'Вопросы к интервью

С. Кагермазов: 1607 в Петербурге. Здравствуйте. Меня зовут Сергей Кагермазов. Это программа «Петербург. Воскресенье». И сегодня мы обсуждаем промежуточные итоги общественного расследования разгона Первомая 2019 года в нашем городе. У нас в гостях член Совета по правам человека при Президенте Российской Федерации Наталия Евдокимова. Здравствуйте.

Н. Евдокимова Добрый вечер.

С. Кагермазов Правозащитник Динар Идрисов. Приветствую вас.

Д. Идрисов Добрый вечер.

С. Кагермазов И социолог Владимир Костюшев. Здравствуйте, Владимир.

В. Костюшев Здравствуй.

С. Кагермазов Итак, общественное расследование длилось месяц после тех событий на Невском проспекте, о которых мы не раз вам рассказывали. И теперь мы обсудим, возможно ли что-то узнать: кто был прав, кто виноват и даст ли это расследование хоть что-нибудь, чтобы наказать виновных в разгоне демонстрации. Один суд, Куйбышевский районный, недавно заявил, что это именно полиция остановила демократическую колонну. Про-властные СМИ и про-властные люди говорят, что это оппозиция устроила саботаж Первого мая и сорвала людям праздник. Что же на самом деле происходит и что это было за расследование, поговорим сегодня. Пишите нам, пожалуйста, на Youtube, идёт прямая трансляция. Также работает наш телефон для СМС-сообщений 8 931 291 58 00. Если у вас есть вопросы, присылайте их нам, обязательно зададим нашим гостям.

Что же, мой первый вопрос: что это за расследование, что это за формат такой? Потому что, наверное, почти никто не знает, как это ведётся и для чего это нужно. Прошу, кто начнёт? Наталья Леонидовна?

Н. Евдокимова Давайте я начну. Формат это… Совсем не Следственный комитет это ведёт, это ведут люди, которые либо непосредственно в этом участвовали, либо заинтересованы в том, чтобы, не искажая событий, выяснить, что же всё-таки произошло, либо… От властных структур у нас только один депутат Законодательного собрания, поэтому я про властные структуры не знаю, что они при этом думают.

Подобный опыт уже есть в Российской Федерации. Если вы помните Болотную, на которой, в общем-то, канва была примерно та же: было согласованное совершенно событие, мероприятие; затем внутри него вдруг что-то такое произошло, что людей стали задерживать и обвинять их в проведении некого несогласованного мероприятия. Вот и здесь то же. Слава богу, Первое мая. Правда, был уже один эпизод у нас в Санкт-Петербурге, когда Первомайскую демократическую колонну почему-то не согласовали, нас заперли около ТЮЗа, и мы там около часа ждали, пока колонны разойдутся. И там под мою ответственность всех отпустили, и мы прошли по Невскому – не по улице, а по тротуару.

Но сейчас всё было согласовано. Вы понимаете, это ведь такая заманка: если всё согласовано, то люди, совершенно не опасаясь, идут выражать своё мнение, идут писать плакаты, идут готовить лозунги, и это не возбраняется. И вдруг – пожалуйте вам: в середине санкционированного шествия вдруг несанкционированный митинг. Что это такое? А почему ещё мы этим заинтересовались: ведь в чём есть опасность? Вот тебе согласовали шествие, и вдруг посреди него есть какая-то задержка. Потом тебя же и обвиняют! Что ты остановился, продолжая произносить лозунги и неся плакаты. И это что, несогласованное мероприятие уже теперь, митинг? Вот в этом, вообще говоря, опасность, и мы решили, наконец, всё-таки не первый раз такие вещи случаются, разобраться.

Как вы сказали, кто прав и кто виноват — мы пока не можем сказать, но хотя бы мы можем опросить большое количество людей, которые либо принимали участие в самом мероприятии, либо его готовили, либо были задержаны ещё до мероприятия. Всё-таки что произошло? Потому что, когда оценка идёт таким разным способом от тех, так сказать, оппозиционеров – в кавычках, я бы сказала, потому что там люди-то всякие были – которые принимали участие в этом мероприятии и тех, которые потом их задерживали, писали на них протоколы, привлекали их к административной ответственности, засуживали. Так сказать, люди понесли наказание. Вот в чём была большая проблема для нас, и чем мы решили заняться.

Для этого мы собрали, как мы её назвали потом, «Комиссию по общественному расследованию». Привлекли в неё как представителей нашего Правозащитного совета Санкт-Петербурга, так и представителей граждан активных, которые не входят в Правозащитный совет. Из Правозащитного совета наиболее активно работали два наших адвоката, Леонид Крикун и Максима Камакин; Евгения Литвинова, журналистка, тоже член Правозащитного совета; и из тех, кого мы привлекли, Татьяна Дорутина, тоже член Правозащитного совета. И каждый занимался своей деятельностью.

Кроме того, закоперщиком этого дела и, собственно говоря, вдохновителем методологии, по которой мы работали, был Костюшев Владимир Владимирович, учёный, социолог. Потому что, действительно, за что хвататься изначально, мы просто не взяли. То есть, вся структура была им составлена, он сейчас об этом расскажет. В чём трудности? Мы все очень разные. Мы все заняты либо на своих работах, либо в какой-то другой общественной работе. И собрать вот эту вот группу целиком было очень сложно.

С. Кагермазов Сколько человек в группе?

Н. Евдокимова У нас было где-то около 12 человек, членов нашей команды. Кто-то онлайн списывался и давал свои материалы, кто-то участвовал, так сказать, офлайн, в личку, что называется, в заседаниях. Это было всегда лучше, потому что мы могли обсудить прямо явно, лицом к лицу, что мы хотим сделать, в чём наши недостатки, какие мы видим сложности и так далее. Это всегда очень удобно. На настоящий момент достаточно много материала собрано. Владимир Владимирович сейчас расскажет особо о тех людях, которых он опрашивал, а Динар, собственно говоря, о тех судах, в которых он принимал участие.

Что я хочу сказать, в чём сейчас, с моей точки зрения, сложность. Вот когда уже достаточно большое количество накопленной информации, её нужно собирать. Написана она в совершенно разном духе. Где-то написана, где-то просто сказана, есть просто ссылки на средства массовой информации. Мы получили, благодаря Александру Владимировичу Шишлову, уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге, ответы от органов власти и от правоохранительных органов в том числе, и от Следственного комитета, и даже от уполномоченной по правам человека в Российской Федерации…

С. Кагермазов Он направлял запросы, да? Для помощи.

Н. Евдокимова Он направлял запросы, да, и ему на это отвечали легче, чем если бы мы это делали от общественности, потому что там обязаны ему отвечать в короткий срок. Мы всё это получили, мы совершенно чётко увидели, что всё, что пришло от органов власти, написано как будто одним человеком: та же фактура, те же слова, те же описаны события и так же они описаны. То есть, мы хотели и думали, что нам удастся как-то посмотреть, что там, с той стороны, смотрят по-разному, но не получилось. Все смотрят с одной точки зрения, и никто, к сожалению, не хочет в это углубляться.

Таким образом, мы получили информацию с той стороны, но использовать её сложно. Мы можем просто констатировать, что та сторона говорит о том, что были нарушены законы, все люди, которые были задержаны, совершили правонарушения административные. Хотя вот суды у нас теперь не все едины, что меня радует. Итак, есть промежуточные итоги, и есть собранный материал. С моей точки зрения, сейчас начинается не менее сложный этап его обработки и собирания информации в некий отдельный документ, который будет называться докладом Правозащитного совета.

С. Кагермазов Спасибо, Наталья Леонидовна. Перейдём тогда, Владимир Владимирович, к методике: как это всё делалось, как проходило расследование?

В. Костюшев Да, Сергей. Это очень важный вопрос. В дополнение к тому, что сказала Наталья Евдокимова, я три простых слова добавлю. 1 мая в нашем городе случилась мощная социальная и политическая аномалия, которая взбудоражила всю общественность. Совершенно непонятное событие, когда люди, граждане вышли на Первомайское традиционное шествие и были разогнаны, задержаны, некоторые получили удары дубинкой и так далее, начались судебные процессы. Аномалия – я это слово подчеркну.

Добавлю второе слово: прецедент. В истории города — Ленинграда, Петербурга — ничего подобного не было. Это прецедент абсолютный. Для справедливости всем напомню, что в Москве в 1993 году была разогнана Первомайская демонстрация. Более того, там были жертвы. До сих пор количество их неизвестно. В Петербурге это первый случай подобного ряда. Это прецедент – я это подчеркну.

И третий прецедент, о чём Наталья Леонидовна сказала – это само общественное расследование. Понимаете, мы все, и я в том числе, уже много лет через социальные сети выражаем свой гнев, негодование, недовольство очень многими явлениями современной российской политики. И вот эта идея перевести недовольство сетей в формат общественного расследования – совершенно другой уровень общественного контроля за действиями властных институтов.

С. Кагермазов Владимир Владимирович, как же он проходил, чтобы перейти к этой части…?

В. Костюшев Не один месяц, а два месяца…

С. Кагермазов Даже два.

В. Костюшев …уже работает комиссия, о чём Наташа очень подробно рассказала. И важна, согласитесь, методология. И важна, я подчеркну это специально, социология, потому что есть мощная, более 50 лет социология, социологические исследования социального протеста в разных культурах, в разных странах и в России, кстати, в том числе. В рамках этой методологии, не буду подробностей объяснять…

С. Кагермазов Я прошу прощения, сразу же наши слушатели спрашивают…

В. Костюшев Перехожу к методике. Мы выделили одно событие…

С. Кагермазов Владимир Владимирович, искали ли полицейских? Вот например, напавший на Александра Шуршева, начальника штаба Навального, набросившийся на него во время этой Первомайской демонстрации…

В. Костюшев Имя его известно.

Д. Идрисов Было с самого начала практически НРЗБ

В. Костюшев Это известно, тут нет никаких тайн. Эта информация совсем даже не расследовательская, она очень легко добывается. Мы это давно знаем, имена всех ответственных: и администрации города, и полицейских начальников, и конкретных рядовых полицейских, совершивших силовые неправовые действия.

С. Кагермазов Мы же можем назвать несколько важных?

В. Костюшев Вы знаете, я сначала о методологии. По-моему, наши радиослушатели должны это услышать.

С. Кагермазов 9 минут.

В. Костюшев 1 минута.

С. Кагермазов Отлично.

В. Костюшев Какова структура, так сказать, сюжетная линия основная расследования? Понимаете, есть одно событие, мы его условно называем «разгон шествия Первого мая», которое включает в себя, как минимум, от 15 до 20 ситуаций, которые требуют изучения подробного. В каждой ситуации от 5 до 50 эпизодов. Арифметика простая. В итоге мы обязаны описать около 300 эпизодов, связанных с этим событием. Понятное дело, Сергей, в докладе будут представлены типичные ситуации, типичные эпизоды.

И в рамках этого дела проводятся интервью с участниками шествия, проведена фокус-группа с участниками шествия, проводится анализ фото— и видеоматериалов – это называется, вообще-то, визуальная социология; проводится анализ плакатов, баннеров, лозунгов. И, в частности, ситуация цензуры плакатов при сборе участников шествия на Лиговском проспекте.

С. Кагермазов Это было, говорю, как свидетель, да.

В. Костюшев И так далее. Позвольте не перечислять все 20 ситуаций.

С. Кагермазов Основные, да.

В. Костюшев Подчеркну ещё одно обстоятельство. Что мы хотим сделать? Мы хотим понять, как сказала Наталья Леонидовна, что случилось. Дать определение этой аномалии. Во-вторых, понятен вопрос, кто ответственен за эту аномалию. Динар, передаю тебе мячик.

Д. Идрисов Спасибо, Владимир.

С. Кагермазов Динар Идрисов, правозащитник.

Д. Идрисов Спасибо, Сергей. Во-первых, я бы отметил, что общественное расследование именно продолжается. И накануне, проведя в «Открытом пространстве» презентацию проекта, мы обратились к общественности города с призывом присоединяться к этому общественному расследованию своими навыками, своими наблюдениями, источниками.

С. Кагермазов Как это можно сделать?

Д. Идрисов У Правозащитного совета есть свои информационные ресурсы, их несложно найти, в том числе в сети Facebook. Там опубликованы контакты, по которым можно направить ссылки на имеющиеся личные видеоматериалы, фотографии, отправить свои какие-то предложения. В том числе прийти на очередное заседание рабочее комиссии, где мы с удовольствием заслушаем. Кроме того, Владимир Владимирович сказал, что одной из основ расследования…

С. Кагермазов Когда будет следующее заседание, сразу же вопрос? Когда можно прийти и засвидетельствовать что-нибудь?

Н. Евдокимова Давайте во вторник проведём следующее заседание. Я вот это говорю вслух, но у нас Владимир Владимирович должен поучаствовать, а потом ехать на дачу.

С. Кагермазов Хорошо.

Д. Идрисов А время сразу, Наталья Леонидовна?

Н. Евдокимова В 18 часов. Гагаринская, дом 6А, третий этаж.

В. Костюшев Я у жены спрошу разрешения.

Д. Идрисов Да, пожалуйста, если кто-то хочет прийти очно и предложить свою помощь в очень тяжёлой, на самом деле, работе, потому что объём собранных материалов на данный этап уже достаточно существенный, и я думаю, что этот объём будет расти. Но я всё-таки…

Н. Евдокимова Я прошу прощения, я Динара на секундочку перебью. Например, к нам присоединилась совершенно неожиданно ... и взяла на себя огромную часть работы анализа, обработки и предоставления всем.

В. Костюшев Социальные карты.

Н. Евдокимова То есть, совершенно… Она не была изначально членом нашей комиссии. Я читала лекцию по правам человека молодёжи, и вот она сама подошла, сказала: «Хочу помочь».

Д. Идрисов Да, ... – молодой юрист. Её участие в рабочей группе комиссии сейчас очень важно. В частности, Оля занимается тем, что досконально восстанавливает хронологию событий посредством видеозаписей почти более чем со 100 камер видеонаблюдения, которые были получены из Городского мониторингового центра Санкт-Петербурга: камер с Лиговского проспекта, площади Восстания, Невского проспекта. Это очень важно, потому что, если вспомнить события, то мы с тобой, Серёжа, столкнулись лично на Лиговском проспекте ещё до того, как началось шествие, и, переглянувшись, задали друг другу вопрос: «А что же здесь происходит? Почему шествию не дают идти?»

С. Кагермазов Да, было такое. Владимир…

В. Костюшев Я видел на видео вашу беседу, Динара и Сергея. Вы знаете, я ещё раз поддержу эту тему. Комиссия большая, состоит из уважаемых и пожилых людей. Я в эфире говорю благодарность ... за социальную карту, которую она сделала, задержаний поминутных. Я хочу обратить внимание, что в подготовке этого документа, он будет продолжаться обязательно, использованы интервью, которые дали нам задержанные участники шествия. Они расписали, иногда даже по секундам…

С. Кагермазов Сколько примерно этих интервью?

В. Костюшев В настоящее время у меня в архиве 30 интервью. По данным ГУВД – 57 задержанных, по данным «ОВД-Инфо», известных, наверное, многим – 69 задержанных. Я хочу подчеркнуть, что точное число задержанных мы пока не знаем.

Н. Евдокимова Владимир Владимирович, надо подчеркнуть всё-таки роль Динара в этой ситуации…

В. Костюшев Да, само собой.

Н. Евдокимова …который получил полную информацию о прохождении этой колонны, связавшись с мониторинговым центром.

С. Кагермазов Да, да.

Н. Евдокимова И это замечательно, потому что это ему в судах помогает.

Д. Идрисов Это не помогает не только мне – и другим многочисленным общественным защитникам, адвокатам, тем, кто защищает так названных в материалах полиции «участников несанкционированного митинга».

С. Кагермазов Насколько просто было получить эту информацию.

Д. Идрисов А сейчас 55 дел об административных правонарушениях в отношении участников и 2 материала в отношении организаторов, которые были рассмотрены и по первой инстанции, и позднее Санкт-Петербургским городским судом. Это в отношении Александра Шуршева и Андрея Пивоварова, названных организаторами всего этого несанкционированного митинга внутри шествия. Но очень важно подчеркнуть: поскольку тема наша сегодня именно касается самого общественного расследования, то результат расследования – это не мнение моё личное, или мнение Владимира Костюшева, или уважаемой Натальи Леонидовны. Это некий консенсус, к которому придёт комиссия по анализу тех материалов, которые она соберёт.

И здесь не только, опять же, результаты опросов задержанных, но и результаты опросов тех, кто не был задержан, но чьи конституционные права на свободу собраний, очевидно, были нарушены. И здесь важно понять, почему Первомай вызвал столько энергии, и негативной, и позитивной, желания разобраться в том, что произошло. Во-первых, нужно, вспоминая наш с тобой диалог, задаться вопросом: «А что здесь происходит?» Крайние позиции сейчас такие, что власть утверждает, что был праздник трудящихся, который оппозиция…

С. Кагермазов Сорвала.

Д. Идрисов Сорвала! Испортила праздник. Есть и другая, крайняя позиция, которой придерживается оппозиция: она говорит о том, что это был заранее спланированный, спровоцированный разгон.

С. Кагермазов Провокация.

Д. Идрисов Здесь нужно отметить, что и точки зрения на то, что это вообще за мероприятие – Первомай. Потому что всё-таки, справедливости ради, Первомай зародился как день солидарности трудящихся в борьбе за свои права. Так вот, в общем-то, борясь за свои права, люди и пострадали 1 мая 2019 года.

С. Кагермазов Третьей точки зрения нет? У нас два полюса.

Д. Идрисов Это крайние позиции. Задача комиссии – учитывая и позиции с точки зрения оценки самого мероприятия, которое происходило, не говоря уже об оценке тех инцидентов, почти трёх десятков инцидентов, которые необходимо оценить. Это непростая задача, потому что, как я ещё раз подчёркиваю, важно прийти к консенсусу, потому что в составе комиссии люди тоже… Нельзя сказать, что с полярными политическими взглядами, но с разным опытом и с разным мнением относительно того, в какой ситуации находятся наши гражданские и политические права сегодня. Понятно, все признают, что демонтаж конституционных гарантий этих прав не продолжается, кто-то утверждает, что…

С. Кагермазов Спасибо, Динар. Мы сейчас будем вынуждены прерваться. Мы обсуждаем разгон Первомая в этом году на Невском проспекте. В студии участники общественного совета по расследованию этих событий. Меня зовут Сергей Кагермазов. Мы сейчас прервёмся на московские новости и продолжим. Оставайтесь с нами на Youtube.

ЗАСТАВКА

С. Кагермазов Здравствуйте. 16:34 в Петербурге. В эфире передача «Петербург. Воскресенье». Меня зовут Сергей Кагермазов. И сегодня мы обсуждаем промежуточные итоги общественного расследования разгона Первомайского шествия в нашем городе. У меня в гостях Наталия Евдокимова, член Совета по правам человека. Здравствуйте, Наталия, ещё раз.

Н. Евдокимова Добрый вечер.

С. Кагермазов Динар Идрисов, правозащитник. Динар, приветствую.

Д. Идрисов Привет, Серёжа.

С. Кагермазов И Владимир Костюшев, социолог. Рад приветствовать вас.

В. Костюшев Здравствуйте.

С. Кагермазов Итак, мы обсудили примерно методологию и вообще, что такое это общественное расследование. И сейчас, я думаю, перейдём, наверное, к тому, какие могут быть последствия возможные с той работой, которую проводит совет. Не отмахнётся ли власть от всего того, что вы представите?

Н. Евдокимова Во-первых, начнём с того, что мы его представим не только в Петербурге, но и в России. Сейчас, к сожалению, не состоялось, хотя должно было состояться заседание комиссии СПЧ, которую возглавляет Сванидзе Николай Карлович, как раз по свободе слова, демонстраций. Не состоялось – ну, там, видимо, какие-то причины были, не хочу сейчас в них углубляться. Но мы обязательно это заседание проведём. Даже если оно будет после выборов губернатора и муниципалов, нынешних, в сентябре, 8 сентября, мы его обязательно проведём, и это будет уже другой уровень. Потому что мои коллеги мне всё время говорят: «Что у вас в Петербурге? Нигде такого нет, как у вас». Просто, понимаете, стыдно за свой любимый город, в котором постоянно происходят вот такие вещи. Это первое.

Второе. Сам доклад, который мы собираемся послать как в правоохранительные органы, так и в органы государственной власти – наверное, муниципалам рано ещё посылать, они пока в этом участия не принимали…

С. Кагермазов Ну, муниципалы у нас… Такие какие-то. «Мунициплесень», как говорят некоторые депутаты. За исключением некоторых.

Н. Евдокимова Да. Но обязательно в органы власти и федеральные. Тем более что когда…

С. Кагермазов Ну и что? НРЗБ и что?

Н. Евдокимова И что? Мы надеемся на отклик. Пока у нас есть в СПЧ очень хороший доклад, который был подготовлен комиссией Сванидзе, где чётко были разобраны такие вещи, в том числе и, в первую очередь, в Петербурге. Было дано поручение этим заняться, и, во всяком случае, у нас есть основание для того, чтобы бить во все колокола. Понимаете, ведь мы понимаем, что мы не перепрыгнем через огромную стену. Вот я всё время придерживаюсь того принципа: «Делай, что должно, и будь, что будет».

С. Кагермазов Владимир Владимирович хочет дополнить.

Н. Евдокимова Да, конечно, пожалуйста.

В. Костюшев Знаете, что я лично считаю принципиально важным: доклад по общественному расследованию будет опубликован в социальных сетях и предназначен именно общественности и самому обществу. И в институты власти он попадёт без сомнения, мы постараемся. Включая администрацию президента, само собой. Но есть конкретные задачи, как я их вижу. Я изучил опыт общественных расследований в других странах. В России был опыт общественного расследования Ленского расстрела 1912 года.

С. Кагермазов Больше века прошло.

В. Костюшев Керенский возглавлял эту комиссию, между прочим, Александр Фёдорович, тот самый ещё тогда не известный адвокат. Так вот, первая, самая главная моральная и человеческая задача – устранение большой несправедливости. В социологии мы используем такое… Есть конкретная несправедливость, конкретный человек, а есть большая несправедливость. Устранение аномалии. Во-вторых, доклад может быть основанием для, в судебном порядке, отмены всех неправедных судебных решений. Всех!

С. Кагермазов Но это в идеальном мире, прошу прощения.

В. Костюшев Я живу в реальном мире. Я считаю, это будет очень правильно. Возможно. 8 случаев отказа рассмотрения дел Куйбышевским судом и другим судом…

Д. Идрисов Не отказа, прекращения.

В. Костюшев …Прекращения дела – это хороший звонок для всего судейского корпуса.

Н. Евдокимова К сожалению, не прецедент…

С. Кагермазов Не прецедентное право…

В. Костюшев Не прецедентное право.

Н. Евдокимова К сожалению, в данном случае.

В. Костюшев Это основание для пересмотра судебных дел и отмены неправедных приговоров, я вот так скажу, юридически более строго. Также, может быть, это самый главный результат – изменение законодательства, законодательных актов Петербурга, связанных с проведением публичных мероприятий. Пресловутой темы согласованности-несогласованности, заявительный принцип и так далее – это очень важный, ответственный для всей страны и для Петербурга вопрос. От изменения законодательства… Случаи общественных расследований, когда по результатам расследований изменялись законодательства стран, известны. Именно этот формат гражданского публичного расследования очень важен. Определение ответственности института власти: чиновников администрации Петербурга, полицейских институций города Петербурга…

Н. Евдокимова Судебных.

В. Костюшев …Судебных инстанций, абсолютно правильно. Я участвовал, был наблюдателем судебных процессов, как защитник Динар Идрисов защищал участников шествия, а судья – их было несколько, разные судебные процессы – за 5 минут принимал решение. Под кальку. И, в конечном счёте, вы знаете, неоднократно и Александр Шишлов, и Наталия Евдокимова, и многие коллеги Правозащитного совета обращают внимание на странную безнаказанность действий института власти. Поэтому вопрос об ответственности и проверке на профессиональную квалификацию чиновников, полицейских, судебного корпуса, на мой взгляд, абсолютно необходим.

С. Кагермазов Владимир Владимирович, хочу передать слово Динару, который провёл, наверное, не один месяц в судах и знает, как это работает. Вот это всё то, что вы сказали, хорошие слова – изменение законов, законодательства, пересмотр… Динар, вот ты с судьями на короткой ноге, я пошучу так. И что, это реально? Что говорит практика?

Д. Идрисов Во-первых, я, конечно, лично не испытываю каких-либо иллюзий относительно того, что изменится законодательство. Но куда страшнее влияет на нашу жизнь даже не законодательство, а правоприменительная практика, которая зачастую с законодательством мало чего имеет общего. И власть легко манипулирует полномочиями, превышая их, не признавая превышения своими отдельными институтами в случае негативных последствий.

И, конечно, для меня в общественном расследовании, наверное, важнее вопросы правды, установления этой правды, не сопротивление попыткам эту правду замылить, забыть, поскольку так устроен информационный мир, что информационные поводы накрывают друг друга, и через несколько недель уже никто не вспоминает о деталях произошедших событий.

Я напомню, что на Первомае не только несколько тысяч человек не смогли реализовать своё конституционное право на свободу собраний, но, как отмечал Владимир Владимирович, от 69 до 57 людей, по разным оценкам, было задержано. 57 человек привлекается к административной ответственности за то, что они заведомо для сотрудников полиции, заведомо для судебных органов не совершали. Наконец, 5 человек получили увечья, различного рода травмы. И материалы проверки сейчас находятся в Следственном комитете, хотя он не испытывает особой расторопности в проведении расследования, и каким-то образом повлиять на данную ситуацию может только гласность.

Мы во время перерыва обсуждали, почему такое напряжение испытывает ситуация вокруг Первомая. Все помнят массовые разгоны 2017 года: и 26 марта, и 12 июня, и 7 октября 2017 года; прошлого года: это 5 мая 2018 года…

С. Кагермазов 9 сентября.

Д. Идрисов …Наконец, 9 сентября, когда больше 1000 человек было задержано, но это не вызывало такого напряжения и сопротивления попыткам выяснить реальные обстоятельства произошедшего и возложить, поименовать ответственность.

С. Кагермазов Хороший вопрос.

Д. Идрисов Но мне кажется, что активизация данного как позитивного, так и противостоящего ему негативного процесса связана с предстоящими выборами. И какими бы нечестными, несвободными эти выборы ни готовила власть, какими бы возможностями она ни ограничивала демократию, сам по себе этот институт, как и гласность, вызывает кипение и в региональном обществе, и в федеральном.

Я ещё хочу отметить один аспект, который, мне кажется, тоже влияет на ситуацию – как ни странно, международный. Только что Россия заявила о том, что она вернулась фактически в лоно Парламентской ассамблеи стран Европы, хочет налаживать взаимоотношения с Советом Европы, исключила возможность выхода из тех институтов, которые Совет Европы предлагает в качестве взаимодействия со странами, входящими в Совет Европы. А здесь нужно не забывать, что помимо ПАСЕ есть институт ОБСЕ, который в своё время провозгласил 6 принципов свободы собраний. И надо сказать, что если любой из нас или слушателей откроет «Википедию», наберёт «свобода собраний», он первое, что прочитает – о провозглашении ОБСЕ, в том числе, поддержанных Россией, 6 принципов свободы собраний. Я их просто перечислю…

С. Кагермазов У нас же суверенная демократия.

В. Костюшев Нет, нет. Уже нет.

Д. Идрисов Россия согласилась в своё время, что эти 6 принципов необходимо исполнять. Это презумпция в пользу проведения собраний – но она была нарушена, людям не дали пройти по Невскому проспекту по заранее спланированному маршруту.

С. Кагермазов Второе.

Д. Идрисов Обязанность государства защищать мирное собрание – но в этом смысле государство, наоборот, это мирное собрание пресекало по разным причинам.

С. Кагермазов Третье.

Д. Идрисов Третье – это законность. Но ни о какой законности не идёт речи. Я надеюсь, будет у меня возможность процитировать 2 противоположных судебных акта по этим событиям сегодня в одном абзаце.

С. Кагермазов 2 минуты у нас остаётся.

Д. Идрисов И, разумеется, принцип соразмерности и надлежащей практики административного регулирования – они также не были соблюдены и были попраны. По поводу мнений судов: мнения судов разошлись. Если вначале суды рассматривали дела в том числе в отношении объявленных организаторами Шуршева и Пивоварова, а также некоторых участников, говорили о том, что да, шествие отказалось идти по своей инициативе и организовало несанкционированный митинг с какими-то оскорбительными лозунгами в адрес и врио губернатора Беглова, и высшей государственной власти; то последнее решение Куйбышевского районного суда звучит, цитирую, так: не находят подтверждения…

С. Кагермазов О том, что полиция именно остановила колонну.

Д. Идрисов Да, подтверждения, что люди сами не пошли, что полиция…

С. Кагермазов У нас совсем мало времени уже остаётся.

Д. Идрисов Да-да-да, Сергей.

С. Кагермазов Я хотел бы спросить тогда напоследок самое главное: примерно через сколько петербуржцы, россияне, все мы увидим итоги расследования? Когда нам ждать?

Д. Идрисов Во-первых, они будут представлены в виде доклада, и это будет документ, который мы приготовим…

С. Кагермазов Примерно через сколько?

Н. Евдокимова Мы говорим о конце августа.

Д. Идрисов Конец августа.

Н. Евдокимова Но ещё то, о чём говорил Динар о Совете Европы: так вот, мы сейчас, туда вернувшись, должны выполнять решение Европейского суда, которое было по Болотной и которое поминутно проанализировало, и мы можем на это опираться.

С. Кагермазов Да, всё верно. К сожалению, у нас истекло время. Спасибо большое.

Д. Идрисов Ещё раз приглашаем всех во вторник на заседание.

В. Костюшев Присылайте личные свидетельства разгона шествия. Спасибо.

С. Кагермазов Это была программа «Петербург. Воскресенье». Мы обсуждали общественное расследование разгона Первомайского шествия в нашем городе. Спасибо.

Н. Евдокимова Спасибо.

Д. Идрисов Спасибо.

В. Костюшев Спасибо, Сергей.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире