'Вопросы к интервью
05 июля 2019
Z Интервью Все выпуски

Книжная кухня О библиотеках на западе и в России


Время выхода в эфир: 05 июля 2019, 12:05

Н. Дельгядо Здравствуйте, с  вами Наташа Дельгядо и мы на «Книжной кухне». Сегодня у нас в студии Никита Елисеев — критик, библиограф российской национальной библиотеки. Здравствуйте, Никита.

Н. Елисеев: Здравствуйте.

Н. Дельгядо Который только что вернулся из рабочей поездки в Германию. Рабочая поездка российских издателей в Германию была организована центром немецкой книги в Москве и представительством франкфуртской книжной ярмарки в России. Никита, рассскажите, пожалуйста, какой был общий замысел у этой поездки?

Н. Елисеев: Первое  — это познакомить не только издателей, но и переводчиков, и библиографов. Я  был там и как переводчик, и  как библиограф. Познакомить писателей, поскольку там был писатель Лев Данилкин, с тем как существуют издательства в Германии, как существуют библиотеки в Германии, как существуют типографии в Германии, как существуют книжные магазины в Германии. С одной стороны — а  с другой стороны, поскольку там были представители издательств «AD marginem» Виктория Пирятинская, представитель издательства Высшей Школы Экономики — Елена Иванова, представитель издательства «Молодая гвардия» серии «Жизнь замечательных людей» — Мария Залесская, разумеется, какие-то связи на моих глазах завязывались. Они обменялись визитными карточками с  издателями разного рода, спрашивали как у них с приобретением авторских прав, через кого они эти авторские права получают? Как выяснилось, получают как правило, через литературное агентство. Так я понял, что крупнейшее литературное агентство в России существует в Царском Селе, называется оно “ Медиана” и  через него осуществляется связь с Россией, с русскими авторами. Или через литературных агентов личных этих авторов.

Н. Дельгядо Вам, как переводчику и  библиографу, в первую очередь наверное было интересно библиотечное дело?

Н. Елисеев: Мне было интересно все. И  очень интересно, вплоть до просто жизни в западной части Германии, в  восточной части. Поскольку мы были в Мюнхене, Байройте, Гамбурге, Лейпциге, Ольденбурге, где находится старейшая типография в Германии 16 века. Она действует, разумеется не в таком здании. И  в Берлине, в Западной Германии капиталистической, и восток, когда-то бывший социалистический. Это конечно очень интересно.

Н. Дельгядо В сфере издательской, библиотечной различие между западом и востоком есть сейчас?

Н. Елисеев: Конечно, есть. Я могу сказать о библиотеке. Нас привели в баварскую государственную библиотеку, которая опять-таки, существует, по-моему с 16 века как библиотека баварских правителей. Потом она стала государственной публичной библиотекой. Я могу перечислить эти отличия. Надо сказать, что когда я вернулся, я придумал такой такую фразу, которая оказалась давно всем известной, что мы отстали на 200 лет в библиотечном деле.

Н. Дельгядо В разных сферах называют разное количество лет,но как правило, вывод один  — мы отстали на столько-то лет.

Н. Елисеев: Но, я понял что это неверная фраза. Отставание в техническом и технологическом смысле, особенно сейчас, в условиях какой-никакой конвергенции, не  представляет сложностей догнать. Там что-то другое, я не могу подобрать слов. Ну например, Баварская государственная библиотека работает с 8:00 утра до 12:00 ночи — это общий читальный зал.Там есть отраслевые читальные залы — то есть для специалистов, которые просто туда приходят, как на работу. Зал востоковедения, славистики, зал русистики,зал рукописей — вот они с 8 до 5 работают. Но  общий читальный зал для населения работает с 8 утра до 12 ночи.
Значит, второе. Я работаю в публичной библиотеке и  могу сказать, что публичные библиотеки, как правило, пусты, особенно в летние месяцы. Я сейчас приду туда, и я увижу пустые залы. Один-два человека. А  мы вошли в огромный читальный зал, огромный по-настоящему, который был весь забит читающими людьми. Библиотека фондовая, книжки заказываются из фондов, как у нас в публичке. Заказанные книжки лежат на бронеполках, так называемых, эти полки тоже идут от окна до окна, как в казарме. Естественно, они лежат под номерами,но там нет девочек, дам, которые выдавали бы эти книжки читателям. Читатели заходят туда к этим бронеполкам и снимают свои книги со своих номеров.

По поводу отставания. Ну, какое отставание, можно вроде так же сделать? Я задал естественный вопрос:” Так ведь можно же взять книжку с чужого номера, если она тебе понравится?” Момент был потрясающий, потому что я задал вопрос на своём ломаном немецком языке, она не поняла, ну, та, что вела экскурсию. Тогда этот вопрос ещё раз перевёл у замечательный человек, очень остроумный, быстро переводящий, хорошо знающий немецкий и русский, очень образованный — Олег Баранников. У нее глаза к очкам прилипли! Это же не принято! Ответом был общий смех нашей группы.

Тут как назвать? Отсталость или нет? У нас откроют бронеполки — разумеется, каждый третий будет брать понравившуюся ему книжку с чужого номера. Второе: Ксероксов и сканеров — навалом, для них выделен отдельный зал. Если ты хочешь отксерить, отсканировать книгу  — пожалуйста, иди сам. У нас в библиотеке ты получаешь разрешение, потом ты идёшь, и тебе, поскольку сам ты не умеешь, сотрудница сканирует книжки.

Третье: книжки выдаются на дом из публичных библиотек . Если ты не хочешь читать читальном зале книжку ,то ты можешь её заказать на дом, на абонемент. Книжки заказываются на дом, как я понял, вплоть до конца 19 века. Где-то со второй половины 19 века и до наших дней, пожалуйста, ты можешь заказать эту книжку, читать дома сколько угодно. В  эту библиотеку ты можешь войти со своей книгой, пожалуйста. Никто там тебе не будет записывать, отмечать. Понятно, почему нельзя вынести книгу из библиотеки ( кстати из нашей тоже нельзя теперь уже) все они зачипированы. В  тот момент когда ты пойдёшь, и у нас кстати говоря пару раз ловили товарищей, которые решив, что все нормально, совали книжку в ридикюль или в трусы, и  очень удивлялись, когда там что-то свистело.

Что отличает нашу библиотеку публичную от публичной библиотеки баварской? Поскольку книжные фонды растут, книжные поступления идут, в старых фондах просто их некуда засунуть. По  таковой причине за городом Мюнхеном построили большие ангары с соответствующей температурой, где находится книжное хранилище. Из  этих книжных хранилищ, специальными грузовиками( нам их тоже показали) эти книги привозятся. На мой вопрос, не было ли такого плана, чтобы разделить старое здание и оставить старый фонд, а  в новом  — новый: опять прилипание глаз. Зачем? Это тоже неправильно.Лучше подождёт день человек, но зато книга будет у него. Вот , собственно ,приблизительно такое моё впечатление от библиотеки, в которой работает 900 человек, а  количество читателей не уменьшается, а наоборот, увеличивается.

Н. Дельгядо А как вы это объясняете? Ведь существует интернет, оцифрованы наверняка, практически все книги, которые фондах этой библиотеки есть.

Н. Елисеев: Я  не знаю. Но я видел своими глазами  — это был полный читальный зал . Я  был настолько удивлен всем происходящим, что я не задал этот вопрос. Я  спросил, есть ли , наряду с электронным каталогом у них карточные? Они сказали, что есть. Конечно, есть и никто не думает его уничтожать.

Н. Дельгядо Спасибо, Никита. Я все-таки считаю, что в наших библиотеках есть одно небольшое конкурентные преимущество, по сравнению с немецкими, потому что у нас есть библиограф Никита Елисеев,который работает в Российской национальной библиотеке.
С нами был Никита Елисеев  — библиограф российской национальной библиотеки, переводчик, в частности переводчик книг Себастьяна Хафнера, критик литературный, кинокритик. Спасибо, Никита.

Н. Елисеев: Спасибо

Н. Дельгядо над программой работали журналист — Татьяна Троянская, звукорежиссер — Галины Курылева, и я, автор — Наташа Дельгядо. Всего доброго, ходите в  библиотеки.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире