'Вопросы к интервью

А. Петровская Добрый день! «Свободный формат», 13 часов и 6 минут в студии «Эха». Меня зовут Александра Петровская. Сегодня мы говорим о том, нужны ли специальные программы, или курсы языка, или может быть отдельные специальные школы для детей мигрантов для того, чтобы помочь им изучить язык и адаптировать ребят к новой культуре, в которой они оказались.

Сегодня у нас в гостях Вадим Окрушко, первый заместитель Председателя Комитета по межнациональным отношениям и реализации миграционной политики в Санкт-Петербурге. Здравствуйте, Вадим Яковлевич!

В. Окрушко Здравствуйте, уважаемые радиослушатели!

А. Петровская И также в гостях у нас Анна Грубская, начальник отдела общего образования комитета по образованию города. Анна Вячеславовна, здравствуйте!

А. Грубская Добрый день!

А. Петровская Через пару минут к нам присоединится Юлия Алимова, координатор АНО «Дети Петербурга», некоммерческой организации, которая как раз занимается помощью семьям мигрантов для того, чтобы адаптировать детей, научить и обучить. Юлия, присаживайтесь!

Первое, с чего хотелось бы начать, и обратиться прямо с порога к вам, Юлия. О статистике. Мы сегодня будем говорить о каком количестве детей мигрантов, которым требуется получение образования дошкольного и школьного? Какой их процент от общего числа?

Ю. Алимова У нас есть число детей мигрантов, которые обучаются в школе. В 2017-2018 учебном году – 14566 детей иностранных граждан. Но у нас нет числа детей в принципе пребывающих в Петербурге иностранных граждан, и поэтому мы не можем сказать сколько детей не посещают школу. И это тоже важно учитывать.

А. Петровская Точной статистики нет? Вадим Яковлевич, а у вас наверняка такая статистика существует.

В. Окрушко Тогда надо начать с другой стороны. Статистика по детям, которые пребывают вместе с родителями, трудовыми мигрантами, она просто отсутствует. Ее просто нет. Но мы сейчас наверное говорим о том, что необходимо работать с детьми мигрантов, потому что оставляя их самих по себе, замкнутых на собственные семьи, которые разговаривают зачастую только на своем языке, мы делаем очень большую ошибку. А в России это исключено. И наш Комитет и Комитет по образованию занимается всеми детьми, которые пребывают легально на территории Санкт-Петербурга. Если мы возьмем Западные страны, то мы видим, что в основном и террористические акты и массовые беспорядки, которые прошли с 16-го по 19-й год в странах Западной Европы были организованы именно молодым поколением мигрантов. Они так и называются – потерянное поколение. Они не нашли себя в социальной жизни. Очень хорошо, что мы с вами до эфира обсудили статью, где германские власти предлагают не учить…

А. Петровская Да, я поясню. Это сегодняшняя «Российская газета» — в Германии предложили не зачислять в первые классы детей без знания немецкого языка. Тон бурным дебатам задал депутат Бундестага, который сказал о том, что ребенок, который почте не понимает немецкого языка не может ходить в начальную школу. Речь идет не о том, что невозможно допустить ребенка, а что нужно создавать дополнительные курсы. И в Европе миллиарды евро на это уходят. В Британии миллионы фунтов. И более того, по соцопросам многие поддержали эту инициативу.

В. Окрушко Мы не может отделить детей, чтобы они находились в некой резервации. Если мы хотим, чтобы на территории РФ и Санкт-Петербурга, ситуация была управляемой, мы должны социализировать, интегрировать этих детей в наше российской сообщество. Именно поэтому наши дети учатся в общих школах, чтобы они не только учили предметы, но и учились культуре и общению со сверстниками. Это очень важно. Иначе на выходе мы получаем ребенка замкнутого и оторванного, который готов войти в национальный анклав. Либо мы получаем ребенка социализированного, который дальше идет по жизни и уже, общаясь со сверстниками, идет дальше или работать, или в высшее учебное заведение.

А. Петровская Он включен в культурный контекст. Здесь никто с вами не поспорит из здесь присутствующих. Руками и ногами можно поддержать и быть за. Но с этим есть и проблемы. Юлия!

Ю. Алимова Можно и с другой точки зрения на это посмотреть. Мы сейчас говорим – мигранты, угроза, преступления. Иностранные граждане совершают меньше преступлений, чем местные в процентном соотношении. И не очень правильно это рассматривать с той точки зрения, что если мы сейчас не социализируем подростков и детей, то они пойдут совершать преступления. Это не совсем так. Понятно, что социализация детей мигрантов напрямую влияет на климат в обществе. Это очень важно. И надо дискурс в этом плане повернуть. Мигранты – это не какие-то нахлебники, которые приезжают и…

В. Окрушко А мы об этом и не говорим.

Ю. Алимова Да. Это для аудитории, это нужно понимать.

А. Петровская Марк Соловьев задает нам вопрос в Ютубе, зачем их интегрировать? Один из вариантов ответа Вадим Яковлевич дал. Есть и огромное количество других. И вообще гуманистический подход к человеку говорит о том, что когда он оказался в незнакомой среде, нужно приложить усилия, чтобы ему помочь сориентироваться.

В. Окрушко И не надо забывать, что 30% мигрантов, пребывающих на территории Российской Федерации в качестве работников, трудовых мигрантов, они хотят здесь остаться и связать свою дальнейшую жизнь с Россией. Если они хотят остаться, то мы обязаны социализировать и интегрировать их в наше сообщество.

А. Петровская И с этим невозможно поспорить. Другой вопрос, что как раз в этом и заключается проблема. Появление некоммерческой организации, которую представляет Юлия, связано с тем, что без нее эту проблему не очень удавалось решить. Вы можете сформулировать, в чем проблема, которую вы пытаетесь разрешить?

Ю. Алимова Я бы не сказала, что мы решаем все проблемы. Мы всего лишь небольшая некоммерческая организация. Да, есть проблема. Дети приезжающие в Петербург и их родители не очень понимают какой маршрут социализации они должны выбрать для социализации и интеграции. Некоторые родители не понимают, что у них есть право устроить ребенка в школу. Это отдельные случаи, но мы с такими родителями сталкиваемся. И большая часть нашей работы помимо работы с детьми, это и разговоры с родителями и объяснение, что у ребенка есть право пойти в школу. Иногда родители идут в три ближайшие к дому школы, им там говорят, что мест нет, что у них 30 детей в классе и зачем нам ваш ребенок!

А. Петровская Но это касается не только детей мигрантов. Здесь нет момента, связанного с тем, что это ребенок из семьи мигрантов.

А. Грубская Все-таки, когда мы говорим о детях, мы должны понимать, что решение приехать в Россию и Санкт-Петербург, приняли родители. Ребенок, оказавшийся в данном случае в Санкт-Петербурге, он безусловно должен быть в детском коллективе. Он должен получать образование. А в будущем – профессию. Или высшее образование. И это уже будет его осознанных выбор. Мы не впервые слышим друг о друге и взаимодействуем и с вашей организацией, и с Красным Крестом, потому что понимаем, что у определенного количества родителей, несмотря на ту большую работу, которую проводит Комитет по межнациональным отношениям, существует информационный вакуум. И тогда и мы, как органы исполнительной власти, и вы, как общественная организация, можем ответить родителям на те вопросы, которые касаются того, как им прийти в школу, в детский сад и как им получить образование.

Мы занимаем однозначную позицию — любой ребенок школьного возраста должен получать образование на территории Санкт-Петербурга. Коллеги нам очень помогают. И мы и вы, мы ориентируем их на то, куда обратиться, чтобы это место в школе получить.

Дети мигрантов могут быть разными. Одна ситуация, когда семья знает русский язык и где ребенок готов общаться со своими сверстниками на русском языке и учиться. А есть семьи, которые мы называем инофонами, где никто нигде русский язык не изучал, вообще или плохо понимает речь на русском языке. И таким детям мы в первую очередь должны уделять внимание. И для этого у нас в каждом районе Санкт-Петербурга есть определенные школы. Это общеобразовательные школы, которые дают базовую программу, и из задача – взять этого ребенка, не отказывая. Там и классы не по 30 человек. И разработать для этого ребенка такой образовательный маршрут, чтобы он получил возможность и обучаться русскому языку как неродному, и затем изучать учебные предметы.

А. Петровская А о каких школах идет речь? Это не специализированные школы? Это обычные школы?

А. Грубская Дети, которые не знают русский язык, не умеют на нем говорить, им пока нужна специализированная школа. А когда ребенок освоится и получит первое базовое образование, путь это будет пятый, шестой, седьмой класс, и к восьмому классу мы понимаем, что ребенок готов дальше изучать иностранные языки, изучив русский, изучать физику и математику. У него есть такие потребности, у него есть такие особенности и склонности, то тогда, пожалуйста!

А. Петровская Это такие отдельные учебные заведения, которые могут позволить себе меньшее количество детей в классе, могут позволить уделять им больше внимания, учителя которых обладают нужной компетенцией?

А. Грубская Здесь две очень важные составляющие. С одной стороны, это школы, в которых учителя прошли курсы повышения квалификации на базе Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования. Они готовы обучать русскому языку как неродному. И для этого специально организуются занятия. Для этого в школе есть учебно-методические комплекты, которые разработаны несколько лет назад. В разные школы города направлено более десяти тысяч комплектов. И ребенок может социализироваться и адаптироваться к этим условиям. А дальше уже семье принимать решение, куда он пойдет учиться.

Да, в каждом районе есть такие базовые площадки, куда могут обратиться родители, и где ребенок получит всю необходимую помощь.

А. Петровская Юлия, вы сталкивались с тем, что к вам обращались родители, что они получили немотивированный отказ? При поступлении в школу или с еще какими-то проблемами? С тем, что не устроить даже в эти, специализированные?

Ю. Алимова Конечно!

А. Грубская Не специализированные, а обычные массовые школы. Давайте, не будем путать нашу аудиторию. Есть понятие специальных школ, это те, которые раньше назывались коррекционные школы для детей с ограниченными возможностями.

А. Петровская Давайте подберем, какое-то прилагательное…

А. Грубская Массовая школа! Обыкновенная массовая школа.

А. Петровская Не в любую массовую школу, а в ту, где есть подготовленные педагоги и где есть такая возможность, не знаю, каким словом эту школу назвать.

Ю. Алимова На местах это работает по разному. И тяжелее всего приходится подросткам. Полчаса назад разговаривала с папой ребенка, который закончил четвертый класс в Узбекистане, а здесь им предлагают первый или второй. И ладно, если еще четвертый! А когда ребенок заканчивает седьмой класс? Восьмой? И плохо знает русский язык? Понятно, что без какой-то помощи учителю невозможно даже в классе из 25 человек его интегрировать. И к сожалению, в таких случаях детей помещают на много классов ниже.

А. Петровская Это довольно распространенная практика в отношении детей мигрантов, которые либо не владеют русским языком, либо владеют устным языком, они понимают, говорят, но не владеют грамматикой.

Ю. Алимова Да, этого уровня не достаточно для успешного обучения в школе подростка. А если мы говорим о первом классе, то дети туда идут, общаются в игровой форме. Но если говорить о подростках, то это огромная проблема, и мы начинаем отдельно этим заниматься в рамках нашего молодежного центра.

Были случаи, когда наши дети уезжали на родину, потому что тринадцатилетнему ребенку предлагали пойти во второй класс.

А. Петровская Давайте послушаем! Мы заранее записали директора одной из санкт-петербургских школ. Татьяна Петровна Гембель, директор школы 197. Я попросила ее рассказать об ее опыте в работе с детьми мигрантов, с чем они сталкивались. И это даст нам пищу для дельнейшего обсуждения.

Т. Гембель Обучение детей-инофонов у нас есть, их не так много. У нас детей граждан других государств в каждом отдельном случае… Мы к каждому пытаемся отнестись индивидуально. Например, у нас обучается ребенок, гражданин Южной Кореи. Он пришел к нам в начальную школу, родители к нам обратились. У него было нулевое знание русского языка. И мы смогли им предложить только зачислить ребенка в первый класс. Он обучался в первом и втором классе и успешно освоил программу этих двух классов, хотя по возрасту он старше своих одноклассников на два года.

А сейчас, когда его уровень языка стал хорошим, закон об образовании предполагает возможность индивидуального учебного плана и прохождения учебных программ в ускоренном темпе. И если есть желание родителей, то подав заявление, возможно пройти программу нашей начальной школы и дальше обучаться в классах с детьми, которые являются по возрасту равными этому ребенку.

У нас был другой случай. Девочка из Узбекистана была зачислена в школу в восьмой класс. Девочка с отличными оценками в своих документах и хорошо говорит на русском языке. Но в процессе обучения стало понятно, что она не обладает грамотностью. Говорить и быть грамотной – это разные вещи. А так как девочке предстояло сдать ОГЭ по русскому языку, то учителя стали бить тревогу, показывали мне ее работы по русскому и я увидела колоссальный уровень ее безграмотности. Мы стали искать выход из положения. Наши школьные учителя сказали, что не обладают профессиональными компетенциями, которые позволяют обучать иностранцев. Это должны быть особые программы подготовки, а наши учителя их не проходили.

Мы обратились в Университет Герцена, и нам сказали, что есть такие курсы только для совершеннолетних, то есть уже для фактически студентов. Мы нигде не могли найти помощи в этом вопросе и случайно вышли на общество «Дети Петербурга» и по отзывам папы была оказана безвозмездная помощь ребенку. Она ходила на курсы и успешно сдала экзамен по русскому языку. Не блестяще, на оценку три, но она его сдала!

А. Петровская Татьяна Петровна, я правильно понимаю, что специальных программ языковых, или учебных пособий для преподавания русского языка как иностранного, или каких-то адаптационных программ с учетом того, что человек не только погружается в другой язык, но и в другую культуру, их специально не существует? Мы получили из Комитета по образованию, что в школах есть учебно-методические комплекты по изучению русского языка как неродного и методические рекомендации для учителей. А вы эти методички видели? У вас они есть?

Т. Гембель Ни я, ни учителя этих методичек не видели. Связано ли это с тем, что наши учителя этим не интересовались, я сказать не могу. Но, с тем, чтобы понять, куда обращаться этой девочке в подготовке к экзамену, у нас такая затруднительная ситуация была. Мы были в сложном положении, но нашли выход.

А. Петровская А нет ли момента, что ребенок в первом классе, совершенно на зная русского языка, так как многие даже первоклассники умеют и читать, и писать, и этому ребенку будет сложно и адаптироваться, и учителю тоже будет сложно выстроить программу таким образом, чтобы она была равнозначна для всех, и для тех, кто уже владеет языком, и для тех, кому предстоит только познакомиться со структурой языка?

Т. Гембель Безусловно, сложность имеет место быть. Так и должно быть. Дети-первоклассники приходят уже подготовленными к школе, и вообще они живут в семьях, где говорят на русском языке. И если дети иностранных граждан претендуют на обучение в государственных школьных учреждениях, наверное они сами должны взвешивать эти возможные трудности и выстраивать правильный диалог с педагогическим коллективом школ, куда они отдают своего ребенка. Может быть нам повезло, и в нашем случае с мальчиком-корейцем. Он очень положительный, у нас хорошие отношения с его родителями. И наш школьный логопед помогал ребенку индивидуальными занятиями. И в этом случае все получилось.

А. Петровская Сейчас есть возможность прокомментировать. Вадим Яковлевич, в течение разговора у вас было желание что-то сказать!

В. Окрушко Есть государственная программа, за которую отвечает наш Комитет. Она называется Программа № 5. Это реализация концепции миграционной политики в Санкт-Петербурге. В ее рамках предусмотрен ряд мероприятий, которые мы проводим для интеграции и адаптации детей иностранцев. В первую очередь надо обратиться к комплектам этнокалендаря, которые мы выпускаем уже много лет. Этнокалендарь зарождался еще по программе толерантности. Выпускается 3100 комплектов печатного издания. Что это такое? Это не просто календарик, который висит у вас на стене! Это комплект методических пособий для учителей. Как говорил Владимир Ильич Ленин – учитель сам должен быть обучен.

А. Петровская И с Лениным не посморишь!

В. Окрушко Творческий коллектив, который создал этнокалендарь, получивший огромную популярность в России, мы направляли комплект в Федеральное агентство национальностей, и оно распространило его на другие регионы России. И к нам ездят и спрашивают, что и как… Эти этнокалендари…

А. Петровская Я не видела, но искренне вам верю…

В. Окрушко Мы их раздаем по всем районным отделам образования, причем раздаем под роспись!

А. Петровская А как оказалось, что учителя и директора школ периодически не знают куда пойти? Юлия!

Ю. Алимова Очень радуюсь такому отзыву от директора. Первый выпуск из молодежного центра, когда мы готовили ребят к ОГЭ. Действительно, целью не была пятерка, те, у кого такая цель, к нам обычно не доходят. У нас цель тройка или четверка. Да, все ребята сдали ОГЭ. Но у нас были ученики, которые ходили в пятый класс, хотя по возрасту должны были ходить в восьмой. А потом они на год уехали в Узбекистан, приехали, и их зачислили в девятый. И такие фантастические ситуации происходят постоянно.

А. Петровская Это мы обсудим! А куда делись методички?

В. Окрушко А это еще не все! К ним мы еще вернемся.

НОВОСТИ

А. Петровская Мы остановились на вопросе методичек. Разобрались, что методички рассылаются не по школам, а в районные отделы. И по школам тоже. Мы стали обсуждать во время московских новостей, что если с детьми в начальной школе, еще понятно, ну пошел третьеклассник в первый класс, ну подтянул язык, а потом, как нам Татьяна Петровна сказала, индивидуальные графики обучения, а дальше язык есть, подтянул и ты вышел на свой уровень.

А что делать с подростками? Когда они даже говорят, мы слышали пример, но не владеют грамотностью. И наверное здесь надо говорить о том, что нужны специальные курсы по грамотности. Они существуют?

В. Окрушко В рамках той же программы, которую я уже упомянул, каждый год выделяются субсидии. В прошлом году правительство города выделило 700 000. В этом году – 1 500 000. И «Дети Петербурга», которые сидят здесь, напротив меня, получили в этом году 610 257 рублей на реализацию проекта «Маленькие шаги в большом городе». И другие тоже. Государство помогает…

А. Петровская С помощью некоммерческих организаций!

В. Окрушко С помощью некоммерческих организаций, чтобы они организовывали курсы для того, чтобы подтягивать этих детей.

А. Петровская Это такое партнерство между некоммерческими организациями и государством и нет необходимости создавать какие-то дополнительные государственные курсы или структуры?

А. Грубская С нуля? Нет. А вот для поддержки изучения русского языка – да! И они есть.

А. Петровская Бесплатные? Государственные?

А. Грубская Бесплатные, на основе…

А. Петровская А куда надо пойти?

А. Грубская Пойти надо в отдел образования того района, где проживает семья.

А. Петровская Юлия, а как вы ощущаете это со своей стороны? Чего вам не хватает? Какой поддержки вам не хватает? И о финансах, раз уже были названы конкретные суммы. Это достаточная сумма, чтобы организовать курсы и чтобы обеспечить всем необходимым детей?

Ю. Алимова Нам не хватает системности. Родители, которые приходят в отдел образования и в школы, сталкиваются с совершенно разным подходом. И учителя и сотрудники отделов образования часто не знают, что делать с детьми мигрантов. Был пример в Невском районе. Девочку, которая закончила седьмой класс, взяли в восьмой. Уровень ее языка действительно не тянул на восьмой класс. А после того как директор обожглась на этом случае, первоклассницу не хотели брать в эту школу, хотя ее направили из отдела образования.

Нет системного подхода и часто наши педагоги, и я лично, нам приходится ходить в школы и в отделы образования, потому что часто от учителей и от администрации нет прямых отказов – «мы вас не возьмем», а есть – «а зачем вы приехали? Я не езжу никуда, а вы зачем приехали?» И понятно, что если в такой ситуации нет хорошо говорящего по-русски человека, который может поспорить, и который может аргументировать, то какой-нибудь тихой и скромной маме из Узбекистана, плохо говорящей по-русски, это очень сложно.

А. Петровская А куда идти в таком случае? Можно назвать это хамством, или немотивированным отказом или просто нежеланием идти навстречу и помогать. В этой ситуации как быть?

А. Грубская Я думаю, что до хамства дело не доходит. То, что я слышу от вас, Юлия, это скорее попытка мягко избавиться от этого ребенка.

А. Петровская Но это же незаконно?

А. Грубская Любая ситуация решается. Я не думаю, что во все организации сейчас обратились все те 12 с лишним тысяч школьников, их родители, которые сейчас у нас обучаются в школах. Это все-таки единичные примеры, которые решаются. И если родители по какой-то причине не нашли отклика у директора школы или завуча, мы зачастую сталкиваемся с ситуацией, что родителям может так, не очень хорошо ответить секретарь школы, которая и не должна отвечать на такие вопросы. Эти вопросы должен решать директор. Но сколько ситуаций мы бы не рассматривали, часто они заключаются в том, что родители в ближайшей школы не дошли до тех, кто там за это отвечает. До Комитета по образованию. И когда такие случаи попадают нам или отделам образования, то мы всегда индивидуально подходим к решению этих вопросов.

И да, можно ребенка-подростка посадить в класс ниже, чем тот, что он закончил там, откуда он приехал. Это объясняется и знанием, вернее незнанием языка, и той образовательной программой, которая у нас есть. И изучать третий или четвертый год физику или химию, если ты в своей школе ее только начал изучать, это тоже неправильно. Согласитесь, наша задача еще и поставить в комфортные условия ребенка. Если ребенок придет в школу и будет чувствовать себя некомфортно, неуспешно, то это и снижение успеваемости, и нежелание ходить в школу и разное другое.

И мой призыв к родителям – если у вас такие проблемы есть, то приходите к нам. И мы всегда поможем их решить.

А. Петровская Юлия, хочу вернуться ко второй части моего вопроса, к финансовой. А субсидии, о который Вадим Яковлевич сказал, это достаточная сумма?

Ю. Алимова Мы получили субсидию от Комитета по межнациональным отношениям и очень рады тому, что получили Президентский грант на молодежный центр. Мы работаем семь лет и первый раз получили государственную поддержку. Семь лет назад разговор о детях мигрантов не шел на таком уровне.

А. Петровская Юлия, достаточно или нет? Организовать курсы!

Ю. Алимова Заниматься два или три раза в неделю для большинства детей недостаточно. Чем больше занятий – тем лучше.

А. Петровская Если это первый год. В прошлом году как решалась проблема? В этом году амбразура закрыта организацией «Дети Петерубга».

В. Окрушко Не только. И Красный Крест работает.

А. Петровская А в прошлом году? Когда они субсидией не получали?

В. Окрушко Они получали субсидию, просто она была маленькая, 700 000.

А. Петровская У нас на прямой связи Даниил Александров, профессор Высшей школы экономики. Добрый день! Вы давно темой мигрантов и в том числе социализацией детей мигрантов занимаетесь. Я когда готовилась к программе, слышала и читала мнения, что когда мы говорим как помочь, а оказывается не все семьи заинтересованы в ассимиляции с культурой. А что показывают ваши исследования? Есть ли желание и стремление войти в новую культуру у тех, кто приехал в нашу страну?

Д. Александров Я вообще не сталкивался с ситуацией, при которой нет хоть какого-то стремления к интеграции. Если мы посмотрим правильно на слова интеграция и ассимиляция, то ассимиляция – это смена свой культурной идентичности на новую. И тут надо признать, что не все приехавшие хотят перестать называть себя азербайджанцами, армянами и кем-то, а называть себя россиянами и русскими. И это нормальная ситуация. Представим себе наши семьи, образованных людей, поехавших на стажировку в Америку. Или работать в Америку. У них дети. Они стараются пичкать детей российскими мультфильмами, русскими книжками, говорить дома по-русски. Правильно? Они хотят, чтобы они были американцами, но при этом сохранили бы русскую культурную идентичность. И эта ситуация, ни больше и ни меньше, наблюдается в большинстве семей мигрантов.

А. Петровская Желание сохранить свою культуру, свои корни.

Д. Александров Конечно! И при этом надо признать, что интеграция и ассимиляция детей мигрантов, особенно родившихся в России. Родители приехали, родили их в России, но по международной статистике они будут числиться детьми мигрантов. У них ассимиляция идет так быстро, и в какой-то момент их нужно специально приходится уже учить своему языку. Например, есть большие усилия армянской общины – воскресные школы при армянских храмах, чтобы добавить армянской культуры. Они гораздо лучше говорят по-русски, чем по-армянски, и так далее.

У нас очень успешная интеграция. Последовательная. Ни слишком быстрая, но и не медленная. Зная, как это происходит в других странах, в России ситуация в целом гораздо успешнее, чем во многих странах даже Европы.

А. Петровская А чем грозит не включение детей мигрантов в школьную образовательную систему? Школа – один из важнейших инструментов адаптации для таких детей.

Д. Александров Всем грозит. Их последующей сегрегацией и отсутствием социально-экономической интеграции. Люди, которые не освоились в новом обществе с гораздо большим трудом смогут найти себе работу и счастливо жить, и найти новое место в этом обществе.

А. Петровская А роль государства в этой истории какова?

Д. Александров Роль государства состоит в том, что оно поддерживает и дает деньги на школьное образование. И дошкольное образование. Если бы у нас больше брали детей в детские сады, и детские сады были бы лучше устроены для детей мигрантов, то было бы лучше. Есть специальные программы, которые государство начало затевать. А школы отлично справляются.

А. Петровская Спасибо! Юлия, хочу попросить вас завершить эту программу. А осталась какая-то ключевая проблема? Которая пока не разрешима. Может быть мы ее здесь коллективно после эфира решим.

Ю. Алимова Нам не хватает системности в решении этой проблемы. У нас 14 000 детей мигрантов, из которых многие из Украины и Белоруссии, и им не нужна подготовка по русскому языку. И действительно, число детей мигрантов не такое большое, чтобы эту проблему нельзя было решить.

А. Петровская Надеемся, это будет решено! Это в интересах всех. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире