'Вопросы к интервью

«Волшебная гора», 21.06

Т. Троянская 13 часов 7 минут. В студии Татьяна Троянская, программа «Волшебная гора». Сегодня у нас в центре музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме и я приветствую директора музея Нину Попову. Нина Ивановна, добрый день!

Н. Попова Добрый день!

Т. Троянская И по телефону в нас через некоторое время будут директор Музея театрального и музыкального искусства Наталья Метелица, и мы планируем связаться с народной артисткой России Светланой Крючковой.

История такая, в ближайшие выходные у вас в Ахматовском саду, в саду Фонтанного дома планируется очень много событий. Будет день рождения Анны Андреевны Ахматовой, и завтра Светлана Николаевна выступает, и дальше у вас до конца июня Бродский фест, и конференция. В общем, событий много.

Сад Фонтанного дома мы воспринимаем как еще одну театральную площадку под открытым небом. Но все, что случится в ближайшие выходные, произойдет в несколько усеченном виде. Некоторое время назад… А может быть вы расскажете, что произошло и почему в сокращенном виде.

Н. Попова То, с чем я сюда пришла, это – не для жалобы, а для размышления. 130 лет Ахматовой и 30 лет музею. Мы в этом саду с 1989 года. Конечно не сразу, а наверное спустя десятилетие стало понятно, что пространство сада составляет существенную часть творческого сознания Ахматовой. Это место обозначенное в ее поэзии, в «Поэме без героя», где место дестявия Белый сад Шереметевского дворца, куда приходят тени людей ее поколения, они все молодые, их уже нет, но она их помнит. Одна из важнейшую составляющих ее сознания – помнить их, тех, кто ушел, половина из них ушла в год террора.

И в сад Фонтанного дома они приводит Николая Гумилева в 26-м году. У нее единственное стихотворение с пометой «Шереметевский сад» посвященное пятилетию расстрела Гумилева – «И неоплаканною тенью я буду здесь блуждать в ночи…» – это от его имени. Он сюда к ней приходит, как приходит и тень Пушкина, очень ей дорогая. Тень Петра Андреевича Вяземского и Павла Петровича, на дочери которого женат последний граф. А учителем внуков последнего графа Шереметева был Владимир Шилейко, ее второй муж. Это ее личный мир. Отсюда ушли люди земные, живые, но сюда возвращаются их тени. Как и тень Мандельштама, у которого нем могилы.

И поэтому для нас было совершенно естественно, что мы в саду продолжаем наши проекты, проекты ориентированные на сегодняшнего молодого человека, которому обязательно нужно какое-то другое пространство, где можно говорить и о вечном, и об актуальном. И этот сад давал нам в этом смысле колоссальные возможности. Говорить о вечном и актуальном, слыша их, вступая с ними в диалог, мы же ставим задачей и миссией музея сделать так, чтобы здесь молодым было… как бы сказать точнее? Чтобы здесь были доброжелательны к ним, чтобы не демонстрировать им, каким они глупые – бросают бумажки, топчут газоны – а мы о возвышенном! Мы уберем эти бумажки, мы поправим газоны! Но давайте говорить о то, что составляет смысл отечественной литературы.

Т. Троянская Нина Ивановна, и это произошло! И зрители очень полюбили сад Фонтанного дома.

Н. Попова Мы уже десять лет там проводим Ночь музеев.

Т. Троянская Десять лет там проводится Ночь музеев, плюс пять лет кинопроекты.

Н. Попова Пять лет проводим «А-кино», то есть Ахматовское кино. А «Бродский DRIVE» – четвертый раз. И это тоже для молодой аудитории, это тот джаз, который любил Бродский, живой, с лучшими интерпретаторами города.

Как ни смешно говорить, под этими деревьями, когда ты видишь небо над ними, и траву под ними, и прекрасный контур Шереметевского дворца – это переживание музыки и стихов совершенно особенное!

Т. Троянская Нина Ивановна, а что же произошло? Почему все эти мероприятия произойдут в усеченном формате?

Н. Попова 28 лет этот сад не был бесхозным, я категорически утверждают, что он никому не принадлежал этот памятник федерального значения. Но когда Институт Арктики и Антарктики в 88-м году ушел оттуда, и мы в 89-году заняли флигель, сад был ничейным. Но это уважение к этому саду именно полотому, что он так много значил для Ахматовой. Мы делали все, что могли сделать. Ставки садовника у нас не могло быть, он не на бюджете, но всегда был человек, который убирал листья, траву, подметал дорожки и красил скамейки. Это было всегда.

А что же произошло дальше? С какого-то из 90-х годом Музей театрального и музыкального искусства, как я их понимаю, начал естественную документальную борьбу, по документам, за то, чтобы сад, который бал частью паркового дворцового ансамбля, тоже перешел в ведение музея. Прошло несколько лет, если не десятилетий, и в прошлом году наконец-то такой документ был составлен и получен.

А что делаем мы? Мы составляем с владельцем договор, который называется сервитут пользователя – с правом ходить по дорожкам, устраивать мероприятия, согласовывая их как с владельцем, так и с комитетом по охране и использованию памятников культуры. Вот все, что мы делаем. Но в этом году все накренилось.

Т. Троянская А в каком году был передан сад?

Н. Попова В прошлом. И договор у нас от 8 июня 2018 года. И в прошлом году мы все это проводила, так как и было перед этим. Были высказаны претензии к мятой траве, к сломанным кустам, конечно были. И мы старались, траву подсаживали, а кусты подрезали. Как могли мы договаривались с Музеем театрального и музыкального искусства.

Но в этом году позиция стала гораздо более жесткой. Обычно мы размещали нашу сцены на центральном газоне сада, которая шла по одной оси с осью дворца. Это был замысел и конструкции самого сада, к ней стекались люди. В самом конце мая-начале июня без учета того, что впереди юбилей Ахматовой жестко предписали сначала убрать сцену вообще с центральной аллеи, а потом в результате разговоров – перенести ее на боковой газон ближе к музею, а со следующего года вообще примкнуть к забору между нами и налоговой инспекцией, а это требует еще вложения денег в проектирование и так далее.

Что это значит? Вынести сцену в боковую часть газона и посадить зрителей только на дорожках, обычно, скажем на концерте у Светланы Николаевны Крючковой, а она читает завтра, бывает человек до пятисот. А сейчас это будет человек двести, если не сто пятьдесят.

Т. Троянская А других просто не будут пускать?

Н. Попова Конечно. Мы поставим людей, которые будут сдерживать всех остальных и не пускать их. И это будет скандальная ситуация, которая предваряет день рождения Ахматовой. И это очень грустно! Можно было ведь сказать, давайте с 1 июля! Через пять дней после дня рождения. Давайте день рожднеия проведем спокойно! Такое мог сказать и КГИОП и наши коллеги.

Т. Троянская Про КГИОП, я хочу отметить, что мы приглашали представителей КГИОП в эфир, но они к сожалению не приняли наше приглашения и прислали свой комментарий, который я обязательно прочитаю, но сейчас у нас на связи директор Музей театрального и музыкального искусства Наталья Метелица. Вопрос следующий, почему вы не даете провести мероприятие в полном масштабе хотя бы в эти Ахматовские дни? Усеченный формат начинает работать уже сейчас, а не со 2 июля, после того как все закончится. Почему? В чем такая спешность?

Н. Метелица Меня удивляет ваш вопрос. Нина Ивановна была свидетелем этой выездной комиссии с присутствием сотрудника КГИОПА, Елены Олеговны, заведующей ландшафтным отделом, которая сказала, что нельзя так эксплуатировать сад, который находится под охраной государства и является предметом охраны. Мы ничего не запрещаем.

Т. Троянская То есть, это КГИОП?

Н. Метелица Нина Ивановна подтвердит, что мы два прекрасных дня, завтра и послезавтра, отдаем свой Белых зал, больше чем на двести человек, для научной конференции, которую они замечательно проводят в день своего тридцатилетия и сто тридцатилетия Анны Андреевны. И мы всегда готовы работать с ними и идем навстречу. Более того, у нас есть общая программа «Шереметевский квартал», которую мы пытаемся осуществить вместе, чтобы донести до публики, что когда-то это была единая усадьба графов Шереметевых, куда входят прежде всего Шереметевский дворец, системообразующий усадьбу, Шереметевский манеж, где сейчас находится Театр драмы на Литейном, и флигель, где жила Анна Андреевна в семье Пуниных. Это единое пространство, которое простирается до Литейного проспекта. И говорить о том, что мы мешаем…

Т. Троянская Получается, что вы не против, а КГИОП…

Н. Метелица Здесь очень сложная ситуация. Время идет, и так, как мы работали двадцать-тридцать лет, нужно искать новые форматы. По большому счету, это не требование КГИОП, а это требование нового времени, когда город пытается сохранить очень старый парк внутри этих каменных…

Т. Троянская Получается, что двадцать восемь лет городу было наплевать, а сейчас, он пытается спасти?

Н. Метелица Татьяна, этот вопрос не ко мне! Но слава богу, что двадцать восемь лет городу стало не безразлично, и город пытается спасти этот парк. Когда сносили дом Рогова, или когда сносят старое здание, градозащитники поднимаются в едином гневном порыве, а почему же здесь к этому парку, который предмет охраны и свидетель прежних лет, почему это не относится к нему? Почему из него надо делать парк культуры и отдыха?

Т. Троянская Я, конечно, не специалист, но по-моему сад находится в хорошем состоянии.

Н. Метелица Это именно потому, что вы не специалист. А специалисты из КГИОПа пришли и сказали, что недопустимо проведение на центральном газоне массовых мероприятий, установки сцены и всего прочего. А поскольку мы являемся ответственными перед государством за сохранность этого памятника, и возникла такая ситуация. Я восхищаюсь своими коллегами из музея Ахматовой, они блестяще работают, устраивают прекрасные креативные мероприятия. Но к сожалению сегодня время нам диктует, что нужно несколько менять формат.

Т. Троянская Получается, что трава важнее людей. Я просто пытаюсь представить как завтра придут…

Н. Метелица А давайте просто ломать стены дворцов! Если люди хотят прийти во дворец, а им мало места, давайте мы сломаем этот проем и будем пускать туда больше людей. Это грубая аналогия…

Т. Троянская Мне кажется, что она не очень корректная.

Н. Метелица Тем не менее, это все-таки не трава, а сад, а старый сад в центре города.

Т. Троянская Открытые пространства тем и хороши, что, если даже человек пришел, и ему не хватило места, он может постоять и посмотреть рядом, и в этом как раз…

Н. Метелица Конечно, он может постоять и посмотреть рядом, но по требованию этих новых охранный условий, но должен стоять не на траве на газоне, а на дорожке, который там довольно много. Конечно, это будет довольно далеко от сцены и от чтеца или экрана, где идут фильмы. Это неудобно публике, я с вами согласна. Но в этом году как раз предложили поставить сцену в другом месте.

Т. Троянская И количество людей резко сократится.

Н. Метелица Да, к сожалению, да. Но тогда пускай Нина Ивановна со своими коллегами проведут не шестнадцать мероприятий, а двадцать два мероприятия, чтобы все желающие…

Т. Троянская Но согласитесь, Светлана Николаевна Крючкова не может так часто выступать.

Н. Метелица Согласна, это великая актриса, великая. Но я считаю, что для Светланы Николаевны можно создать пространство очень красивое и очень значительное, чем она читала бы маленькими порциями в нашем общем парке. Сейчас есть такие прекрасные пространства, нужно просто их поискать! Вот у нас в августе тоже будет фестиваль «Музыка мира».

Т. Троянская И вы будете его там сбоку проводить?

Н. Метелица А мы туда вообще не пойдем!

Т. Троянская Вы будете его проводить со стороны Фонтанки перед Шереметевским?

Н. Метелица У нас сейчас еще ремонтируется Кухонный флигель, завершается реставрация, и там стоят вагончики строителей. К сожалению и мы будем сокращать формат. А на будущий год мы будем думать, где у нас будет сцена. КГИОП предложил на сделать ее там, где она примыкает к Литейному проспекту.

Т. Троянская Как в прихожей будете.

Н. Метелица Да, получается не очень удобно. Я разговаривала с Сергеем Анатольевичем Морозовым, художественным руководителем и директором Театра на Литейном и попросила его подумать о том, чтобы привлечь какого-то сценографа, который бы нам эту сцену спланировал. В новых условиях и работать нужно как-то по другому. Более того, Морозов переформатировался уже сейчас. Он же тоже ставил на центральном газоне большую сцену.

Т. Троянская Да, прекрасный спектакль «Вишневый сад» , и очень печально, что люди не увидели этот спектакль, теперь и не увидят его в том формате, в котором он был.

Н. Метелица Они увидят его по другому. И он не очень горюет. Прелюдия будет в саду. Там было сто человек. Я ему говорила, а вы разверните сцену на тот газон, которые предложил КГИОП, на угловой газон. Он сказал, что сцену-то мы поместим, но те технические средства, которые мы размещали в двух палатках, они тут не поместятся. И прелюдия будет на центральном газоне, это будут актеры, на который будут смотреть зрители, затем спектакль переносится в зал, а потом они опять выходят в наш общий…

Т. Троянская Мне очень нравится, что господин Морозов решил все сам без режиссеров. Надо было это решать с режиссером Андреем Сидельниковым.

Н. Метелица Это вопрос не ко мне, но я думаю, что он советовался с режиссером. Не думаю, что Сергей Анатольевич, не поговорив с режиссером, изобрел такой формат. Наверняка это было согласовано.

Т. Троянская Спасибо, Наталья Ивановна, спасибо большое за комментарий. А теперь давайте поговорим про сады и парки. А есть ли где-нибудь такие сады и парки, где проходят представления.

Н. Попова Я думаю, что любой дворцово-парковый ансамбль, любой, проходит через такую ситуацию. Часть сада остается в его историческом состоянии, если это можно вернуть и законсервировать, а часть сада открывается для возможность жить там и устраивать там то, что является продолжением музейной деятельности. Я думаю, что и в этом его предназначение, это происходит и в Ясной Поляне, это совершенно точно. И КГИОП, которым машут как красной тряпкой, это все-таки Комитет по охране и ИСПОЛЬЗОВАНИЮ памятников культуры. И проблема современного использования памятников культуры сегодня широко обсуждается. В интернете достаточно статей, достаточно точек зрения, и мне кажется, что путем компромисса и объяснения почему без современного использования и приспособления не будет жить этот памятник. Если мы будем только следить за ростом травы и ее густотой, мы не решим проблему диалога музея с современным посетителем. Ему это важно. Дворцово-парковая культура существует и в самом городе, и в пригородах. Этим человек уже насыщен. Ему надо дать возможность… Я помню как меня когда-то потрясло, в 1989 году были в первый раз в ? И помню нашли на территории сада остатки шведского кладбища. Понимаете? Кладбище здесь! И образ сада рая, как писал когда-то Дмитрий Сергеевич Лихачев, это и есть сад!

Т. Троянская Еще раз напомню, что представителей КГИОП наш продюсер звал в эфир, но они сначала сказали, что это творческие вопросы, и они не хотят сюда лезть, а потом прислали свой комментарий. Я его сейчас прочту.

«На сегодняшний день композиция сада не предполагает размещения в его границах большого количества посетителей и проведения массовых мероприятий ввиду отсутствия подходящих по площади и расположению площадок. Комитет готов рассмотреть возможность временной установки сценической конструкции на газоне, примыкающей к стене здания по адресу Литейный проспект, 53. Данная позиция была озвучена Комитет на совещании с участием представителя Комитета по культуре Петербурга Константина Сухенко и пользования территорией. Еще добавлю, что музей нарушил условия согласования КГИОП и размещал конструкции на газонах сада с разновозрастными деревьями в результате не только травостой ослаблен, но местами и отсутствует. Кроме того, это создает угрозу сохранности ценных старовозрастных деревьев, так как это ведет к уплотнению почвы».

Н. Попова Тут все написано. Старовозрастные деревья. Я все понимаю. Хотя, честно говоря, опять не понимаю одного, почему это нужно было делать именно с расчетом на такое сужение пространства в юбилей Ахматовой, а нельзя было дать возможность его провести 26 июня, а с 1 июля заниматься травостоем и старыми деревьями.

Т. Троянская Про траву и я не понимаю. Мне кажется, что гораздо печальнее, что публика лишается площадки.

Н. Попова И народ, который хотел послушать Светлану Николаевну, будет стоять за воротами, биться и кричать в адрес музея и организаторов…

Т. Троянская Да, потому что не все в курсе этой печальной истории, которая произошла. Все это как-то по Ахматовски. К сожалению, Ахматовой не везет.

Н. Попова А с ней уже такое было. Когда ей в сороковом году запрещали вход в музей-институт Дом занимательной науки, Пунину дали пропуск, а ей не дали. Чуковский ее спрашивает, а почему? А она ответила: «Как почему? Пунин – профессор! А я – падаль». История повторяется и ходит по тем же самым кругам. Просто поразительно.

НОВОСТИ

Т. Троянская Мы сейчас пытаемся связаться со Светланой Николаевной Крючковой, народной артисткой России, которая завтра, кстати в свой день рождения, будет выступать в саду и уже осваивать это новое малое пространство. У нас Светлана Николаевна на связи.

С. Крючкова Добрый день!

Т. Троянская Добрый день! Завтра ваш концерт в саду Фонтанного дома, вас не будет смущать, что вместо центральной сцены вы будете выступать на сцене сбоку, вместо пятисот зрителей только человек двести смогут присутствовать на вашем выступлении?

С. Крючкова Меня это очень беспокоит по той простой причине, что гораздо больше людей, чем 200 человек хотят слушать Ахматовские стихи. Это не концерт Ахматовские чтения, который проводится каждый год в Шереметевском саду в день ее рождения или накануне ее дня рождения, что очень важно. Шереметевский сад на воздух, под эти Шереметевские липы, которые упомянуты в ее стихах, приходит очень много молодежи, очень много. А сколько поместится там завтра, я не знаю.

Т. Троянская Нина Ивановна говорит примерно двести человек.

С. Крючкова Лишать людей возможности приобщиться к русской культуре и к поэзии Анны Ахматовой – это преступление! Этот сад – это не просто деревья и трава. Кого-то очень тронуло, что сцена стоит на газонах. Во-первых, ничего страшного с травой не делается, но этот сад привлекает очень большое количество народу, которые приобщаются к жизни Ахматовой и к ее творчеству. Там галерея, там вход в музей, там эти аллеи, и Ночь музее проходит и в этом саду в том числе.

У меня сыновья, у меня внуки, и мне очень важно, что это передается молодежи. И молодежь приходит и читает. А устраивать так, чтобы в Шереметевский сад публика ходила через налоговую инспекцию в музей Ахматовой – это просто какие-то Сталинские времена. Ахматову при жизни не пускали ходить в Шереметевский дворец, и после смерти ей не дают покоя. Вытесняют из сада, и вытесняют из жизни, из культурной жизни Ленинграда.

Т. Троянская Это принципиально, чтобы стихи Ахматовой звучали в этом пространстве, поскольку некоторые считают, что вы же выступаете в Большом зале Филармонии…

С. Крючкова А вы знаете как называется моя завтрашняя программа?

Т. Троянская Напомните всем слушателям!

С. Крючкова Она называется «Стихи, рожденные в Фонтанном доме». И стоя на этой сцене в этом саду, вот здесь, в этом флигеле, показываю я рукой, потом вот в этом флигеле, вот из этого окна, вот под этими липами. Это о них написано «Шереметевские липы… Перекличка домовых…» Это погружение в эту обстановку и в эту ситуацию, в эту Ахматовскую атмосферу. Можно и в сарае читать, но стихи, рожденные в Фонтанном доме, они рождены здесь. «И запомнит Крещенский вечер, Клен в окне, венчальные свечи И поэмы смертный полет…» Об этом же говорится, боже мой! Почему нужно выгонять отсюда?

Т. Троянская Председатель Комитета по культуре Константин Эдуардович Сухенко нужно завтра позвать на ваше выступление и представителей КГИОП тоже позвать.

С. Крючкова Я думаю, что ни один, ни другой, при всем моем уважении к ним в той мере, и в том объему, который завтра прозвучит, поэзия, рожденная именно здесь, они ее не знают, и не вредно было бы послушать, что там рождено. Я еще хочу сказать одну страшную вещь. Можно?

Т. Троянская Пожалуйста!

С. Крючкова Светлана Крючкова говорит правду. Я не могу сейчас вспомнить, какой был юбилей, 125 или 120 лет, с большим трудом нас впустили в Шереметевский дворец в Белый зал, с огромным сопротивлением. Я уже в последний момент туда входила, а я читала стихи. Это была международная конференция. Ахматоведы приехали со всего мира. И мне руководство Шереметевского дворца говорило: «Быстро, быстро заканчивайте, чтобы вас не было, уходите!» И мы стали собираться и уходить, и я с ужасом увидела, что вместо стульев, на которых сидели любители поэзии, в этот Белый зал ставят столы, а на них водку, коробки с бутербродами с ветчиной и сыром, которые падают на пол. Я это даже комментировать не буду.

Т. Троянская Светлана Николаевна, завтра у вас выступление, и я хочу всем нам напомнить, что завтра у Светланы Николаевны еще и день рождения.

С. Крючкова И еще хочу сказать одну вещь. Я когда читаю стихи в годовщину смерти в музее, но там же маленькое пространство. Зал, который вмещает сто человек, туда впускают до двухсот пятидесяти! Господь с ними, хотят стоять у стен, пусть стоят! Люди приезжают из Москвы только на один вечер. А это пространство, может вместить гораздо большее количество людей. И это Ахматовская атмосфера, и это важно!

Т. Троянская Спасибо, спасибо, Светлана Николаевна! Может быть вас услышат люди, которым нужно это услышать. Завтра ее выступление в семь вечера. А что будет еще в эти дни? Хоть и в усеченном виде, но будет.

Н. Попова Завтра в преддверие дня рождения начинается Международная конференция, 23 и 24 июня, она носит название «ПроЧтение Ахматовой», это целый ряд вопросов с ведущими гуманитариями, которые занимаются творчеством Ахматовой ХХ века, один день, 24 июня, будет посвящен музеям в современном сознании, коллеги из Литературного института в Москве, из музея Пастернака, и из музеев так или иначе связанными с поэтами ХХ века, и будет носить характер открытой дискуссии. Мы отказались от жанра академических докладов. Нам очень важен диалог, диалог с нашими коллегами, которые занимаются изучением творчества Ахматовой, которые представляют ее жизнь, сознание и поэзию ХХ века. Какие есть проблемы, какие есть формы, отзывается ли это в сознании людей и прежде всего молодой аудитории.

23-го – Юлия Рутберг в саду, на той же скошенной сцене вместе с Гайворонским. Это ее собственная авторская программа «10 вопросов к Ахматовой».

А во вторник 25-го в Малом зале у нас новый документальный фильм режиссера Елены Якович «Анна Ахматова. Вечное присутствие». Это главный контуры программы, которая пройдет в июне.

Т. Троянская А как вы будете жить дальше, и что будет с Ночью музеев? Ночь в музее Анны Ахматовой – один из лидеров по посещаемости. Я была у вас в этом году, и огромное количество людей пришли в сад Фонтанного дома.

Н. Попова Этот вопрос остается открытым.

Т. Троянская Вы его еще не поднимали?

Н. Попова Естественно. Вот вы получили письмо из КГИОП, и я сейчас хочу получить от них такое-же письмо, обращенное в адрес музея. И дальше вести переговоры, общаться. Как с Комитетом по культуре, так и с КГИОПом. Эту проблему нужно решать вместе. И надо либо от этого отказываться, либо находить какой-то другой формат или жанр. Сегодня ответить не могу. В ночь в музее было 6700 человек , а если у нас в саду будет 200 человек, то в чем смысл?

Т. Троянская Да, стоит ли в таком случае участвовать в Ночи музеев. А вы можете заказать собственную экспертизу вреда деревьям и травы? А вы видели как проводилась экспертиза представителями КГИОП?

Н. Попова Никогда. Мы будем это делать. Я думаю в нашем городе есть специалисты, которые занимаются проблемами геодезии, установкой какого-то оборудования на траву, растущую или не растущую, и возможностью эту траву подкармливать, подсаживать, ухаживать за нем. И какие должны быть системы сценического устройства, чтобы наносить как можно меньше вреда траве. Мы будем решать эти вопросы. Жизнь вносит свои коррективы. Просто откзаться от всего этого мне просто не позволит чувство ответственности. Наши коллеги, не слыша нас, иногда говорят, что мы просто хотим знаменитых людей или какой-то безумной посещаемости. Для нас дело не в этом. Есть ответственность перед поэтической памятью Ахматовой и тем, что для нее это было. Здесь жил Николай Пунин, обращавшийся к художественной молодежи, Анна Ахматова со своим кругом – Бродским, Найманом, Рейном, для которой очень важно было и в семьдесят лет общаться с молодыми. Это нельзя перечеркнуть. Нельзя ссылаться только на то, что Комитет по охране памятников, но он же еще и по ИСПОЛЬЗОВАНИЮ! И это сторону, современного использования, мы будем как можно больше обсуждать и находить компромиссный вариант. Как и все в нашей стране, без компромиссного решения ничего не бывает!

Т. Троянская Здесь я рассуждаю исключительно как зритель, человек, который приходит, и мне обидно именно за людей, которые привыкли к этому месту, и которых могут остановить и сказать, простите, здесь уже и так слишком много народу!

Мы сегодня утром устраивали голосование на эту тему и 66% тех, кто нам позвонил, они сказали, что хотят, чтобы сад работал в прежнем режиме, а 34 ответило, что нужно хранить деревья. Удачи вам, Нина Ивановна, и спасибо, что пришли к нам.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире