Елена Серветтаз Добро пожаловать в Париж!

Вуди Аллен А я и в России был несколько раз, мне очень понравилось.

Е.Серветтаз Но в Париже мы вас видели с Карлой Бруни-Саркози (смеется), очень хороший был фильм. Сейчас вы снова здесь, и ваш фильм «Дождливый день в Нью-Йорке» открывает престижный фестиваль кино The Deauville American Film Festival.

Тогда как в США показа этого фильма пока не планировали. Не кажется ли вам, что это некий реванш? Поскольку ваш фильм открывает Фестиваль американского кино во Франции, а Америка, пуританская, правильная, свободная, его не показывает (из-за скандала во время съемок на волне MeToo. — Прим. ред.). Во Франции куда больше свободы. Так что не кажется ли вам, что вы таким образом взяли некий реванш?

В.Аллен Я не думаю, что это месть, я даже изначально не был в курсе, что мой фильм будет на этом фестивале, я об этом сам узнал только несколько дней назад. И это полностью решение французских дистрибьюторов, то как они хотят открывать фестиваль. Я приехал немного фильм порекламировать, чтобы люди знали, что фестиваль будет открываться моим фильмом, и затем они сами решат, хотят ли они на него пойти. Но я сам, знаете, даже на фестивале не останусь — я сегодня вечером лечу обратно домой, в Нью-Йорк.

Е.Серветтаз То есть вы не думали об этом с точки зрения отомстить.

В.Аллен Отомстить — нет, конечно. Да и вообще, я человек очень благодарный по жизни.

В.Аллен: Если бы победила Хиллари Клинтон, у нас все равно были бы все те же отвратительные фильмы

Е.Серветтаз Нью-Йорк остается для вас важнейшим источником вдохновения и это один из важнейших персонажей в фильме. Как вам удается по-прежнему находить столько историй, связанных с этим городом?

В.Аллен Нью-Йорк на протяжении многих десятилетий оставался одним из величайших или, возможно, даже самым великим городом в мире.

Это действительно замечательный город, на мой взгляд, так же как и Париж — великий город. И Манхэттен, этот небольшой остров, — там живут люди со всего света, самых разных рас, убеждений, цветов кожи, религий, они все из разных стран, у них разное социальное положение и т. д.

В этом городе множество театров, есть опера, идут концерты, литературная деятельность, куча издательств, там есть мода, журналистика, ООН там находится. Знаете, если вы пройдетесь где-нибудь в Калифорнии и послушаете, о чем люди говорят, многие там говорят о кино, о телевидении. В Нью-Йорке же вы услышите человека, который говорит об ООН, другого, который приехал из России и говорит о чем-то еще, третий будет обсуждать, не знаю, экономику, еще один будет говорить о моде, кто-то еще о чем-то другом, так что знаете: это город, где постоянно что-то происходит, днем и ночью. И все есть в изобилии: вы там найдете чудесные театры, можно насладиться очень вкусной замечательной кухней, погулять по улицам, паркам… Так что это всегда был великолепный город, может быть, сегодня он не так хорош, как раньше был, несколько лет назад, но он по-прежнему остается отличным местом.

Е.Серветтаз Но главный герой у вас как будто из прошлого…

В.Аллен Так и есть! На мой взгляд, Нью-Йорк был лучше во времена до того, как я родился. Лучшие годы Нью-Йорка — это 20-е и 30-е, тогда это был просто рай. Затем 40-е были ничего, в 50-е он стал ухудшаться, а сейчас он, конечно, испортился. Это по-прежнему отличный город, но он испортился. Слишком много высоток, слишком много велосипедов, слишком много пустых магазинов, потому что все больше людей делают покупки в интернете, так что в нем теперь уже не так хорошо.

Е.Серветтаз Но люди по-прежнему ходят в кинотеатры — не только ведь Amazon и Netflix пользуются?

В.Аллен Не так много ходят, как раньше. Когда я был моложе, в каждом квартале был красивый кинотеатр, все фильмы, которые выходили в Европе, в них показывали, американские, конечно тоже — а кинотеатры были на каждом шагу. Сегодня они один за другим закрываются.

Е.Серветтаз Вы чувствуете ностальгию по этому поводу? Вам больше нравится смотреть фильм вместе с другими людьми, в темноте, на большом экране?

В.Аллен Да! Я думаю, что это был очень хороший ритуал и что людям это очень нравилось! Сейчас я вижу, что моя дочь, которая учится в институте, смотрит кино одна у себя в комнате, лежа в кровати. Просто кладет на себя компьютер (делает жест руками, как если бы клал что-то себе на живот и печатал) и смотрит. Но это не самый лучший способ смотреть такие фильмы, как «Гражданин Кейн» или «Расёмон».

Е.Серветтаз То есть у кино почти нет будущего, за исключением разве что всех этих боевиков и экранизаций фильмов по комиксам DC Comics?

В.Аллен О, я думаю, да, очень плохое будущее. Мне кажется, что все эти люди, которые делают фильмы в киностудиях, пришли к выводу, что хорошие фильмы делать невыгодно, им лучше потратить $200 млн на фильм, чем $20 млн.

Потому что на фильме за $20 млн они заработают, может быть, $50 млн, а на фильме за $200 миллионов заработают $500 млн.

Так что они подняли ставки в игре, фильмы стали очень дорогими, и, чтобы фильм максимально отбить, им было важно, чтобы кто угодно мог эти фильмы пойти посмотреть. Поэтому фильмы стали все глупее и глупее, чтобы большее количество людей ходило их смотреть, чтобы аудитория была больше.

Поэтому они стали делать фильмы по комиксам, фильмы с погонями на автомобилях, фильмы со спецэффектами и вообще очень плохие фильмы. И они на этих фильмах зарабатывают миллионы долларов.

Тем временем умные, более утонченные фильмы, которые делают европейские мастера и некоторые американские режиссеры — на них все сложнее найти финансирование и сделать их. Они просто не приносят прибыли, ну или приносят, но копейки.

Так что во всех этих изменениях ничего хорошего. Еще не так давно — может быть, лет десять назад — я мог ходить каждую субботу с друзьями в кино, было полно хороших фильмов, а теперь с этим все хуже — в субботу хочется сходить в кино, а смотреть-то нечего. Иногда нахожу какой-нибудь мексиканский, иранский, корейский фильм, если повезет. Но в любом случае, ситуация ужасная теперь.

Е.Серветтаз Ситуация плоха не только с кино. Ну вот не так давно Трампа избрали президентом, вокруг полная уберизация, все меняется. Вы вот сами говорили в свое время, что не верите, что Трампа могут избрать…

В.Аллен А никто в мире в это не мог поверить!

Е.Серветтаз Ну я очень могла поверить, после того как съездила и поработала в Флориде во время предвыборной кампании в Америке..

В.Аллен Ну вы в меньшинстве. Даже букмекеры, когда рассчитывали ставки, включая даже австралийские букмекеры, принимали ставки на победу Трампа 90:1. Те, кто поставил $1, выиграли $90.

В.Аллен: Фильмы стали все глупее и глупее, чтобы большее количество людей ходило их смотреть

Е.Серветтаз Надо было поставить на Трампа…

В.Аллен Да, надо было ставить! Никто всерьез в это не верил, даже сам Трамп, скорее всего, не верил, выглядело так, будто он крайне удивлен, что его избрали. Но я не думаю, что тут есть прямая связь между политикой и кино.

Думаю, что если бы победила Хиллари Клинтон — я за нее голосовал, — даже если бы она победила, у нас все равно были бы все те же отвратительные фильмы, потому что это отдельная история, это чисто голливудский феномен, то, что происходит с кино.

Е.Серветтаз В вашем фильме одного из героев зовут Гэтсби. Это привет Фицджеральду?

В.Аллен Я хотел воссоздать атмосферу Нью-Йорка прошлого, о котором писал Фицджеральд, так как в моем представлении это лучшие времена Нью-Йорка, времена джаза.

Е.Серветтаз Гэтсби — ваш альтер эго. Когда он страдает от любви, когда вот-вот потеряет девушку Эшли, он дает волю чувствам, играя на фортепиано наподобие того, как вы играете на кларнете. Игра на инструменте помогает ему бороться со своими демонами, страхами, эмоциями, как и вам?

В.Аллен Я бы сам эту роль Гэтсби сыграл, если бы был моложе. Да, у нас много общего. Когда я был молод, я вылетел с учебы, меня тогда влекли азартные игры, и мне нравились бары с фортепиано, где играли Коула Портера. Мне нравился ностальгический Нью-Йорк прошлого, мне нравился джаз, мне нравились дождливые дни, а не солнечные, так что у меня было много общего с Гэтсби.

Е.Серветтаз Вы работали над фильмом с Витторио Стораро не в первый уже раз, это команда мечты, дрим-тим. Вы вместе с ним сделали дождь вторым важным героем фильма. Как вы работали с Стораро?

В.Аллен Мы об этом говорили с ним еще, когда собирались снимать. Я всегда хотел снять кино, где постоянно идет дождь, и знал, что ему эта идея понравится, потому что над этим ему будет очень интересно работать. Мы заказали специальные башни с водой, чтобы на съемочной площадке был дождь, и он, как блестящий оператор, смог сделать так чтобы во всех сценах было пасмурно независимо от того, какая была погода. И да, у нас весь фильм идет дождь!

Е.Серветтаз Честно скажу, что, когда я смотрела фильм, я думала: ну вот, опять клише. Одна из персонажей, Эшли, — блондинка-ангелочек, не очень умная, другая — брюнетка, наоборот, очень умная, и т. п. Но потом поняла, что вы бросаете вызов американскому псевдопуританизму, когда у вас один персонаж, на первый взгляд идеальный человек — блондинка, но даже если она еще не успела сделать ничего плохого, вам уже немного неприятно, как будто она уже сделала какую-нибудь гадость. А вторая героиня — наоборот. Или я чего-то недопонимаю?

В.Аллен Блондинка… Да, Эшли была хорошей девушкой, такой типичной студенткой с амбициями и хорошими перспективами, она была честной с режиссером, который ценил ее честность, сценаристу она нравилась, актер считал, что она очень сексуальна.

Она в эмоциональном, психологическом, интеллектуальном и духовном плане была источником вдохновения для них, потому что это была честная девушка из Аризоны, которая говорила, что думала, и для режиссера и автора сценария было важно, чтобы ей нравился этот фильм, это имело большое значение для них, потому что они ей доверяли.

У нее было мнение, еще не испорченное разными жизненными и псевдоинтеллектуальными вещами. Она говорила, что ей нравится, что — нет, ей нравилось кино. Это действительно была очень хорошая девушка, которая пыталась найти свой путь. Но она — просто не тот человек, что подошел бы Гэтсби: если бы он на ней женился, ему пришлось бы найти нормальную работу, ездить иногда в гости к ее родителям в Аризону, в общем, это было не для него.

Другая же девушка понимала, к чему у Гэтсби лежит сердце, она поддерживала его в его любви к азартным играм, поддерживала, когда он шел в бары играть на пианино или чтобы он бросил учебу и зарабатывал на жизнь сам, не прося помощи у родителей.

Она понимала, что у него на сердце, и Гэтсби всегда бы оставался таким, он никогда не стал бы конформистом, он навсегда остался бы человеком, которому нужно играть на фортепиано, петь старые песни, ездить в Лас-Вегас играть в казино, — он всегда бы жил так. И эта вторая девушка ему больше подходила поэтому, ее это больше устраивало.

Е.Серветтаз Как еврейская мать, могу подумать, как вообще он мог начать встречаться с Эшли (главный герой из еврейской семьи. — Прим. ред.), они же совершенно разные! (Смеются)

В.Аллен Ну это такой типаж девушки, в которую все однокурсники влюблены, она красивая, очень энергичная, работает в университетской газете и т. п.

Е.Серветтаз То есть у вас юности тоже была своя «Эшли»?

В.Аллен Да, конечно. Я, когда учился, там тоже была своя красавица-блондинка, очаровательная, о которой все студенты думали, какая же она красивая и милая. Так оно, в общем-то, и было, но она была не для них.

Е.Серветтаз В фильме еще один персонаж вас напоминает: второй режиссер, который делал только три дубля — и хватит. Это же тоже про вас, про то, как режиссер Вуди Аллен снимает свои фильмы. Актеры в интервью говорят: если вы работаете с Вуди Алленом, то это навсегда останется в истории. Если вы что-то сделаете неправильно, то это будет ваша ошибка и только ваша. Почему вам не нравится по многу раз переделывать сцены, снимать множество дублей? Раз-два — и хватит, «снято!»?

В.Аллен: На мой взгляд, Нью-Йорк был лучше во времена до того, как я родился

В.Аллен Я не люблю слишком много говорить с актерами, это так же, как когда работаешь со Стораро: с тобой работают очень талантливые люди, и не хочется им навязывать свое видение, загонять их в жесткие рамки.

Я хочу, чтобы актеры импровизировали диалоги, если у них возникнет такое желание, чтобы они чувствовали себя свободными. Если им что-то неясно, у них возникает какой-то вопрос, они могут подойти ко мне и спросить.

Если вопросов нет, они могут работать так, как хотят. Если они сделают что-то неправильно — я скажу, если же они делают все нормально, то я вообще ничего не буду им говорить, это просто не нужно.

Точно так же я и со Стораро работал. Если мне понадобилось сказать ему, что в такой-то сцене слишком темно или персонажи слишком далеко, то я скажу ему. Но обычно мне не приходилось этого делать. Стораро — гениальный оператор, он знает свою работу на съемках, он знает, что от него требуется, вот и все.

Ну, вообще говоря, у меня есть кое-что общее с главным режиссером из фильма — часто, когда я смотрю уже смонтированный свой фильм, я бываю разочарован. Это действительно часто со мной бывает. Когда начинаешь работать над фильмом, тебе кажется, что это будет лучший фильм в истории, по крайней мере амбиции у тебя такие, всегда хочется снять великий фильм и над этим работаешь в поте лица каждый день.

Затем, когда уже все готово и фильм смонтирован, на тебя словно ведро ледяной воды выплеснули. Думаешь: «Боже, что я снял? Это не так, там слишком медленно все, тут я ошибся, тут все бессвязно получилось».

Начинаются попытки что-то с фильмом сделать, по-другому все смонтировать, где-то музыку заменить… В общем, пытаешься спасти свое детище, а об изначальных своих амбициях снять великий фильм просто забываешь, просто надеешься, что твой фильм будет жизнеспособен, что люди не помрут со скуки, когда будут его смотреть. Это со мной очень часто происходит, с фильмами, которые я делаю. Я следующим летом буду снимать фильм, это будет мой 50-й фильм.

Е.Серветтаз Тот, что вы сейчас сделали, или следующий?

В.Аллен Нет, этот 49-й, а в следующем году будет 50-й. И то, о чем я сейчас рассказывал, случалось со мной за эти годы кучу раз. Я думал, мол, я пытался сделать великий фильм, но, если в том, что получилось, хотя бы история будет связная, меня это уже устроит, чтобы мне потом стыдно не было за результат.

Е.Серветтаз С опытом, с годами все сложнее или легче писать новые сценарии?

В.Аллен Нет, конечно, стало проще. Вообще, фильмы снимать — это не точная наука, каждый новый проект отличается от других.

Не скажу, что стало совсем просто, но все же удается научиться некоторым вещам из опыта, когда ты уже много фильмов снял. Невозможно многому научиться, но кое-чему научиться удается. И я тоже кое-чему за все эти годы научился, но подчеркиваю, что это не так уж много, потому что многому не научишься в любом случае.

Ты можешь снять один фильм, такой как «Бананы», затем другой, такой как «Ханна и ее сестры», а потом у тебя будет что-то совсем другое, как «Матч-Пойнт», у которого вообще ничего общего с другими. Так что не так много вещей, которым можно научиться и применять из фильма в фильм, но небольшое количество таких вещей все же есть.

Е.Серветтаз Если бы вам пришлось делать выбор: писать сценарии или снимать кино — что бы вы выбрали?

В.Аллен Я бы не стал писать историю к фильму, который я не мог бы потом снять. Так что, если бы мне осталось только писать, я бы тогда писал сценарии для театра, а не для кино. Я бы пьесы тогда писал. Но если вы пишете историю для фильма, надо, чтобы режиссером тоже были вы.

Е.Серветтаз Понятно. В течение долгого времени вы работали в очень четком ритме по три фильма: сняли один фильм и уже готовится к съемке следующий, и третий закончен как сценарий в это время. Вы по-прежнему так работаете?

В.Аллен Да, это довольно естественный ритм. Мы сейчас закончили съемки в Испании на прошлой неделе. Вечером я лечу домой, там мы будем этот фильм монтировать. А когда фильм закончен, то я просыпаюсь на следующее утро и думаю: что я теперь буду делать?

У меня есть идеи, могу выбрать работать над той или другой, могу поработать над спектаклем или над книжкой. Но если у меня есть идея для фильма и мне кто-нибудь предлагает бюджет, чтобы его снять, то я возьмусь за фильм.

Е.Серветтаз При этом вы не любите давать интервью, чтобы продвигать свои фильмы. Почему?

В.Аллен Потому что не хочу говорить о своих фильмах, говорить о том, какие они у меня классные. Мне проще рассказать, что в них плохого, чем их рекламировать и хвалить. Это очень претенциозно, мол, я думал о том-то, хотел показать то-то… все это бессмысленно.

Но приходится, потому что рекламу заказывать все же дорого, так что приходится дать несколько интервью хотя бы для того, чтобы люди знали, что у тебя вообще новый фильм выходит. А там уж они сами решат, захотят ли они на него в кинотеатр сходить, или нет.

В.Аллен: Отомстить — нет, конечно. Да и вообще, я человек очень благодарный по жизни

Е.Серветтаз Ну вот те, кто прочтет это интервью, будут знать, что речь идет о романтической комедии. Хотя, если думать о фильмах Вуди Аллена, то всегда думаешь о двух вещах: любовь и смерть. Большинство людей боятся думать о смерти, не хотят сталкиваться с этой темой. Вы по-прежнему часто думаете о ней?

В.Аллен Все о ней думают, но это мысли, от которых приходится как-то избавляться, потому что они нагоняют тоску, они пугают, приходится что-то с ними делать. Поэтому важно много работать, важно читать, смотреть телевизор и кино, ходить в театр и на концерты.

Нужно что-то делать, чем-то заниматься, чтобы отвлечь себя от этих мыслей. Потому что, если вы ничем не заняты, то остаетесь наедине со своими мыслями. Я, когда работаю, думаю о таких вещах, как удастся ли мне зазвать такого-то актера, смешная ли шутка получилась в такой-то сцене…

Знаете, куча таких дурацких мелких проблем. Зато, если я ни над чем не работаю и проснусь вдруг в три часа ночи, буду лежать в кровати и отвлечься не на что, тогда множество неприятных вещей приходят на ум, не только мысли о смерти. И все это, конечно, нагоняет тоску, это очень неприятная сторона жизни, это вызывает печаль, разочарования, страхи… Так что надо как-то от всех этих навязчивых мыслей избавляться, блокировать их, потому что иначе никуда от них не денешься, они всегда где-то есть.

Е.Серветтаз Как в вашем предыдущем фильме Café Society, когда герой думал, что несправедливо, что у иудеев нет обещания жизни вечной после смерти. И то, как ваш герой решил сменить веру, было с одной стороны неожиданно, с другой — давало какую-то надежду.

В.Аллен Это нельзя «включить», если вы родились с верой, то для вас в жизни есть какой-то смысл. Но это должно естественным путем возникнуть, так же как и музыкальные способности или умение рисовать. Если у вас это есть — отлично, но вы не можете этому просто научиться или как-то иначе этим обзавестись.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире