В. Дымарский У микрофона Виталий Дымарский. Мой собеседник – министр культуры Владимир Мединский. Много тем, надо выбрать какую-то одну-две. Давайте про «Чернобыль». Я имею в виду сериал. О нем очень много говорят. И говорят, в том числе с некой укоризной в адрес не то чтобы министерства культуры, но в адрес наших творцов. Что такой сериал, в общем, должна была снять Россия.

В. Мединский Я посмотрел первые три серии. Сам. И все разговоры вокруг Чернобыля делятся строго пополам. Апологеты либерализма, как вы, например, они кричат: как стыдно, что такой фильм до сих пор не сняла Россия.

В. Дымарский Я не кричу, между прочим.

В. Мединский Да, я шучу.

В. Дымарский Пожалуйста. Иностранным словом «апологет» не обзывайте.

В. Мединский Оппоненты ваши говорят, что это очернение советской действительности. Вот знаете, правда, на мой взгляд, она как всегда как часто бывает – в другой плоскости находится. Я, например, посмотрел первые три серии сериала, и я просто смотрел вместе с отцом, который там был с 1 мая, он ликвидатор. Он посмотрел и сказал: «Да, тяжелое кино. Но у нас там были вещи и похлеще, чем то, что показано». Ему очень понравилось, как показали, например, солдат. Которые не жалели живота своего, показали Щербину, руководившего ликвидацией. Он сказал, что да, действительно достаточно близко к правде. Хотя многие вещи там откровенные передергивания. Смешно про отсутствие дозиметров на атомной станции. Очень комично. Но в целом сериал снят с уважением к простым людям, к их подвигам. К их самоотверженности. У нас в министерстве культуры в работе, по-моему, два или три проекта…

В. Дымарский Тоже связанных с Чернобылем.

В. Мединский Да, и полный метр большой, посвященный этой трагедии. И сериал мы поддерживаем, посвященный Чернобылю. Поэтому я думаю, что в ближайшее время мы увидим большое российское кино на эту сложную тему.

В. Дымарский Чтобы не получилось, что это как бы наш ответ. Насколько я знаю, во всяком случае, проект Данилы Козловского, фильм он родился не в связи сериалом.

В. Мединский Нет. Все эти проекты родились и производятся уже задолго до выхода этого сериала. Никакого ответа нет. И я сужу только по первым трем сериям. Не знаю, что там будет дальше. Никакого ответа нет. Вообще наше кино, как вы знаете по своему качеству, особенно сериальное, я в этом убежден, ничем не уступает мировому. Мы снимаем сериалы абсолютно мирового уровня, мы делаем игровые фильмы мирового уровня. И с удовольствием посмотрим, что снимут наши про Чернобыль.

В. Дымарский Еще один вопрос. Уже касающийся непосредственно петербургского форума. Это культура и бизнес. Так можно его сформулировать. Что такое с этой точки зрения форум? И у нас всегда, когда мы говорим о культуре, мы в основном начинаем плакаться, особенно работники культуры, что в бюджете мало денег выделяется. То есть у нас финансирование культуры в головах всегда связано с государством. Бизнес не идет или ему неинтересно, и вообще, в какой стадии это все находится.

В. Мединский Бизнес идет. С бизнесом надо разговаривать, надо с ним работать. Буквально через неделю я полечу в Когалым, где мы недавно открыли полностью построенный на средства бизнеса большой драматический театр. Там начал свою работу филиал Малого театра. Содержание этого тетра будет задача московского головного театра. Но строительство, оснащение, все первоначальные инвестиции, это сотни миллионов рублей – это был стопроцентный бизнес. Бизнес создает сейчас хорошие музеи. За последние 6 лет в стране появилось около 170 новых музеев. Значительная часть которых – частные инвестиции.

В.Мединский: Cериал снят с уважением к простым людям, к их подвигам. К их самоотверженности

В. Дымарский Нет идиосинкразии против самого понятия «частный музей?»

В. Мединский Я считаю, что чем больше частных музеев, тем лучше. Вы знаете, в какой стране мира больше всего официально музеев? Вообще. В США.

В. Дымарский За счет частных.

В. Мединский Они просто все частные. Там есть музеи, которые получают…

В. Дымарский Поддержку.

В. Мединский Гранты со стороны штатов и даже со стороны федерального правительства. Но в основе своей они все частные. Поэтому я считаю, что чем больше будет расти в культуре именно частный сектор, тем лучше. Но это не снимает с нас обязательств по государственной поддержке и развитию того колоссального культурного наследия, которое нам досталось и от империи, и от Советского Союза.

В. Дымарский Еще один вопрос на эту же тему. Для бизнеса культура, это такие вложения типа театра – это благотворительность или все-таки бизнес?

В. Мединский Нет, это, как правило, всегда желание остаться в памяти потомков.

В. Дымарский То есть это не бизнес. Не зарабатывание денег.

В. Мединский Нет. Заработать на этом за исключением, может быть, кино и каких-нибудь частных цирковых представлений, невозможно. Это всегда меценатство, как правило, это просто когда человек достигает определенного уровня собственного внутреннего развития, перед ним стоят альтернативы: еще одна яхта, новый Мазерати или я хочу остаться в памяти потомков Третьяковым. Вы помните, на чем заработали деньги братья Третьяковы?

В.Мединский: Три года министерство культуры добивалось принятия поправок к закону о меценатстве

В. Дымарский Честно говоря, сейчас не помню.

В. Мединский Подсказывать вам не буду. На чем сколотил капитал Морозов?

В. Дымарский Это известно.

В. Мединский А Бахрушин? Ну и так далее. По большому счету никто не знает, чем занимался в рабочее время Станиславский. Но любим мы его за другое. Совсем не за его золотопрядильные фабрики.

В. Дымарский И последний тогда вопрос.

В. Мединский Так что настоящие люди вкладывают в культуру.

В. Дымарский Тем не менее, законодательством должно поощряться такого рода вещи. Освобождение от налогов, там существует миллион путей…

В. Мединский Правильный вопрос. Мы три года, министерство культуры добивалось принятия поправок к закону о меценатстве. Поправок к Бюджетному кодексу, касающемуся закона о меценатстве. Который носил абсолютно декларативный характер. И вот несколько месяцев назад ГД поддержал это, президент утвердил. Определенный, довольно существенный налоговый механизм для инвесторов в сфере культуры, инвесторов причем всех уровней. Он создан. Кроме того, мы продвигаем в законодательстве и частично уже принято – о поощрении тех, кто восстанавливает усадьбы, памятники культуры, находящиеся в руинированном состоянии. Вы можете сегодня за рубль приобрести в собственность или в аренду на 99 лет и усадьбу, и особняк.

В. Дымарский При условии их реконструкции.

В. Мединский Да, при условии реставрации и восстановления. Если это памятник федерального значения, вы освобождаетесь от уплаты налога на имущество. А это по нынешним кадастровым ценам большие деньги. Сейчас правительство внесло в ГД законопроект по освобождению от налога на прибыль и ряде других налоговых льгот, которые касаются муниципальных и региональных музеев и ряда других учреждений культуры. Мы бы хотели, чтобы эти льготы (мы будем с такими предложениями выступать), чтобы эти льготы также распространились и на частные музеи. И на частные учреждения культуры. Ну потому что если единая налоговая льгота, например, для государственных и частных учреждений образования, либо здравоохранения, согласитесь, будет логично, если мы не будем ставить частный музей изначально в убыточный, изначально в меценатский. Изначально снимающий с государства серьезную долю бремени на культурное развитие граждан. Он отбирает гражданина от телеэкрана с бутылкой пива и ведет его к себе в музей. В частный театр. Значит, он выполняет по сути ту же функцию, которую выполняем и мы. Значит, мы должны их поддерживать. Мы должны как минимум делать для них равный налоговый режим с государственными музеями. По крайней мере, мы в этом глубоко убеждены. И будем этого добиваться.

В. Дымарский Спасибо. Это был Владимир Мединский, министр культуры.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире