М.Майерс Добрый день! У микрофона — Маша Майерс. Я сейчас в Грузии и нахожусь в Национальном агентстве вина. И рядом со мной — председатель агентства Леван Мехузла. Леван, добрый день.

Л.Мехузла Добрый день!

М.Майерс Леван, расскажите, пожалуйста, какова на данный момент ситуация. Я имею в виду тот объем грузинского вина, которое поставляется в Россию?

Л.Мехузла Я могу сказать точные данные прошлогодние 2018 года. Где-то приблизительно 50–55 миллионов бутылок было экспортировано на российский рынок из Грузии.

М.Майерс Насколько это большая часть от общего экспорта — именно российский рынок.

Л.Мехузла Это приблизительно 60%, есть брать количество. Что касается цены, то есть объема в валюте, это меньше, то есть где-то 50%. То есть половина от общей суммы экспорта — это российский рынок.

М.Майерс Насколько, на ваш взгляд, оправданы сейчас слухи, которые циркулируют по России, в частности, газета «Коммерсант» написала, что, «возможно, мы в очередной раз найдем какую-нибудь вредную бактерию в грузинском вине, и экспорт будет приостановлен?

Л.Мехузла Я надеюсь, что это заявление останется заявлением, и экспорт будет продолжаться. Во всяком случае, я сам ознакомился с объявлением Роспотребнадзора, которое у них на официальном сайте. Там пока такого как бы нет, то есть там акцент на прошлый год, что были выявлены какие-то недостатки, так сажем — около 200 тысяч литров, насколько я помню. Что, в принципе, если выразиться в процентах, это очень малая цифра от общего экспорта.

И, в общем, виноделие и вообще вино — это такая отрасль, где маленький процент — 1–2% не совершенного такого качества. Это абсолютно нормальное явление. Те, кто работал в контроле качества, подтвердят мои слова, что улучшение качества — это процесс, это не единичный результат.

Так что я очень надеюсь, что всё будет нормально.

М.Майерс Вы говорите, что это половина, 50% — это серьезная цифра. И задавать вопрос, насколько это может быть серьезное проблемой для рынка, наверное, было бы странно, но, тем не менее, какие еще перспективные рынки существуют для грузинского вина помимо российского?

Л.Мехузла Я хочу сказать, что, конечно, половина — это очень большая на самом деле цифра. И, конечно, есть исторический момент в этом случае. Всегда соседский момент, то есть логистика — близко. И в России не требуются дополнительные маркетинговые работы, усилия, так как там категория «грузинское вино» общеизвестна, и качество тоже общеизвестно. Например, если вспомнить прошлое и сравнивать цифры с 2006-м, когда тоже, к сожалению, было первое эмбарго и, я надеюсь, что единственное. Тогда на долю России приходилось где-то 80%.

То есть вы сами видите, что по сравнению с 10-летней давностью уже рынки более диверсифицированы. Много идет на Китай. Конечно, на традиционнее рынки бывших союзных республик, республик бывшего Союза, таких как Украина, Казахстан, Беларусь, страны Прибалтики. Также очень хорошо идет на восточную Европу: Польша, Чехия. Мы также работаем на США, Великобритания, Японию, Корею и другие страны.

М.Майерс Скажите, пожалуйста, правда ли, что рынок так полноценно и не восстановился с того первого эмбарго, я имею в виду?

Л.Мехузла Наоборот, у нас, в принципе, если считать по ценам, то есть по той валюте, которую вино приносит в нашу страну, мы намного уже опережаем те цифры в глобальном масштабе.

М.Майерс Как, на ваш взгляд, в этой истории больше политики или экономики?

Л.Мехузла В первую очередь, я хочу такую вещь сказать, что я персонально очень стараюсь подальше все-таки от политики. Я сам аполитичный. Я как аполитичная, в общем, личность и как руководитель конкретного отраслевого агентства, все-таки надеюсь, что культурные, экономические, отраслевые связи, они должны все-таки стоять вне политики. Пусть политикой занимаются политические деятели. А наше дело — виноделов — делать качественное вино и поставлять его на все рынки, которые заинтересованы в этом наше уникальном вине.

М.Майерс Но проблема-то не в том, что вы приходите в политику, а в том, что политика приходит к вам, я понимаю.

Л.Мехузла Да, к сожалению, такое бывает. И в 2006 уже такой факт у нас был. И я думаю, что немножко изменились условия. Я считаю, что грузинское вино на самом деле намного качественнее. И поймите меня правильно, вот это эмбарго еще и помогло улучшить и сделать акцент на качестве и как бы на стандартах, которые западные рынки ставят для вина.

Плюс Россия сейчас уже член ВТО. И я очень надеюсь, что такие эмбарго все-таки остались в прошлом. И, наверное, да, к сожалению, все-таки политика будет играть какую-то роль. Но, я надеюсь, что это не будет главной ролью в принятии решений экономических и торговых.

М.Майерс Когда я спросила по поводу того, что на российском рынке часть грузинского вина не восстановила прошлые позиции, например, потому что за время эмбарго потребители привыкли к схожему по цене к дешевому чилийскому вину, южно-американскому или каким-то низшим категориям французского, итальянского вина. Здесь это, действительно, та линейка, которая составляют наибольшую конкуренцию грузинским винам?

Л.Мехузла На самом деле, если смотреть глобально — и это не наша статистика, есть такая организация в США, которая занимается винодельческой экономикой как бы. Грузия сейчас входит глобально в топ-5 самых дорогих вин планеты, если экспортную цену брать на литр экспортированного продукта. То есть мы после Франции (это вне конкуренции как бы), Новая Зеландия, Италия, Австрия и потом вот Грузия.

М.Майерс А Испания — ниже?

Л.Мехузла Испания да, Ниже. Тем более, Чили. Но, к сожалению… не то что, к сожалению, просто, наверное, это свойственно российскому рынку — в Россию из Грузии идут все-таки среднего ценового уровня вина. И более дорогие вина идут в Японию или более западные страны.

В принципе, я считаю, что у Грузии есть несколько конкурентных преимуществ, которые выделяют из других стран. И в первую очередь это абсолютно уникальные сорта. Например, вот вы сказали — Чили. В Чили вина делают из французских сортов. Тоже Каберне Совиньон, Мерло, Шардоне и так далее. То есть на глобальном рынке доминируют некоторые интернациональные сорта винограда, сорта вин. У нас все свои, все аутентичные. То есть Саперави, Ркацители, Мцване и так далее.

У нас также есть уникальная технология, которая на самом деле становится очень популярной сейчас. И уже некоторые районы, например, Италии, Австрии и Словении начинают делать вино по старинному грузинскому методу квеври. Это глиняные кувшины, которые мы закапываем в наших традиционных погребах и делаем из белого винограда вино по схожей с красным технологии как бы. То есть настаиваем вино на кожуре, на мезге, и получается, мы называем это — янтарное вино, которое совершенно уникальных качеств. И это тоже одно из преимуществ Грузии.

Так, что, я думаю, что у нас своя на глобальном рынке и на российском рынке ниша, своя категория, и мы довольно крепко держимся по сравнению с другими странами в этом направлении.

М.Майерс Я напомню, что у микрофона — Маша Майерс. И мы сейчас находимся в Национальном агентстве вина Грузии, беседуем с его председателем Леваном Мехузла.

Леван. Такой вопрос. Вот то, что вы говорите о вине, это, скажем, непопулярность эти сортов в мире или он больше не растет нигде? Я имею в виду виноградную лозу, вот эти сорта, которые вы называли?

Л.Мехузла Грузинские. На самом деле вот глобально Грузию иногда называют новая старая страна. Дело в том, что в основном винодельческие страны принято делить на две группы. Это старые страны, которые исторически занимаются виноделием. Это европейские страны в основном страны Средиземного бассейна. А новые страны — это, например, Аргентина, Чили, Австралия, США, Калифорния и так далее. Но Грузия была частью совершенно другой страны, которая была закрыта для западного потребителя. И потому после распада этой страны Грузию часто называют, как я сказал, «новая старая страна», потому что на самом деле глобальный винный рынок сейчас начинает для себя открывать новые сорта, такие как Саперави, Ркацители, которые были очень популярны на наших традиционных рынках. Например, я могу сказать, что есть виноградники Саперави уже и в США и в Италии, и есть в Австралии, и в Южной Африке тоже.

М.Майерс Южно-африканский Саперави — прямо очень экзотически звучит.

Л.Мехузла Да, я согласен. Также, например, производители виноградных саженцев… Например, вот в Италии или во Франции есть очень известные производители виноградной лозы, уже в своем каталоге есть там грузинские сорта: Саперави, Киси, Мцване и так далее.

М.Майерс Я только не поняла сейчас по вашим интонациям — вас это скорее радует, для вас это хорошая новость или, наоборот, это конкуренция? Потребитель еще будет думать, какое ему — или южно-африканское Саперави купить или грузинское.

Л.Мехузла Да, я с вами согласен, что у медали всегда две стороны. Потому что, например, есть Совиньон Блан, которое исторически считается виноградом Луары, то есть это регион во Франции. И есть там такое место Сансер, которое считалось всегда самым лучшим Совиньон Блан во всем мире. Потом новозеландцы у себя в Мальборо вырастили Совиньон Блан и у Сансер появился очень серьезный конкурент — новозеландский Совиньон Блан, который сейчас уже делит как бы первое место с родиной этого сорта. Это, конечно, есть. Но на данном этапе очень значимо, чтобы произошла популяризация на глобальном рынке грузинских сортов. И один из знаков, что популярность растет, это как раз то, что появляются виноградники из наших сортов в других странах.

И все-таки, в конце концов, всегда будет потребителю интересно, когда он попробует, например, Саперави из Австралии, все-таки будет всегда интересно, я думаю, попробовать Саперави с родины этого сорта.

М.Майерс То есть это популяризация. Человек не будем смотреть и думать, что это вообще незнакомое для него название, и он вообще не понимает, что это такое.

К экономике еще чуть-чуть вернемся. Я живу с ощущением, наверняка абсолютно неправильным, что лучшее вино — это все-таки сухие вина более высокого качества. Но грузинские вина меня в этом пытаются разубедить. Это особенность какая-то именно грузинского винограда? Я имею в виду высококачественные дорогие сладкие вина.

Л.Мехузла Если субъективное мнение, если разрешите мне сказать — я тоже люблю сухие вина. Но у нас есть традиционные продукты… а тут дело не только в сорте винограда, а в традиционной технологии. Дело в том, что очень часто виноград, который был частью грузинского бытия, очень часто его… и вы знаете, рельеф в Грузии не очень гладкий, и очень часто виноград, который не растет в горах, его туда просто привозили, чтобы из него делать вина. Но из-за экстремальных погодных условий, там не до конца из холода дображивалось, и традиционно там оставался этот остаточный сахар. И оттуда идут известные вина как Хванчкара, например, которые мы называем природно полусладкие. То есть из-за влияния холода они сами останавливают брожения.

Потом эти вина стали очень популярны на наших традиционных рынках, таких, как Украина, Россия. И уже из-за требования начали делать уже неприродные как бы полусладкие, которые, прямо можем сказать и, я думаю, что все знают — это как бы немножко дешевая альтернатива той же Хванчкаре. Ну, потому что Хванчкара, она стоит довольно-таки дорого.

М.Майерс Я сейчас представляю себя на месте потребителя. И, на мой взгляд, одна из проблем грузинского вина на российском рынке — это подделки. Я не знаю, насколько это российская проблема или это ваша проблема. Приезжаешь в Грузию — всё вкусно. Приезжаешь в Россию, покупаешь в обычном супермаркете бутылку вина — и это не съедобно. Мне говорят: «Ну, понимаешь, здесь есть еще влияние туристического фактора. Там ты, конечно, смотришь на Арагви и Куру и тогда тебе вкусно, а тут…». Но на самом деле это серьезная проблема.

Л.Мехузла На самом деле да, это, к сожалению, серьезная проблема. Есть немножко фактор внешний. Когда вы здесь… Это очень принято, кстати, не только в Грузии, вообще глобально — когда турист и винный турист — это отдельно совсем как бы движение, и когда турист приходит к вам в гости и пробует вино — это всегда что-то другое, чем…

М.Майерс Дополнительный фактор.

Л.Мехузла Это, конечно, само собой. Но все-таки, к сожалению, есть очень много фальсификаций. И, если честно признаться, например, в случае с Россией, страной с которой у нас, к сожалению, нет дипломатических отношений, очень трудно бороться с этим. У нас просто нет никаких возможностей на том рынке влиять на эти проблемы.

Одно дело — вот прямо фальсификация. И я могу вас уверить, что есть еще очень много случаев, когда как бы делают приблизительно грузинские называния, меняют несколько букв… У нас были даже случае, что на русском этикетки — на грузинском просто бессмысленное слово. Просто буквы туда вставляют…

М.Майерс До такой степени.

Л.Мехузла И на самом деле на контрэтикетке написано очень мелким шрифтом, что это не грузинское вино, что это произведено в Минске… ну. в Беларуси, России, Украине и так далее. Но они стараются, чтобы ассоциация как бы была. Где у нас есть возможности, например, в Украине, мы вместе — есть такая у нас организация: Агентство интеллектуальной собственности в Грузии — мы вместе с ними как в случае с Украиной проводим прямо судебные разборки и мы, в конце концов, выиграем эти случаи.

Вот только что был в Монголии такой случай, когда там предприниматель почему-то посчитал, что Киндзмараули — это его собственность и зарегистрировал как свою интеллектуальную собственность.

Но, к сожалению, в России и с этим очень трудно. Потому что мы не можем так прямо…

М.Майерс Я напомню, что мы сейчас находимся в Тбилиси, в национальном агентстве вина, и рядом со мной председатель агентства Леван Мехузла. Говорим мы о рынке грузинского вина, о качестве грузинского вина и о перспективах, возможно негативных, которые ожидают нас.

Скажите, как вы оцениваете настоящее состояние грузинской экономики, я имею в виду винодельческий сектор: стал ли он лучше, стал хуже, как было при Саакашвили, как сейчас, и чего вы ждете?

Л.Мехузла На самом деле последние где-то 5–6 лет очень сильно развивается наша отрасль. Я могу сказать, что вино сейчас — это номер один продукт для экспорта в Грузии, который всецело производится в Грузии. То есть этот продукт находится в числе пяти самых экспортируемых продуктов из Грузии. Но вот те четыре — это или ресурсы природные такие как медь и так далее, а вот продукт, который всецело создается в Грузии, — на первом месте сейчас вино. Также растут, размножаются как бы новые виноградники, появляются. В основном красные сорта появляются.

Появляются уже и коллекции приходят уже в производства уникальные сорта, которые до этого было только в генофондах и коллекции. Например, Кахури Мцвивани— такой сорт есть, который сейчас очень часто… новые виноградники из него делаются. Так что, я думаю, что мы на правильном пути. И я очень надеюсь, что политические факторы не повлияют на дальнейшее развитие нашей отрасли.

М.Майерс Я разговаривала с людьми. Многие говорят, что люди трудно живут в Грузии, особенно в сельской местности. Насколько хорошо оплачиваемый труд на винодельнях?

Л.Мехузла Я просто могу сказать… посоветовать, если вы сравните Кахетию, где 80% находится грузинских виноградников, с другими нашими сельскими местностями, вы сразу почувствуете сами эту разницу. Я считаю, что почти сто процентов это из-за винограда и вина такая большая разница между регионами в сельской местности. То есть в Кахетии развивается и сельская местность. Там очень сильные фермеры, у которых очень хорошая прибыль от года к году.

М.Майерс Все-таки никуда нам не деться от политики. Я понимаю, что сейчас наверху, скажем так, основные факторы, которые влияют на принятие решений, они политического характера. Экономический фактор, у меня сложилось, по крайней мере, ощущение, отодвинут на второй план. Насколько вы можете повлиять, может быть, скорректировать политику властей относительно винодельческой сферы, винодельческого сектора?

Л.Мехузла К сожалению, у нас не столько много возможностей влиять на эти факторы. И мы в этом случае просто вынуждены встречать реальность. Если не дай бог что-то произойдет, мы это встретим как очередной вызов, и, я думаю, что справимся. То есть наша отрасль справиться. Но я опять-таки хочу сказать, что я надеюсь, что до этого не дойдет.

М.Майерс Справится с потерями.

Л.Мехузла Да. И будет продолжать развивать глобальный рынок.

М.Майерс Когда сейчас говорят, основной фактор в связи с отменой авиасообщений с 8 июля — это российский турист. Можно ли говорить о каких-то значимых цифрах не только связанных с экспортом вина в Россию, но и с внутренним потреблением? Называются самые разные цифры, но российских туристов за последние годы было много. Российские туристы приезжают, тратят деньги на грузинское вино. За счет этого поднимается внутреннее потребление.

Вот эти неловкие истории. Не знаю, правильная ли это формулировка, когда президент вашей страны говорит, что «Россия — это враги, оккупанты», а потом говорит, что» нет, туристы, хорошие ребята, вы к нам все-таки приезжайте», — это, наверное, не способствует возрастанию туристического потока, притом, не буду скрывать, поскольку я все-таки живу в России, могу вам сказать, что сейчас антигрузинская истерия раскручивается как маховик российскими СМИ точно так же, как антироссийская истерия здесь, которая гораздо больше сверху, чем снизу, потому что я разговариваю с людьми.

Если бы у вас была возможность — а она у вас есть, — напрямую обратиться к российским туристам, что бы вы сказали?

Л.Мехузла Если напрямую обращаться к туристам, я хочу сказать, что в Грузии безопасно — это в первую очередь, это сто процентов. Мы гостеприимный народ. И мы всегда рады гостям, всегда встречаем радушно. И я надеюсь, что и вы сами убедились в этом. И, что очень важно, вы сами уже подметили, что на самом деле вы можете тут попробовать очень много вин в натуральных условиях, которые вы не сможете сделать у вас в стране. И с учетом того, что, конечно, может быть, это больше подходит к пиву, что когда оно свежее и когда вино тоже свежее, оно совсем другое, чем когда его разливать и так далее. Так что, я думаю, что, в принципе, в Грузии всегда рады гостю. Так что приезжайте.

М.Майерс Спасибо большое! Я благодарю нашего гостя. Сегодня мы встречались с Леваном Мехузла — это руководитель Грузинского национального агентства вина. У микрофона была Маша Майерс.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире