'Вопросы к интервью
09 августа 2019
Z Интервью Все выпуски

«Книжная кухня». Памяти С. Лурье. Полное издание рецензий литератора С. Гедройца.


Время выхода в эфир: 09 августа 2019, 12:06

Н. Дельгядо Здравствуйте! С вами Наталья Дельгядо, и мы на «Книжной кухне». Сегодня у нас в гостях Сергей Князев — критик, историк литературы, филолог и один из составителей полного собрания сочинений С. Гедройца.
С. Князев Добрый день, книга, строго говоря, называется не «Полное собрание сочинений», а «Полное собрание рецензий». В эти дни она должна отправиться в типографию. Сама передача, как мы понимаем, записывается 7 августа, это годовщина. Это день, когда исполняется 4 года со дня кончины Самуила Ароновича Лурье, чьим альтер эго был Гедройц на протяжении 8 лет, если я не ошибаюсь.
Н. Дельгядо А вот сама история этой мистификации, расскажите, когда он придумал собственно Гедройца, с чем это было связано, и кто первый понял, что Лурье и Гедройц это один и тот же человек?
С. Князев Если не ошибаюсь, это был 2002 год, это был год довольно серьезных перемен в жизни Самуила Ароновича Лурье. Он ушёл из журнала «Нева», причём как я понимаю, ушёл не очень хорошо. До этого события он предупредил коллег и руководство журнала, что как-то только он вступит в свои пенсионные права, как только ему исполнится 60 лет, он пишет заявление и уходит на пенсию. Он ушёл. Были другие обстоятельства в его жизни, как сейчас теперь мы задним числом понимаем, он решил писать рецензии на современную литературу под псевдонимом С. Гедройца. Причём это был даже не псевдоним, а маска. Он придумал этому персонажу биографию, придумал ему стиль. Это было отличное от писаний Самуила Лурье, отличное произведений Самуила Лурье. Синтаксис, лексика, манера изложения, манера доказательства. Способ шутить и так далее. Рецензии никому неизвестного С. Гедройца появились на страницах журнала «Звезда». Об этом не знал никто кроме, если я не ошибаюсь, одного из соредакторов «Звезды» Андрея Ариева. Потом, к сожалению, эта мистификация раскрылась из-за одного болтливого коллеги, ныне покойного.
Н. Дельгядо А какой был первый текст Гедройца?
С. Князев Если не ошибаюсь в том номере «Звезды», где вышли первые тексты Гедройца открывала рецензия на книгу Войновича о Солженицыне «Портрет на фоне мифа». Уже по этой рецензии можно было в принципе Гедройца разоблачить. Не Гедройца, а Лурье разоблачить. Потому что вряд ли бы молодой человек тридцати с лишним лет, которым представлялся Гедройц, с таким интересом стал бы изучать историю вражды Войновича и Солженицына. Даже написал в этой рецензии, что это очень похоже на дуэль на клизмах. Понятно было, что об этом говорит человек для которого история отношений Солженицына и Войновича, история конфликта, история взаимонепонимания, история уходящая в 60-е годы — это то что здесь и сейчас, а не глубокая история.
Н. Дельгядо А кто-то из авторов заподозрил, что это один и тот же человек. Скажем Елена Шварц.
С. Князев Да это была довольна смешная история, мне рассказывал сам Самуил Аронович. Елена Шварц подарила ему двухтомник своих стихотворений, он с благодарностью его принял, обещал написать рецензию, но время шло, он все не писал. Как-то он понял, что подходит очередной дедлайн, он должен сдавать порцию рецензий в «Звезду» и очень бойко он под именем Гедройца написал рецензию на этот двухтомник Елены Шварц. После выхода рецензии, на одном из мероприятий, к нему подошла Елена Шварц и сказала: «Саня, ты читал рецензию Гедройца на мой двухтомник?». Он сказал: «Да, конечно». Он думал, что его разоблачили, но Елена Шварц сказала: «Вот так, как написал Гедройц, ты бы никогда не смог!». Самуил Аронович выдохнул.
Н. Дельгядо Может, Елена Шварц была права, и то, о чем писал Лурье, и то, о чем писал Гедройц – разные темы. Было что-то главное для Лурье и что-то главное для Гедройца?
С. Князев Нет. Об этом даже написал в послесловии ко второй книге Гедройца «Гипоцинтавр», Никита Елисеев. Он написал, что Гедройц был человеком литературы, то же самое можно было сказать и о Самуиле Лурье.
Н. Дельгядо Сколько лет существовал Гедройц?
С. Князев С 2002 по 2009 годы. Он печатался в «Звезде» и других петербургских газетах.
Н. Дельгядо Сколько примерно вышло рецензий за эти 7 лет? Книжка-то должна быть огромная!
С. Князев Да, огромная – 750 страниц, это несколько сотен рецензий.
Н. Дельгядо А книжка собрана по хронологическому принципу?
С. Князев Да. Вышло две книги Гедройца, первая – «47 ночей» — по количеству рубрики с 2002 по 2006 год.
С. Князев Это известный факт, что и Лурье, и Гедройц писали по ночам.
Н. Дельгядо С 2007 по 2009 год были собраны рецензии в книгу «Гипоцинтавр». Ее составили еще и тексты, которых не было в журнале «Звезда», а выходили в других изданиях. Составителем его был, конечно, сам Самуил Аронович Лурье.
Н. Дельгядо Для вас, как для редактора, были сложности при составлении этого сборника?
С. Князев Нет, сложностей не было. Единственное, чего было жаль, исключительно по литературным соображениям, в книгу не вошли статьи Андрея Степанова и Никиты Елисеева о Гедройце и Лурье, но, я надеюсь, они появятся в качестве рецензий на эту книгу.
Н. Дельгядо А есть у вас любимый текст в этом сборнике?
С. Князев Нельзя вычленить какую-то одну рецензию. Они все связаны друг с другом, удивительным образом. Какие-то тексты помню лучше, какие-то хуже, но все они мне одинаково дороги. Мне приятно, что какие-то тексты были экспедированы мной: вот эту книгу на рецензию Самуилу Ароновичу принес я, и он про нее написал. Поэтому у меня такое тщеславное ощущение, что я поучаствовал в этом проекте и помог Гедройцу найти книгу, на которую он посчитал нужным отозваться, и это произвело какой-то резонанс.
Н. Дельгядо А какие, например?
С. Князев Книга Леонида Юзефовича «Путь посла», редактором которой я был. Это исследование о русском дипломатическом этикете допетровской Руси. Роман Андрея Рубанова «Сажайте – вырастет», Гедройц оценил его очень высоко. Романы Юлии Латыниной, которую и Гедройц, и Лурье ценили не только как блестящего беллетриста, но и как совершенно бесстрашного публициста, и очень глубокого аналитика.
Н. Дельгядо Какое влияние, по вашему мнению, он оказал на современную литературу?
С. Князев Я думаю, что никакого. Кроме того, что есть какое-то определенное количество людей, которые его просто обожают. В отличие от некоторых критиков он не влиял на продажи, не определял литературных судеб. Не могу сказать, что он открыл того, или иного писателя, но его присутствие в литературе всегда ощущалось, потому что это тот редкий случай, когда литературный критик и его проза – самой высокой пробы. Я знаю людей, у которых Лурье не то, чтобы поменял судьбу, но очень сильно повлиял на мировоззрение и литературную работу. Самуил Лурье скончался 4 года назад, но я недавно разговаривал с одним литератором, который признался, что до сих пор пишет с оглядкой на то, что бы сказал Лурье. То есть его присутствие в литературе ощущается, и будет ощущаться еще довольно долго. Виктор Шендерович, например, говорит, что Лурье был гениален.
Н. Дельгядо Спасибо, Сергей, мы будем ждать книгу, которая выходит в издательстве «Симпозиум». Всего доброго, читайте!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире