'Вопросы к интервью
28 июня 2019
Z Интервью Все выпуски

Книжная кухня: «Звезда» Ахматовой


Время выхода в эфир: 28 июня 2019, 12:08

Н. Дельгядо Здравствуйте, с вами Наташа Дельгядо и мы на «Книжной кухне» . 23 июня исполнилось 130 лет со дня рождения Анны Ахматовой, и сегодня мы поговорим с писателем, редактором журнала «Звезда» Андреем Юрьевичем Арьевым. Здравствуйте Андрей Юрьевич

А. Арьев Добрый день.

Н. Дельгядо Я так понимаю, что первый номер, который вы готовили в журнале «Звезда» это был именно номер, посвященный столетию Ахматовой?

А. Арьев Да, это был один из первых номеров, который я готовил, но, опять же, нужно быть поскромнее, ибо готовил я его не один, потому что тогда в «Звезде» работали замечательные и другие редакторы. В  том числе Адольф Урбан, в отделе критики. На  отдел критики именно  и пала основная часть работы, так что, мы готовили. Но очень приятно, что моя официальная работа в «Звезде» началась как раз в восемьдесят девятом году с очень интересной работы. Целый номер был посвящен Ахматовой, ее столетию, что тогда было, конечно, необыкновенной редкостью. Хотя журнал «Звезда» как раз известен тем, что приблизительно раз в году, или раз в два года, мы выпускаем какой-то специальный номер, посвященный или одному лицу, или одному какому-то явлению,одной культуре. А  тогда было в журнале много очень, во-первых, ее материалов неопубликованных нигде, воспоминаний о ней ещё нигде не опубликованных, новых стихов, том числе и ты её знаменитых «ахматовских сирот». а именно там, в журнале «Звезда» стихотворение Димы Бобышева была напечатано, где вот это понятие, ставшая уже утвердившимся, было сделано в одном из стихотворений.

Н. Дельгядо Ахматовские сироты?

А. Арьев Да , там же было напечатано стихотворение Бродского замечательное, памяти Ахматовой:
Страницу и огонь, зерно и жернова́,
Секиры острие́ и усечённый волос —
Бог сохраняет всё; особенно — слова
Прощенья и любви, как собственный свой голос.

Известные стихи Бродского этот номер я думаю сохранился у многих

Н. Дельгядо В то время как вы готовили этот номер, возникло ощущение, что существует какой-то ахматовский миф?

А. Арьев Именно, может быть тогда и возник. Потому что для меня все-таки в то время, и  вообще в юности, Ахматова была в первую очередь автором стихов. Стихов, о  которых она сама с некоторой иронией отзывалась.

Могла ли Би́че, словно Дант, творить,
Или Лау́ра жар любви восславить?
Я научила женщин говорить…
Но, Боже, как их замолчать заставить!

Теме но это уже стихи довольно поздние,он аназывала их эпиграммы, но в них есть и другой смысл, потому что всё-таки главное, что она научила женщин говорить. То, что она обладает вот такой властью над своими читателями, что может об этом сказать уже совершенно прямо и действительно это так. В 69 году только, в столетнюю годовщину со дня ее рождения, как-то стало ясна вся ее величина.Что она не просто автор стихов, как тонко чувствующая женщина, не только она автор стихов, связанных с обновлением русской поэзии в начале 20 века, но то что она обладает чутьём, взглядом человека, который видит весь мир в целом. Я думаю, что она и сама как-то переживала свою заброшенность . Ведь недаром для нее самое главное было то, что она все-таки как поэт осталась. Осталась в отличие от большинства ее друзей, которые кто погиб, кто уехал за границу. Один вот этот факт, что она представила классическую русскую поэзию практически уже был очень важным. Вот очень характерно, что уже после войны она написала стихотворение приблизительно  о такой же судьбе, как она думала которая ожидает ее. В стихотворении «Учитель» ,в сорок пятом году оно написано, ещё война, по-моему даже  не закончилась, она написала «Учитель», памяти Иннокентия Анненского, которого почитала, и которого мы сейчас все согласились считать предтечей возрождающейся петербургской поэзии не символического характера, а  такого близкого мистическому. И вот она о нём тогда написала:

А тот, кого учителем считаю,
Как тень прошел и тени не оставил,
Весь яд впитал, всю эту одурь выпил,
И славы ждал, и славы не дождался,
Кто был предвестьем,
предзнаменованьем,
Всех пожалел, во всех вдохнул
томленье —
И задохнулся…

вот какую она, собственно, предполагала для себя участь. Но, слава Богу, что этого не произошло. Стихотворение тоже было напечатано в «Звезде», и тоже очень характерно, из них было вычеркнута одна строчка «всего, что с нами после совершилось». Она уже считала, что не только Анненского забудут, но и их уже всех забудут. Было вычеркнуто, и  только уже потом, много позже, было поставлено. Ахматова и ее положение в России была очень важным этапом, может быть это было самое ценное переживание, которое она с собой несла, что она, все-таки, предстоит за всю русскую культуру.

Н. Дельгядо Ранняя и поздняя Ахматова  — это разные поэты? Там же был большой период, когда она не писала. Даже не просто, не публиковалась, а именно, не писала стихов? После войны?

А. Арьев Она не писала стихи ещё в тридцатые годы, уже не писала после 34 года, когда многие были арестованы, когда уже свободной литературы не было вообще… Это было очень важным временем внутреннего какого-то размышления о собственной жизни, она поняла, что ее просто такая, грубо говоря, женская судьба исчерпана. И вот те силы внутренние, которые давали возможность писать лирические стихи с самого начала, были выражением ценностей внутренней жизни, внутренняя жизнь уже такая, лирическая, закончилась. И она уже отвечала всю культуру, и переживал собственную жизнь, как жизнь человека, предстоящего за очень— очень многих.
Не случайно, между прочим, она так резко отрицательно относилась к своим друзьям бывшим, и вообще к тем людям, которые уехали за границу. ДЛя меня это была полная загадка, но она по-настоящему была не то чтобы обижена, она хотела сказать, что вот я здесь одна стою.
Эта тема началась очень рано. Знаменитые стихи

Когда в тоске самоубийства народ гостей немецких ждал
И Дух Суровый византийства от русской церкви отлетал
Мне голос был, он звал утешно:” Оставь Россию навсегда”
Он говорил:” Иди сюда, оставь свой край глухой и грешный,
оставь Россию навсегда
Она поздняя себя ощущала, как человека несколько иного, чем та, какой она была в юности, и которой она в общем-то, оставалась в душе многих поклонников. И до сих пор многие считают, что Ахматова главная и  наиболее существенная — это ранняя Ахматова

Н. Дельгядо Вы говорите, что есть поэты с биографиейи поэты без биографии. То есть существует поэты, творчество которых понятно и без знания из биографии. Вот Ахматова, по вашему, поэт с  биографией или без ?

А. Арьев Это очень трудный вопрос для меня. Сначала, в первых своих произведениях, она абсолютно человек, можно сказать, без биографии. С тихи настолько ярче, чем её биография, собственно, молоденькой барышни. Ну, была любовь, Гумилёв… но стихи много ярче. Чем,собственно они и привлекли публику. Вот такой необыкновенной открытостью чувств, при этом, с полнейшим набором психологически точных деталей, которые вроде бы каждый может к себе применить. А какой сама по себе была поэтесса, я думаю, не очень важно.
Но вот во второй половине жизни, все-таки для неё такой, не то чтобы биографический метод, но знание биографии, очень-очень укрупняет произведения. «Северные элегии», «Поэма без героя», или стихотворение, который мы только что прочитали… Знание того, как человек прожил, написавший такие стихи, по-моему укрупняет наше представление об этой поэзии. Так что бывает не все так гладко. Мне кажется, что первая половина жизни в дореволюционное время, она была поэтом без истории, а  потом с такой историей, которую никому не пожелаешь. Но  и без неё стихи воспринять трудно.

Н. Дельгядо Спасибо, Андрей Юрьевич. С нами был Андрей Арьев — писатель, редактор журнала «Звезда» Над программой работали журналист Татьяна Троянская, звукорежиссер Григорий Сидоров, и я, автор Наташа Дельгядо. Всего доброго, читайте Ахматову.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире