12 февраля 2004
Z Интервью Все выпуски

ситуация в России накануне выборов президента; начало предвыборных теледебатов


Время выхода в эфир: 12 февраля 2004, 14:08

12 февраля 2004 года
В прямом эфире «Эхо Москвы» Николай Харитонов — кандидат в президенты от КПРФ.
Эфир ведет Алексей Воробьев.

А. ВОРОБЬЕВ: 14 часов 21 минута в столице. Николай Михайлович, здравствуйте. Должен сказать сразу, что всем кандидатам в президенты, которые будут приходить к нам на «Эхо Москвы» в то или иное время, мы собираемся задать, на наш взгляд, три ключевые вопроса. Первый из них, мы считаем, как победить бедность, в деталях. Что конкретно вы как кандидат в президенты собираетесь сделать, чтобы победить бедность? В деталях, тезисно, в течение минуты-двух.
Н. ХАРИТОНОВ: Во-первых, этот порог очень некрасивый для России, тяжелый для осознания. Я хотел бы разговор повернуть, в начале необходимо, надо осознать и понять, откуда так много появилось богатых и супербогатых в России?
А. ВОРОБЬЕВ: Как победить бедность?
Н. ХАРИТОНОВ: Поэтому, моя конкретная суть программы, считал и считаю, что таблица Менделеева, леса, недра и другие природные богатства страны должны служить государству, народу. Поэтому, побеждая сегодня, 14 марта, 15 марта будет указ о национализации природных богатств. Как раз эта запись в Конституции РФ. Считал и считаю, что должна быть государственная монополия на спирт, водку, табак, то, что приносило колоссальные деньги в государственный бюджет. Безусловно, необходимо перекрыть отток по полтора миллиарда ежемесячно из России, по 25 в год. Колоссальные деньги, прекратить «растащиловку» в стране, разворовывание казны, взяточничество, казнокрадство. Вот только навскидку источники для, я уже не говорю, что необходимы дополнительные рабочие места, дать возможность работать, конкурентоспособное производство, перекрыть, к примеру, по линии агропромышленного комплекса, на 8 млрд. только завозим продовольствия. Это же уничтожение своих рабочих мест.
А. ВОРОБЬЕВ: Еще один вопрос, тоже ключевой, на наш взгляд. Как победить терроризм? Тоже в деталях, тезисно, очень четко, в течение 2 минут.
Н. ХАРИТОНОВ: Терроризм, во-первых, сам по себе, если говорить, внутри России преступность и терроризм. Терроризм сегодня это легкий такой посыл, расписываясь в своей беспомощности, власть, государство, то, что происходит внутри страны, уже как бы перебрасывает на терроризм. Вроде как население должно осознавать, что это очень трудно преодолимо. У нас необходимо подавить внутреннюю преступность, подавить внутреннюю связь, будем говорить, с внешними притоками капитала заинтересованных стран, не секрет, тех, кто нас похлопывает, нашего президента Путина, обнимает и похлопывает по плечу «наши друзья» в кавычках, в том числе и США, которые подбрасывают по всяким-разным ущельям Северного Кавказа финансы, подогревая наш внутренний и внешний терроризм. Поэтому считаю усиление силовых структур, а не так как после выборов в Государственную Думу министр внутренних дел Грызлов со своим боевым замминистра Васильевым прибежали «под крышу дома», один председателем Госдумы, второй — председатель комитета. Спрашивается, каких вам законов не хватало бороться. Поэтому, во-первых, нужно устранить экономические предпосылки, а это результаты бандитской, грабительской приватизации. Вот эти истоки внутреннего терроризма, преступности. А он сегодня уже перерастает и в международный терроризм.
А. ВОРОБЬЕВ: И наконец, если вы побеждаете на президентских выборах, становитесь президентом, какими будут ваши ближайшие действия, может быть, расписанные по месяцам, направленные на то, чтобы победить коррупцию?
Н. ХАРИТОНОВ: Безусловно, это зло в одночасье не победить, и одним восстановлением памятника Дзержинскому, тем более, не добавишь смелости на Лубянке. Необходима, безусловно, ревизия кадров, спецслужб, Министерства внутренних дел, то, что Грызлов в виде отдельных фигур, так называемых «оборотней в погонах», ловил, практически не искоренили мы ни коррупцию, ни преступность, но кое-какие методы, в том числе и приостановление моратория на 20 статью Конституцию, там предусмотрена за особо тяжкие преступления смертная казнь, необходимо, чтобы это действовало, этот мораторий необходимо снять.
А. ВОРОБЬЕВ: Три ключевых вопроса мы задали. Теперь давайте пойдем дальше. Сегодня начались теледебаты, насколько я знаю, вы в них участвовали. Грим смыт уже или нет еще?
Н. ХАРИТОНОВ: Да какой грим. Это вчера все было, теледебаты. Просто показывают в неудобное время.
А. ВОРОБЬЕВ: Отлично выглядите, в любом случае.
Н. ХАРИТОНОВ: Всегда и много лет.
А. ВОРОБЬЕВ: Не кажется ли вам, что основная интрига на этих президентских выборах — кто будет первым, коммунисты или Глазьев? Иными словами, вы или Глазьев, кто окончательно и бесповоротно займет прочно вторую позицию? Не кажется ли вам, что это основная интрига?
Н. ХАРИТОНОВ: Я вам хочу сказать, что основной соперник — не Глазьев, а ныне действующий президент Путин. Я, участвуя в избирательной кампании, о Глазьеве не думаю. Глазьев, особенно своими последними шагами, действиями, по большому счету, в своей избирательной кампании сам себя «сглазил». И для меня соперник, я уважительно отношусь ко всем соперникам, но мой основной соперник в период избирательной кампании — это действующий президент Путин, он же кандидат в президенты.
А. ВОРОБЬЕВ: Чем конкретно не устраивает вас нынешняя власть?
Н. ХАРИТОНОВ: Во-первых, на сегодняшний день, потеряна продовольственная безопасность, любая страна, в том числе Российская Федерация, сама себя должна кормить. Обороноспособность. Мы уязвимы сегодня. Только об этом мы не говорим. О демографической ситуации ныне действующий президент 4 года назад в своем первом послании Федеральному собранию очень критически оценил ситуацию. Но за 4 года, как умирало 4 года назад 800 тыс. — 1млн. граждан в год, больше, чем рождалось, так и продолжает. Поэтому сегодня моя критика в адрес действующего президента не просто с бухты-барахты, а конкретные примеры. Один первый пример. Его первый выезд в качестве исполняющего обязанности президента, в должности председателя правительства был выезд примерно в это время в г.Краснодар, Краснодарский край. Краснодар, Кубань, я считаю, от того, какой урожай на Кубани, столько хлеба в закромах России. Так вот, тогда я тоже участвовал, был слет передовиков агропромышленного комплекса, тогда в результате непродуманных реформ деревня задолжала государству 169 млрд. руб. Прошло 4 года, президент Путин. Сегодня деревня должна в результате непродуманных реформ уже 350 млрд. руб.
А. ВОРОБЬЕВ: Согласен, вы должно быть блестяще знаете цифры. Давайте просто не будем ими перегружать радиоэфир. В любом случае, на слух, мне кажется, это воспринимает достаточно сложно. В чем тогда главное отличие между господином Харитоновым и господином Зюгановым?
Н. ХАРИТОНОВ: Он член партии, он председатель народно-патриотического союза России, я — сопредседатель, один из сопредседателей, он председатель мощный, крупный проверенной десятилетием политической структуры, в данном случае, КПРФ.
А. ВОРОБЬЕВ: А вы?
Н. ХАРИТОНОВ: Я на сегодняшний день являюсь членом Аграрной партии, председателем областной партийной организации в Новосибирской области, региональное отделение АПР. Один из сопредседателей Народно-патриотического союза России. И за последние 14 лет 5 раз подряд в Новосибирской области избираюсь по одномандатному Барабинскому 124 округу.
А. ВОРОБЬЕВ: Позвольте я задам вопрос, и ответ на него мы все услышим через 5 минут после новостей и рекламы на наших волнах. В чем принципиальное отличие между Харитоновым и Зюгановым?
НОВОСТИ
А. ВОРОБЬЕВ: Какими ключевыми моментами отличается ваша, Николай Михайлович, предвыборная кампания от той программной кампании и программных тезисов, которые заявлял Геннадий Зюганов на выборах в 2000 году?
Н. ХАРИТОНОВ: По большому счету и 2000 год, и выборы в Госдуму, и моя сегодняшняя программа практически одно из другого вытекает, с поправкой на текущий момент, на время. Я как крестьянский сын, как председатель Агропромсоюза, помимо прочего, уставных программных разработок, добавляю больше внимания и предполагаю в случае избрания меня населением Президентом основным государственным приоритетом делать агропромышленный комплекс, продовольственную безопасность страны. Страна должна сама себя кормить. На второе место ставлю военно-промышленный комплекс, науку. Но вы понимаете, любая страна не может без населения жить. Значит, должна быть социальная программа — защита детства, материнства.
А. ВОРОБЬЕВ: Сегодня в теледебатах вы говорили ведь о медицинском аспекте, о медицинском обслуживании.
Н. ХАРИТОНОВ: Это был ответ на вопрос, заданный врачом скорой помощи. Он прямо сказал, Николай Михайлович, сутками не сплю, зарплата минимальная, что сделаете вы в случае избрания президентом. Я верну бесплатное здравоохранение народу. Не будет такого позорного явления, когда каждый со своим ночным горшком, подушкой, с ложками, поварешкой идет в больницу.
А. ВОРОБЬЕВ: Иными словами, бесплатное медицинское обслуживание, национализация и фактически, можно ли ожидать более жесткой позиции России, в случае вашего избрания на пост президента, в отношении США?
Н. ХАРИТОНОВ: Американцы как-то сказали в лице своего президента, мы позволим России быть державой, но властелином суть мира, монополией в мировом масштабе останутся только США. Это заявил Буш. Они нам позволили, России, стать державой. А на самом деле единственным на сегодня монополистом в решении любых вопросов в мировом масштабе остались на долгое время, и пока остаются, я думаю, не скоро мы их сможем подровнять вместе с собой, США. И они это доказывают.
А. ВОРОБЬЕВ: Есть ли у вас доказательства того, или поправьте меня, пожалуйста, если я неверно вас понял, но мне кажется, что в первой части беседы вы сказали о том, что США опосредованно, быть может, финансируют терроризм на Северном Кавказе. Так ли это, есть ли у вас документальные доказательства этого?
Н. ХАРИТОНОВ: Документального нет, но я вам скажу, что те фрагменты, когда в ущельях Северного Кавказа всевозможные арабские наемники с большими мешками денег приходят, выполняют заказ практически, и держат в стабилизации наше южное подбрюшье через Северный Кавказ, тогда когда сегодня американцы, блок НАТО возглавляя, нас в своих объятиях, если вы вспомните, представьте по периметру границу Российской Федерации, нас «плотненько» уже сегодня «обкладывают» и обнимают своими военными базами, своим присутствием, это говорит о том, что фитиль в горящем состоянии на Северном Кавказе, не исключено, что поддерживают и они.
А. ВОРОБЬЕВ: Я попытался суммировать наблюдения аналитиков, то, что пишут в Интернете о предвыборной кампании каждого из кандидатов, согласно обобщенным данным, вы фактически занимаете чуть ли не последнюю строчку в активности этой избирательной кампании. Вы все больше говорили, во всяком случае, изначально о том, что озабочены финансированием этой предвыборной кампании, да? И поэтому аналитики поставили вас едва ли не на последнюю позицию. Как с финансированием сейчас?
Н. ХАРИТОНОВ: Те аналитики, которые выводят на первое место определенных лиц, не могут сегодня заработать на мне, поэтому не могут меня поставить на первое место, хотя, на самом деле, реальная позиция такова, что мы на равных сегодня боремся с Путиным. Я проехал 3 больших региона. Это зерносеющий регион — Алтайский край, Новосибирская область, наукоград — Томская область. Очень жаль, что ни телевидение, ни электронные СМИ никак не показали, чтобы убедиться воочию, какова поддержка моя в этих регионах, о чем говорят на собраниях, на встречах, какие принимают резолюции. Поэтому последнее место, в деревне говорят, кур по осени считают. Давайте доживем до итогов избирательной кампании 14 марта, и посмотрим на результаты аналитики.
А. ВОРОБЬЕВ: Оценивался не ваш потенциальный результат, который вы покажете на президентских выборах, а активность кампании.
Н. ХАРИТОНОВ: Как раз еще ни один, в том числе и кандидат в президенты Путин, не посетил территорию, а я за короткий промежуток уже 3 региона РФ посетил, я назвал, провел там встречи, и не одну.
А. ВОРОБЬЕВ: Скажите, Геннадий Зюганов неделю назад был у нас в эфире, он не исключал того, что вы могли бы снять свою кандидатуру с президентской гонки в случае, если президент Путин откажется от теледебатов. Итак, президент Путин отказался от теледебатов, вы в них участвуете. Ваша позиция не изменилась? Вы примете любое решение партии?
Н. ХАРИТОНОВ: Как председатель партии Геннадий Андреевич Зюганов вправе рассуждать вслух, какие могут быть действия со стороны компартии, которая выдвинула своим кандидатом в президенты меня, он отвечает как председатель партии и за партию, и за выборы, в том числе и за итоги выборов, поэтому партия, в том числе и он, как председатель, оставляет за собой право мое дальнейшее участие или неучастие в избирательной кампании при условии, если не будет информационной блокады. Сегодня Путин, он же президент и он же кандидат в президенты, с утра пораньше в каждую деревенскую избу и городскую квартиру входит по всем телеканалам в виде новостных передач, утром входит, а вечером выходит. У меня такой возможности нет. А вот если бы он участвовал в теледебатах, господин Путин, то я считаю, любой кандидат, в том числе и он, в период избирательной кампании уязвимый. Поэтому он уклоняется от теледебатов, либо знает заведомо результат итогов выборов, либо нет аргументов, с которыми можно было бы поспорить. Но мы же знаем, что, если мы развернем нашу Конституцию, там же четко написано, Россия — светское, демократическое, правовое государство. Открытые, доступные теледебаты, как бы создавая выбор своим избирателям, это обязательная запись в Конституции любой демократической страны, в том числе и США, на что порой Путин кивает головой, и мы пытаемся подражать то Европе, то Америке, а этот атрибут демократии мы игнорируем. И в то же время Кремль ломает головушку, а вот придут-не придут избиратели на выборы. А вот участие президента и кандидата в президенты Путина добавило бы интриги, глядишь бы, народ бы сделал правильный выбор, глядя на теледебаты.
А. ВОРОБЬЕВ: У нас не так много времени остается до конца эфира. Я лишь хотел спросить вас, можете ли вы в цифрах оценить свой результат?
Н. ХАРИТОНОВ: 7 декабря на моем избирательном округе, Барабинском, 124 за меня проголосовало как депутата Госдумы, а там 500 тыс. избирателей, 56,4%. Меня выдвинула Компартия РФ на пост президента РФ. В период избирательной кампании, а я был в головной части избирательного объединения, коммунисты-патриоты-аграрии, мы набрали без малого 13%. Для себя и для моих друзей-товарищей я постоянно повторяю, говоря, все, что будет менее 12,9%, это будет результат нежелаемый.
А. ВОРОБЬЕВ: То есть, полный провал?
Н. ХАРИТОНОВ: Полного провала не может быть. Само участие говорит о том, что партия сильна. Партия имеет кадровый потенциал, само участие. Что сделаешь, будем бороться до конца.
А. ВОРОБЬЕВ: Секунды у нас буквально до конца эфира, не могу не спросить. Отказ Ивана Рыбкина от участия в дебатах вы могли бы как-нибудь прокомментировать?
Н. ХАРИТОНОВ: Мне думается, после известного его заявления-обращения к населению, к патриотам, к военным, к гражданским, когда он назвал, что Владимир Путин сегодня самый крупный олигарх РФ и не имеет морального права быть руководителем РФ, не исключаю, что с ним, может быть, в течение этих дней, когда он отсутствовал дома и на работе, может быть, кто-то специально побеседовал, дабы понять, что рупором Березовского небезопасно быть в РФ, не исключаю и этот вариант.
А. ВОРОБЬЕВ: Это мнение Николая Харитонова. Николай Михайлович, благодарим вас, удачи вам в президентской гонке.
Н. ХАРИТОНОВ: Ваш голос 14 марта будет решающим в моей победе.
А. ВОРОБЬЕВ: Благодарю вас, Николай Харитонов, кандидат в президенты от КПРФ.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире