16 февраля 2004
Z Интервью Все выпуски

Тема: «100-летие Эрнста Генри; представление переизданной книги Э.Генри «Гитлер против СССР».


Время выхода в эфир: 16 февраля 2004, 17:08

16 февраля 2004 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Яков Драпкин профессор, доктор исторических наук, руководитель Центра германских исторических исследований, Ясен Засурский декан факультета журналистики МГУ им. Ломоносова.
Эфир ведет Алексей Дыховичный.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ У нас в гостях Яков Драпкин профессор, доктор исторических наук, руководитель Центра германских исторических исследований. Здравствуйте, Яков Самойлович.
Я. ДРАПКИН Здравствуйте.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ А также Ясен Засурский декан факультета журналистики МГУ им. Ломоносова. Здравствуйте, Ясен Николаевич.
Я. ЗАСУРСКИЙ Добрый день.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Мы говорим об Эрнсте Генри, 100-летие со дня его рождения на этой неделе.
Я. ДРАПКИН Сегодня.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Мы говорим об этом человеке и о том, что переизданы его книги. В принципе, они переиздавались, другие книги, другие переиздавались, а эти нет, эти, как вышли Правильно я говорю?
Я. ДРАПКИН Они сразу переиздавались, в начале, в то же время.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ До войны.
Я. ДРАПКИН В те 30-е годы.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ В 30-е годы. А уже после
Я. ДРАПКИН А после были забыты.
Я. ЗАСУРСКИЙ А в Англии 5 изданий было.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Мне бы хотелось для начала, чтобы вы рассказали. Вот человек, который подписывается как Дермидонт, он хоть и ругается, но, в общем, знает, о ком мы говорим, он знает о Ростовском. Другие, я думаю, что в большинстве своем, по крайней мере, многие вообще не знают, о ком идет речь, чем знаменит Эрнст Генри, что он сделал такого и что за книгу удивительную он написал.
Я. ДРАПКИН Он написал одну за другой две книги. Он и до этого писал. Писал статьи, писал в германских газетах, в «Роте Фане». Судьба его забросила в Германию еще совсем подростком и связала с Германией интересами. А в 33 году, памятном году, который начался с прихода Гитлера к власти, ему пришлось Германию спешно покинуть. Уже были обыски, полиция уже дозналась, что есть такой бывший и настоящий коммунист, который журналист и который что-то копает.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ А что он делал тогда, вот до 33 года в Германии?
Я. ДРАПКИН А он был журналистом. Писал в немецких газетах, в частности в коммунистической газете и в других, готовил книги, две книги были готовы, большой архив он собрал литературный у себя, собирался продолжать публицистическую деятельность.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ И вы нам не расскажете, что он был курьером Коминтерна?
Я. ДРАПКИН Это уже все знают, вероятно. Было и такое. Не столько Коминтерна, сколько Интернационала молодежи, КИМа. С этого началась его карьера за границей. Там тогда формировался Коммунистический Интернационал молодежи, Мюнценберг Вилли из немцев, Курелла Альфред были родоначальниками этого движения. Причем они думали о том, что центр молодежного Интернационала должен быть в Берлине. В то время как Коминтерн, вы знаете, существовал с марта 19 года в Москве. И вот как раз его курьерское задание из Берлина в Москву в том и состояло, что он должен был передать мнение, все это было, разумеется, как-то оформлено, я не знаю, уж точно как, но так или иначе и на словах он должен был передать, поскольку почта-то была ненадежная, что желательно бы, чтобы Интернационал молодежи был в Берлине. Он получил отрицательный ответ от Шацкина, который возглавлял в то время комиссию в Москве, и с тем же вернулся назад. Вот его первая крупная курьерская функция. Но это было связано эта поездка была связана со многими приключениями, это нужно было проехать Польшу, это был 20-й год, уже российско или советско-польская война со всеми прелестями ее, он попал в тюрьму в Белоруссии, в Слуцке и так далее. С трудом добирался до Москвы. Назад уже другим путем он проехал легче.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Вот, что называется, чтобы зацепить аудиторию, мне бы хотелось бы, чтобы вы рассказали именно об этой книге «Гитлер над Европой», которая была написана в 33 году. Вот что это за книга, почему она стала так знаменита?
Я. ДРАПКИН Она стала знаменитой, потому что на Западе, в общем-то, к Гитлеру относились довольно спокойно.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ В 33 году?
Я. ДРАПКИН В 33 году, когда он пришел к власти. Многие считали, что вот придет Гитлер к власти, шумно они шли к власти, как известно, с насилием, с «коричневым» своим СА, штурмовиками, «черная гвардия» уже СС формировалась. И шли под лозунгами «Долой Версаль!» прежде всего, ну и «Долой демократию!». Веймарская демократия была для них бельмом на глазу. Но шли они к власти, в общем-то, в целом в рамках закона, легально. Они на последних выборах в Рейхстаг получили, правда, меньше голосов, чем на предыдущих, т.е. была какая-то потеря, но, тем не менее, это была крупнейшая фракция Рейхстага. Следующей была социал-демократическая, а потом за ней шла коммунистическая фракция, которая тоже была довольно значительна. Тут еще спекулируют обычно, что коммунисты и социал-демократы, сложить бы их вместе, то они могли бы почти догнать национал-социалистов. Но это так уже были надежды или желания, больше чем реальность, соединиться они не могли и не соединились. Так вот когда он попал в Германию, он и стал излагать из Германии, простите, уехал в Англию, то он сразу же сел за книжку. И книжка называлась дописана была за несколько месяцев, у него уже подготовительная работа была и раньше большая проведена, книжка остро разоблачительная о фашизме, о его связях с промышленниками, о связях с Тиссеном, в частности, даже несколько преувеличенная, пожалуй, получилась эта картинка дружбы, потому что Тиссен через какое-то время от Гитлера отошел и даже чуть не погиб сам от гитлеровских агентов. А так или иначе то, что написал Генри, было очень ярко и публицистично и очень глубоко и интересно. Книга была готова почти за год.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Помимо того, что ярко и публицистично, помимо того, что интересно, помимо этого есть ведь еще один нюанс, еще одна деталь, которая, на мой взгляд, чрезвычайно важна, но об этом давайте после новостей. Новости на «Эхе».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Мы продолжаем. Пока мы общались с Яковом Самойловичем, Ясен Николаевич книжки рассматривал, изучал, смотрел новое издание. Так помимо того, что это, как история показывает, труд оказался интересен не только тогда, но и сегодня, помимо всего прочего, что пишут, что, в общем-то, это труд оказался практически пророческим, что очень многое сбылось в будущем. Правильно я рассказываю? Вот об этом очень бы хотелось, чтобы вы тоже рассказали.
Я. ДРАПКИН Об этом правильно. Но это относится еще в большей мере, чем к первой книге, к книге второй, которая называлась «Гитлер против СССР» и которая вышла два года спустя после первой, примерно 2-3 года интервал. Там Эрнсту Генри удалось рассказать о том, каковы планы военные Гитлера, в частности, планы его вторжения в СССР. И это оказалось настолько ярко, настолько аргументированно и обоснованно, что вызвало у всех читателей удивление. И те, кому в руки попала эта книга уже во время войны или после войны, тоже удивлялись, как же это он так четко и ясно представлял себе картину марша и вторжения, и последующих этапов, и, конечно, результата, итога войны. Все это в книге второй очень ярко описано.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ В 35 году.
Я. ДРАПКИН В 35 году, еще задолго до появления у Гитлера известного плана Барбаросса.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ А он там чуть ли не был не весь, не сам план описан, но там ведь 
Я. ДРАПКИН Там, конечно, не все точно, конечно, не все совпало, конечно, тут позднейшим умом все умны и крепки. Конечно, предвидеть все нельзя было. Но достаточно много.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Держал ли в руках эту книгу Гитлер? Держал ли в руках эту книгу Сталин?
Я. ДРАПКИН Вряд ли. Гитлер почти наверняка нет, хотя Генри был на заметке у полиции еще до Гитлера, у прусской полиции.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Но за другие дела.
Я. ДРАПКИН За коммунистическую агитацию, за попытку свержения власти, инкриминировали же всегда что-то похлеще чтоб было. А что касается Сталина, трудно сказать, не знаю. Думаю, что нет, во всяком случае, он не последовал тем советам, которые вытекали из книги, в том, что опасность вторжения велика. Это же известная вещь.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Но он и не обратил, можно сказать, должного внимания на информацию, полученную от Рихарда Зорге.
Я. ДРАПКИН Информация шла со всех сторон, как вы знаете. И от Зорге, и от Черчилля, и от многих других и разведчиков, и политиков. Были точно известны уже даже даты. Нельзя же было скрыть развертывание германского Вермахта вблизи российских, советских тогда, границ.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Но эта книга была издана в 35 году, еще задолго до 
Я. ДРАПКИН Задолго, да.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Ясен Николаевич, а ваше мнение?
Я. ЗАСУРСКИЙ Вы знаете, я считаю, что бывают книги-предостережения. Это была книга-предостережение и пророчество одновременно. Вот вы посмотрите, тут карта, где два удара гитлеровских, один на Ленинград, другой на Харьков.
Я. ДРАПКИН Киев, Киев Харьков, да.
Я. ЗАСУРСКИЙ Через Киев, Харьков. Дальше через Харьков шел удар на Сталинград потом. В общем, эта карта во многом может быть использована даже при изучении Второй мировой войны. Эти планы в значительной степени выполнялись.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Карта нарисована в 35 году, я хочу заметить.
Я. ЗАСУРСКИЙ Потрясающе. И тогда Эйнштейн высоко оценил эту книгу и считал, что она должна произвести решающее воздействие на развитие событий. Он писал: «Если книга встретит такое понимание, какого она заслуживает, то ее влияние на развитие отношений в Европе не может не стать решающим и благотворным». Эйнштейн редко так высказывался. А потом что говорили советские руководители? Тут есть высказывание человека, который пострадал от Сталина, Григория Зиновьева. Но он был руководителем важным тогда. И что же он сказал? «Автор зачастую преувеличивает силы фашизма почти панически. Ему уже чудится, что мировая роль «коричневого» Интернационала становится все значительнее». Видите, как отвечал Зиновьев, который представлял и нашу партию. Очень примитивно. Ошибался, как позже ошибся и Сталин.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Я раскрою небольшой секрет. У нас, в принципе, есть еще книги, которые мы разыграем по телефону прямого эфира 203-19-22 чуть позже. Разговор у нас об Эрнсте Генри. Поэтому я очень боюсь, стараюсь не дать ответов на те вопросы, которые будут задаваться, чтобы не было уж таких прямых подсказок. Вот тема-то какая есть еще. Вот товарищ Дермидонт, который подписывается так, судя по всему, это псевдоним, почему бы и нет, человек имеет полное право, сегодня, в 2004 году, пишет вот о чем. Что Семен Ростовский а это Эрнст Генри Надо, кстати, сказать, что родился-то он Леонид Хентов его звали, потом он стал Семеном Ростовским
Я. ДРАПКИН Этого при жизни его почти никто не знал, его настоящего
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Семена Ростовского никто не знал.
Я. ДРАПКИН Нет.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Но и Семена Ростовского тоже.
Я. ДРАПКИН Семена Ростовского все-таки Семен Ростовский был популярен, конечно, известен, особенно после войны, после его возвращения, да и до того. Семен Ростовский это понятие. Псевдоним Эрнст Генри возник очень любопытно, это другой разговор, очевидно.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ А вот не раскрывайте, почему, это, пожалуйста, не рассказываете. «16 лет Семен Ростовский проработал в Лондоне, читаю я сообщение Дермидонта, и давно уже стал агентом британского империализма. И вызывает сожаление, что в 55 году он была реабилитирован. Это вот мы сейчас живем в 2004 году, у нас демократия» Вот Дермидонт пишет. Что скажете?
Я. ЗАСУРСКИЙ Каждый думает о своем и свои теории выдвигает. Я знаю, был знаком с Генри, это был изумительный, очаровательный человек, очень честный и не боявшийся писать о том, о чем немодно было даже писать. Я участвовал с ним в издании книги о масонах. Вы знаете, как масонов у нас оценивали в 50-е, 60-е годы. И все ж таки мы книжку эту издали. Я думаю, что английским агентом он не был. Если даже и был, все равно он выполнил выдающуюся миссию, разоблачив опасность фашизма, которую в Советском Союзе
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Которую не восприняли.
Я. ЗАСУРСКИЙ Вот это поразительно. Мы говорим о том, как Сталин не услышал того, что ему говорили в 41 году. А это вот в 35 году пишет, в 34 году пишет, а Зиновьев говорит, что это преувеличение.
Я. ДРАПКИН Зиновьев был уже не у дел. Коминтерн был уже позади, впереди был процесс
Я. ЗАСУРСКИЙ И тем более.
Я. ДРАПКИН и расстрел.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Почему эта книжка не переиздавалась? Почему она не переиздавалась вплоть до сегодняшних дней? Во время войны не до этого. После войны вплоть до сегодняшних дней Почему советской власти она так невыгодна была?
Я. ЗАСУРСКИЙ Может быть, потому что она показывала, что можно было с Гитлером раньше справиться. Вы знаете, в 39 году, когда Гитлер заключил со Сталиным договор, мой дед страшно был возмущен. Он сказал: вам, большевикам, еще немцы надерут задницу. И он был простой человек, мой дед. Но сейчас вот, когда вы читаете эту книгу, вы понимаете, что наше руководство сознательно игнорировало эту опасность. И в 41 году ошибки Сталина были неслучайными. Это результат неправильной ориентации, неправильного подхода к политике. Это, конечно, серьезное обвинение.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Давайте мы первую книжку разыграем. Вообще у нас их много? Все не разыграем сегодня, что-то останется еще на потом, еще будет разыгрываться. Почему у Эрнста Генри такой странный псевдоним? Такой вот вопрос. Кто придумал, почему? Ответив на этот вопрос, вы получаете сразу две книжки. Правильно я понимаю? Т.е. одна книжка, но одна в двух. 203-19-22. Почему Семен Ростовский взял такой странный псевдоним, Эрнст Генри, откуда, что, почему? А вы наденьте, пожалуйста, наушники, чтобы слышать, что отвечают, и тоже оценивать правильность ответа, потому что я на себя такую функцию не могу взять.
ОЛЕГ Я бы хотел просто такой вопрос задать. А как относится ваш оппонент к тому, что у Советского Союза на начальный период войны было очень большое превосходство в вооруженных силах?
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Над кем? Вы имеете в виду над фашистской Германией?
ОЛЕГ Да.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Хороший вопрос, очень хороший. А на наш вопрос будете отвечать?
ОЛЕГ Нет. Я хотел только этот вопрос задать.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Вы знаете, Олег, мы сделаем следующим образом. Мы книжечку сначала разыграем. Вы вопрос запомнили? Потом тогда по поводу превосходства Советского Союза над Германией расскажете, скажете. А сейчас пока давайте ответ на наш вопрос.
ВАЛЕРИЙ Что я знаю со слов самого Семена Николаевича или это было где-то воспроизведено в одном из его интервью, кто предложил. Это была секретарши Герберта Уэллса. Сколь я помню, он говорил или писал, что друзья его называли кто Анри, кто Генри. Это было. Но инициатором была именно она.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Абсолютно верно. Я такую версию читал. Вы назвали ключевое слово секретарша Герберта Уэллса. Одну секунду. Я сказал, что я на себя ответственность не возьму. У меня есть квалифицированное, значительное лучше меня квалифицированное жюри. Принимаем как правильный ответ?
Я. ДРАПКИН Да.
Я. ЗАСУРСКИЙ Конечно.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Валерий, не вешайте трубку.
Я. ДРАПКИН Она была еще и писательницей.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Но известна как секретарша больше, так сложилась жизнь. Я читал такую версию. Почему? Потому что чтобы запутать совсем. Эрнст это имя одно, Генри это вообще не пойми какая фамилия. Чтобы совсем запутать, откуда, происхождение, чтобы вообще непонятно было, кто это. Версия эта как, имеет право на существование, на жизнь, Ясен Николаевич?
Я. ЗАСУРСКИЙ Я думаю, может быть. Кроме того, Эрнст по-английски звучит как серьезный.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Работает наш пейджер 961-22-22, для абонента «Эхо Москвы». До новостей, мы продолжим после новостей, у вас есть как раз время ответить на вопрос Олега. Советский Союз Вы помните вопрос.
Я. ДРАПКИН Я полагаю, что это неточная формулировка, что Россия или Советский Союз тогда был сильнее Германии. Война показала, начальная стадия ее, что Советский Союз не был достаточно готов.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Как вы мягки в своих формулировках. Неточная формулировка. Я бы сказал пожестче, но я не имею на это права.
Я. ЗАСУРСКИЙ Я думаю, что, может быть, солдат было и больше, чем у Гитлера, но, вы знаете, и у Саддама Хусейна было много солдат, и он не мог сопротивляться. Дело в том, что армия не была подготовлена. Делались попытки ее реорганизовать, но это не было сделано. И, конечно, Советский Союз был полностью не готов к этой войне. Это позорные страницы в истории нашей армии, хотя многие солдаты и даже генералы сражались достойно.
Я. ДРАПКИН Я бы не сказал, что позорные для нашей армии. Я бы хотел уточнить это.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Яков Самойлович, прошу прощения. Давайте после новостей. Мы запомнили этот момент. Сейчас новости на «Эхе», а потом продолжим.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ Мы продолжаем. Мы говорим о 100-летии со дня рождения Эрнста Генри и представляем переизданные книги Эрнста Генри «Гитлер над Европой» и «Гитлер против СССР». Кстати, «Гитлер против СССР» по-другому, по-моему, немножко называлась.
Я. ДРАПКИН Нет, так и называлась.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Во всех странах она была именно под этим названием?
Я. ДРАПКИН Она называлась сначала «Гитлер над СССР», над Россией.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ А что ж вы говорите одинаково? «Гитлер над Россией».
Я. ДРАПКИН В английском варианте она называлась «over Russia».
А. ДЫХОВИЧНЫЙ И у нас есть эти книги, которые любезно предоставлены нашими гостями. И мы их разыгрываем. Думаю, что парочку еще разыграем. Но для начала давайте продолжим наш разговор. У вас, Яков Самойлович, было некое возражение.
Я. ДРАПКИН Да, у меня было некое возражение по поводу реплики о том, что Красная армия себя опозорила. Я думаю, что надо иначе к этому подходить. Опозорил себя, если хотите, Верховный главнокомандующий, которым фактически был Сталин даже до того, как он формально эти функции на себя принял. Потому что был выбит почти ну, не весь, но значительная часть командного состава Красной армии. И среднее звено было порушено. Так что ответственность за то, что было не готово, нес именно и точно Сталин. Ибо все остальные близкие к нему люди были ему подчинены и его раболепно слушались.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ А вот мнение Татьяны. «Если бы такие люди, не знаю какие, вот какие-то другие, не уточняет какие, были вместо Сталина, то войну бы мы никогда не выиграли». Повторяю, не знаю какие, такие, как вы, или такие, как Генри, такие, как я. Не знаю. Но вот какие-то такие.
Я. ЗАСУРСКИЙ Я только могу сказать, что все, что было сделано до войны, перед войной, не позволяло армии нормально сопротивляться. Все склады оружия были выдвинуты вперед и были захвачены немцами.
Я. ДРАПКИН Авиация была парализована с самого первого
Я. ЗАСУРСКИЙ С первых же дней была выбита вся авиация.
Я. ДРАПКИН С первых часов.
Я. ЗАСУРСКИЙ Люди мужественно сражались. Брест не сдавался. Но что могли сделать солдаты против немецких танков? Вы посмотрите на кадры немецкой хроники, посвященные первым шагам нацистов по российской земле. Это стыдно и тяжело очень смотреть. Потому что беспомощные ребята залезали на деревья. Вы понимаете, в какое положение наших солдат поставила эта стратегия Сталина. И конечно, если бы не Сталин, может быть, мы могли бы и без этой войны обойтись.
Я. ДРАПКИН Вот это важнее, это прежде всего.
Я. ЗАСУРСКИЙ И в 38 году решить все можно было, и в 39-м. И не надо было с Гитлером целоваться. Это нас уж точно опозорило.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Исторические аналогии сразу возникают с сегодняшним днем. В связи с этим я хочу на эту тему спросить вас, Ясен Николаевич. Америка Ирак, оправдываете или нет?
Я. ЗАСУРСКИЙ Юридически нападение США на Ирак неоправданно, но по результатам, по фактическому уничтожению этого гнезда, этого диктатора У меня многие студенты, выпускники были в Ираке, не могли там работать. Это, может быть, и оправданно. Но это очень важную проблему выдвигает, эта сама ситуация. Насколько сегодня возможно создание вот таких, знаете, заповедников для людей типа Саддама Хусейна. Мне кажется, что сегодня глобализация, которую многие очень не любят, тем не менее, привела к тому, что все труднее создавать легально, юридически обоснованные заповедники, в которых можно спрятаться от общественного мнения и от прогрессивных идей.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Давайте еще поиграем. 203-19-22, телефон прямого эфира. Кто-то мне тут пишет: «Если можно, книгу. Я очень интересуюсь Германией. Юлия». Юлия, дозвонитесь, 203-19-22. Как-то неинтересно, просто взять и отдать. Представляете, я вам отдам, а у меня тут будет на пейджер 150 просьб, если не больше, отдать просто так книгу. Нечестно. Я же не могу вам отдать, другим нет. Юлия, напрягитесь, 203-19-22, мы сейчас с вами в резонанс войдем. Очень простой вопрос, Юлия. Что произошло с Семеном Ростовским (Эрнстом Генри) в 53 году, после того, как в 46-м он вернулся в СССР, а до этого он долгое время находился за границей вот такую формулировку можно, тоже где-то вычитал, разведчиком-нелегалом был? Плохая формулировка, да?
Я. ДРАПКИН Плохая.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Хорошо. И он вернулся в СССР в 46-м, что-то с ним произошло в 53-м. Что с ним произошло в 53 году? 203-19-22. Юлия, я надеюсь, что это вы. Здравствуйте, вы в эфире.
СЛУШАТЕЛЬ Добрый день.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Нет, не Юлия. Но тоже хорошо. Как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ —
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Юлия, у вас второй шанс появился.
НАТАЛЬЯ ГРИГОРЬЕВНА Дело в том, что моя родная тетушка была дружна с тогда его звали Леонид Аркадьевич. Он бывал у нас в доме. В 53 году он был арестован.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ В 53-м, конечно, он был арестован.
НАТАЛЬЯ ГРИГОРЬЕВНА И я помню, уже после реабилитации, я еще была девчонкой почти, я встретила его около Площади Восстания, обратилась к нему Леонид Аркадьевич, и он, глядя на меня, прошел мимо. И я потом спрашивала тетю: «Что это может быть?» Она говорит, дело в том, что у него все время была вот такая жизнь втайне, потому что он был Она говорит, теперь его зовут Семен Николаевич.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Это в каком году?
НАТАЛЬЯ ГРИГОРЬЕВНА Точно не могу сказать, 55-й, 56-й.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Это уже после реабилитации.
НАТАЛЬЯ ГРИГОРЬЕВНА После реабилитации.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ После того, как вышел. Наталья Григорьевна, не вешайте, пожалуйста, трубку, сейчас наш референт запишет ваш номер телефона. Книжки-то у вас этой, разумеется, нет? Она только-только вышла.
НАТАЛЬЯ ГРИГОРЬЕВНА Нет, у меня нет.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Конечно, нет. И вам, я думаю, будет приятно ее иметь.
НАТАЛЬЯ ГРИГОРЬЕВНА С удовольствием.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ А сохранились те издания? Нет, наверное.
НАТАЛЬЯ ГРИГОРЬЕВНА Нет.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Не вешайте, пожалуйста, трубку. Ясен Николаевич, вы знали лично. И, соответственно, у меня просьба комментарий по поводу звонка Натальи Григорьевны, которая тоже знала лично.
Я. ЗАСУРСКИЙ Я лично знал, просто потому что мы работали над книгой, часто встречались, он с нашими студентами разговаривал. По-моему, очень живой интеллигентный разумный человек, с потрясающими интеллектуальными способностями, умеющий анализировать факты, видеть их, и очень много знающий, и стремившийся узнать еще больше.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ А то, что не ответил, вот Наталья Григорьевна встретила, поздоровалась, а он не ответил.
Я. ЗАСУРСКИЙ Я думаю, что, если он был разведчиком, это вполне возможно.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Не подставлять, да, человека?
Я. ЗАСУРСКИЙ Может быть, это профессионально. Вот у моих знакомых был знакомый такой Молодый, он был разведчиком в Англии. Его, в общем, вину не так доказали И вот эти знакомые его в Лондоне его увидели и к нему подошли. Он прошел мимо. Я думаю, что это профессионально. Я так думаю. Я точно не могу знать.
Я. ДРАПКИН Я бы с этим не согласился. Во-первых, он разведчиком не был. Во всяком случае, мы с ним много беседовали, я сосед его, я по-соседски редактировал его больших два тома
Я. ЗАСУРСКИЙ У меня есть
Я. ДРАПКИН Да, которые Академии наук издала. И за это получил надпись Одну не буду, а вторая «Непримиримому другу». Это хорошая оценка нашего сотрудничества. Дело в том, что тут легенд много, мифов еще при жизни Семена Николаевича рождалось. Он сам, собственно говоря, не очень возражал против того, чтобы выступать окутанным неким флером таинственности и неопределенности. И псевдонимы его, это не единственный псевдоним Эрнст Генри, и так далее.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Сейчас мы прервемся ненадолго, а потом у нас будет еще некоторое время пообщаться, задать еще один вопрос и подвести некоторые итоги. Буквально через 2 минуты продолжим.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ У нас осталось буквально несколько минут. Мне бы хотелось разыграть еще одну книгу. Собственно говоря, этот вопрос хорошо подытожит эфир. Мы говорим об Эрнсте Генри. Соответственно, вопрос, который сформулирован, а считал ли себя важная формулировка Эрнст Генри диссидентом? Вот как вы думаете, после всего того, о чем мы сегодня говорили? У нас буквально пару минут. 203-19-22, это телефон прямого эфира. А в студии, собственно говоря, два человека, которые лично его знали, поэтому Я надеюсь, что у вас тут разногласий не будет, потому что это важный вопрос. Книгу как мы отдадим Всего, в общем-то, два варианта ответа. 203-19-22.
ВЛАДИМИР НИКИФОРОВИЧ Какой вопрос?
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Считал ли себя диссидентом Эрнст Генри?
ВЛАДИМИР НИКИФОРОВИЧ Нет.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Что нет?
ВЛАДИМИР НИКИФОРОВИЧ Не считал.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Абсолютно верно. Не вешайте, пожалуйста, трубку. Книга ваша.
ВЛАДИМИР НИКИФОРОВИЧ Я рад.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ А я вам завидую. Спасибо. Я, единственное, хотел бы еще сказать, что завтра в 18:30 в ЦДЛ будет вечер памяти Эрнста Генри. Вы что-нибудь добавить к этой информации хотите?
Я. ДРАПКИН Пусть приходят, слушают и задают вопросы.
Я. ЗАСУРСКИЙ И будет презентация книги.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Заканчиваем. Спасибо вам большое. Я напоминаю, что у нас в гостях были Яков Драпкин профессор, доктор исторических наук, руководитель Центра германских исторических исследований, и Ясен Засурский декан факультета журналистики МГУ им. Ломоносова. Собственно говоря, вы подтверждаете тот факт, что он не считал себя диссидентом. А то я ответил вместо вас, и это неправильно.
Я. ДРАПКИН Не был.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Не считал.
Я. ЗАСУРСКИЙ Не считал.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Кто-то, может, считал, но он себя не считал.
Я. ЗАСУРСКИЙ И масоном не считал, хотя изучал масонов очень серьезно.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ Спасибо вам большое.


Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире