'Вопросы к интервью
19 июля 2019
Z Интервью Все выпуски

Книжная кухня: Нынешняя Россия — Арканар или Град обреченный?


Время выхода в эфир: 19 июля 2019, 12:06

Н. Дельгядо: Здравствуйте. С вами Наталья Дельгядо и мы на  «Книжной кухне». Сегодня в студии депутат законодательного собрания, публицист, журналист, писатель Борис Вишневский. Здравствуйте, Борис Лазаревич.

Б. Вишневский: Добрый день

Н. Дельгядо: Мы к сожалению, не успели поговорить о первом издании книги «Невосторженный образ мысли», как вот уже вышло второе издание этой книги. Сегодня наши программа, в основном, про эту книгу, но не только. Борис Лазаревич, вы действующий политик, вы общаетесь с аудиторией, вы общаетесь с вашими избирателями. Насколько такая форма, как книга( в общем нетрадиционная для политика, нетрадиционная для депутата), позволяет вам какую-то обратную связь получать от ваших избирателей, от аудитории.

Б. Вишневский: У  меня уже девятая книга и  большая часть из них — это сборники моих публикаций. Последняя чуть-чуть от этих отличаются тем, что в нее включено ещё несколько интервью, которые журналисты, в том числе с «Эха» брали у меня. Я преследую задачу не только собрать под одной обложкой какое-то количество наиболее важных, как я считаю своих статей, опубликованных в разных изданиях. В большей части это «Новая газета» или блог на сайте «Эхо Москвы», но и потом эти книги распространять, дарить друзьям и знакомым, дарить избирателям. Какая-то часть их продается, конечно, вот В «Книжной лавке писателей» продаётся эта книга. Там устраивали встречу с читателями большую, было очень интересно, как мне кажется. Для меня это важный очень способ коммуникации с гражданами, до которых я хочу донести свои мысли и сказать, что я думаю о происходящем у нас в городе, у нас в стране. Мне кажется что это очень важно. Не только общаться с ними на депутатских приемах, когда избиратели ко мне приходят попросить на улице, в магазине, в аптеке, в поликлинике, общественном транспорте. А я же «неправильный» депутат  — я  не пользуюсь специальной машиной, а езжу на метро, на автобусе. И одно дело — устное общение с людьми, а другое дело — когда я стараюсь что-то написать, изложить свои мысли так, чтобы высказаться о какой-то проблеме. Мне всегда очень интересно, какое число людей читают эти статьи, пишет ответы, сколько людей читают те же блоги. Это помогает лучше понимать, что делать. Это способ обратной связи с гражданами и  с обществом

Н. Дельгядо: Предыдущие 9 книг, одна из них называлась «Хроники Арканара»— «Не восторженный образ мыслей», по названию по крайней мере, продолжает эту тему.

Б. Вишневский: Да, и называлась она не просто «Хроники Арканара», а  «Хроники возрожденного Арканара» и это, конечно прямая отсылка к моей любимой книге — повести «Трудно быть Богом» Аркадия и  Бориса Стругацких, где как раз, в  вымышленной стране Арканар были нужны не умные,а верные. Очень актуально звучит сегодня, правда? Когда за невосторженный образ мыслей давали по 5 розг, а  «лучшие» представители дворянства, спешившие радостно приветствовать новую власть и что-то от неё получить кричали, чтоб все слышали:” Как вольно дышится в  возрожденном Арканаре!”
К сожалению, в возрожденном Арканаре дышится не очень вольно, потому что ( и я об этом пишу достаточно много), очень много из происходящего у нас в городе, у нас в стране заставляет меня вспомнить как раз о мирах братьев Стругацких. То, что написано в книгах иногда прямо звучит как написанное сегодня. Знаменитая фраза, что нам умные не надо, надо -верные или “ Там, где торжествует серость, к власти всегда приходят черные.

Н. Дельгядо: Возможно все это время, в течение которого вы писали свои статьи, мы жили в мирах братьев Стругацких .Но это были разные миры. Как по-вашему, какова была динамика?

Б. Вишневский: Одна из статей, которые вошли как раз в книгу, она этой динамике посвящена. Не только статья — это ещё тема моией публичнной лекции, с которой я  постоянно выступаю. Мы когда-то с Борисом Стругацким обсуждали, в мире какой же из его книг мы живём сейчас и  в мире каких книг Стругацких хотели бы жить бы сами авторы. Известно, что сами они, конечно, хотели жить в мире «Полудня», победившего коммунизма, в  «Малыше», в «Далекой радуге, но этот мир не реализовался, к сожалению. Хотя так как он описан — это совсем не тот коммунизм, которому нас учили в школе когда-то. Это, действительно, общественный строй при котором человек свободен, при котором развитие науки обеспечивает все насущные нужды человечества, а  главным вопросом остается неудовлетворенная страсть к познанию. Я бы тоже с удовольствием бы жил в этом мире «Полудня», но он, как известно, не случился. Вместо коммунизма, обещанного к 1980 году, в Советском Союзе объявили Олимпийские игры, и  видимо всё-таки  в ближайшее время он не будет реализован. Хотя по хронологии мы уже должны были, ну почти, в нем уже жить .
Начале девяностых годов, мы говорили об этом с Борисом Натановичем, мы оказались в экономической реформе, в мире повести «Хищные вещи века», в  мире общества потребления, нормального капитализма. Повесть писалась как антиутопия, но потом, увидев это вокруг, он сказал, что они с братом поняли, что этот мир, в  общем не так уж и плох. По крайней мере человек свободен и никто ему не мешает. И можно реализовывать как свои хорошие наклонности, так и не лучшие. Ты сам выбираешь свой путь. Если бы мы остались в этом мире, то это было бы и не  неплохо. Потом, постепенно, мы  перешли в мир «Града обреченного», где возражать начальству было ещё можно, но уже не выгодно. Потом в мир «Гадких лебедей», где самым храбрым поступком героя этой повести, после того как он  в войну дрался с тремя танками сразу, стало то, что он демонстративно достал носовой платок и вытер щеку, на которую попала слюна президента, брызгающего ей, обходя строй и производящего очередные речи. Но потом мы попали уже в «Обитаемый остров», в котором сейчас живём, к сожалению. Когда башни излучатели включены 24 часа в сутки на полную мощность, и вытравляют у людей способность к критическому анализу действительности, превращая человека мыслящего и думающего, по сути дела, в зомби. Ну и плюс к этому ещё «Трудно быть богом», где торжествует серость и правят чёрные, и невозможно надеяться на то, что кто-то с другой планеты вместо нас справится, исправит ситуацию, выйдет карать негодяев и преступников. Мы должны справиться сами

Н. Дельгядо: Как вы видите дальнейшее развитие? Если попробовать представить себе, как могла бы называться ваша следующая книга через пару лет?

Б. Вишневский: Конечно, мне бы хотелось чтобы следующая книга называлась бы «Воспоминания об  Арканаре», но я не уверен, что в ближайшие пару лет мы сумеем из него вырваться. Хотя я делаю для этого со  своими коллегами все возможное. Чтобы изменилось общество, чтобы изменилась система, чтобы не было такого неуважения к человеку, чтобы не было власти серых и черных, чтобы никогда не восторжествовал невосторженный образ мыслей. И всё для того, чтобы нужны были именно умные, а не верные. Это очень долгий путь, сложный и  тяжёлый, потому что справляться приходится самим, без помощи разведчиков -прогрессоров с другой планеты. Я надеюсь, конечно, дожить до тех времен, когда этот сегодняшний «Возрождённый Арканар» станет страшным воспоминанием об преодоленном прошлом, но для этого надо прилагать много усилий.

Н. Дельгядо: Выхорошо знали Бориса Натановича Стругацкого, написали большую книгу под названием «Двойная звезда» — такое растянутое на 20 лет интервью.

Б. Вишневский: Там не только интервью. Там много биографических материалов, там уникальные фотографии, эссе небольшие мои о 10 лучших, с моей точки зрения, книгах Братьев Стругацких. Там очень интересная переписка с Михаилом Ходорковским, который тогда ещё сидел. Там не только интервью. Хотя интервью, конечно, с моей точки зрения, самая интересная часть просто потому, что это позволило сохранить мысли и рассуждения Бориса Натановича для потомков. Его читателей, его учеников, вообще всех, кто вырос в мирах братьев Стругацких.

Н. Дельгядо: Я хотела спросить вас, как человека который хорошо знал Бориса Стругацкого. Как вы думаете, как бы он реагировал на происходящее вокруг? Вот например, на новость, которую я увидела вчера, что наконец-то Вы получили справку о том, что Стругацкие были писателями, необходимую для установки мемориальной доски.

Б. Вишневский: Я думаю, что вообще на происходящее сейчас, он реагировал -бы примерно так же как я. Он  был убежденным либералом, убежденным антифашистом, он не терпел серость, не терпел хамство, не терпел жлобство, был убежденным демократом. Лет десять с  небольшим назад, я помню, у него спросил, о  чём бы он разговаривал, если бы пришлось попасть на  прием к Владимиру Путину? Он сказал: ” Ни о чем». Нет у него общих тем для разговора с  президентом.
А на историю со справкой, я  думаю, что Борис Натанович немедленно откликнулся бы воспоминаниями или о «Сказке о тройке» — фактически оттуда, по-моему, эта история. Или вспомнил бы  «Мастера и Маргариту» или процесс Иосифа Бродского, который справки не имел, поэтому признан был тунеядцем. Это такая ожившая фантасмагория. Мне, конечно странно немножко, что комитет по культуре в  нашем славном городе, требует документальное подтверждение. Как они говорят:” Во  избежание ошибок и неточностей”, что Борис Натанович Стругацкий был писателем. В энциклопедию взгляните,или в магазин книжный зайдите, если книг не читали.

Н. Дельгядо: Борис Вишневский  — депутат законодательного собрания, публицист, журналист, писатель, был у нас в гостях. Мы говорили о книге «Не восторженный образ мыслей», второе издание которой недавно вышло. Будем ждать новых книг Бориса Вишневского.

Б. Вишневский: Спасибо

Н. Дельгядо: Над программой работали: журналист — Татьяна Троянская, звукорежиссер — Григорий Сидоров, и я, автор — Наташа Дельгядо. Всего доброго, читайте.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире