'Вопросы к интервью
07 августа 2019
Z Интервью Все выпуски

Капитал, Карл!


Время выхода в эфир: 07 августа 2019, 13:06

И. Ананина Здравствуйте! В эфире программа «Капитал, Карл!», ее веду я, Ирина Ананина и мой бессменный соведущий гласный редактор портала «Маркет медиа» Дмитрий Грозный». Дима, привет!

Д. Грозный Всем добрый день!

И. Ананина Сегодня у нас в гостях президент яхт-клуба Санкт-Петербурга Владимир Любомиров. Владимир, здравствуйте!

В. Лобомиров Добрый день всем!

И. Ананина У нас есть две небольших традиции. Сначала мы послушаем небольшой ролик о нашем госте.

Владимир Любомиров, глава яхт-клуба Санкт-Петербурга. По первому образованию – физик. Занимается бизнесом более двадцати лет, в том числе девелопментом. Является страстным любителем яхтенного спорта. Именно он построил яхт клуб «Терийоки» и яхтенный порт «Геркулес». На базе последнего проводятся международные регаты и фестивали. Сейчас он активно занимается общественной деятельностью, связанной с развитием яхтенного спорта.

И. Ананина Мы снова в студии. И по нашей еще одной традиции первый вопрос задает Дима Грозный. Поехали!

Д. Грозный Владимир, я часто общаюсь с разными предпринимателями, и когда разговаривал с одним очень крупным девелопером, он меня удивил тем, что у него нет квартиры, мол не нужна. А также я знаком с владельцем сети велосипедных магазинов и он мне рассказал, что у него нет велосипеда. Вы уже понимаете, к чему я веду!?

В. Любомиров Сапожник без сапог!

Д. Грозный Вы, как президент яхтенного клуба, а у вас есть яхта? Или вы тоже «без сапог»?

В. Любомиров В данном случае односложно не ответишь, потому что в Петербурге у меня яхты нет. Раньше здесь у меня была яхта, но и потом, о какой яхте мы говорим? Есть спортивные яхты, есть яхты для отдыха, весьма разные суда. И здесь у меня яхты нет. Но у есть яхта для того, и иногда, когда мне хватает времени – для путешествий, и есть спорт, который… Яхта и на ней я провожу много времени, потому что гонки, гонки, гонки…

И. Ананина А где эти гонки проходят?

В. Любомиров По всему миру.

Д. Грозный А может быть у вас есть любимое море?

В. Любомиров Только сегодня с кем-то из своих гостей мы обсуждали, что яхтсмены-моряки не купаются, потому что моря так много, что лучше подальше от моря. Поэтому…

Д. Грозный Как работники шоколадной фабрики не могут есть конфеты.

В. Любомиров Любимое море? Мы гонялись во всех морях и океанах, кроме может быть Индийского, может быть потому, что это не популярное место. Моря – они разные, но ты делаешь все время одно и тоже. И в этом смысле море везде одинаковое. А если говорить о море для отдыха, или где бы я круизингом занялся, наверное это Корсика. Мне в большей степени нравится Средиземное море.

Д. Грозный Кто там у нас любил на Корсике отдыхать?

И. Ананина Я думаю много кто любил и любит отдыхать на Корсике.

В. Любомиров Корсика отличается тем, что из островов Средиземного моря она более безлюдная. В смысле яхт. Там мало пляжей, мало курортов, а мне чем меньше людей, тем комфортней.

И. Ананина Я перечитала несколько интервью и узнала, что по первому образованию вы физик. И вы занимались наукой в девяностые.

В. Любомиров К сожалению, очень недолго.

Д. Грозный А что вы закончили?

В. Любомиров Я начинал в Университете на физфаке, потом ЛИТМО, потому что из Университета начали брать в армию, и как-то не хотелось терять на это время, и в итоги диплом ЛИТМО. Последние годы это был индивидуальный план в физтехе, в Физико-техническом институте имени Иоффе основное время я проводил и там же удалось поработать, но как раз в то время, когда я заканчивал, наука развалилась. Был бы я на пять лет постарше, то мог бы побольше этому уделить времени.

И. Ананина Вы сожалеете о том, что не успели?

В. Любомиров Первые двадцать лет жизни я направлено шел к тому, чтобы быть ученым-физиком.

Д. Грозный В споре физиков и лириков вы выбираете физиков?

В. Любомиров Это же шутка «физики и лирики», эти противоположности скорее в некое единство вырастают, потому что большинство физиков – лирики. Среди моих друзей было много и бардов, и поэтов, и многие физики стали писателями. Это очень близкие вещи. Развитое абстрактное мышление позволяет в том числе и на лирическом поле себя проявлять.

И. Ананина Как закончилась ваша научная история?

В. Любомиров Довольно просто. В какой-то момент, в начале девяностых, в Петербурге было некоторое количество программ, которые были направлены на бизнес-образование. Отбирали людей, происходили какие-то конкурсы. Была нужна рекомендация с места работы и мой тогдашний руководитель написал мне ее, я сделал какой-то… Теперь вспоминаю об этом с улыбкой, но тогда это был бизнес-план как раз той физики, которой я занимался. Пытались найти коммерческое будущее и я написал бизнес-план, и по этой программе поехал в Манчестерский университет. Эту программу оплачивал какой-то английский фонд. И в Манчестерском университете у меня произошло первое касание с бизнесом. Это был 91-й год.

Д. Грозный: В 91м году Манчестерский университет это было как на другую планету улететь!

В. Любомиров Так и было. Нас предупреждали, нас готовили из разных организаций люди, нам давали определенные рекомендации.

Д. Грозный Тогда еще партбюро давало рекомендации!

В. Любомиров Разумеется, чтобы поехать, тем более человеку работающему в Физтехе, в Литмо еще тогда были всякие допуски секретности и тому подобные вещи, и большое количество формальностей надо было пройти, чтобы это случилось. Меня предупредил один из наших инструкторов: «Самое главное, первое с чем вы столкнетесь, это будет самолет British Airways». И что там? «Там столько вкусных спиртных напитков вам предложат, которых вы вообще не видели! Вы себя держите! Вам потом еще надо будет куда-то ехать!»

Сейчас это звучит как шутка, а тогда было по другому. В самолетах курили. Спиртное было в неограниченном количестве. Может люди были другие, не дебоширили? А мы не могли тогда иметь такого разнообразия как сейчас. Мы такое в первый раз только и увидели. Может быть в фильмах видели Мартини, но реально… Плюс мы были не с очень большими доходами в те времена. А программа была направлена не только на банальные знания в бизнесе, но в первую очередь они нас пытались… Потом они признались, что целью программы было показать нам другой мир и сделать из нас людей, которым не надо будет объяснять, что то, как мы живем – это плохо.

Поэтому они нам давали не только первичные знания в бизнесе, и мы в большей степени запомнили не это, а мы запомнили как нас водили в театры, в гольф-клуб, в рестораны. Мы жили в отеле. По тем временам это казалось чем-то невозможным! Потом я много раз проезжал мимо этого отеля. Хороший пятизвездочный отель. Нам дали каждому по номеру. На завтраке один из наших товарищей настолько был в шоке, что схватил ананас и убежал. Это люди не могли понять, что с ним случилось.

Д. Грозный Наверное он и сам не мог понять!

В. Любомиров Ему потом было стыдно. И на ваш вопрос как… Наверное это сделало свое дело. Сначала я ушел от физики, потом совсем в другой области бизнес-проекты начались. Тогда и началось развитие предпринимательства.

Д. Грозный Андрей Рогачев, очень известные предприниматель, тоже начинал с лаборатории экологических приборов. И от этой аббревиатуры ЛЭП потом возникла девелоперская компания и многие другие проекты. А у вас научный этап бизнеса был? Или вы сразу переключились на что-то другое?

В. Любомиров Очень недолго. Мы даже сейчас видим результаты. Из тех моих сослуживцев, те, которые сегодня сумели сделать бизнес, остаться в науке сумели многие, но к сожалению, они все уехали, в большинстве своем. Чем успешнее, тем…

И. Ананина Тем дальше!

В. Любомиров Да, скажем так. А те, кто занялись в науке бизнесом, есть у меня друзья, к которым я с очень большим уважением отношусь, к тому, что они сумели сделать. В моем случае, этого не произошло. Но видимо в качестве шутки, гены сыграли свою роль, потому что мой прадед был завкафедрой рисунка и архитектором, у него остались дома…

Д. Грозный А у вас остались рисунки деда?

В. Любомиров И в Петербурге есть какое-то количество домов им построенных, как архитектором. Видимо и меня начало тянуть к этому роду деятельности. И какая-то прагматическая составляющая. Мне никогда не нравилось жить в больших домах, в многоквартирных. А в те времена малоэтажки в современном понимании…

Д. Грозный Сейчас такие огромные дома! Их даже принято называть то ли муравейниками, то ли человейниками! Человек себя там чувствует маленьким муравьем в такой бетонной огромной стене.

И. Ананина Я как раз живу в такой.

В. Любомиров Есть такая мысль, что архитекторы создают такую жизнь, которая будет тогда, когда и архитекторов-то этих не будет, и те, кто создают правильную жизнь, их здания или градостроительные проекты, они живут столетиями, двухсотлетиями, трехсотлетиями. И не всегда при жизни это принимается. Многие проекты, в том числе и большие человейники, как вы выразились, они же тоже отвечают сегодняшним задачам. Вопрос, а что будет, когда они перестанут отвечать! Практика показывает, что пока наша экономика не позволяет так быстро сносить, как в городах, где хватает экономических предпосылок что-то быстро менять.

И. Ананина Первый проект ваш?

В. Любомиров Это как раз в 91-м году мы разработали такой проект – модульные домики. Человек мог купить один модуль, два модуля, три модуля, четыре модуля и на своем участке поставить этот дом. Идея была, что это быстро собирается, стоит не дорого и очень быстро реализует мечту. К сожалению, случился какой-то из кризисов очередной, мы не смогли до конца закрыть все контакты, такой грустный вариант. Но это был первый архитектурный проект.

Д. Грозный И первый блин! Как я понял.

В. Любомиров Нет, пока не случилось этой финансовой истории, все было хорошо. Первый домик у меня купил финн, причем сейчас это смешно звучит, он стоил тысячу марок или тысячу долларов, но что-то такое.

И. Ананина Дом за тысячу долларов, да это же просто мечта!

Д. Грозный Получается, Владимир, что вы – архитектор-самоучка?

В. Любомиров Потом я прошел много всяких программ, две или три, чтобы научиться, я получил диплом, но это уже какое-то усовершенствование. Да мне это никогда и не надо было, потому что я был руководителем, а в те времена никто и не спрашивал никаких дипломов. Делали проекты и строили. Что-то получалось лучше, что-то хуже.

Д. Грозный Вы сразу стали и архитектором и девелопером? В такой связке?

В. Любомиров Нет, наверное не так. Сначала это был чистый девелопмент, потом – более интеллектуальная его часть, архитектура. И я создал архитектурную компанию. После этого появилась и строительная компания. А когда всего этого стало слишком много, я решил, что правильнее проектами управлять и это все преобразовалось в компанию, которая скорее функции заказчика выполняла. И с тех пор это все так и происходит.

И. Ананина Немного банальный вопрос, но не могу его на задать, по поводу архитектурных проектов. Все равно как архитектор вы что-то создаете на долгие-долгие годы, люди на это смотрят и оценивают. Кому-то нравится, кому-то не нравится, но я уверена, что у каждого человека, который занимается чем-то похожим есть какой-то знаковый проект, любимый проект, лучший. Вот, я это сделал, и буду этим всегда гордится. Для вас такой проект есть? Или нет?

В. Любомиров Точно есть проекты, которыми я не буду гордиться. И к теме уже возникавшей, это один из этих первых муравейников. У нас был такой проект, мы делали его для «Строймонтажа» — тысяча квартри-студий, вписанных в существующей застройку. Социально – это очень хорошо. Не помню в каком году, это было одним из первых, «Строймонатжа» уже не существует. Это то, чем мне невозможно гордиться. Но есть пара дорогих сердцу индивидуальных домов, это то, с чего начиналось. А из больших, видимых проектов… Потому что большие есть, но они не видны. А из видимых – клуб «Терийоки», здание и гостиница. Сейчас я бы его сделал не так, но считаю, что он не самый плохой.

Д. Грозный А сами вы живете в каком доме? Вы сами его спроектировали?

В. Любомиров Да, я хотел к нему перейти. Это мой самый любимый проект.

И. Ананина Вот он, знаковый!

В. Любомиров Мы в 96-м году его реализовали. Это был один из первых малоэтажных комплексов – таунхаусов, и в те времена была такая забавная история, когда я его уже почти построил, там люди заселились, я получаю звонок из Москвы. Человек представляется корреспондентом «Нью-Йорк Таймс» и очень хочет взять у меня интервью. Говорит на ломаном русском. «Пожалуйста», говорю, — «Чем я могу быть интересен Нью-Йорк Таймсу?» Когда он приехал, то объяснил, что у него редакционное задание найти в России, а это был 96-й год простые, понятные американцам проявления бытовой жизни, что может показать американцам, что русские живут также как и они.

И. Ананина Неожиданное задание!

В. Любомиров Вот такое задание. И утверждает, что искал и в Москве и здесь такой ареал обитания. И нашел только одно, наши дома. Показал редактору и захотел сделать статью. И без ложного хвастовства, но Нью-Йорк Таймс целую полосу выпустил, и потом американские друзья, а мы уже говорили о моих уехавших друзьях-ученых, и они мне звонили и говорили, что у них просто так попасть в Нью-Йорк Таймс невозможно. Но идея там была простая. Статья на целую полосу под названием «Левитаун в Петербурге», это их знаковый малоэтажный проект 50-х годов и там они описывали наш проект. И как ни странно столько лет, он даже уже может и не соответствовать задачам, но мы там так и живем.

И. Ананина Вы построили и выбрали себе там какое-то самое лучшее место?

В. Любомиров Обычное. Они все одинаковые.

Д. Грозный А когда вы впервые встали под парус?

В. Любомиров В институте на виндсерфинг. Но самое первое, что-то в детстве мы строили сами, натягивали парус, на речке или на озере каком-то сами пытались ходить, но это было все не то. А реальный парус в современном понимании, это был виндсерфинг, это был какой-то 89-й наверное год.

Д. Грозный Модное было занятие!

В. Любомиров Нет, в те времена это было совсем не модное занятие.

И. Ананина А где вы нашли место, где этим занимались?

В. Любомиров У нас была секция виндсерфинга в институте.

И. Ананина У меня много знакомых, которые занимаются яхтингом и другими водными активностями, и для многих сейчас возникает проблема добраться куда-нибудь, и мне казалось, что в 89-м – это вообще из области фантастики! А вы решили стать под парус, потому что не хватало адреналина в крови?

В. Любомиров Нет. Ветра странствий скорее. Хотя виндсерфинг как экстремальный вид парусного спорта, когда начинаешь что-то уметь, там и адреналин свою роль играет. Виндсерфинг – это хочется больше ветра, больше волн, так и интереснее, и эффективнее.

И. Ананина А вы никогда не боялись?

В. Любомиров Все боятся! Но как только начинаешь заниматься чем-то профессионально и что-то начинает получаться, этим начинаешь управлять. Море нельзя победить. Силы природы сильнее нас. И есть такое правило, что как только ты начнешь зазнаваться и считать, что ты сильнее, море тебя разубедит. Обязательно. И поэтому на корабле, пока люди сыты и работают – корабль идет. А как только они сдадутся, природа сделает свое дело. И в современном парусном спорте все то же самое. Если есть кому работать и делают это, то корабль пройдет через любой шторм. А если силы закончатся или воли не станет… Поэтому говорить о страхе… Все знают, что будет, если перестанешь работать. И ответ – просто работай!

И. Ананина Просто работай!

НОВОСТИ

И. Ананина У нас есть несколько традиционных вопросов. Мы задаем их всем нашим гостям. Их задает Дима.

Д. Грозный Наша программа посвящена успешным предпринимателям, а успех в бизнесе измеряется в конкретных цифровых показателях и герои нашей программы попадают в различные рейтинги. И вы там присутствуете. Скажите честно, насколько тяжело быть в России состоятельным человеком? Богатым человеком.

В. Любомиров Вопрос в себе содержит и ответ. Быть обеспеченным человеком, потому что слово «богатый» очень относительно. Наверное проще иметь ресурсы для того, чтобы в любой стране. В любой стране с возможностями и ресурсами жить легче, чем без них. Но это как в математике, необходимы достаточные условия. Человеку можно жить и не имея материальных ресурсов, но легче с ними, во всех смыслах.

Д. Грозный В настоящий момент, девелопмент и яхт-клуб, что вас больше занимет?

В. Любомиров Яхт-клуб – это не бизнес, это общественная работа в первую очередь. Еще есть такое понятие «спортивная политика». Мы стараемся и в олимпийском спорте что-то сделать, привлечь ресурсы и как-то их реализовывать, соответственно это занимает больше всего времени. И я бы сказал, к счастью, потому что сразу видна благодарность от людей, у который сразу появляются возможности. И не важно дети это или взрослые.

У яхт клуба есть ряд проектов, которые позволяют российский флаг позиционировать так, как он должен быть. Во времена провалов мы много потеряли, в том числе и в парусном спорте, и в больших проектах с этим связанных. А сегодня это слава богу восстанавливается. За последние десять лет яхт-клуб Петербурга стал узнаваем, он входит во все необходимые сообщества яхт-клубов и выполняет свою роль наряду со ста яхт-клубами мира.

Д. Грозный А если проводить параллели, скажу примерно, допустим в Америке 14 000 полей для гольфа, а в России – десять, двадцать или тридцать. А развитие яхтенного спорта в России и на Западе также сильно отличается или нет?

В. Любомиров Даже наверное еще хуже. Если считать по количеству яхт, всегда приводят разную статистику, но если отмести все, что приписано, конечно у нас парк яхт в тысячи меньше раз, не только парусных, но и моторных, чем в других развитых странах. Но есть и другие цифры. Например, детский яхтенный спорт за последнее время растет каждый год в разы. Здесь мы стали приближаться и даже обгонять многие страны. И есть еще одна скрытая цифра. В статистике такое нет. Есть очень много россиян, которые владеют яхтами, водной активностью занимаются, парусным спортом, но это все происходит не в России. Они живут в России, но эта активность перемещена. И в этом смысле в яхтенном спорте мы вполне себе представлены.

И. Ананина Владимир, мы много говорим про развитие яхтенного спорта, но лично у меня складывается впечатление, что какая-то общественная деятельность вам больше интересна, чем ваша предпринимательская. Я ошибаюсь или нет?

В. Любомиров Видимо вы правы. Мне это и интереснее, и здесь я чувствую больше и отдачи, и благодарности. Самое главное, чтобы заниматься этим – нужны ресурсы. Есть опыт делать все на свои, мы так и начинали, но это неправильно. Нет достаточного развития. И наверное мой бизнес, и общение, и количество людей-бизнесменов, которые вполне способны в виде благотворительности поддерживать детский спорт и какие-то мероприятия, играет большую роль. И для этого надо быть самому из этой среды, чтобы люди тебе доверяли. Все знают меня много лет. Мне не трудно подойти и попросить стать благотворителем какого-то спортсмена или мероприятия. И это очень важно. И в этом смысле одно помогает другому. По времени и увлечению – вы правы. Бизнес – это работа.

И. Ананина А это для души!

Д. Грозный Понятно, что строительство и продажа яхт может очень большим бизнесом, все мы слышали, что есть яхты, которые и по сто миллионов долларов стоят. А может быть и больше. Я яхт-клуб в России может стать бизнесом или нет?

В. Любомиров Яхтенная стоянка может быть бизнесом, это очень просто, как автостоянка. Строишь места и продаешь, и получаешь деньги. Есть окупаемость определенная. А яхт-клуб бизнесом быть не может, потому что это общественная организация. И чтобы яхт-клуб мог что-то привлечь и заработать, он тратит на уставную деятельность, и соответственно там прибыли быть не может в принципе. Тем более у него нет хозяев. Есть члены, учредители клуба, есть люди, которые приходят потом, приносят свои взносы, но это все возникающее имущество не может быть… Нет капитализации ни для кого.

Д. Грозный Неоднократно слышал от людей, каким-то образом связанных с яхтенной сферой, что для многих яхты – это такой чемодан без ручки. Вот человек ее купил и понимает, что пользуется ею пару недель в году. И задумывается, а нужна ли она мне? И хочет ее продать.

В. Любомиров Есть много шуток на эту тему. Понятно, что человек очень счастлив, покупая яхту, простую или моторную, но еще более счастлив, когда он ее продает. И есть правило, которое человек сразу знает, когда покупает, что от 10 до 20% стоимости яхты в год стоит ее эксплуатация, и не важно сто миллионов она стоит или сто тысяч, но тем не менее как у любого транспортного средства. Яхта отличается еще и тем, что она живет в очень агрессивной среде. Вода морская очень агрессивная среда. И даже если яхтой не пользуешься, ее надо как автомобиль консервировать и прятать, а пока она стоит на воде, она изнашивается, просто даже находясь на воде. Соответственно эксплуатация яхты штука не дешевая, но главное даже не это.

Есть еще одна шутка, что нет ничего более бесполезного, чем яхта. С точки зрения прагматики. Хочешь большую, у тебя есть деньги – ну арендуй!

И. Ананина Это имиджевое?

В. Любомиров Нет, это образ жизни. Если образ жизни человека располагает к тому, чтобы владеть яхтой, это будет его любимым детищем и он будет проводить там много времени. А если образ жизни к этому не располагает, но он ее купил, следуя своей романтической мечте, то скорее всего он будет более счастлив, когда он ее продаст.

И. Ананина К сожалению я вынуждена нас немного поторопить. У Димы есть еще один традиционный вопрос, без которого мы просто не можем никак закончить нашу программу.

Д. Грозный Это вопрос про будущее. Про молодых людей, которые думают заняться своим бизнесом или пойти куда-нибудь в теплое местечко на госслужбу. Если все-таки молодой человек или девушка решают рискнуть и заняться бизнесом, как вы думаете, есть ли шанс у него или у нее заработать миллиард рублей в России честно и без каких-то родственных связей? И прочих подпорок?

В. Любомиров Опыт показывает, среди моих многих знакомых, люди начинали с нуля и заработали деньги, создали свои капиталы, создали свои бизнесы. Другое дело, что каждое дело дает свои новые возможности. Когда-то одни бизнесы более эффективны, когда-то другие бизнесы. Сегодня IT-сфера показывает, как люди выходя из института становятся очень богатыми людьми, благодаря своим знаниям в первую очередь. Общая рекомендация – надо учиться. Все, что мне удалось сделать, это только потому, что начиная со школы, с 45-го интерната физико-математического при Университете, научили тому, что совершенно не важно математика ли это, физика или биология, — бери книжку и читай! Научись читать, понимать и анализировать, и структурировать. И в бизнесе то же самое!

Смотря на биографии известных бизнесменов, они не были ни биотехнологами, ни строителями, ни кем-то еще, просто почему-то оказались в бизнесе и стали успешными. Видимо потому что бизнес и успех в нем обусловлены образом мышления, способностью структурировать выделять главное. Но это во многих сферах так. Поэтому общая рекомендация – учите математику! Она поможет вам заработать денег, если это цель.

Д. Грозный А у тебя что было по математике!

И. Ананина У меня – пятерка, но денег я пока не заработала. И на этой оптимистичной ноте мы сегодня закончим. Спасибо вам, Владимир, за беседу.

В. Любомиров Спасибо большое!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире