22 января 2004
Z Интервью Все выпуски

объявление Леонида Невзлина в международный розыск


Время выхода в эфир: 22 января 2004, 14:08

22 января 2004 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Дмитрий Харитонов и Генри Резник — адвокаты Леонида Невзлина.
Эфир ведет Алексей Воробьев.

А. ВОРОБЬЕВ С самого утра заявлялся только Дмитрий Харитонов в качестве адвоката, а сейчас вы пришли вместе с господином Харитоновым, Генри Маркович. Вы также защищаете интересы господина Невзлина?
Г. РЕЗНИК Да, Леонид Борисович ко мне обратился вчера с просьбой принять его защиту. Мучился я сутки, учитывая свою занятость, главным образом. Все-таки Леониду я не могу отказать в своей помощи. Поэтому со мной уже заключено соглашение.
А. ВОРОБЬЕВ Скажите, а в чем дело? Понадобилось усиление позиций?
Г. РЕЗНИК Дело в том, что Леонид Борисович, видимо, решил, что мое участие в этом деле будет полезно ему. По этой причине, я думаю, мое вступление в любое дело его не ослабляет. Учитывая, что адвокат Леонида Борисовича Дмитрий Валерьевич Харитонов…
А. ВОРОБЬЕВ Здесь ничего личного. Просит Вас.
Г. РЕЗНИК Нет-нет. Если бы у меня была какая-то идиосинкразия к тем адвокатам, которые уже есть в деле, я бы в дело не вступил. Поскольку мы уже в тандеме с Дмитрием Валерьевичем работали, думаю, что будет еще и некое удовольствие на грани эстетического.
А. ВОРОБЬЕВ Надеюсь. Вы так же считаете, господин Харитонов?
Д. ХАРИТОНОВ Да, безусловно.
А. ВОРОБЬЕВ Давайте разберемся в том, что действительно происходит. Я лишь напомню, что вчера появились сообщения о том, что Леонид Невзлин объявлен Генпрокуратурой в международный розыск. Впрочем, ни наша радиостанция, ни какое-либо другое информационное агентство до сих не получили никаких комментариев из Генпрокуратуры. Там не могут ни подтвердить, ни опровергнуть эти сообщения. Нашим референтам дословно было сказано: «Нужно все перепроверить». Какова ситуация сейчас?
Д. ХАРИТОНОВ Вы сами не располагаем никакой официальной информацией. После того как вчера появились в очередной раз сведения о том, что Леонид Борисович объявлен в розыск, и появились указания на то, что дело расследуется следователем Каримовым, я неоднократно звонил ему по телефону, однако всякий раз отвечает автоответчик, и получить какую-либо официальную информацию я не могу. Кроме того, мы направили вчера утром запрос в Генпрокуратуру с просьбой предоставить информацию о том, кто расследует уголовные дела, вынесено ли постановление о привлечении в качестве обвиняемого, избрана мера пресечения, но пока тоже никакого официального ответа нет. Более того, каких-либо уведомлений, вызовов, приглашений из любых правоохранительных органов, в том числе Генпрокуратуры Леонид Борисович и я как его адвокат с июля 2003 года не получали.
А. ВОРОБЬЕВ Вы успели войти в курс дела?
Г. РЕЗНИК Я в курс дела уже успел войти, поскольку мы беседовали с моим коллегой. И почему мы так отреагировали, почему все-таки Леонид Борисович решил заключить соглашение и все-таки прояснить эту ситуацию? Я могу сказать, зная повадки Генпрокуратуры по другим делам, мы ничего не можем исключать. Потом, насколько настоятельные сообщения в прессе появились, и то, что на протяжении двух суток до Генпрокуратуры нельзя дозвониться… Оказывается, дозвониться нельзя не только до Генерального прокурора президенту, но и адвокатам до следователя.
А. ВОРОБЬЕВ Я должен слушателям сказать, что лично сегодня с помощью господина Харитонова слышал голос на автоответчике господина Каримова.
Г. РЕЗНИК Соответственно, понятно, что мы сейчас предпримем те меры, которые можем принять в рамках УПК. Мы поинтересуемся, каким образом он объявлен в розыск, официальное подтверждение, и как это могло быть, если Невзлин не вызывался на допрос в качестве обвиняемого, если ему не сообщалось, что в отношении него вынесено постановление о привлечении его в качество обвиняемого. Если все это было таким образом совершено, и была получена еще и санкция, очевидно, Басманного суда, то в таком случае это уже можно сейчас характеризовать как беззаконие.
А. ВОРОБЬЕВ Вот вопрос. Вы утверждаете, что без предъявления обвинения человека нельзя объявить в розыск. Каков же тогда механизм объявления лица в розыск, если предъявить ему личное обвинение невозможно, поскольку его местонахождение не установлено?
Г. РЕЗНИК Могу ответить. Местонахождение его, собственно, известно. Он воспользовался правом на свободу передвижения. Делается таким образом по закону. Выносится постановление о привлечении в качестве обвиняемого, и обвиняемый вызывается. Я так полагаю, что, наверное, все-таки разыскать Невзлина в Израиле было возможно. Я так полагаю, что это даже легче, чем дозвониться бывает иногда. Сообщается: «Вынесено постановление, такого-то числа Вы приглашаетесь на допрос в качестве обвиняемого». Если он не является, соответственно, и запускается вся эта процедура. Но Невзлину ничего не направлялось. И поэтому здесь сокрытие тайны над всем этим идет в противоречие с предписаниями закона.
А. ВОРОБЬЕВ Так может быть, Генпрокуратура не комментирует ситуацию лишь потому, что уже чувствует сама процессуальные нарушения, в самом начале этого дела?
Г. РЕЗНИК Комментировать самочувствие следователя я на себя не беру. Видимо, очень занят, если до него никак нельзя дозвониться, если он никак не откликается. Но повторяю, что нарушение налицо. Если Невзлин объявлен в розыск уже, а процедуры, которые предусмотрены, уголовно-процессуальным законом, не соблюдены, в таком случае мы можем констатировать, что Генпрокуратура считает себя свободной от соблюдения закона. Видимо, не без оснований считает, что здесь сотрудники полностью безнаказанны. Можно вызывать адвокатов на допрос, можно обыски производить в адвокатских офисах.
А. ВОРОБЬЕВ Вы вспоминаете ту историю, когда дело ЮКОСа только начало раскручиваться?
Г. РЕЗНИК Разумеется.
А. ВОРОБЬЕВ Давайте проясним некоторые позиции, для того чтобы не путаться в терминах, прежде всего, лично мне и слушателям. Леонид Невзлин сейчас имеет двойное гражданство, российское и израильское?
Г. РЕЗНИК Да. Он не отказывался от российского гражданства.
А. ВОРОБЬЕВ Израиль не выдает своих граждан никакой другой стороне?
Г. РЕЗНИК По общему правилу, нет. Бывают исключения.
А. ВОРОБЬЕВ В каком случае могут быть исключения?
Г. РЕЗНИК А это уже принимается, исходя из неких политических соображений. Вопрос об экстрадиции не полностью регулируется законами. Израиль не выдает граждан, по общему правилу. Это абсолютно правильно. Но в данном случае речь идет о том, что Невзлина не вызывали по этому эпизоду. С июля никаких попыток его допросить, выяснить, что с налогами и прочее. Поэтому где здесь презумпция? Пока речь о выдаче не идет еще. Речь идет о соблюдении процедуры, которая предусмотрена уголовно-процессуальным законом. Человеку направляется уведомление о том, что «в отношении Вас вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, и Вы приглашаетесь такого-то числа на допрос». И Невзлин уже решил бы, приезжать ему или не приезжать. Вполне возможно, он принял бы решения приехать, потому что есть основания считать, что само по себе это обвинение не слишком подкреплено некими основаниями.

А. ВОРОБЬЕВ Как вы знаете, накануне вновь появились сообщения о том, что Леонид Невзлин объявлен в международный розыск. Однако Генпрокуратура до сих пор не может ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию. Тем временем в интернете появляются новые сообщения. Пожалуйста, господин Харитонов.
Д. ХАРИТОНОВ Вчера в интернете появилась копия постановления, текст о розыске Леонида Борисовича. Мы не имели и не имеем пока официальной возможности познакомиться с текстом постановления о привлечении в качестве обвиняемого, если такой существует. Но, тем не менее, тот документ, который размещен, если он соответствует действительности, говорит о том, что у прокуратуры не только не было оснований объявлять Невзлина в розыск, но и Генпрокуратура должна была очень сильно задуматься, есть ли у нее основания в принципе возбуждать это уголовное дело. Невзлина якобы обвиняют в уклонении от уплаты налогов с физического лица, 198 статья.
А. ВОРОБЬЕВ «Якобы», потому что Вы ссылаетесь на то постановление в интернете?
Д. ХАРИТОНОВ Да, потому что у нас нет официальных подтверждений. Так вот, 198 статья, и обвинение, которое предъявлено Невзлину, в принципе, не могло быть предъявлено, поскольку Леонид Борисович в 97 году был награжден Орденом Дружбы, является орденоносцем. В 2000 году была объявлена амнистия, и уголовные дела в отношении лиц, совершивших преступления до постановления об объявлении амнистии, должны быть прекращены. Соответственно, Генпрокуратура, решая вопрос о возбуждении уголовного дела, должна была это учитывать. И сейчас Генпрокуратура обязана это уголовное дело прекратить, естественно, если на это будет согласен Невзлин. Но я думаю, что Леонид Борисович не согласится ни на какую амнистию, потому что тот текст, который есть в интернете, свидетельствует о том, что обвинения явно надуманные, и состава преступления в действиях Невзлина нет.
Из этого постановления следует, что Невзлин, выполняя функции члена совета директоров ЮКОСа и заместителя председателя правления «ЮКОС Москва», путем совершения незаконных финансовых операций обеспечивал вывод основных доходов подконтрольных коммерческих компаний на счета оффшорных фирм. Невзлин никогда не занимался финансами. Никогда в должностные обязанности Невзлина не входили вопросы, связанные с движением денежных средств. Обязанности Невзлина сводились к связям с общественностью, то есть он представлял ЮКОС в различных органах.
Из этого же текста следует, что Невзлин обманным путем получил патент. Извините меня, для того чтобы стать предпринимателем, достаточно зарегистрироваться, представить паспорт, соответствующее заявление. Для того чтобы получить патент, который освобождает от уплаты подоходного налога в 1999-2000 гг., было достаточно написать заявление в налоговую инспекцию и представить туда свидетельство о регистрации предпринимателя без образования юридического лица. Все, после этого человек освобождался от оплаты каких-либо налогов. Невзлин все эти формальности выполнил. И никаких нарушений в этом нет и быть не могло. После того как закончился отчетный период, им была представлена налоговая декларация, где он указал все свои доходы. И в соответствии с требованием закона, так как у него был патент, он налогов не платил.
То есть вся цепь событий говорит о том, что все требования закона были соблюдены. Тем не менее, прокуратура нашла в этих действиях состав преступления. А почему она нашла, это уже второй вопрос. И почему именно сразу после Нового года появилась информация о том, что Невзлин объявлен в розыск, о том, что ему предъявлено обвинение, — это вопрос более интересный, чем само постановление.
А. ВОРОБЬЕВ Безусловно. А есть у вас какие-то соображения на эту тему? Я лишь поясню, что сообщение о том, что Невзлин объявлен в федеральный розыск, по времени точно совпали с его заявлением о том, что он будет финансировать избирательную кампанию Ирины Хакамады на предстоящих в марте президентских выборах. Есть у вас какая-то позиция по этому поводу? Связываете ли вы эти два события?
Г. РЕЗНИК Видите ли, еще древние логики говорили, что «после того» не значит «вследствие того».
А. ВОРОБЬЕВ Да, конечно.
Г. РЕЗНИК Но включая в некоторый общий контекст, и неоднократных пожеланий власти, жестких заявлений о том, чтобы в политику не лезли бизнесмены, очень похоже. Соответственно, это вещи взаимосвязанные. Я думаю, не получится у меня участвовать в деле ЮКОСа. Потому что никогда я ЮКОСу не оказывал юридическую помощь вследствие занятости, сейчас мы с Дмитрием Валерьевичем садимся в очень тяжелое дело в понедельник, суд присяжных. Думал, что это меня обойдет определенным образом. У меня никаких сомнений не было, что это дело изначально — все дело ЮКОСа. Оно политически мотивировано, так же, как были политически мотивированы дела Гусинского, Березовского и то же дело «Сибура». По этой причине, когда сейчас Хакамада заявила о том, что она будет бороться за президентское кресло, и по ее заявлению, которое мне известно, ее кампания будет основана на жесткой критике власти и Кремля, — понятно, что такая мысль сама собой возникает, вполне естественно.
А. ВОРОБЬЕВ А лично с Леонидом Невзлиным Вам, Дмитрий Валерьевич, приходилось разговаривать за последние 24 часа, в том числе по этому поводу?
Д. ХАРИТОНОВ Безусловно, так же, как и Генри Марковичу.
А. ВОРОБЬЕВ И что? Как он реагирует на это?
Г. РЕЗНИК Вообще-то, наши отношения и разговоры с клиентом охраняются адвокатской тайной. Без соизволения на то нашего клиента мы не можем говорить о том, он нам говорил, и что мы ему говорили на этот счет. Но могу сказать, что я в силу малого прошедшего времени, когда мы говорили, такой вопрос не задавал, потому что для нас важно вот что. Если предъявлено обвинение, то есть вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, то в рамках действующего закона мы, адвокаты должны действовать в этих рамках, оказывать юридическую помощь, опровергать обвинение. Но вообще политическая окраска всего этого дела, по-моему, факт, который не нуждается в доказывании.
А. ВОРОБЬЕВ Я лишь напомню, что накануне РГГУ все-таки, после долгих раздумий, решил отказаться от финансовой помощи ЮКОСа. Мне кажется, что это лишний раз подтверждает, что люди пытаются вывести себя из-под удара.
Г. РЕЗНИК Видите ли, в чем дело? Почему я дал согласие на защиту Невзлина? Изначально я принял решение, что я не буду входить в дело ЮКОСа. Надо защищать адвокатов, права которых попираются. Дело в том, что мы, вообще, добрые знакомые, а то, что порушился этот проект, что Невзлина «ушли» с поста ректора, в общем, меня травмировало. Знаете, почему? Я длительное время был в науке, сейчас я преподаю. У нас начинался хороший проект настоящей подготовки юристов. Я, в общем-то, дал согласие участвовать не как адвокат, а как ученый, как человек, который занимается преподавательской деятельностью. У меня было очень сильное желание создать свой мастер-класс и воспитать учеников. Все это к чертовой матери порушилось. По этой причине меня травмировало то, что и Невзлина сюда подтаскивают. Как Вы правильно задали вопрос, сопряжение с некоторыми событиями, временное, показывает, что, конечно, эта связь имеется.
А. ВОРОБЬЕВ Какие действия вы намерены предпринять в ближайшее время? Достаточно сообщений поступает на пейджер. Не верят люди, во всяком случае, те, которые присылают свои сообщения на пейджер, в то, что, во-первых, Невзлин не сбежал из России в Израиль, а во-вторых, в то, что он сам в Россию вернется.
Г. РЕЗНИК Первое действие, которое мы хотим предпринять: дозвониться до следователя Каримова. Если это не удастся в течение суток, мы прием меры к объявлению его в местный розыск.
А. ВОРОБЬЕВ А разве это возможно?
Г. РЕЗНИК Шутка. Второе наше действие. Мы хотим получить этот документ, который нам обязаны по закону предъявить, который нам не предъявили в свое время, то есть не вызвали самого Невзлина. Поэтому нам нужно, прежде всего, выяснить, действительно ли произошли эти события. Не случайно Дмитрий Валерьевич оговаривается, «якобы», «якобы», «якобы». Мы должны выяснить, произошло это или не произошло. Дальше, уже имея на руках официальные материалы, мы должны разобраться и предпринимать соответствующие действия, которые будут вытекать из того материала, который имеется. Это и опровержение обвинения по существу, и заявление разных ходатайств, жалоб. У нас нет никаких средств, кроме того, как ходатайствовать и жаловаться. Оружие адвокатов — только слово, устное слово в суде и написанное слово в наших материалах. Больше у нас ничего нет, той дубины, которая имеется в руках у власти в лице Генпрокуратуры.
Д. ХАРИТОНОВ А по поводу «сбежал» можно ответить?
А. ВОРОБЬЕВ Да, пожалуйста.
Д. ХАРИТОНОВ Еще раз повторяю, в июле последний раз Леонида Борисовича допрашивали. Никто никогда его никуда не вызывал. Более того, 17 или 18 октября госпожа Вешнякова, представитель Генпрокуратуры, заявила, что никаких претензий Генпрокуратура и другие правоохранительные органы к Невзлину не имеют. Конституция предусматривает возможность человека свободно перемещаться по миру, слава богу, пока. Поэтому Невзлин и уехал. А Конституция предусматривает возможность свободно выбирать место своего жительства. Невзлин с ним, во всяком случае, на какое-то время, определился. Невзлин никуда не сбегал. Он пользовался своими конституционными правами. Так можно сказать в отношении любого радиослушателя, который куда-то уехал, «он сбежал».
Вопрос с возращением. Пускай радиослушатели сами задумаются, готовы ли они вернуться, когда в отношении них будет вынесено на пустом месте постановление о привлечении в качестве обвиняемого и, мало того, избрана мера пресечения «заключение под стражей». То есть фактически сейчас Невзлину предлагается в Бутырскую тюрьму, Матросскую тишину, Лефортово или еще куда-нибудь. Как Вы думаете, он поедет? Я думаю, что нет.
А. ВОРОБЬЕВ Спросим Невзлина. «Будет ли ограничен Невзлин в своих передвижениях по миру из-за объявления его в розыск?» Давайте гипотетически представим. Если он действительно объявлен в международный розыск, будет ли он ограничен в своих передвижениях по миру?
Г. РЕЗНИК Он сам вполне примет меры предосторожности. Потому что процедура экстрадиции очень тупая. Если поступает запрос в какую-то страну, неважно какой он, может быть, необоснованный, человека задерживают, как с Гусинским было, а потом начинают разбираться. Я думаю, что это малоприятная процедура. Поэтому мы с Леонидом Борисовичем посоветуемся и решим вопрос, в каких странах ему абсолютно безопасно появляться, а в каких все-таки не стоит.
А. ВОРОБЬЕВ Иными словами, ограничения все же будут?
Г. РЕЗНИК Дело в том, что сам должен принять эти ограничения. Он может выехать, но простите…
А. ВОРОБЬЕВ Разумеется. Благодарю вас.
Г. РЕЗНИК Будем искать Каримова.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» были: Дмитрий Харитонов и Генри Резник — адвокаты Леонида Невзлина.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире