ельцина спросите. Он брал под личный контроль, вот его и спросите.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А сейчас почему не раскрыто? Вот Ходорковский сел, может быть и убийство Листьева раскрыть?
Н.ХАРИТОНОВ: Я не могу, я его не садил. Ходорковского я не садил.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сажал
Н.ХАРИТОНОВ: Да, сажал. Пусть ответят те, кто это делал.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял. Следующий пункт — цены. Что делаем с ценами?
Н.ХАРИТОНОВ: Чтобы был хлеб — и президент, и правительство должны круглый год и каждый день заниматься нашим кормильцем, крестьянином. Что я делаю сразу, сегодня, — опять напомню слушателям, что 4 года назад Путин был в Краснодаре. Задолженность агропромышленная, в результате непродуманных реформ перед государством у них была 169 млрд. 4 года Путин отработал. 350 млрд. Я предлагаю в своей программе — финансовая амнистия, на три года освободить всех от налогов кроме пенсионных отчислений — для тех, кто живет и работает на земле Кстати, помните южнокорейское чудо? Сейчас об этом вот не говорят.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Итак, финансовая амнистия для тех, кто живет на земле вы имеете ввиду руководителей крупных агропромышленных комплексов?
Н.ХАРИТОНОВ: Для тех сельхозпредприятий, которые в результате непродуманных реформ задолжали государству на сегодня 350 млрд.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял, прощаем долги селу. Раньше это уже было. Дальше?
Н.ХАРИТОНОВ: Освобождение от всех видов налогов. Сегодня аграрники отдают примерно 130-140 млрд. различных видов налогов. Защита рынка нашего — мы сдали все рынки. Импортное продовольствие практически завалило Россию.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это где? Я захожу в магазин — только наши продукты.
Н.ХАРИТОНОВ: Как где? Более 50% — продовольствие импортное. Вы не знаете, а я вам скажу — 2,5 млн. тонн куриного мяса в России, 1 млн. 350 тысяч только из США — 32 штата торгуют с нами.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так может нашим их вытеснить?
Н.ХАРИТОНОВ: Нашим надо помочь набрать объемы — мяса всех видов, птицы всех видов ну, вам тяжело, может быть, в силу своего происхождения понять.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Происхождения? Я все пытаюсь понять
Н.ХАРИТОНОВ: А тут все просто на землю опуститься.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я пытаюсь заставить вас конкретно говорить.
Н.ХАРИТОНОВ: А я конкретно говорю. Вы эту тему тяжело понимаете, поэтому ее многие плохо понимают, и мучают крестьян сегодня, и хлеба нет сегодня.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну хорошо. Пусть теперь скажет г.Малышкин, — конкретно.
О.МАЛЫШКИН: Конкретно рассказываю. Сырье, полезные ископаемые не вывозим из страны, только здесь перерабатываем, предприятия работают, люди работают, производим продукцию, получаем налоги, деньги, а потом излишки конкурентоспособных товаров мы вывозим, продаем.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А если у нас излишки сырья?
О.МАЛЫШКИН: Излишки сырья ни в коем случае не должны быть. Потому что у нас сейчас еще не обеспечены граждане России всем необходимым.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пример. Есть газ, который у нас идет на запад это статья дохода, или наша нефть, которой торгуем.
О.МАЛЫШКИН: Я вас понял, отвечаю на вопрос у нас что, все граждане России или все населенные пункты газифицированы? Нет. Вот давайте сначала мы все это дело здесь сделаем, а потому же будем реализовывать.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ Т.е. нефть и газ — в каждый поселок.
О.МАЛЫШКИН: Обязательно. Теперь дальше. Перерабатываем здесь, предприятия у нас работают. Да, это легче всего сырье туда отдавать не надо рисковать, никаких проблем, ничего. А в предприятие вложить, чтобы люди работали, продукция пошла, налоги платились. Пожалуйста — мы богаче становимся. Т.е. государственное регулирование. Второй пункт чиновник должен быть, чиновник всех уровней честным, умным, бескорыстным и сильным.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Где взять?
О.МАЛЫШКИН: Так подождите, если мы не возьмем, о чем мы тогда вообще говорим? Если мы не подведем чиновника под этот эталон, для чего мы вообще тут говорильню устроили?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как подвести?
О.МАЛЫШКИН: Рассказываю. Только назначением губернатора. Только назначение. Т.е. президент видит — стоп а естественно, губернатор уже будет влиять на другие подразделения. Т.е. президент назначает честного губернатора, а губернатор обеспечивает честных чиновников. Потому что если вдруг заваливает какой-то регион, я должен ждать 4-5 лет, когда он там, срок его закончится. Третий момент, самое главное продовольственная программа нашей страны. Николай Михайлович что-то говорит, но конкретно он, наверное, отдалился чуть-чуть от селян, — рассказываю
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пожалуйста, не говорите такие фразы.
О.МАЛЫШКИН: Вот сейчас идет просто посевная кампания. Сейчас собрал бы всех нефтяников и сказал бы им ребята, ну-ка, давайте нашим селянам поможем по 4,50 дизелька, дизтопливо по 4,50 солярочка. И вот тогда мы это обеспечим под государственным регулированием. А потом я, возможно, пересмотрю ваши квоты, как вы работаете внутри страны на вывоз нашей нефти за пределы нашей страны. Понимаете? Ясно и четко говорю по 4,50 дадут нашим крестьянам они. Но тогда крестьянин сам скажет давайте мы создадим здесь, на месте, районный продовольственный фонд. Региональный продовольственный фонд, федеральный, и у нас тогда мы вообще не будем говорить, каким образом стабилизировать цены на хлеб.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: По поводу попросить нефтянничков а ну-ка может быть, должны быть правила игры, а то все по понятиям
О.МАЛЫШКИН: Рассказываю правила игры. Вот вам, пожалуйста. ЮКОС, Ходорковский. Что мы там держим его? Он уже понял, что он государство обобрал, он уже понял, что где-то он налоги не заплатил, он понял, что люди недополучили всего. Ну что мы его там держим? Он умный парень ради бога, он уже говорит я уже готов вам все отдать, заберите, и выступлю перед телевидением, повинюсь перед гражданами — что мы его держим там?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Говорил он это?
О.МАЛЫШКИН: Говорил, конечно, он уже все говорит, он уже понял все.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я отстал просто от жизни.
О.МАЛЫШКИН: Пусть отдает, пусть вкладывает сюда, в бюджет страны эти деньги, — вот они деньги в бюджет страны. Вот, пожалуйста, это та же нефтянка, если ему сказать Михаил, ну как ты считаешь да он скажет давайте не по 4,50, по три дам, — вот пожалуйста. «Сибнефть» то же самое. Как только копнули, сколько накопали там? Полтора миллиарда. То же самое пригласите его сюда ну-ка, Рома, как у тебя ситуация? Он сам скажет не по 3, по два дам
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял. Это ваши три пункта. Только прошу вас — отдалился Харитонов, не отдалился, — это его дело. Сергей Юрьевич?
С.ГЛАЗЬЕВ: Первый пункт у нас нет сегодня никакой связи между доходами и тем, что человек делает полезного для общества, для страны. Хорошо живут не те, кто много и эффективно работают для общества, а те, кто присваивает себе чужое — монополисты, те, кто захватил госсобственность, контролируют недра, и так далее. Первое, что сделаю — это проведу распределение национального дохода в соответствии с вкладом каждого в его создание. Труд будет получать в два раза больше, потому что доля труда в создании национального дохода в два раза больше, чем доля зарплаты в использовании национального дохода Инвесторы будут получать в соответствии со своими инвестициями — не будут присваивать себе чужое путем завышения цен и присвоения природной ренты. Природная рента, т.е. сверхприбыль, вернется в доход бюджета, что позволит нам его поднять в два раза. Монополисты не будут завышать цены, потому что государство будет их за это жестоко наказывать.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хочу понять конкретно. Крестьянин хлеб растит, металлург делает металл. Я журналист, использую чужой труд, микрофон кто-то сделал, компьютер кто-то сделал. Могу я вас понять, что моя зарплата будет 3 рубля?
С.ГЛАЗЬЕВ: Ваша зарплата будет определяться в соответствии с вашим трудовым договором. Моя программа предусматривает восстановление прав наемных работников на участие в управлении предприятиями. Нынешний трудовой кодекс у нас фактически закрепил наемное рабство, следствием чего и стала крайне низкая зарплата. Людям нужно дать возможность чувствовать себя сохозяевами на предприятиях. Социальное партнерство, реализуемое в конкретных трудовых договорах, механизмах защиты минимальной зарплаты, которая должна соответствовать прожиточному минимуму механизмы, которые известны всему миру. Весь мир идет по пути социального партнерства и сотрудничества. Никто уже в мире не экономит на занижении зарплаты. Но для этого нужно работникам вернуть их права. Что моя программа и предусматривает. А они уж сумеют с работодателями договориться. В частности, трудовые коллективы должны иметь своих представителей в советах директоров предприятий.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял. Следующее.
С.ГЛАЗЬЕВ: Следующий пункт я прекращу из России делать дойную корову для всего мира, напомню, что мы потеряли за годы работы Путина не менее 150 млрд. долларов, которые покинули нашу страну. Деньги будут оставаться внутри России. Это означает, что мы введем валютный контроль, который не так давно был Путиным отменен
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: По вывозу валюты?
С.ГЛАЗЬЕВ: Да, вывоз капитала из страны будет регулироваться государством. И мы будем препятствовать вывозу капитала с тем, чтобы капитал работал здесь, в России.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это касается физических, или юридических лиц?
С.ГЛАЗЬЕВ: Это касается, прежде всего, юридических лиц, которые вывозят капиталы в огромных масштабах. Замечу, что прошлый год у нас был рекордный — 25 млрд. долларов валютной выручки от экспорта нефти и газа не вернулось. Мы потеряли, потому что нефтегазовые компании, металлурги и другие не вернули валютную выручку в этом объеме. Центробанк вложил в американские ценные бумаги и валюту примерно 25 млрд. еще, и мы заплатили внешний долг — 17 млрд. долларов. Так вот в моей программе долги государство будет платить, прежде всего, своим гражданам, включая вкладчиков Сбербанка, которые потеряли свои дореформенные сбережения. Я, честно говоря, не могу понять, почему правовое государство, в котором работает демократически избранный президент, считает, что долги иностранцам нужно платить досрочно, а долги своим гражданам можно не платить вообще. Вообще долг перед вкладчиками Сбербанка составляет столько же, сколько и долг перед иностранными кредиторами, и я считаю, что в нашем обществе в первую очередь нужно погашать обязательства перед своими гражданами.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И третий пункт?
С.ГЛАЗЬЕВ: Не только ограничение вывоза капитала, но и выполнение обязательств перед своими гражданами это и социальные обязательства, гарантии, и восстановление сбережений наших граждан. Что касается иностранных кредиторов, то мы предлагаем схему долги в обмен на инвестиции. Когда долги мы гасим при условии, что они работают здесь, в России, и не вывозятся, а вкладываются в развитие российской экономики. И третий пункт государство должно не уходить от ответственности за экономический рост, а создавать условия. Это означает, что Центробанк должен организовать кредитование роста производства, мы должны запустить банк развития, бюджет развития, который поможет предприятиям освоить долгосрочные кредиты в целях модернизации производства, на современной технологической основе. Необходимо строго обеспечить выполнение закона о науке и научно-техническом прогрессе, стимулировать внедрение новых технологий, т.е. государство должно заниматься развитием. Для этого нужно каждому человеку гарантировать высшее образование
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Можно это сформулировать одним предложением?
С.ГЛАЗЬЕВ: В моей программе три пункта государство должно быть социальным, эффективным и государством развития. Ничего этого сегодня нет наше государство не социальное, оно не занимается экономической эффективностью, не занимается вопросами развития. Поэтому из нас сделали дойную корову из нас увозят миллиарды долларов ежемесячно вместо того, чтобы создавать условия для того, чтобы и деньги и люди оставались и работали у нас, создавали здесь доходы, и доходы работали на экономический рост.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Итак, по три самых главных пункта от кандидатов в президенты радиослушатели услышали. Теперь интерактивное голосование. И я задаю вопрос есть ли альтернатива Путину на этих президентских выборах? Если есть — 995-81-21. Если альтернативы Путину нет, — 995-81-22. А пока я спрошу Н.Харитонова, как вы считаете, что думают люди есть альтернатива Путину, или нет?
Н.ХАРИТОНОВ: Думаю, что альтернатива есть. Почему — я сегодня позвонил в Новосибирскую область, г.Барабинск, 23 избирательных участка, в семи сделали замер так вот там проголосовало 57% — за Харитонова, 29% — за Путина.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть такой знаменитый анекдот старый — а где этот твой город находится, чтобы я туда уехал?
Н.ХАРИТОНОВ: Новосибирская область, город Барабинск.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Привет барабинцам — что это за город вне страны. Ну а г.Малышкин как считает, есть альтернатива?
О.МАЛЫШКИН: Есть. Потому что где-то из ста 70% наших граждан хотят, чтобы ими управляли. Но управляли грамотно, честно и сильно. 30% могут сами работать. У нас эта пропорция не выполняется.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Что считает Сергей Юрьевич?
С.ГЛАЗЬЕВ: Уверен, что есть, потому что для 80% наших граждан голосовать за Путина просто бессмысленно, потому что никаких изменений в политике мы не дождемся. Господин Фрадков, выступая вчера в Думе, четко сказал, что дальше будет реформирование естественных монополий, т.е. приватизация, коммунальная реформа т.е. рост тарифов, реформа социальная т.е. перевод на окупаемость здравоохранения и образования, т.е. для 80% наших граждан переизбрание Путина означает сохранение или даже снижения того уровня жизни, который у нас есть.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Итак, результат голосования. Проголосовало 7921 человек. «Да», видят альтернативу — 74%, не видят альтернативы 26%. Теперь я предлагаю радиослушателям в оставшееся время задавать на эфирный пейджер четкие и конкретные персональные вопросы нашим кандидатам. У вас есть одна из последних возможностей непосредственно поговорить с этими людьми. А я хочу пока кратко выяснить вашу точку зрения по поводу некоторых узловых моментов жизни государства, — ваше отношение и что делать. Вопрос Чечни что делать с Чечней?
Н.ХАРИТОНОВ: Я думаю, что сохранять жесткие установки силовым структурам, которые сегодня имеются и федерального уровня и местного значения под руководством президента Кадырова. А наравне с жесткими мерами по отношению к боевикам, необходимо искать точки соприкосновения, — чтобы прекратить бессмысленную бойню
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Могу ли я понять, что вы — за переговоры с Масхадовым?
Н.ХАРИТОНОВ: Еще раз повторю наравне с жесткими превентивными методами необходимо все-таки искать повод для компромисса.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Если честно, ничего не понял. Еще раз?
Н.ХАРИТОНОВ: Еще раз говорю сегодня, завтра, послезавтра, если есть необходимость уничтожения
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Про уничтожение я понял.
Н.ХАРИТОНОВ: Это первая задача сегодняшнего дня. На перспективу искать точки соприкосновения, потому что любой убитый человек это горе для страны, для семьи.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну хорошо, есть такое правило если политик дважды не отвечает на вопрос, значит, не хочет. Значит, вы не хотите больше формулировать.
Н.ХАРИТОНОВ: Я ответил.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял. Больше вопросов нет. Олег Александрович? Тот же вопрос — Чечня
О.МАЛЫШКИН: Вот там есть Кадыров, вот его избрали президентом, и он, прежде чем избираться, наверное, думал, прежде чем туда полезть?? Вот он президент, его избрали. Что тебе нужно? Вот тебе полгода срок, давай, наводи там порядок, где тебе нужно помочь мы поможем со стороны федерального центра. Но ты сам давай занимайся этим вопросом. Потому что получается что? 15 человек боевиков сдались, 14 попросили оружие, и пошли искать главаря..
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так уже полгода прошло, как он стал президентом.
О.МАЛЫШКИН: Вот дать ему жесткий срок пожалуйста, Кадыров, ты президент, где тебе помощь нужна? Полгода тебе навести порядок.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Взрывы продолжаются. Что дальше?
О.МАЛЫШКИН: Пожалуйста, мы посадим туда своего наместника, и со всеми огромными полномочиями, и он наведет там порядок.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. вы допускаете, что избранный народом Чечни президент будет в мгновение ока снят оттуда?
О.МАЛЫШКИН: Да. Если он там порядок не наведет, зачем он нужен там президентом? Для какой цели он там нужен, если он не может там навести порядок?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но его выбрал народ Чечни.
О.МАЛЫШКИН: Секундочку. Опять такой вопрос он не справляется. Не нужен.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кто решает народ Чечни, или вы?
О.МАЛЫШКИН: Решим мы, потому что это мы, наше государство, мы не отделяем народ Чечни от РФ. Мы же говорим вместе, поэтому это наши проблемы.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. И что дальше в Чечне?
О.МАЛЫШКИН: Пожалуйста. Навести жестко порядок. Если он переговорным процессом не может, то силовым вариантом. Если он не может договориться и решить вопрос внутри страны у себя там, сам, — то только силовой вариант потом уже. Но я думаю, до этого не дойдет, они там договорятся сами.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Они, там ну кто они?
О.МАЛЫШКИН: Масхадов пусть договаривается с Кадыровым. Пусть решают вопросы их там, как они распределяются, — ради бога, это их проблемы. Но прежде чем куда-то пойти, я должен видеть я иду туда, я должен видеть способы решения какой-то проблемы. Если я этого не вижу, то мне делать нечего.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял. Сергей Юрьевич?
С.ГЛАЗЬЕВ: Во-первых, необходимо искоренить корни финансирования террористической деятельности. Хорошо известно, что боевики получают деньги не от чеченских источников, а из мафиозных структур, которые торгуют людьми, наркотиками, оружием в крупных российских городах. Так вот разрушение этих корней финансирования боевиков, это и есть первое, что необходимо сделать. Для этого необходимо жестко и беспощадно ликвидировать мафиозные структуры в крупных российских городах, связанных с чеченскими боевиками. Второе в самой Чечне. Бессмысленно делать вид, что там есть нормальный порядок и исполняется закон. Бюджетные деньги, которые мы выделяем в Чечню, должны расходоваться исключительно федеральным казначейством. Нельзя доверять там расходование денег никому поступающих из федерального бюджета. Третье для того, чтобы нормализовалась хозяйственная жизнь в Чечне, не надо делать вид, что мы там собираем налоги мы там не можем собирать налоги, поэтому должен быть режим особой экономической зоны лишь бы люди работали, лишь бы они могли законно зарабатывать деньги.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что делать с оппозицией?
С.ГЛАЗЬЕВ: Мне приписывают разные специалисты по политической чернухе, что будто бы я с Лебедем заключал Хасавюртовский договор. Я могу сказать, что никакого отношения к этому договору не имею, и мне стыдно за г.Караулова и Шахрая, и ряд наемных писак
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сергей Юрьевич, еще раз не знаем мы этих людей, что делать с чеченской оппозицией. Забудьте про этих людей.
С.ГЛАЗЬЕВ: оппозиции в Чечне, с которой можно разговаривать. Сегодня в Чечне нет. Там есть избранная власть, она может нам нравиться, или нет, но работать придется с ней. И это все.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Следующее. Ваше отношение к свободе слова и СМИ. И к состоянию на сегодняшний день.
Н.ХАРИТОНОВ: Во-первых, в народе принято называть СМИ как бы четвертой властью. Поэтому народ, особенно в последнее время, разочаровывается в СМИ, население начинает как бы себя чувствовать подкаблучным у власти. И сегодня практически СМИ являются рупором власти это видно и на нашей избирательной кампании. То несоответствие, колоссальное нарушение закона о выборах всеми руководителями государственных телекомпаний, и негосударственных, — это все прекрасно знают. Я возвращаюсь к 12 февраля — почему кандидату в президенты, он же действующий президент Путин, предоставляется 29 минут? И услужливо все компании, государственные и не государственные, и радиоэфиры по несколько раз, до самой темной ночи демонстрируют на всю страну.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что будете делать? Ваше отношение к СМИ.
Н.ХАРИТОНОВ: Мои отношения абсолютно профессиональные по отношению к СМИ каждый заниматься будет своим делом. Не исключаю мы неоднократно просили и требовали на Госдуме сделать общественные наблюдательные советы. Нет, никакой цензуры нет, но та порнуха, которая с утра до вечера льется на наших телезрителей — считаю, что необходимо, чтобы общественный наблюдательный совет практически как-то смотрел и глядел на это все, и кое кому ставил шлагбаум, независимо какие деньги платят.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Только уточните, что такое порнуха.
Н.ХАРИТОНОВ: То, что подрывает наш духовно-нравственный стержень.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Например?
Н.ХАРИТОНОВ: Бесконечная эротика это всем понятно. Ну, не надо вымучивать из меня какие-то клятвенные заверения, — всему народу это понятно, колоссальная почта идет — прекратите поток. Я уже не говорю о тех рекламных бесконечных вставках когда человек не может смотреть.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы извините, Глазьеву в телевидении не нравится одно, Малышкину другое, мне — третье. Я, например, считаю порнографией, когда первый политик страны приходит на КВН и все делают вид, что он туда попал случайно. У нас разное с вами понимание порнографии в СМИ. Поэтому вы скажите
Н.ХАРИТОНОВ: Почему же за 4 года ни разу г.Путин на КВН не приходил, а за неделю перед выборами?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это не ко мне вопроса. Значит, наблюдательные советы, но сохраняется свобода слова в стране?
Н.ХАРИТОНОВ: Конечно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Олег Александрович?
О.МАЛЫШКИН: Большинство СМИ это нормальные. Хорошие журналисты, нормальные ребята. Но где-то есть и такие кадры, которые врать начинают. Это самое страшное здесь, у вас. Это даже похлеще, чем кто-то кого-то где-то убил. Если ненужную информацию вы дали на какого-то человека, отрицательную абсолютно, лживую представляете, сколько людей к нему как относиться будет?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы сказали здесь, у вас? Вы имеете ввиду «Эхо Москвы»?
О.МАЛЫШКИН: И здесь. Везде есть, запомните. Есть в обязательном порядке какой-то кадр, который за деньги там может такое наговорить на кого-то
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Обвиняете ли вы «Эхо Москвы» в том, что мы в отношении вас
О.МАЛЫШКИН: Нет, я говорю есть везде, во всех СМИ такие кадры, люди такие есть. Вот от этого очищаться, кодекс какой-то должен быть, жесткие уголовные меры именно в отношении тех людей, которые врут, лгут все время нашим избирателям или нашим людям, гражданам. Насаждают такое понятие о каком-то кандидате или простом гражданине это самое страшное. Наоборот, честный хороший корреспондент, умный и грамотный, все разузнал, сам до всего дошел, — он больше ценится. Он больше в цене, вы заработаете больше.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, это моральная сторона. Я спрашиваю будете ли вы в случае избрания президентом что-то менять в СМИ?
О.МАЛЫШКИН: Обязательно буду. Кодекс поведения должен быть, правила поведения, т.е. конкретно сказать, и жесткие меры в отношении тех, кто публично
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Жесткие меры через суд?
О.МАЛЫШКИН: И через суд, и
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как еще?
О.МАЛЫШКИН: Мгновенными действиями. Ограничить этого человека от общества.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кто ограничит?
О.МАЛЫШКИН: Я ограничу, уберу его, если он врет
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть вбегают в масках
О.МАЛЫШКИН: Не надо в масках, я его сам возьму за шиворот, и пусть сидит вот там. Если он врет в отношении кого-то, насаждает людям эту ложь, я не буду ждать, когда он там отсудится, когда он там что-то сделает, — я его возьму
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Т.е. представим, что где-то что-то опубликовано, вы президент.
О.МАЛЫШКИН: И из страны его выгоню сразу, сам, лично выгоню из страны..
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А он в суде будет говорить
О.МАЛЫШКИН: Пусть ради бога судится. Пусть судится, но если он ясно и четко будет понятно, что он соврал в отношении кого-то
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кем понятно — вами или судом?
О.МАЛЫШКИН: Не судом, людьми всеми
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет народного суда
О.МАЛЫШКИН: Не может такого быть.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Народный суд это сжигание.
О.МАЛЫШКИН: Подождите. Вы чуть заблуждаетесь сжигание есть.. должен быть кодекс поведения. Если в отношении, например, Глазьева, Харитонова, Малышкина, в отношении вас кто-то соврал вы что, будете ходить судиться?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Конечно.
О.МАЛЫШКИН: Секундочку. Следующий вопрос вы идете с девочкой девушкой.. Вашу девушку здесь прямо, на ваших глазах, изнасиловали поиздевались над ней вы что, в суд пойдете? Скажите мне? Здесь вам вопрос. Вы в суд не пойдете. Если вы настоящий мужик, человек настоящий. И как девушка к вам относиться будет? То же самое и здесь.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Уважаю ваше мужество, но задаю конкретный вопрос
О.МАЛЫШКИН: Я конкретно вам говорю как вы здесь поведете себя?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спрашиваю — если какой-то журналист написал что-то, что вам не понравилось
О.МАЛЫШКИН: Нет, не мне. Если он солгал
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы сказали — выгоню его из страны. Задаю вопрос по суду или просто так. Если просто так то как?
О.МАЛЫШКИН: Я его сначала изыму из СМИ
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Каким образом?
О.МАЛЫШКИН: Он не будет там работать сначала а потом пожалуйста, судитесь, пусть доказывает в суде, друг на друга судятся.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но как вы его изымете?
О.МАЛЫШКИН: Да просто — я выгоню его, не позволю, чтобы он врал на кого-то
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А они двери закроют
О.МАЛЫШКИН: Я вам то же самое в отношении девочки сказал что вы делать будете?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Насчет девочки я понял
О.МАЛЫШКИН: Да подожди, не надо, что насчет девочки то же самое в стране делается в отношении журналистов как вы поступать будете, скажите мне? вы что будете, в суд писать заявление, или вы потом будете писать заявление писать? И кто это определит меру наказания этому типу? С которым вы обошлись чуть по другому? Молчите? Не можете сказать? Молчишь. Вот то же самое и я тебе задаю вопрос — стоп, суд как делать жестко, жестко
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Олег Александрович во-первых мы с вами алле
О.МАЛЫШКИН: Вы можете сказать по-другому — во-первых, мы вместе с вами что-то не пасли, поэтому давайте на вы давайте не будем
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, вместе не пасли это во-первых. Во-вторых — я мог бы многое сказать, но моя роль — ведущего программы. Моя задача — показать радиослушателям вашу позицию по тому или иному поводу.
О.МАЛЫШКИН: Вам моя позиция прекрасно понятно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мне без разницы. Я показываю радиослушателям. Мы с вами разговариваем для радиослушателей.
О.МАЛЫШКИН: Абсолютно правильно. И они поняли меня
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И им надо было понять, что вы будете делать с неугодным журналистом.
О.МАЛЫШКИН: Не неугодным, кто врет то же самое по поводу девочки..
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А по поводу девочек я вам отвечу вне передачи.
О.МАЛЫШКИН: Вы мне не сможете ответить вне передачи, потому что я вижу каждого из вас здесь.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Сергей Юрьевич?
С.ГЛАЗЬЕВ: Мне кажется очевидным, и вы зря здесь такой бурный спор затеяли. Ясно, что все хотят сохранить свободу слова, она для нас, конечно, важна, без этого власть не может эффективно работать, власть нужно иметь право критиковать всем открыто и доступно. Но мы хотим, чтобы СМИ были ответственными, чтобы они отвечали за то, что делают. И я не понимаю, что здесь непонятного отвечали, конечно, по закону, Вот я сегодня сужусь с газетой «Труд», «Аргументы и факты», «Комсомольская правда». «Московским комсомольцем»
О.МАЛЫШКИН: И будешь судиться, а на тебя будут плевать дальше
С.ГЛАЗЬЕВ: Теперь буду судиться с «Моментом истины», с ТВЦ, Первым каналом, Вторым столько клеветы я получил за эти два месяца это как в рассказе М.Твена — «Как меня избирали губернатором Нью-Йорка» — чего я только про себя не прочитал. И про чеченских сепаратистов, и про то, что я выращивал олигархов, и про то, что беру деньги у Березовского, и всякая прочая чушь, клевета и бред собачий. И главное, что никто за это не отвечает. Звоню главному редактору одной уважаемой газеты, говорю — у вас размещается клеветнический материал. Он говорит не может быть. Я говорю — прочитайте внимательно. Он вы знаете, мы его чуть-чуть подредактировали. Я говорю — как это? Одну клевету подредактировали другой? И материал выходит. А почему? Потому что он говорит мы не можем отказаться. Спрашиваю почему? — это администрация президента попросила разместить, и деньги мы уже взяли, поэтому отказаться не можем. У нас сегодня нет свободы слова. Во-первых потому, что мы видим, что идет политическая клевета, травля неугодных кандидатов, и главные редактора газет ничего не могут сделать, и телеканалов. Потому что они не вольны, оказывается, управлять своими газетами. Позвонили из администрации президента и приказали — разместите клеветнический материал на Глазьева. И они размещают. И знают, что это клевета. Но размещают, потому что уверены, что им за это ничего не будет.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это констатация того, что существует, я сожалею, что вам приходится испытывать давление
С.ГЛАЗЬЕВ: Поэтому свобода слова и ответственность. Ответственность журналистов и СМИ за правду если будет клевета и ложь, значит, должны быть жесткие меры, и конечно, мы хотели бы
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что значит жесткие меры?
С.ГЛАЗЬЕВ: Когда меня однажды обвинили в том, что я украл миллиард долларов, я подал в суд на миллиард, — потому что если я его не брал, значит, кто-то взял его за меня? Так вот этому недобросовестному газетчику присудили всего лишь штраф в 5 или 6 тысяч рублей. Но это же несерьезно. Когда клевещут с прицелом на дискредитацию всей моей биографии, всего, что я делал в своей жизни, и за это отделываются легким испугом.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы отвечаете, как Малышкин, а я ждал от вас некий структурированный ответ. Вы знаете тезис Путина знаменитый? Он говорил о том, что СМИ в России не свободны. Он имел ввиду, что свободные СМИ это финансово независимые СМИ, которые не лежат под олигархом, который ими руководит
С.ГЛАЗЬЕВ: Да, но какая разница финансовые или административные
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Секундочку. Вот Харитонов говорит свобода слова остается, но создаются наблюдательные советы. Что вы поменяете в отношениях государства и СМИ?
С.ГЛАЗЬЕВ: Вы меня не дослушали.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Переходите сразу к водным процедурам, пять минут до конца передачи осталось.
С.ГЛАЗЬЕВ: Во-первых, за клевету должна быть более жесткая ответственность и более простые механизмы принятия решения, судебные механизмы, конечно, разбирательства претензий. Что касается второй части конечно, мне бы очень не хотелось, чтобы мои дети смотрели передачи, в которых расстреливают которые пробуждают в них низменные инстинкты, и поэтому я хочу защитить детей нашего общества от растления. Поэтому какие-то морально-нравственные нормы не какие-то, а вполне четкие и определенные, которые соответствуют нашим культурным традициям, должны СМИ соблюдаться. Вот для этого нужны общественные советы, которые по закону должны формироваться на исключительно открытой основе, и не президент должен их назначать, и не правительство, а общественность должна сама защищать себя, свои семьи от растления детей. Также должны наказываться те, кто издевается над религиозными чувствами людей. Мы должны иметь свободные СМИ, но свободные не только от административного диктата, и не только от финансового насилия, но и от безнравственности, и от клеветы. Мы хотели бы иметь наше информационное пространство свободным и чистым.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А теперь — ваши обращения к нашим радиослушателям. Идти им на выборы, или нет, и как голосовать? Николай Михайлович Харитонов, коммунистическая партия.
Н.ХАРИТОНОВ: Уважаемые радиослушатели, уважаемые избиратели. Я, безусловно, призываю вас пойти на выборы, мне думается, что за все эти короткие недели, а избирательный цикл, кстати говоря, выборов президента такой очень короткий, стремительный.. у нас поиск лучшего кандидата.. и то, что имеется.. поэтому идите на выборы смело, за оставшиеся 5 дней вы окончательно разглядите каждого из нас. Я, разумеется, призываю вас голосовать и поддержать мою кандидатуру. И как бы то, о чем мои соперники-товарищи говорили я предлагаю при моей поддержке государство вывести из царства лжи в царство справедливости. В этом можете не сомневаться.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Олег Александрович Малышкин, ЛДПР.
О.МАЛЫШКИН: Уважаемые избиратели. Вот когда я буду президентом, у меня ничего не будет взрываться, валиться ничего не будет. Я сразу найду ответственного за эти дела. А то ведь сейчас крайнего ищут как случилось в аквапарке, завалилось что-то? Да вы посмотрите на территорию кто хозяин территории, кто подписывал последний акт? Видите, сейчас вот предлагают давайте, мы сейчас будем судом выяснять это долгая, длинная песня. У меня крестьянин будет с соляркой, с запчастями будет. С техникой будет, с удобрениями будет. У меня малоимущие будут всем необходимым обеспечены. Пенсионеры будут достойную пенсию получать. У меня медицина будет бесплатная — вас там лечить будут бесплатно. Лекарств будет необходимо. Заработная плата достойная будет, чтобы все в стране было для вас. Это ваша страна, и все будет в стране для вас.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И Сергей Юрьевич Глазьев.
С.ГЛАЗЬЕВ: Я хочу еще раз поздравить наших милых женщин с 8 марта и выразить надежду, что в нашем обществе власть, наконец, начнет работать на каждого человека. Я могу гарантировать, что когда стану президентом, у нас каждый ребенок будет одет, обут, будет иметь возможность получить высшее образование. И детские пособия будут не меньше тысячи рублей в месяц, и все это не будет так дорого стоить для нашего государства, если мы вернем доходы обратно в страну, которые сегодня вывозятся. А сейчас, к сожалению, вероятность того, что наш ребенок, родившийся сейчас, получит хорошее образование и хорошую работу составляет не более одной трети. Две трети детей при нынешней политике обречены на нищету и прозябание. Так вот я сделаю политику государства такой, что все дети будут уверены в своем будущем. И вы, как матери, тоже.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое. И нашими гостями были Сергей Глазьев, Олег Малышкин, Николай Харитонов. Все трое — кандидаты в президенты Российской Федерации.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире