'Вопросы к интервью
26 июля 2019
Z Интервью Все выпуски

Книжная кухня: Нынешняя Россия — Арканар или Град обреченный? Часть 2


Время выхода в эфир: 26 июля 2019, 12:06

Н.Дельгядо Здравствуйте, С вами Наташа Дельгядо, и мы на «Книжной кухне». Сегодня в студии депутат законодательного собрания, публицист, журналист, писатель Борис Вишневский. Здравствуйте, Борис Лазаревич.

Б.Вишневский Добрый день

Н.Дельгядо Роальд Мандельштам вряд ли имел какую-то справку о том, что он был писателем или есть писатель. И Довлатов вряд ли был членом союза писателей.

Б.Вишневский Но это не помешало все -таки установить мемориальную доску на доме 23 по улице Рубинштейна, где жил Довлатов,и поставить памятник. Кстати, насчёт от Пушкина меня терзают смутные сомнения.Не было в те времена никаких союзов писателей. Кто же справку— то решится дать, что Александр Сергеевич был поэт? С Толстым тоже проблема: он же был граф, землевладелец, военный отставной. Кто-ж справку даст, что он был писатель? Могут дать справку, что был на каторге, а что писатель — кто возьмет на себя такую ответственность? Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Потому что, конечно, история со справкой писателю Борису Стругацкому — это пример бюрократического идиотизма, к счастью, легко преодолеваемого. Справку дали, выписали в союзе писателей, долго смеялись

Н.Дельгядо И теперь мемориальная доска будет?

Б.Вишневский Да, сейчас будет запущен процесс изготовления, уже есть эскиз, есть скульптор. Я надеюсь, что доска эта в ближайшие месяцы появится. Просто очень длинный, такой бюрократический, процесс согласования. Потом правительство города, градостроительный совет, куча инстанций, которые решают, достоин или недостоин тот или иной великий человек, установки ему мемориальной доски. Хотя на самом деле, рядом с домом где жил Борис Натанович — это дом 4 по улице Победы, еще пять лет назад по моей инициативе назвали площадь. Теперь она называется площадь Братьев Стругацких. Единственная в стране и в мире, названная именем великих писателей. Это на пересечении Московского проспекта и Фрунзе— улица Победы. Причем, такое известное место, очень красивое. И, кстати, справок не просили, о том, что братья Стругацкие были писатели. Видимо, предыдущее правительство города было немножко более образованным в этой части. Но, что делать, если у нас сегодня такие люди руководят городской властью? Видимо подчинённые берут с них пример.

Н.Дельгядо Эта история войдёт в следующую книгу?

Б.Вишневский Без сомнения! Она просто знаковая, напрашивается. Кстати, могу сказать, что распространение этой истории оказалась необычайно широким. Мне за комментариями даже звонили те средства массовой информации, которым запрещено обо мне упоминать.

Н.Дельгядо А какие ещё статьи, которые уже сейчас существуют в эту книгу войдут? Я думаю, что выборы в Мосгордуму.

Б.Вишневский Наверняка, но только знаете, вот сейчас многие интересуются выборами в Мосгордуму, а в нашем городе происходит ровно тоже самое. Я вижу огромное сходство в этих процессах, и огромное сходство в том, что и в Москве и в Петербурге, на протяжении последних пару месяцев, по сути дела, происходит открытое преступление. Преступление, которое полностью подпадает под 141 статью Уголовного кодекса, которая называется «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав граждан».

Гражданам мешают реализовать их избирательное право. Им не дают проголосовать за тех кандидатов, за которых они бы хотели, их лишают реального выбора. На губернаторских выборах в Петербурге я был один из тех, кто пытался добиться участия в них, но получить это право не смог. Потому что, подтвердить поддержку граждан, я был должен с помощью подписей депутатов муниципальных советов от «Единой России» . Члены партии «Единой России» не захотели допускать меня на выборы губернатора, чтобы я их не выиграл у их кандидата Александра Беглова. Но это же абсурд, когда депутаты от одной партии решают, будет ли участвовать в выборах кандидат от другой партии, находящийся к ним в оппозиции.

В массовом порядке сейчас снимают с муниципальных выборов и моих коллег из «Яблока» — кандидатов в муниципальные депутаты, и других оппозиционных кандидатов, по совершенно абсурдным, вздорным, вымышленным, незаконным предлогам. Об этом всем уже написаны статьи для новой газеты, блоги для «Эховского”сайта. Видимо, будут ещё. Что касается московских выборов, хочу сказать, что происходящее там сегодня — это полная реплика того, что.было в Петербурге 12 лет назад. Потому что 12 лет назад, список «Яблока», в который я тоже входил, был не допущен к выборам законодательного собрания Санкт-Петербурга.

Ровно под теми же предлогами, что сейчас не допускают оппозиционных кандидатов в Мосгордуму. И от «Яблока», и от команды Гудкова, и от команды Навального. Якобы, фальшивые подписи; якобы, не существует граждан, которые подписывались; якобы, неверные данные; якобы, не тот человек расписался. Все это построено на липовых справках, на липовых графологических экспертиза. И все невозможно было опровергнуть, потому что никакие возражения не принимались. Вплоть до того, что я помню как 12 лет назад люди приходили в избирательную комиссию, говорили, что подписывали за «Яблоко», а им отвечали, что ничего не знают и это не ваша подпись и у нас есть справка эксперта.

Ровно то же самое сегодня. Вот мой друг и учитель Виктор Леонидович Шейнис — один из авторов Российской Конституции — выяснил, что его подпись он сам подделывал. Его подпись за кандидата в депутаты Мосгордумы Елену Русакову. Андрей Заякин — один из создателей замечательного проекта «Диссернет», который разоблачает жуликов, списывающих диссертации, ворующих… Его подпись за Русакову тоже признали фальшивой. Это же полный бред! Но при этом никакие опровержения не признаются. Нужно просто все это отменять — не нужно, вообще, никаких подписей. Есть политическая партия, задача которой участвовать в выборах. Значит, она должна иметь право выдвигать кандидатов в депутаты, вообще без всяких лишних формальностей. Избиратели выясняют сами, надо за них голосовать, или не надо.

Сейчас огромное число людей в Москве и Петербурге, вдруг увидели, что их обманули. Лишают их выбора, тех, за кого которых голосовать хотят — отстраняют от выборов, и начинают возмущаться и просыпаться. Все-таки, постепенно, начинают понимать, что это у них воруют власть, источником которой они же и являются. Такого массового сознания не было 5-10-15 лет назад, когда подделали выборы, когда не регистрировали оппозиционных кандидатов. Сейчас, мне кажется, уровень недовольства значительно больше. И это связано еще и с тем, что поддержка власти резко упала, и именно, понимая, что честные выборы она неминуемо проиграет, власть пытается отстранить оппозиционных кандидатов от участия в них.
Тут можно найти прямые аналогии со Стругацкими, потому что в книгу Стругацкие никаких выборов никогда не описывали.

Н.Дельгядо Это, скорее, Кафка и Оруэлл.

Б.Вишневский Да, «1984», все эти «министерства правы», «внутренние партии», «двоемыслие». Вот это вот всё, скорее, отображает то, что мы сегодня наблюдаем. При этом, я абсолютно уверен, что Борис Натанович,конечно, поддерживал— бы нас на выборах. Он меня поддерживал на всех выборах, в которых я участвовал, и тут я не сомневался-бы, как он сегодня на это все реагировал.
Хотя реагировал -бы с помощью публичных выступлений, интервью, может каких-то статей коротких, но не с помощью книг. Потому что ( я хочу вернуться к их литературному творчеству) нет отдельно таких писателей: Аркадий Стругацкий и Борис Стругацкий — есть братья Стругацкие. Борис мне не раз об этом говорил, что он всю жизнь привык пилить двуручной пилой. И когда в 1991 году не стало Аркадия Натановича, Борис Натанович после этого написал всего две книги, но уже только под псевдонимом.

Н.Дельгядо Последняя его книга «Бессильные мира сего», она очень пессимистична. Мне кажется, что никаких надежд на развитие я не увидела там.

Б.Вишневский Его видение с годами поменялось. Это очень четко просматривается, если читать эти беседы, которые мы с ним записывали. Постепенно снижался вот этот градус исторического оптимизма. В начале, в середине, и даже в конце ещё 90-х, Борис Натанович гораздо более оптимистично смотрел на будущее. Потом, уже в путинские годы, оптимизма у него поубавилось, стало больше горечи. И он говорил мне, что, наверное, какие-то серьёзные изменения могут начаться только тогда, когда в элитах возникнет, условно говоря, идея новой перестройки.

Он когда-то приветствовал, конечно, перестройку. В середине 80-х говорил, что это было чудом и подарком истории, но предполагал, что что-то подобное может повториться. Кстати, я тут с ним согласен, потому что ощущение происходящего сегодня, очень мне напоминает то, что происходило три десятка лет назад. Когда власть всем обрыдла, когда её тотальная ложь, двоемыслие и лицемерие стали очевидны, как и то, что она не может решить никаких проблем, а только пытается тупо удержаться. И в конце концов, это все закончилось очень серьезными переменами в стране. Да, не во всем к лучшему, да, отнюдь не все надежды, которые мы тогда питали, сбылись. Я помню, какие надежды тогда были у нас, и надежды были в те же самые у Бориса Натановича, но всё может повториться. Как мне кажется — это неизбежно, потому что любой такой авторитарный, тоталитарный режим, он не вечен. Рано или поздно приходится уходить. Да, огрызаясь, иногда отстреливаясь и щелкая зубами, но уходить, потому что исторически он обречен.

Н.Дельгядо с нами был Борис Вишневский — депутат законодательного собрания, публицист, журналист, писатель. Мы говорили о книге «Не восторженный образ мысли», второе издание которой недавно вышло. Будем ждать новых книг Бориса Вишневского. Спасибо

Б.Вишневский Спасибо.

Н.Дельгядо Над программой работали : журналист — Татьяна Троянская, звукорежиссёр — Григорий Сидоров, и я, автор — Наташа Дельгядо. Всего доброго, читайте.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире