А. Нарышкин Алексей Нарышкин у микрофона. И напротив меня – Рифат Шайхутдинов, председатель партии «Гражданская платформа» и депутат Госдумы. Приветствую вас!

Р. Шайхутдинов Добрый день, Алексей!

А. Нарышкин На самом деле, простите меня за мое невежество. Для меня большое откровение, просто подзабыл, что у нас, оказывается, в Госдуме кроме четырех партий есть еще одна партия, представитель еще одной партии. Вот я видел такой в новостях заголовок: «Один в поле воин или не воин?». И можете в качестве такой визитки объяснить, кто вы? Не вы лично, ваша партия.

Р. Шайхутдинов Как мы позиционировались в свое время, мы партия тех, кто особо от государства ничего не ждет кроме правовых гарантий и тех, которые кормят себя сами, свои семьи, тех, кто хочет зарабатывать (то есть это и бизнес, это и доходные профессии, самостоятельные, самодеятельные люди).

А. Нарышкин Подождите, а «от государства ничего не ждет» – это значит, вы жесткая оппозиция?

Р. Шайхутдинов В этом смысле мы антиреволюционеры, потому что мы считает, что бизнес и люди, которые зарабатывают в государстве, они не могут выступать против государства, потому что они сильно зависимы от самого государства, от власти. Поэтому мы пытаемся, конечно, договариваться и через законодательство, и через выборы достигать тех целей, которые нужны нашим избирателям.

А. Нарышкин О чем удалось договориться за 2 года, что вы находитесь в Госдуме?

Р. Шайхутдинов Ну вот мы считаем, что в рамках того нацпроекта, которые идет по малому и среднему бизнесу, за который я отвечаю в Госдуме…

А. Нарышкин А вы его написали?

Р. Шайхутдинов Нет, мы его не написали. Но мы внесли целый ряд поправок, которые есть. 7 поправок было принято в части самих целей нацпроектов. Потому что мы требовали, чтобы нацпроект не превращался в социальную дотацию в условиях экономического кризиса, а чтобы все-таки это была инвестиция. Потому что 481 млрд рублей, которые деньги налогоплательщиков, вкладываются в бизнес, а не в оборону, не в науку, не в здравоохранение – ну то, что можно не ждать возвратности. А здесь – бизнес все-таки. Он должен давать какой мультипликатор.

Поэтому мы требовали, чтобы были определенные внесены поправки в критерий эффективности этого нацпроекта. Мы создали и сейчас, вроде бы, удается добиться того, чтобы уменьшить контрольно-надзорные функции (то, что там называют сейчас «правовой гильотиной»). Мы там пытаемся сегодня… Уже, в принципе, обсудили и с Минэкономики…

А. Нарышкин Подождите.

Р. Шайхутдинов Да.

А. Нарышкин Вы пытаетесь, вы, Рифат Шайхутдинов, в Госдуме один, который в поле воин?

Р. Шайхутдинов Да.

А. Нарышкин Или все-таки партия?

Р. Шайхутдинов Я создал экспертный совет в Госдуме, куда привлекли мы практически всех, кто так или иначе связан с поддержкой бизнеса – это и наши бизнес-омбудсмены, и «Деловая Россия», и, соответственно, сам бизнес. И мы там. Поэтому я не один. В этом смысле есть подпор. Я председатель этого экспертного совета. Есть рабочая группа по контрольно-надзорным функциям и по давлению правоохранительных органов на бизнес, в которую я вхожу. Она межфракционная, поэтому я тоже там не один.

Опыт показывает, что если работать, то, в принципе, какие-то вопросы точно можно решать даже одному, не оглядываясь – кстати, в этом есть плюсы – не оглядываясь на какую-то там фракционную дисциплину, чего не могут сделать, например, многие депутаты от партий (они должны каждый вопрос согласовывать с фракцией и так далее). Я и есть сам себе фракция, поэтому я, в принципе, согласовываю и единую позицию выделяю совместно с нашим экспертным советом, с партией.

А. Нарышкин Насколько я помню, «Гражданская платформа» – это же где Прохоров был когда-то.

Р. Шайхутдинов Был, да. И Женя Ройзман там был в свое время.

А. Нарышкин Наш журналист теперь эховский.

Р. Шайхутдинов Да. Мы разошлись по «крымскому вопросу», потому что большинство партии приняло позицию, что мы поддержали воссоединение с Крымом, а меньшая группа – соответственно, Макаревич, Женя Ройзман и так далее – они вышли.

А. Нарышкин Они откололись?

Р. Шайхутдинов Ну, они вышли, потому что…

А. Нарышкин Они вышли или вы их вышли?

Р. Шайхутдинов Ну, они вышли, потому что партия-то осталась. Они вышли во внеполитическое поле. Они, я так понимаю, сейчас политикой не занимаются, а занимаются журналистикой, например.

А. Нарышкин Вы же в экономическом комитете в Госдуме, я правильно понимаю? С экономической точки зрения, вы довольны тем, во что вылилось присоединение Крыма? Ну, глобально, за 5 лет.

Р. Шайхутдинов Ну, я доволен, потому что…

А. Нарышкин Серьезно?

Р. Шайхутдинов Да. Потому что есть 3 простых показателя. То есть мы получили новые рынки, которых нет…

А. Нарышкин Извините, пожалуйста. Новые рынки… Вы имеете в виду 2 млн человек, которых мы приобрели?

Р. Шайхутдинов Ну, это раз.

А. Нарышкин Так это же их кормить надо. Там же и пенсионеры, и дети.

Р. Шайхутдинов Подождите. Так почему президент все время ставит вопрос о демографии? Потому что это люди, которых не только надо кормить, но которые и прибавленную стоимость производят, потому что они же что-то делают.

А. Нарышкин А они производят? Я просто не знаю.

Р. Шайхутдинов Конечно. В Крыму, кстати, не дефицит, там профицитный бюджет уже второй год.

А. Нарышкин Подождите, там же дотации. Кавказу и Крыму дают деньги.

Р. Шайхутдинов Дотации идут на инфраструктуру. А сам Крым себя может обеспечивать уже сейчас. Сейчас последний вопрос осталось решить с энергетикой. И всё. Он сам себя полностью обеспечивает. 60% ВВП дает сейчас там малый и средний бизнес. А показатели нацпроекта – это 32,5%. Мы хотим дорасти до этого. Сейчас – 22%. То есть в этом смысле, я считаю, что экономически Крым оправдан. С точки зрения рынков и с точки зрения демографии…

А. Нарышкин А вы сказали, еще два преимущества есть.

Р. Шайхутдинов Вот второе – демография. Ну, то, что мы получили дополнительное население.

А. Нарышкин Это же примитивно. Просто прирасти население.

Р. Шайхутдинов А почему это примитивно? Вы почитайте всех великих экономистов, которые оценивали, как оценить власть, плюс она дает или минус. Только одним образом – прирост населения.

А. Нарышкин Давайте мы дадим тогда всем гастарбайтерам, например, из Средней Азии, которые у нас здесь трудятся, тоже гражданство – и население прирастет. Это тоже будет позитивно?

Р. Шайхутдинов Я сторонник того, чтобы давать гражданство образованному населению. Например, то, что сделали с Донбассом и с Луганском, я поддерживаю. Это правильный ход абсолютно.

А. Нарышкин А в законе разве говорится, что только образованному?

Р. Шайхутдинов Подождите, Донецк и Луганск совпадают с нами по культуре, по менталитету. Я считаю, что и с образованием там, кстати, неплохо абсолютно. Поэтому нормально. Чтобы они не в Польшу ехали, потому что там сейчас почти миллион украинских гастарбайтеров, а к нам.

А. Нарышкин Подождите, вы меня увели в Донбасс, а я вас спросил про Среднюю Азию. А гражданам из Средней Азии, которые здесь работают, – таксисты, дворники, строители, – тоже, чтобы демографический эффект у нас был положительный? Дать им гражданство, паспорта?

Р. Шайхутдинов Я, например, считаю, что если они пройдут ценз образовательный и языковой, то можно давать.

А. Нарышкин Образовательный… Что вы от них хотите, высшее образование, диплом?

Р. Шайхутдинов Нет, почему? Если, например, приезжают люди с высшим образованием, которые, например, врачи или еще кто-то, пусть получают адоптированный диплом российский и пожалуйста.

А. Нарышкин Вы же знаете, что приезжают не врачи в первую очередь и не учителя?

Р. Шайхутдинов А, кстати, вы знаете, мы сейчас попросили провести исследование Миграционную службу и ждем результата, но я уверен, что те, кто работает сейчас гастарбайтерами, окажется достаточно большое количество людей образованных.

А. Нарышкин Гастарбайтеры могут быть вообще без образования опять же, которые метут улицы, которые водят такси. Вы не верите как в некий локомотив нашего экономического роста?

Р. Шайхутдинов Я думаю, что локомотив наш не в них. Локомотив все-таки в технологических промышленных прорывах, а не в них. Но тем не менее, если для них находится работа здесь, это означает, что запрос на рабочую силу есть. Они бы так не ехали сюда.

А. Нарышкин А вы верите в то, что говорят про приезжих, что они якобы отбирают рабочие места у коренного населения; русские мужики, башкиры, татары – они не могут работать, потому что вот эти вот понаехали?

Р. Шайхутдинов Я в это не верю, потому что я знаю, что происходит в сфере ЖКХ московском – они не могут найти нормальных дворников. Раньше, кстати, до революции это делали татары: мясники, дворники были в Москве. Сейчас они все уже абсолютно ассимилированы и так далее. Работают, например, депутатами Государственной Думы и другими. Поэтому я не вижу здесь особых проблем. Нужно просто их интегрировать в наше общество, давать возможность им обучаться и так далее. Сфера ЖКХ не могла найти нормальных дворников. Сейчас там работают спокойно таджики, узбеки и так далее. Как-то уже это сформировалось.

А. Нарышкин Коль скоро мы с вами на экономическом форуме, объясните, пожалуйста, как работает наше государство. У нас есть законы, написанные Госдумой и подписанные президентом, в частности реформированные Уголовный кодекс и Административный. У нас есть поручение и, скажем так, намеки президента о том, что не надо сажать предпринимателей. И, по-моему, даже Медведев тоже уже на должности премьера об этом говорит.

Тот самый Калви, которого здесь ждут, насколько я понимаю… Я, правда, не уверен, приехал он все-таки или нет. Калви – не единственный бизнесмен, которого сажают. И чудом он оказался под домашним арестом. Как это происходит? Почему какая-то такая несогласованность?

Р. Шайхутдинов Ну, вы знаете, на самом деле, это беда наша.

А. Нарышкин Чья? Кто виноват?

Р. Шайхутдинов Государственная беда, что у нас силовые органы часто используются самим, кстати, бизнесом для передела рынка, передела сфер влияния и так далее. Один бизнесмен проплачивает силовым органам, чтобы захватить какой-то бизнес. Ну, по сути, бизнес – это же и есть, взять базовое понятие бизнеса, это дело по отъему у других другого дела, правильно? Названное красиво – конкуренция. Ну, типа, конкуренция и слияние, поглощение.

А. Нарышкин Какое у вас интересное определение!

Р. Шайхутдинов Ну а что такое бизнес?

А. Нарышкин Надо записать. Надо дополнить статью в «Википедии».

Р. Шайхутдинов Просто откройте других каких-нибудь экономистов, которые про это писали и так далее. Но дело в том, что это беда наших правоохранительных органов. Вместо того, чтобы исходить из нормы закона, они начинают… И вот посмотрите, кто идет в правоохранительные органы сейчас, студенты… Там надо платить какие-то деньги, потом их отбивать для того, чтобы там работать. Они уже идут туда бизнесом заниматься так называемым, то есть вот этим отъемом, переделом и так далее. Это беда, о которой говорит и президент, и о которой говорит и Дмитрий Анатольевич Медведев.

А. Нарышкин Все говорят, а дела-то где? Вот вы как депутат сидите. Еще вас там, я все время путаю, 350 или 450 человек.

Р. Шайхутдинов 450.

А. Нарышкин 450, простите. И где какие-то акты, законы, которые вот эту систему поменяли бы в корне? Я просто не очень понимаю, как можно заниматься вопросами геополитики, Крымом, приобретением двух миллионов человек, если есть принципы, которые реально отравляют всю жизнь.

Р. Шайхутдинов Но подождите, надо и тем, и другим заниматься. Одно другому не мешает.

А. Нарышкин Это спорно.

Р. Шайхутдинов Ну почему спорно? Заниматься внешней политикой для того, чтобы возвращать наши рынки… Это, кстати, для бизнеса рынки сбыта. Мы сегодня не можем наладить производство авиатехники, потому что для рынка России недостаточно такого объема пассажиров, для которых надо производить авиатехнику. Почему ни Сухой Суперджет, ни C-21 и так далее не могут никак запуститься? Нет рынка. Никто не берет. Поэтому надо рынки возвращать. Для этого нужна внешняя политика. А с точки зрения внутренней, безусловно, нужно абсолютно точно наводить порядок в правовой истории.

А. Нарышкин Если бы бизнесменов не сажали здесь каждый раз, если бы силовиков не использовали в качестве таранов и средств для отъема бизнеса, рынки не пришлось бы отбирать и называть это все референдумом. Рынки сами бы шли. Инвесторы бы шли. И мозги бы не утекали.

Р. Шайхутдинов Если рынки уже ушли, никто вас назад туда не пустит. Все равно и рынки вооружений, и рынки… Вон смотрите, что происходит с «Северным потоком-2». Кто туда пустит? Да, инвесторы… Европу отжимают для того, чтобы сжиженный газ поставлять.

Ну что вы говорите? Рынок – это очень агрессивная среда. Никто туда никого не пустит, если туда уже зашли. Вот посмотрите, что произошло с сельским хозяйством. Почему пошел рост сельхозпроизводства? Контрсанкции и импортозамещение. Ну да, поставили барьеры – стало здесь хоть что-то, наши производители немножко вздохнули. Точно так же возьмите любую другую зону производства. Вот сейчас идет приказ Шойгу (год назад издал), чтобы попробовать перевести на российскую элементную базу. Ну и наши заводы по производству электроники и еще чего-нибудь стали потихонечку подниматься. Это все зависимые вещи.

С точки зрения правовой, да, я с вами абсолютно согласен, это наша беда. И я считаю, что вот эти два принципа, если сейчас нам удастся 210-ю статью уголовного права в части бизнеса отменить… Мы вышли с такой инициативой, потому что любую корпорацию бизнесовую можно признать организованной преступной группой. Нам сейчас надо это разделить. И этим пользуются правоохранители. И 115-й Закон об отмывании надо поменять, потому что блокируют счета. Станет полегче. Но там много чего делается. Но оно делается не так быстро, конечно, как нам (тем, кто поддерживает бизнес) хотелось бы.

И я выступал здесь на Форуме малого бизнеса и сказал, что национальный проект по поддержке малого бизнеса, который ставит такие задачи, что 32% ВВП должно быть от малого бизнеса, сегодня – 22% (на 10% надо увеличить)… Каким образом это сделать? Я говорю: «Так это только зависит от той среды бизнесовой, чтобы люди хотели здесь бизнесом заниматься». Для этого нужно, чтобы к ним каждый раз не приходили рэкетиры из правоохранительных органов. И для этого нужно, чтобы не менялись правила игры какое-то время. И всё. И более-менее всё задышит.

А. Нарышкин А вы, просто, может быть, подытоживая, все-таки партия запутинская или противопутинская?

Р. Шайхутдинов Мы – запутинская партия.

А. Нарышкин Получается, вы не оппозиция.

Р. Шайхутдинов Почему?

А. Нарышкин А мне показалось, мы начали с того, что вы оппозиция.

Р. Шайхутдинов Почему?

А. Нарышкин А как можно быть оппозицией и за Путина? Вы кому оппозиция? Вы оппозиция Медведеву?

Р. Шайхутдинов Подождите, а оппозиция – это что, революционеры всегда, которые за свержение власти? Нет. У нас почему-то оппозицией всегда считают каких-то революционеров, которые хотят свергнуть эту власть или еще что-то.

А. Нарышкин Это кого вы имеете в виду?

Р. Шайхутдинов Ну, например, «Открытую Россию» или еще кого-то, Навального.

А. Нарышкин «Открытая Россия»… Это даже не смешно. Подождите, это не политическая организация.

Р. Шайхутдинов А какая она?

А. Нарышкин Ну а что они делают? А что они политического делают? Я знаю, несколько раз они акции какие-то организовали.

Р. Шайхутдинов Раз. Во-вторых, финансирование тех депутатов… Вот мы сейчас в Мосгордуму ведем своих депутатов.

А. Нарышкин Ведете, кстати, да.

Р. Шайхутдинов Ведем. И они ведут. Следовательно, они политическая все-таки организация?

А. Нарышкин В печально известный 43-й округ ведете, где Соболь, Федермессер?

Р. Шайхутдинов Нет, там мы не идем.

А. Нарышкин А у вас мало людей что ли в партии? То есть вы Москву не покрываете?

Р. Шайхутдинов Мы всю Москву не покрываем, потому что мы стараемся идти там, где мы уверены, что наши кандидаты пройдут, чтобы не утюжили друг друга и так далее.

А. Нарышкин А Навальный – это вот та оппозиция, которая предлагает революции и прочее? То есть у него конструктивной повестки нет?

Р. Шайхутдинов Нет, в той части, где есть конструктивная позиция, мы в каких-то вещах можем совпадать.

А. Нарышкин А в чем вы совпадаете с Навальным?

Р. Шайхутдинов В защите, например, и в поддержке бизнеса от правового рэкета против бизнесменов.

А. Нарышкин А в повышенном интересе к декларациям, к имуществу госслужащих?

Р. Шайхутдинов Здесь мы только за.

А. Нарышкин А где ваши расследования? Где вопросы на заседаниях Госдумы?

Р. Шайхутдинов Подождите, посмотрите мою повестку и посмотрите мои вопросы.

А. Нарышкин Где? Ну вас нет в новостях.

Р. Шайхутдинов Подождите, я есть в вопросах любому – к Набиуллиной, к премьер-министру, к министрам всем, к Генеральному прокурору и так далее. Все вопросы связаны именно с этим. Вот есть там одно дело, вот есть другое. Мы поднимаем эти вопросы и доводим, кстати, до какого-то логического конца.

А. Нарышкин Расследование по Медведеву смотрели?

Р. Шайхутдинов Смотрел.

А. Нарышкин Какие-то вопросы у вас остались, возникли? Может быть, вы направили какие-то документы в прокуратуру, чтобы что-то уточнить, прояснить?

Р. Шайхутдинов Ну, вы знаете, честно скажу, ничего не направили, потому что мы пока…

А. Нарышкин Бумага закончилась.

Р. Шайхутдинов Нет, дело не в бумаге. Дело в том, что это некоторое… Вы знаете, если добавляться к тому расследованию, которое идет, это будет некоторый популизм. Зачем? Мы подавали бумаги по детям Генерального прокурора, запросы посылали.

А. Нарышкин По Чайке? Серьезно?

Р. Шайхутдинов Да, посмотрите. Мы посылали, соответственно, запросы по тем обращениям, с которыми к нам люди обращались. Нам бизнес-омбудсмен пересылает запросы – мы, соответственно, их перепроверяем, где-то тоже задействуем. Поэтому в этом смысле одно дело – популизм, который в какой-то части мы поддерживаем, потому что он поддавливает правоохранительные органы. А есть обычная, рутинная работа, которую тоже надо делать.

А. Нарышкин А есть какие-то известные бизнесмены, которые вашу партию поддерживают? Потому что был Прохоров – и это сразу максимально привлекает внимание к партии.

Р. Шайхутдинов Ну смотрите, в этом смысле у нас больше региональная партия, конечно. То есть у нас в регионах сильные бизнесмены.

А. Нарышкин А их знают в регионах?

Р. Шайхутдинов Очень знают. Например, в Иркутской области Александра Битарова знают все. Он был председателем правительства в свое время. Это один из самых крупных домостроительных комплексов Иркутской области. И, соответственно, в ЗакСобрании у нас там наши депутаты представлены в Мурманской области – бизнес-омбудсмен и крупный бизнесмен Игорь Морарь. В Калмыкии…

А. Нарышкин Моор – это брат губернатора?

Р. Шайхутдинов Морарь. Не, не, не, он не имеет отношение к губернатору. Саша Филиппов (Владимирская область), по которому мы вели отчаянную, достаточно серьезную борьбу. И вот сейчас он вышел из мест заключения, которого там губернатор за то, что он пошел во власть (кандидатом в губернаторы), она, соответственно, сделала все, чтобы его посадить. И было большое давление на его семью. Наконец-то все закончилось. Два года позади. Человек вышел, да. Он отсидел. И мы сейчас будем заниматься его реабилитацией и восстановлением его репутации. Он очень крупный владимирский бизнесмен. Он и его отец.

Так что нет, у нас в этом смысле есть. Ну да, мы, может быть, не придерживается сверхкрупных каких-то бизнесов, но такой крупный региональный бизнес. Засчет него партия и финансируется. Она засчет него и существует, и сохранилась после Прохорова.

А. Нарышкин Последнее у вас спрошу. Хотели бы вы, чтобы Путин после 24-го года остался в руководстве страны?

Р. Шайхутдинов Нет. Я считаю, что есть уже некая усталость.

А. Нарышкин Вы устали?

Р. Шайхутдинов Нет, мы слышим и от населения о том, что есть. Ну все равно усталость накапливается.

А. Нарышкин: 70% пересчитанный рейтинг доверия ВЦИОМа.

Р. Шайхутдинов Нет, я думаю, что сейчас реальный рейтинг – жестких где-то 30%. Ну, может быть, под 40%. Безусловный рейтинг тех, кто поддержит любое решение Путина – это 30%.

А. Нарышкин На кого вы ставите? Кого преемником? Есть ли такие люди? Это же вечный вопрос?

Р. Шайхутдинов Я думаю, что обойма тех, кому сейчас точно даны шансы в части преемника, она сейчас уже более-менее понятна и видна.

А. Нарышкин Ну вот несколько человек назовите.

Р. Шайхутдинов Ну вот смотрите, из молодых есть Рогозин, есть Володин, есть Воробьев-младший.

А. Нарышкин А Медведева вы забыли.

Р. Шайхутдинов У Медведева, я думаю, антирейтинг достаточно высокий. Ему будет очень тяжело. Есть губернаторов молодых.

А. Нарышкин Резерв. Мы же знаем.

Р. Шайхутдинов Да. Нет, я считаю, что забег тех, кому можно доверить государство, он более-менее складывается. Я сейчас в партии обсуждаю такой пункт, что нам бы… Все понимают, что, скорее всего, будет какой-нибудь ход с преемником. Но давайте тогда обсудим и легализируем правила, по которым будет преемник, чтобы они были публичные, чтобы их было несколько, чтобы все-таки была демократическая процедура по выборам. Давайте их обсудим, чтобы он не появился, как черт из табакерки или какая-то карта из колоды, понимаете.

Мы, скорее всего, от партии будем вносить такой законопроект, чтоб можно было внести некоторые поправки в Конституцию в части того, что ну хорошо, да, мы согласны, пусть будет тот, кого рекомендует президент. Но давайте определим правила, что он должен пройти, какой у него должен быть ценз, кому это можно доверить. Это, в принципе, нормальная процедура была бы.

А. Нарышкин Спасибо огромное! Рифат Шайхутдинов, депутат Госдумы и лидер партии «Гражданская платформа». Алексей Нарышкин был с вами. «Эхо» работает на Экономическом форуме в Петербурге.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире