И. Землер На стенде «Эха Москвы», в рамках Петербургского Экономического Форума, генеральный директор корпорации «Российский учебник» Александр Брычкин, здравствуйте.

А. Брычкин Добрый день.

И. Землер И мы говорим об исследовании индекса образовательной инфраструктуры региона 2018-19, за учебный год имеется в виду, да?

А. Брычкин Это имеется в виду учебный год, да. То есть, мы исследования проводили… Начали исследование в 18-м году, и закончили, выпустив отчет в этом году, в 19-м.

И. Землер Какие самые тонкие места выявило это исследование, на что вот в первую очередь нужно обратить внимание и профессиональному сообществу и тем, кто принимает решение в сфере образования?

А. Брычкин На самом деле эти тонкие места, они из исследования в исследование, в общем-то кочуют. И основное тонкое место, это как не странно, не состояние. То есть, самая вот так сказать, дорогостоящая инфраструктура. Не состояние зданий, сооружений, не состояние школ, не ремонт. Кончено, это тоже присутствует, но ключевые вопросы, это вопросы, прежде всего связанные с квалификацией педагогов, нехваткой педагогов. Связанные с методиками преподавания, ну и как не странно, с лидерством внутри школы. То есть, квалификацией директоров школ, их компетентности.

И. Землер Какие тенденции в последние, ну может быть 2-3 года в этом направлении, именно с квалификацией, и именно с подготовкой педагогов?

А. Брычкин Ну вы знаете, сложно говорить о каких-то явных тенденциях. Потому, что тема действительно актуальная, о ней очень много говорят. Но в реальности мало, что происходит. Система переподготовки и повышения квалификации педагогов, существует в более-менее неизменном виде достаточно давно. Работает она в основном, через институты повышения квалификаций, институты развития образования в регионах, которые в рамках госзадания, получают по сути бюджетные средства на обучение или переобучение определенного количества педагогов. Конечно, зачастую в регионах сложно найти квалифицированных тренеров, квалифицированных преподавателей, которые могли бы составить действительно интересные и нужные, правильные программы для того, чтобы использовать современные наработки доказательной педагогики в работе российских учителей, внедрять практики цифрового образования, и так далее. Ну, и в этой связи, во многом этот процесс становится формальным. Наша корпорация, в 2017 году, в конце подключилась к этому процессу, мы создаем и проводим повышение квалификации педагогов, с помощью онлайн платформы ЛЕКТА. У нас есть некоторое количество курсов, порядка 50-ти, и за прошлый год, через эти курсы прошли примерно 50 тысяч учителей. Мы, при создании курсов, конечно ориентируемся на те простые, практические запросы, которые нам формулируют педагоги. Ну, в качестве примера, это например, решение задач по химии. Вот даже такие казалось бы вопросы, вызывают сегодня сложности.

И. Землер У кого?

А. Брычкин У ряда педагогов. Внедрение (неразборчиво), новые методики. Вот все то, что по сути должна делать система подготовки и переподготовки педагогических кадров, пытаемся делать сегодня мы.

И. Землер Знаете, чего-то пришло в голову, что вот в наше время, вопросы решения задач по химии, вызывали бы сложности у учеников. Почему у педагогов это вдруг вызывает затруднение? Не могут найти общий язык с учениками, или так непонятно изложены методики преподавания? Что, в чем проблема?

А. Брычкин Ну, сегодня требования к преподаванию химии, значительно выросли. Есть даже в нашем портфеле действительно интересные, научные, очень сложные учебники, например учебник «Курс по химии» Лунина, Еремина, это химфак МГУ. Он очень академичный, но он предъявляет действительно высокие требования к квалификации педагога, который будет использовать этот учебный методический комплект в своей деятельности. Педагога нужно готовить, он должен уметь пользоваться этим методическим аппаратом, находить общий язык с современными представлениями химической науки, и уметь доносить эти представления до школьников.

И. Землер Хочу еще уточнить, исследование распространялось на какие формы обучения? Я имею в виду, государственное и частное.

А. Брычкин Ну, исследование затрагивало как общее образование, так и дополнительное образование детей. Поэтому, речь шла в целом об инфраструктуре общего образования.

И. Землер А были ли какие-то находки в регионах может быть, которые вы бы рекомендовали распространить на другие тоже регионы, чтобы воспользовались этим опытом?

А. Брычкин Мне сейчас сложно этот вопрос комментировать. Я думаю, что лучше может быть посмотреть сам отчет, и внутри этого отчета есть ряд практик, которые действительно могли бы быть интересны.

И. Землер То есть, это сообщество уже может между собой координироваться как-то, для перенимания вопроса.

А. Брычкин Да, ну вот я могу более глубоко наверное рассказать про один регион, Калининградскую область, который помимо того, что участвовал в индексе образовательной инфраструктуры, в нем мы еще проводили исследования факторов, которые влияют на качество образования. Это наша новая инновационная методология, разработанная совместно с Высшей школой экономики, которая в анализе качества ориентируется не только на формальные, академические успехи школьников, результаты ОГЭ и ЕГЭ, но и высокие достижения, которые не находят отражения в стандартной школьной статистике. Олимпиадное движение, да? Различные конкурсы, и так далее. Очень важный фактор, это школьное благополучие, то есть, так скажем, удовлетворенность участников образовательного процесса тем, что в нем, в этом образовательном процессе происходит. Всеми сторонами, я бы так сказал. То есть, это и родители, ученики, и преподаватели, и даже администрация школы. И такой интересный фактор, который мы для себя выявили, это академическая (неразборчиво). Что это такое? Школы находятся в совершенно разных социально-экономических так сказать, обстоятельствах, в разном контексте. Ну, очень сложно сравнивать московский комплекс, и например какую-то сельскую подмосковную школу. Потому, что разные возможности и с точки зрения инфраструктуры, и привлечения квалифицированных педагогов и лидерство директора, масса различных… И бюджеты, главное разные. Но тем не менее, некоторые школы даже в неблагополучных условиях, умудряются демонстрировать очень не плохие, даже хорошие академические результаты, и высокие достижения. И вот как формируется такая (неразборчиво), это действительно интересные как бы находки, интересные обстоятельства, которые по большому счету и могли бы быть использованы в различных кросс-региональных, кросс-муниципальных практиках. Ну, если говорить в целом, то и это исследование, они подтвердило выводы исследования инфраструктуры. Факторы, которые влияют на качество образования, они примерно те же самые: это педагогическое лидерство, это квалификация педагогов, это соответственно нехватка педагогов, нехватка кадров, и говорить о каком-то вот прямо серьезном, интересном прорыве наверное сложно, да? Это все известно. Ну понятно, что это не лежит в области обеспечения компьютерами, или в области обеспечения другими материально-техническими какими-то составляющими образовательного процесса. Но это еще раз подтверждает важность уделения внимания, и важность инвестиций именно в эти направления развития школ. Ну, из интересного, что еще можно отметить? Вот в той же самой Калининградской области выявилась интересная особенность, что специализации, вариативность образовательных программ, положительно коррелирует с качеством образования. То есть, вот это стремление так сказать к унификации, стремление к созданию единого образовательного пространства в его худшем представлении, когда все занимаются по одинаковым программам, одинаковым учебникам, оно отрицательно коррелирует и с академической успеваемостью, и с высокими достижениями. Важны группа факторов, которые формируют так называемую организационную культуру школы. Потому, что как отношение детей к учителям, так и отношение учителей к детям, это наверное один из лидирующих факторов, с точки зрения эффективности образовательного процесса. Детский (неразборчиво), ну или скажем так, агрессивное поведение со стороны педагогов, крайне негативно сказывается на результатах школы.

И. Землер Можно ли дать какие-то рекомендации, как убрать вот эти вот хотя бы факторы, да? Которые ну, просто лежат на поверхности, которых не должно быть не в школе, ни вообще нигде.

А. Брычкин Вы знаете, вот наша методология, она базируется на кластерном анализе школ. Что это означает? Что мы делим школы на несколько групп, и сопоставляем их с тем уровнем результатов, которые они должны показывать в тех обстоятельствах, в которых они находятся. Ну, есть некое понимание среднего уровня, целевого уровня, да? И есть категория не благополучных школ. Под ними понимаются те школы, которые находятся в хороших социально-экономических условиях, благоприятных, но демонстрирующие скажем так, не очень хорошие для этих условий, результаты. Это ключевой наверное сегмент, которому нужны адресные интервенции. Имеется в виду, в том числе и может быть замена директора школы. Потому, что мое глубокое убеждение, что все проблемы, которые возникают у школы, они во многом обусловлены той ситуацией, которая создается лидером этой организации.

И. Землер Знаете, у меня еще один короткий вопрос. Можно… И если с виду школа благополучная, а результат ниже ожидаемого, можно ли говорить о том, что там идут скрытые вот эти негативные процессы, и следует обратить на них внимание.

А. Брычкин Конечно, конечно. То есть, организационная культура, которая возникает от взаимоотношений внутри педагогического коллектива, работы управленческого состава школы, администрации школы, она по большому счету и оказывает негативное влияние на (неразборчиво).

И. Землер Спасибо большое, Александр Брычкин, генеральный директор корпорации «Российский учебник», я Инесса Землер, всего доброго.

И. Землер На стенде «Эха Москвы», на Петербургском Экономическом Форуме вице-президент издательства холдинга «Эксмо», «АСТ», Андрей Галиев, здравствуйте.

А. Галиев Здравствуйте.

И. Землер Меня зовут Инесса Землер, и мы говорим об образовательной платформе ЛЕКТА, и об участии цифровой составляющей в образовательном процессе. Есть ли какой-то прорывной момент, который за последний год именно начал расти как на дрожжах, что называется?

А. Галиев У нас большая часть педагогов, люди в возрасте. Которые были сформированы, получили образование и опыт жизненный, профессиональный в совершенно аналоговой среде. Для того чтобы им начать активно использовать цифровые решения, нужно, чтобы они во-первых захотели этого, оказались практически к этому готовы. А для того, чтобы произошло и то и другое, нужно, чтобы они нашли время для того, чтобы овладеть этими цифровыми технологиями, а со временем у наших педагогов очень сложно. И пока не произойдет цифрализация педагога, распространение и использование цифровых инструментов в образовательном процессе, будет ограничено.

И. Землер Вы знаете, как показывает практика, время всегда найдется, если есть желание. Как стимулировать желание вот этих возрастных педагогов, да? Которые говорят: ну что, поколениями учили детей по аналоговым учебникам, и почему бы не учить дальше, вырастут хорошие дети.

А. Галиев Нужно формировать соответствующую среду, опять же, можно сказать климат. Нужно формировать благоприятный цифровой климат в школе. Под этим подразумевается целый комплекс задач, которые необходимо решать, надо разгрузить педагогов от той аналоговой, очень часто бумажной рутины, которая очень сильно мешает и сдерживает любовь педагогического творчества, использует он цифровые инструменты, или аналоговые, разницы никакой нет. Нужно начать преподавать цифровые технологии в педвузах, там, где готовятся сейчас будущие педагоги. Нужно включать это в программу переподготовки, обязательной переподготовки действующих педагогов. Но для всего этого, для того, чтобы это произошло более-менее органично, государство… А педагоги – люди государевы, должно очень внятно артикулировать потребность использования цифровых технологий, в школе. То есть, ничего не произойдет, пока сами педагоги, а у нас их в школе миллион триста – четыреста тысяч, там по-разному наверное считали, не станут если хотите, евангелистами цифрового перехода. Ничего (неразборчиво).

И. Землер Ну, собственно для того, чтобы как-то помочь и педагогам, и ученикам, и их родителям, и действует вот эта образовательная платформа ЛЕКТА.

А. Галиев Да, безусловно. Наша платформа изначально создавалась как платформа в ай-ти смысле этого слова. Потому, что не все, что называется платформами, действительно являются технологическими платформами. То есть, есть инфраструктура, под которую могут подводиться любые данные, и на инфраструктуру обработки использования этих данных, можно через разный программные интерфейсы, сажать любые сервисы, так работает платформа. Есть еще модное слово маркетплейс, отчасти они совпадают. В данном случае, являются (неразборчиво) синонимами. На ЛЕКТе мы размещаем сервисы, которые помогают и педагогам, и ученикам. Крамольную вещь скажу, один из этих сервисов, которые пользуются большой популярностью, сервис «классная работа», в принципе позволяет педагогу не тратить время на подготовку к конкретному уроку.

И. Землер Это как это?

А. Галиев Вот так. Педагоги, с которыми я это обсуждаю, опытные. Они говорят ребята, вы сделали замечательную вещь. Это фаст фуд, но при этом никто не останется голодным, и не отравится. И бывают ситуации, понятно, что это предельные ситуации. Бывают ситуации, в которые педагог не имеет времени для того, чтобы качественно подготовиться к уроку. По каким причинам мы заговорили, он отчетностью занимается львиной долей своего рабочего времени.

И. Землер Заполнять бумажные журналы.

А. Галиев Заполняет бумажные журналы. Значит, и в этой ситуации, помощь по организации процесса в рамках урока, оказывается фантастически важной. Помимо этого есть сервис, которые называется контроль. Он позволяет отслеживать текущую успеваемость, и в каком-то смысле формирует цифровой след школьника, что тоже очень важно и для педагога, ему проще… Особенно, когда класс многочисленный, проще ориентироваться. Ему проще с этим выстраивать индивидуальную образовательную инфраструктуру, траекторию для этого ребенка, и так далее. Но есть и сервисы, которые нацелены на ребенка, потому что для того, чтобы мы могли рассчитывать на то, что образовательный процесс будет идти с использованием всех возможностей, мы должны дать ребенку возможность что-то, чего он не понял например в рамках урока, сделать, оттренировать, понять самостоятельно. И в этом смысле помогают тренажеры, которые… У нас алгоритм работы этого сервиса таков, что он отслеживает, помогает определить зону ближайшего развития ребенка. В общем, условно говоря, он сделал упражнение по алгебре, машина понимает, что несколько раз подряд, ребенок удачно, успешно справился с решением этой задачи.

И. Землер Иногда, не стандартно.

А. Галиев Да. И в следующий раз, ему предлагается чуть более сложная задача. Если вдруг с более сложной не получается, алгоритм отказывается назад для того, чтобы разобраться, в чем собственно говоря проблема, и потом уже решив эту проблему, вновь вернуться в прогресс. ЛЕКТА… Сейчас государство говорит о том, что оно создает цифровую образовательную платформу, на этой платформе, в том числе должны использоваться так называемые цифровые учебно-методические комплекты. Собственно говоря, ЛЕКТА в нашем случае, является очень хорошее площадкой для того, чтобы использовать эти так называемые (неразборчиво), оптимальным образом.

И. Землер С учетом того, что вы сейчас рассказали и о сложностях, и о перспективах, Возможно ли в каком-то обозримом будущем, переход на исключительно электронную форму обучения, и контакта с обучаемыми?

А. Галиев Мне кажется нет, потому что… Ну, во-первых, любые технологии, это инструменты. Инструменты нужны для чего-то, для выполнения какой-то… Для решения какой-то проблемы, достижения какого-то результата. Но во главе угла, в любом случае должна оставаться педагогическая деятельность, и без живого общения с живым человеком, очень сложно например мотивировать детей. Мы же все можем вспомнить своих любимых, а в некотором случае даже не любимых учителей. Вот те любимые учителя, которые у нас были, они любимыми были не потому, что они к нам хорошо относились, и ставили пятерки вместо заслуженной оценки. А потому, что они нас мотивировали к чему-то. Многие после общения… Те, кому повезло, после общения с любимым преподавателем по определенной дисциплине, свою жизнь посвящали работе, так или иначе связанной с этим (неразборчиво). Резюмирую, машина не может мотивировать. Она может помогать но… В мотивации, или как в случае с тренажером, обеспечивать такую тонкую настройку в причинно-следственной связи, которая возникает у ребенка в процессе учебной деятельности. Но показать ребенку путь объяснить, как это может развиваться дальше, и мотивировать его на этом пути, может только живой педагог.

И. Землер Старая истина. Машина должна работать, а думать человек.

А. Галиев Да, хотя вот в рамках Питерского Форума, тема искусственного интеллекта поднимается многократно, рассматривается с разными углами, это тоже машина. Искусственный интеллект, по большому счету, это филологическая ошибка. И интеллект не может быть искусственным. Ну, по крайней мере, если мы не попадаем в сферу фантастики. Не может… Интеллект, это особенность, присущая человеку. Заметьте, человеку. Даже не человеческому отзвуку, а многие ученые сейчас говорят, что тезис о том, что интеллект живет исключительно в мозгу, в общем не выдерживает проверки (неразборчиво). Это очень сложная, (неразборчиво) история, которая должна воспитываться. Сейчас в том числе, очень много говорится о социально-эмоциональном интеллекте. Это то, чему машина научить может с очень большой натяжкой, скорее всего, нет.

И. Землер Спасибо большое. Андрей Галиев, вице-президент издательства холдинга «Эксмо», «АСТ», я Инесса Землер, всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире