'Вопросы к интервью
11 августа 2019
Z Интервью Все выпуски

Петербург. Воскресенье Константин Бронзит, режиссер анимационного кино, двукратный номинант на премию «Оскар» О мультипликации и политике


Время выхода в эфир: 11 августа 2019, 16:05

С. Кагермазов В студии Сергей Кагермазов. И у нас в гостях режиссёр анимационного кино Контантин Бронзит. Здравствуйте, Константин.

К. Бронзит Здравствуйте, Сергей.

С. Кагермазов И с места в карьер сразу же, мой первый вопрос: в одном интервью вы сказали, что идея вашего мультика «Мы не можем жить без космоса» пришла к вам во сне.

К. Бронзит Да.

С. Кагермазов А как к вам приходят идеи вообще? Всегда во сне, или по-разному случается?

К. Бронзит Боже упаси. «Когда б вы знали, из какого сора». Это абсолютно непредсказуемые вещи. У меня есть подозрение, что у меня по жизни, как и у многих, в общем, творческих людей, у всех у нас в конце концов, знаете, настроился локатор внутреннего улавливания ощущения. И откуда прилетит, я точно не знаю, но может прилететь. И я всё время в этом смысле не то, чтобы парюсь этим, боже упаси, но я понимаю, что вот этот мой локатор всё время в тонусе. И вот оно прилетает, где-то из сна вдруг, действительно. Я не верил в эти сказки, но вот такое случилось, да. Мне приснилась сцена, из которой родился фильм.

Вот в этот раз с новым фильмом «Он не может жить без космоса» мне друг, коллега пришёл рассказал своё режиссёрское упражнение, которое он давал студентам. И он стал рассказывать, а у меня всё, у меня «щёлкнуло», и родился фильм.

С. Кагермазов Приоткройте завесу, что за упражнение?

К. Бронзит А упражнение довольно классическое, известное. Схема: нужно в коротком этюде в несколько предложений попытаться соединить логичной какой-то, пусть даже абсурдной вещью, но логичной цепочкой два несовместимых предмета каких-то. Например, чукча и подводная лодка или ещё что-то. И вот он дал такое упражнение: домашние тапочки и космос. Вот как это соединить? Казалось бы, несовместимые вещи. И, говорит, «пока думали студенты, я свою версию придумал».

И вот он стал рассказывать, потому что она его не отпускает, ему самому понравилось: «Вот у мамы сын – космонавт, и ему нужно лететь в космос. А у него там чемодан инструментов. И она из любви к нему вместо какого-то инструмента подкладывает домашние тапочки. Он в нужный момент открывает чемодан, а там не инструмент, а домашние тапочки в космос вылетают». Прекрасный, стопроцентный образец ответа на вопрос.

Но в тот момент, когда он мне его рассказывал, вот тут у меня и «щёлкнуло» буквально с первой фразы: «У мамы сын – космонавт». Вот как только я это услышал, всё. Я на следующие две недели потерял покой и сон, потому что я увидел сразу вот этот образ вот этим вот локатором. Я увидел своё, я увидел сразу образ судьбы, предначертания человека: «У мамы сын – космонавт». Понимаете? И ничего с этим не сделать.

Конечно, он мог произнести: «У мамы сын – инженер», «у мамы сын – строитель». Вот едва ли, наверное, что-то бы у меня щёлкнуло. А вот «у мамы сын – космонавт» – это что-то такое… И я никогда не думал, что я буду второй фильм делать о космонавтах, с этим же персонажем. Так что вот такое происходит, да.

С. Кагермазов Второй фильм о космосе. Что для вас космос, как метафора чего? Почему вы обращаетесь к этой теме?

К. Бронзит: Космос – это бэкграунд для раскрытия совершенно других тем

К. Бронзит Смотрите. В обоих фильмах космос – это бэкграунд для раскрытия совершенно других тем. Поэтому как бы в буквальном смысле это фильм не о космонавтах и не о космосе. Оба фильма. Там совершенно другие темы. Но… То есть, грубо говоря, как где-то бэкграундом лес, тайга, то здесь бэкграунд – космос. Просто на фоне всего этого происходят важные как раз для меня вещи. Тема предыдущего фильма – это одиночество. И в этом смысле, конечно, где, как не на фоне бесконечного чёрного пустого космического пространства раскрывать эту тему? Они как будто рождены друг для друга. Я, конечно, про это так рационально не думаю, когда рождается что-то. Но сейчас я, конечно, уже после этой всей работы в состоянии это объяснить, это несложно. Все эти ощущения.

Здесь то же самое: судьба. Наверное, действительно, в масштабе космическом это приобретает другую силу. И да, поэтому… Повторяю: «У мамы сын – инженер» не работает. «У мамы сын – космонавт» работает. Понимаете, трудно уже даже что-то тут добавлять. Вот и всё.

С. Кагермазов Да, понятно. Что касается «Мы не можем жить без космоса», вы сказали в одном интервью, что не потратили ни копейки бюджетных средств, господдержки. Потом сказали, что потратили. Почему так вышло? Как было на самом деле?

К. Бронзит Это каша, информационная каша, и министр культуры Мединский тоже неправильно всё… Опять же, не по своей вине, скорее всего, абсолютно, а потому, что в эфире была информационная каша. Я так помню, он на меня обиделся, если так можно выразиться, что типа я вру. Всё не так.

Смотрите. Когда я это произнёс, я был в номинации, уже было известно, была номинация на «Оскар». Это было второй раз в моей истории, так сказать, в моей практике. И я уже понимал, как это всё работает, поэтому я сразу стал сетовать на одну простую вещь: что в этот момент нужно включать поддержку государства. Как это было у чилийцев… Я ещё не знал, но я уже знал, что это так работает. У японцев, по прошлому разу. То есть, государство начинает помогать продвигать там, уже будучи номинантом, начинает помогать продвигать фильм. Потому что надо продолжать это делать, печатать на обложках каких-то билбордов, покупать это. На это нужны деньги.

С. Кагермазов Деньги на продвижение.

К. Бронзит Вот это я имел в виду! Ни копейки не было. Я понял, что никто не будет этим заниматься, государству это не нужно. Конечно, фильм был сделан на бюджетные деньги! Это в титрах фильма написано: «При поддержке Министерства культуры». Я же не идиот, чтобы говорить теперь «нет». Мы говорили о совершенно разных вещах. Но, как всегда, в эфире всё было перепутано. Фильм был сделан при поддержке Министерства культуры, но продвижения уже не было никакого.

С. Кагермазов А вообще, как работается с Минкультом лично вам? Кто-то ругает, кто-то хвалит, кто-то говорит: «Ничего так, потерпим».

К. Бронзит У меня счастливая ситуация: я не работаю с Минкультом напрямую. Это не моя профессия, я не продюсер, я режиссёр. Вот для этого существуют продюсеры, в частности, продюсеры студии «Мельница». Они берут эту всю тягомотину с документами и так далее на себя, и это нормально. Ну а для чего тогда продюсер? И в этом смысле меня просто ставят перед фактом, дали нам денег или не дали нам денег. Делаем пока так, или уже с поддержкой.

С. Кагермазов Чаще дают или не дают, как получается?

К. Бронзит Вы знаете, тут такая… Дают. Например, на «Он не может жить без космоса», последний фильм, который только что закончен, дали сразу. А вот на предыдущий фильм «Мы не можем жить без космоса» дали не сразу, 2 или 3 раза мы подавали на грант. Так что тоже не всё просто. Я тоже это озвучивал, тоже немножко всё перепуталось в эфире, что совсем нет. Дали, но не сразу.

С. Кагермазов Эти деньги какую-то ответственность налагают на творческого человека?

К. Бронзит Вы знаете, с точки зрения свободы творчества – никакой. Даже, как ни странно это звучит, на такое авторское кино, любое – документальное, игровое, анимационное, короткометражное прежде всего – никаких обязательств. Как я понимаю, мы (я точно) имеем полную свободу творчества. Вот что хочу, то и пою.

Обязательство одно, вот тут оно жёсткое в последнее время: нужно сдать вовремя. Есть регламент, производство, вот ты день в день сдай. То есть, немножко странная ситуация, для меня немножко дикая, потому что всё-таки это не чертёж и не строительство моста, хотя и там бывает тоже всякое, поди уложись. Здесь всё-таки творчество, его трудно регламентировать во времени. И мне странно, что нет, а раньше были эти возможности подвижек. Я делаю, заканчиваю – ну не успеваю, через месяц сдам. Писалось официальное письмо пролонгации с просьбой, по причинам, тыры пыры, и это разрешалось. Сегодня, я так понимаю, нет. Вот вынь да положь.

Понимаете, государство не интересует, какого качества я сдам фильм. Его не интересует, что из-за этого – из-за того, что я поспешу и сдам в срок, а не на месяц позже – качество пострадает. Его это не интересует. Вынь да положь в срок, нужно отчитаться. Вот такая бюрократия.

С. Кагермазов Ваше отношение к истории дела «Седьмой студии», Кирилл Серебренников, как вы восприняли все эти новости?

К. Бронзит Ужасно воспринимаю просто сам факт, что такое сегодня происходит. Но тут я сразу, ребята, сделаю оговорку. Я сторонник того, что… Всё, что я знаю и слышу – это из эфира: из газет, из радио, из телевидения и из соцсетей. Я не знаю точной стопроцентной информации как вообще по многим событиям, извините меня, даже по сбитому самолёту, знаете…

С. Кагермазов Малазийский Boeing.

К. Бронзит Да-да-да. Вы знаете, меня всегда удивляют «диванные» люди (а в этой ситуации я ровно такой же), которые уверены, что знают правду: «Нет, сбили эти!», «Нет, его правильно посадили», «Нет, его неправильно»… Мы не знаем. Более того, ребята, отдавайте себе отчёт: мы вообще никогда этого не узнаем. Мы слишком низко сидим. Поэтому я не знаю, что здесь думать.

К. Бронзит: Я верю…, что Кирилл Серебренников не имеет отношения к тем преступлениям, которые ему приписывают.

Я верю, моё предположение, потому что я сам художник, что Кирилл Серебренников не имеет отношения к тем преступлениям, которые ему приписывают. Но это всего лишь моё собственное ощущение. Этого маловато, конечно, понимаете? То есть, я сдержан в категоричных оценках, вот так вот я скажу.

С. Кагермазов Правильно ли я понимаю, что у вас было больше информации, после чего вы подписали письмо в защиту Олега Сенцова?

К. Бронзит Вы знаете, нет. Опять: это общее чувство солидарности. Опять же, даже официальные источники – они же открыты, в конце концов, и никто их не отрицал официально – говорили о том, что, действительно, его вина… Мы же не идиоты, мы понимаем, что его обвиняют… Это про Сенцова, про теракт.

С. Кагермазов Олег Сенцов – якобы террорист, 20 лет.

К. Бронзит Якобы террорист. Это ничего не доказано, опять же. Он никого не убил, он ничего не взорвал – он якобы собирался это сделать. Ребята, ну давайте не сходить с ума. И официальная информация этого не отрицает, что да, якобы собирался. Это есть в обвинительном заключении, Антон Долин его где-то вывешивал или ссылку давал, это я читал. И вот тут уже, ребята, 20 лет за намерение, не очень доказанное, а со слов «подельников»? Господа, ребята, это безумие. И в этом смысле я подписал, конечно.

С. Кагермазов Какие-то ещё письма вы когда-нибудь подписывали в своей жизни? Вот такие, политические, общественного характера. Свойственно ли это вам?

К. Бронзит Нет, мне это не свойственно. Но опять же, я маленький человек. Я же не Сокуров, не Михалков. Я занимаюсь малыми формами искусства, тем более, мультипликация вообще до сих пор с ярлыком «детская» вещь, живём и привыкли уже к этому. Это не так, но тянется за нами с советских времён. Поэтому… Я даже не помню, чтобы ко мне как-то часто обращались за этим, поэтому даже не буду врать. Не помню, скорее всего, нет. Или там, по каким-то незначительным, может быть, вещам подписывал, не по таким громким. Так сказать, не замечен особенно.

С. Кагермазов Понял. Вот что хотел спросить. В интервью одном вы сказали, что Князь, персонаж из «Трёх богатырей» – он постоянно там княжит, никуда не уходит, у него не самые приятные черты характера (это я уже от себя говорю), но он остаётся князем.

К. Бронзит Он подлец абсолютный.

С. Кагермазов Он подлец. Вас спросил Антон Долин: «А почему же он остаётся?» Вы сказали: «Потому что кругом дебилы». Сколько ещё должен править Князь, сколько он должен ещё совершить, чтобы дебилы задумались? Что должно произойти в этой вселенной «Трёх богатырей»?

К. Бронзит Я думаю, что путь один: нужно заниматься больше нам всем сообща просветительскими вещами. Надо заниматься образованием людей. Там, в этой вселенной, нужно учить крестьян не только как доить коров – это они и так умеют, их мамы научат. А вот общество должно заниматься самообразованием, и я не вижу другого пути. Вот когда общество научится включать мозг и включать то самое пресловутое критическое мышление, а не рубить с плеча на диване, о чём я говорил выше, обладая минимальной, совсем не достаточной информацией – вот тогда, наверное, всё будет в порядке. Вот эти тонкие настройки правильно начнут работать в наших головах.

С. Кагермазов Путь, который вы указали, понятен. Вы верите в общество «Трёх богатырей», что оно пойдёт по этому пути?

К. Бронзит Хочется верить.

С. Кагермазов По поводу Князя, меня этот персонаж очень затянул…

К. Бронзит Конечно.

С. Кагермазов Я хотел спросить вот что. Первоначально он же был князем Владимиром ещё, потом просто стал Князь, но всё равно какие-то «владимирские» черты улавливаются в этом персонаже. Сейчас князь Владимир у нас прямо супер-святой, ему ставят памятники. Никогда не было, чтобы кто-то там оскорблялся тем, что высмеивают святого князя, или спокойно в России реагируют? Есть же прямо фанатики, безумные люди, которые пишут кляузы сейчас. Как живёт персонаж?

К. Бронзит Сейчас стало сложно, это правда. Можно, извините, пукнуть и оскорбить чьи-то глубокие духовные чувства, да. Нет, с Князем всё в порядке, зритель его любит. Он комичный персонаж, люди любят юмор, все же всё понимают.

Но мы тут как-то, действительно, не так давно обсуждали на студии эту тему. Я, например, вообще не помню, чтобы хоть раз с первого фильма Князя, кроме как Князь Киевский, буквально называли князь Владимир. Не было такого. Я почти побожусь, что такого в фильме нет, но понимая, о ком идёт речь, как бы за ним это в бэкграунде стоит. Но из-за того, что это впрямую ни разу не произнесено, он немножко приобретает абстрактные черты. Ну князь и князь, ну Киевский, ну окей. Просто князь, просто правитель. И поэтому это немножко так нивелируется, что он Владимир, это всё как бы забывается. И из-за того, что это не на поверхности, а где-то «утоплено» в бэкграунде, это никто и не обсуждает. Вот так.

С. Кагермазов То есть, как вы сказали, сложности есть, но сложности в творческом коллективе обсуждаете.

К. Бронзит Да-да-да.

С. Кагермазов Никто доносов не пишет, по счастью.

К. Бронзит Нет, слава богу.

С. Кагермазов И, надеюсь, не будут этого делать. Вы следите за политическими событиями в Москве и Петербурге сейчас? Интересует вас это?

К. Бронзит Вы знаете, просто невозможно не следить, потому что это всё время везде. Ты от этого не спрячешься, это просто перед глазами. Поэтому тут, хочешь не хочешь, ты в курсе.

С. Кагермазов На чьей вы стороне? Может быть, ни на чьей? Почему?

К. Бронзит Так я опять повторюсь. Смотрите, то, что внешне происходит – это то, что мы видим, то, что люди снимают. Сегодня, по счастью, такая эпоха, когда, действительно, при всём желании никакая нигде власть ни там, ни здесь не спрячется. И то, что я вижу – это чудовищно. Потому что, действительно, не разбито ни одной витрины, в отличие от Франции, не подожгли ни одной машины, не перевёрнуто ни одной урны.

Я слышал про эту… Я не знаю, как иногда наши чиновники не краснеют, когда на полном серьёзе произносят в эфир, что стаканчик пластиковый бросили в какого-то там представителя власти. Вам самим не стыдно это произносить? Вот это зачем – на глазах у всех мира играть в такие игры? И я против этого. Я не понимаю этого. Другое дело, что я могу тоже понять: формально, возможно, власть права, что да, предупреждали, вот тут вам разрешили, а тут нет, вы упрямо сюда идёте.

Понимаете, я всё время… Я сейчас буду наивен. Я хотел бы призвать к здравомыслию всех одновременно. Не шибко фантастическая вещь. Но я понимаю, когда страсти накаляются, и один человек, например, в толпе на вокзале может поднять панику и взбунтовать, и чёрте к чему может привести. Действительно, немного надо, чтобы расшевелить и разболтать общество. И тоже наивно будет призывать к здравомыслию этого одного человека, если он сумасшедший. Понимаете, это сложная ситуация, но я со своей стороны только к этому и призываю: ребята, будьте все благоразумны. Все стороны. Максимально сдержаны. Иначе это действительно приведёт… И все будут не рады, все, если это приведёт к совсем каким-то непоправимым последствиям. Никто не будет рад.

С. Кагермазов Сейчас мы вынуждены прерваться на московские новости, а потом продолжим беседу с Константином Бронзитом.

НОВОСТИ

С. Кагермазов Добрый день. Мы продолжаем эфир «Эха Москвы в Санкт-Петербурге». В студии Сергей Кагермазов и у нас в гостях режиссер, мультипликатор Константин Бронзит. Приветствую вас, Константин, снова.

К. Бронзит Добрый день еще раз.

С. Кагермазов Продолжаем нашу беседу. Она утекла в некое политическое русло, позволю в нем дальше плыть. Выборы губернатора Петербурга у нас на носу. Вам нравится подбор кандидатов, который сейчас есть? Если вы его знаете и это вам интересно.

К. Бронзит Две фигуры знаю точно.

С. Кагермазов Кто это?

К. Бронзит Это Беглов, исполняющий обязанности, и режиссер Бортко.

С. Кагермазов Да, это так.

К. Бронзит И, по-моему, еще Борис Вишневский. Или тут я уже ошибаюсь?

С. Кагермазов Михаил Амосов, его бывший соратник по партии.

К. Бронзит А, не сам Борис Вишневский.

С. Кагермазов Вишневский не прошел «муниципальный фильтр» так называемый.

К. Бронзит Вот-вот, то самое.

С. Кагермазов Еще есть четвертый кандидат.

К. Бронзит Еще есть четвертый? Вот видите, я не совсем даже в курсе. Ребята, поймите, мне даже не стыдно. Совсем. Потому что… Я объяснял много раз. Мало кто понимает и знает, с чем связана моя профессия. В этом смысле я даже… Я призываю тут людей к образованию, тыры-пыры, а вы знаете, мне самому не хватает образования. Я этим, боже упаси, конечно, не кичусь. Я это знаю и не стесняюсь об этом сказать.

Понимаете, у меня самое дикое творческое производство. Мультипликация – долгий процесс. Вот 16 минут фильм последний, который я сделал. А предыдущий – 15. Вы, как зритель, потратите на него 16 минут своей жизни, ну и может быть еще 5 минут потом будете это обсуждать. Всё! Чтобы мне сделать эти 16 минут уходит 3,5 года моей жизни. Я однажды взял калькулятор – цифры несопоставимые. В 105 тысяч раз эта разница! Нет ни одного другого вида творчества, где пропорция (извините за такое слово) производства творческого продукта с его потреблением была бы столь разительна. Понимаете, в чем дело?

Шлягер, Фредди Меркьюри или вообще какой-нибудь композитор, может написать в реальном времени, вечером это уже всё в реальном времени звучит на радио. Понимаете? Почти 100%-ная сопоставимость. Вы читаете рассказ Чехова, например, те же 16 минут. Но он его мог написать за 15-16 минут, понимаете? Мультипликация это страшная вещь. Чтобы прочитать роман какого-нибудь Пруста мне нужно отложить кино, а чтобы 10 романов – я вообще не должен его делать.

Но я обречен быть мультипликатором, об этом мой фильм – о предназначении. Я просто не могу его не делать. И тогда, на этом диком расстоянии производства (а кино это всегда производство), я что-то где-то теряю. Это моя проблема. Поэтому да, и тут я не очень в курсе того, что происходит, и очень поверхностно в курсе, поэтому мне трудно делать какие-то… Как минимум, у меня хватает ума не делать каких-то резких оценок.

С. Кагермазов Но вы, в принципе, типичный избиратель, я так скажу. Потому что люди не очень разбираются в этой истории. Но вы ходите голосовать, на выборы ходите?

К. Бронзит Вы знаете, ходил точно, но вот сейчас спроси меня: «Что это было?», — не вспомню.

С. Кагермазов Из-за занятости или по другой причине?

К. Бронзит Из-за занятости, да. Или я мог отсутствовать, потому что, бывает, я в поездках, на фестивалях и мог физически отсутствовать, что очень часто происходит. Последний раз я куда-то ходил, но это было года 2 или 3 назад, не помню.

С. Кагермазов Тем не менее, спрошу: образ вашего идеального губернатора, что это за человек? Кто бы вас устроил?

К. Бронзит Я скажу довольно тривиальную вещь, что ж еще? Это человек, который, наверное, меньше всего озабочен тем, чтобы его управление городом и хозяйством было связано с политической конъюнктурой.

С. Кагермазов Это самое главное?

К. Бронзит Для меня да. Чтобы независимо от его взглядов, еще чего-то, угождения центральной власти – вот здесь, это хозяйство, причем гигантское, сложное, так вот сюда и должны быть направлены все усилия. На дорогу, на светофор, на озеленение, на еще что-то, на нужды людей бесконечные. Здесь ремонт нужен, здесь здание рушится, здесь треснуло, здесь у Эрмитажа крыло покосилось, здесь памятник нужно отреставрировать, а здесь пенсионеру во дворе что-то убрать. Это его работа! Вот и всё.

С. Кагермазов Вы таких людей, политиков знали, видели за свою жизнь?

К. Бронзит Нет, я не видел, но это не потому, что их нет, я не это имею в виду. Но я не видел, не встречал. Опять же, я далек от этого просто, и всё.

С. Кагермазов Вы далеки от этого, я это понимаю. Но иногда бывает, что политические силы приходят ко всем. Поступали ли заказы мультипликационные вам, коллегам когда-либо для каких-нибудь избирательных кампаний?

К. Бронзит Нет, не помню такого.

С. Кагермазов Потому что сами мультики выходят иногда, я вам скажу, для разных кандидатов. Интересно, кто их делает.

К. Бронзит Это нормально, тут я совершенно не осуждаю коллег, потому что это заработок, это их хлеб. Я даже допускаю, что они могут это делать, опять же, знаете, скажем «не ведают, что творят». Хотя, что за ерунда, что значит, не ведают? Они же не фашистам делают, боже упаси. Конечно, понимают. Но тут такие уже тонкие вещи, что это всё упускается, и почему нет? Они делают работу, им поступил заказ, и, наверное. Они понимают, что «ну один из кандидатов и почему бы ему не сделать ролик?» Я так думаю. Я даже не очень вижу такие ролики в последнее время, потому что вообще мультипликация, кстати, не самое выгодное визуальное средство, чтобы делать выгодные эффектные рекламные кампании. Тут нужно все-таки real video снимать, мне так кажется.

С. Кагермазов Сменю тему неожиданно. Вы однажды сказали, что «Фильмы уходят в помойку-интернет, и это фильму портит жизнь», — это цитата. Фестивальную, я так понимаю, прежде всего. А вообще ваше отношение к интернету каково?

К. Бронзит Я его очень люблю. Если уметь пользоваться – это колоссальный поток информации. Сложный, но я сколько раз себя ловил именно на этом ощущении, и бесконечно буду ловить, «как же это удобно»! Дай бог тому человеку, кто это придумал. Кто вообще изобрел интернет?

С. Кагермазов Американец. Группа лиц. Пентагон.

К. Бронзит Группа лиц. Ну конечно, следовало ожидать. Дай бог им здоровья. Почему? Потому что я знаю: минимальную информацию мне нужно найти сегодня – я сделаю это мгновенно. Раньше, 20-30 лет назад, мне нужно было идти, записаться в библиотеку, еще не вдруг найдешь на полке, а это на руках… Не знаю, это колоссальные телодвижения, это потеря времени, и скорее даже плюнешь и не пойдешь. А тут – вот оно! Я полез, я нашел, причем разнообразную, и такой источник, и такой, я почитал и то, и то, и то. Это здорово. Я тут Антону Долину говорю как-то на днях: «Антон, для меня Facebook – это потрясающий быстрый способ восполнить какие-то пробелы». Он мгновенно реагирует: «Для меня тоже самое».

С. Кагермазов Кинокритик Антон Долин?

К. Бронзит Да-да-да. Казалось бы – он очень образованный человек, и то он мгновенно отреагировал, для него — то же самое. Бросил пост: «Ребята, а накидайте современных композиторов». Потрясающе! Накидали имен, и он не знал, и я не знал. Ты начинаешь включаться, открыл, послушал, это всё в реальном времени. Это потрясающе.

С. Кагермазов И вот, однако, буквально на днях ФСБ получил еще одну возможность блокировки интернета в России. Нужно ли что-либо запрещать в интернете и как-либо его ограничивать?

К. Бронзит Сергей, я даже промолчу, это будет моим ответом. No comments.

С. Кагермазов Понимаю. Ваши мультфильмы – в основном двухмерные, правильно же? Я не профессионал…

К. Бронзит Да-да-да, в основном да.

С. Кагермазов Это связано с вкусовыми какими-то предпочтениями, с производством или все-таки…у меня вопрос: 3D или 2D, что лучше? Или это зависит от того, что хочется сделать?

К. Бронзит Последнее – в точку. Ребята, 2D, 3D, еще чего-то там, песок или пластилин – это инструментарий. Вот я придумал роман, «Война и мир». Но знаете, странная дилемма – мне его на машинке печатать, на клавиатуре или пером гусиным писать? Разве от этого зависит? Не от этого. Это вопрос инструментария, как я его применяю, насколько он мне здесь пригодится. Смотрите, фильм «На краю земли», с домиком, известная вещь, все ее знают. Представим ее в технологии 3D – мне кажется, фильм потерял бы. Вот эта аура рисованного простого плоского кино… Оно требовало плоского пространства, потому что эти ракурсы, облеты, камеры ничего бы не добавили к тому, что там ценного происходит в этой плоскости.

Я вот так рассуждаю, я так обучен, что всегда изображение, изобразительный ряд зависит от истории. Если история требует 3D-воплощения и будет наиболее выгодно смотреться – конечно, 3D. Если 3D не нужно, если я придумал пластилиновую историю, где пластилин, как материал, мнущийся, трансформирующийся, подчеркивает важные драматургические моменты истории — конечно, я возьму пластилин. Хотя я люблю рисовать, но будет пластилиновое кино. То есть все зависит от моей творческой задачи, что я хочу сделать. И тогда я выбираю инструментарий. Всё.

С. Кагермазов Возвращаясь к интернету, еще один вопрос вспомнил: как совместить свободу, которую дает интернет, во всех смыслах, и необходимость зарабатывать? Мы снова возвращаемся к этому: «интернет-помойка, губит фестивальное кино». Допустим музыканты — возьмем самый яркий пример, Гребенщиков с «Аквариумом» — выкладывают альбомы в сеть сразу же, потом играют концерты и видимо, так зарабатывают. Можно ли с мультипликацией так же жить? Хочется посмотреть ваш новый мультик уже, но понятно что…

К. Бронзит Я понял. Вы правы, и не только Гребенщиков, и иностранные музыканты сегодня все так делают. Почему исчезло MTV, некогда мой любимый канал? Видимо, по этой причине. Они понимали, что всё, сейчас всё туда переместится, все подписчики там, соответственно, какие-то деньги там, я так понимаю, капают, и чем больше подписчиков — тем больше денег. С мультипликацией очень похожая история происходит. Но, опять же, с коммерческой мультипликацией, сериальной. Сегодня буквально почти прямиком серия «Смешариков», Барбоскиных» или «Трех котов» отправляется на зарегистрированный канал, где есть подписчики и обороты набираются, капает денежка. Это ровно такая же история.

Просто с авторской штучной мультипликацией она другая. Вы понимаете, оттого, что я туда сейчас выложу… Как многие думают: «Автор сам дурак, теряет деньги!» Ничего я не теряю, не ломанутся миллионы подписчиков, не нужно это никому. Мало кто это знает мало информации, это не сериал, он не на слуху. Если я выложу туда свежий фильм – во-первых, он пострадает, потому что некоторые фестивали просто его не возьмут. Не мы это придумали, режиссеры, поймите, ребята – не мы. Нам не жалко, нам самим это не нравится. Но вот фестиваль не возьмет, а фестиваль важен для реноме студии, режиссера и так далее. Если даже я выложу – ну посмотрят 100, 500 человек, даже 1000. Это не те цифры.

С. Кагермазов Ясно. Спасибо большое. У нас в гостях был Константин Бронзит, художник-мультипликатор.

К. Бронзит Спасибо.

С. Кагермазов Вы слушали «Эхо Москвы в Петербурге», оставайтесь с нами.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире