'Вопросы к интервью
04 июня 2019
Z Интервью Все выпуски

«Свободный формат». Как проходит сдача ЕГЭ в этом году?


Время выхода в эфир: 04 июня 2019, 13:06

А. Петровская 13 часов 6 минут на часах студии «Эха», у микрофона Александра Петровская. Программа «Свободный формат». Сегодня поговорим о том, как проходит сдача ЕГЭ в этом году и как вообще будет развиваться история с Единым государственным экзаменом. Расширение нам планируют, в первую очередь – английский и история могут появиться в ближайшее время в качестве обязательных. Хорошо это или плохо обсудим сегодня с гостями студии. У нас сегодня педагог Дима Зицер. Дима, приветствую!

Д. Зицер Добрый день!

А. Петровская Иван Сямтомов – эксперт ОГЭ по истории и обществознанию, преподаватель Факультета довузовской подготовки НИУ ВШЭ -Санкт-Петербург. Иван, здравствуйте!

И. Сямтомов Добрый день!

А. Петровская Я сразу поясню, ОГЭ – это ЕГЭ, но после 9 класса. Все верно?

И. Сямтомов Да.

А. Петровская Мы с вами возьмем шире, будем говорить вообще про эти государственные экзамены. Новый формат сдачи экзаменов. Новый относительно, 10 лет прошло с того момента, как это было новым для российских школ, но разговоры ходят до сих пор вокруг того как проводить ЕГЭ, и нужно ли вообще использовать эту методику и этот инструмент. Видимо не все отработано. Давайте попробуем поставить ЕГЭ некий диагноз. Если коротко, ЕГЭ нужно, или оно скорее вредит? Иван!

И. Сямтомов Я много думал об этом. И скорее скажу да ЕГЭ. Конечно, это экзамен сложный, бюрократизированный, есть много недочетов, не всегда понятно, что он на самом деле проверяет, какие знания остаются у ребенка в голове. Но с момента его введения появился шанс у некоего социального равенства. ЕГЭ предоставляет возможность для ученика, который учится где-нибудь, например в Ханты-Мансийском автономном округе иди н Дальнем Востоке сдать Единый экзамен и приехать, например в Москву и поступить.

Если раньше до введения Единого государственного экзамена ему приходилось выбирать университет, приезжать на экзамены, на внутренние экзамены университета, сдавать их, то теперь он может это сделать удаленно, сдав ЕГЭ у себя в регионе. И это главный плюс.

А. Петровская Это самый распространенный тезис, когда говорят о необходимости ЕГЭ. Давайте еще и коррупцию приплюсуем, борьбу с корруицией. Хотя я не знаю насколько ее в полной мере удалось победить. Все эти истории про сливы, которые вплоть до этого года присутствовали, и о них активно писали, говорят о том, что какие-то моменты еще остаются. Но это вещи очевидные, а вопрос в другом. Является ли это необходимым в качестве обязательного экзамена? Хорошо, тот кто хочет, приехал и сдал ЕГЭ, а тому, кому не нужно туда ехать? Не нужно решать эту проблему, о которой вы говорите, есть ли необходимость для него сдавать ЕГЭ? Дима! Если убрать этот тезис о том, что кто-то куда-то переезжает.

Д. Зицер Как бы поаккуратнее задать вопрос? А цель наша в чем, когда мы спрашиваем нужен или не нужен ЕГЭ? Чтобы что?

А. Петровская Видимо, чтобы оценить, распределить.

Д. Зицер Если речь идет о том, что мы хотим помочь государству, которое не в состоянии справиться другим способом и собственную эффективность – вероятно да. Или эффективность своих институтов таким путем. Мы что, должны поймать детей, чтобы обслужить себя, взрослых, то цель выполнена. И очевидно, ЕГЭ в этом смысле удобно, государство получает проценты и свои штучки-дрючки, и так далее.

А для человека с точки зрения образования и знаний – полная туфта, как любой экзамен, или почти любой. Так что у меня очень много вопросов к ЕГЭ. И к ОГЭ, ГЭО и так далее.

А. Петровская Иван, вижу, что вы качаете головой и соглашаетесь с Димой по этому поводу. Наши зрители Ю-Туб трансляции, которая идет на канале «Эко Москвы в СПб» тоже могут это видеть.

Д. Зицер Мы тоже можем покачать, в какую сторону?

А. Петровская В этом направлении качайте, машите. А те, кто нас не видят, могут нам писать, у нас есть смс-портал +7 931 291 58 00. К нам по телефону присоединяется Антон Левкин, председатель предметной комиссии ЕГЭ по химии Санкт-Петербурга, завкафедрой естественно-научного образования Академии последипломного педагогического образования. Антон Николаевич, добрый день!

А. Левкин Добрый день!

А. Петровская Мы уже начали дискуссию, в ЕГЭ дать добро расширению ЕГЭ и использованию его, или все-таки стоит говорить о том, что надо дать задний ход и предоставить ученикам возможность самостоятельно выбирать нужно им аттестоваться с помощью ЕГЭ или другим способом. Дима вообще считает, а зачем это нужно ученикам, способ проверки их знаний тот или иной.

А. Левкин Я все-таки сторонник введения ЕГЭ и как практикуюий учитель, который до сих пор работает в школе, я могу сказать, что дети, которые сдавали до 2009 года, мои ученики 11 класса готовились совершенно иначе. Я услышал, что какой-то момент коррупции при поступлении в вузы, он действительно существовал. С 2009 года к моему изумлению дети совершенно по другому стали готовиться к экзаменам. Может быть не сразу, но стало ясно, что прежде всего нужны знания и умения, а не какие-то другие способы взаимодействия каких-то связей. И стало больше мотивации к обучению.

А. Петровская Есть еще мнение, что как раз последний год школы выпадает из образовательного процесса, и то, о чем вы говорите, что идет подготовка, весть этот год идет подготовка к экзамену целью которого является проверка этих знаний. То есть это не получение нового знания, не расширение кругозора, это не становление личности, это проверка знания, чтобы дальше всех как-то отсортировать и в разные вузы отправить.

А. Левкин Здесь наверное большое значение имеет специфика предмета, наверное у каждого предмета есть свои особенности, но что я могу сказать про химию. Чтобы ее просто сдать, перейти ее нижний порог, надо просто немножко подготовиться и все. А чтобы сдать ЕГЭ хорошо, а так как это предмет по выбору, и ее выбирают учащиеся, которые собираются продолжать образование в медицинских или химических вузах, чтобы сдать хорошо нужно глубокое знание предмета. Просто натаскаться недостаточно. Все равно ничего не получится. И я могу достоверно сказать, что те, кто получают очень высокие баллы на ЕГЭ, больше 80, они знают предмет.

А. Петровская Я открыла статистику по тому, сколько школьников посещает репетиторов, 74% школьников посещают репетиторов, почти треть, 29% ходят к двум преподавателям, а каждый пятый обращается сразу к трем специалистам. А как же так выходит, чтобы сдать Единый государственный экзамен по тому или иному предмету, а их несколько, приходится ходить заниматься дополнительно. Это что, неэффективность школьного образования? Не совсем правильное отражение знаний и проверка с помощью этого теста?

А. Левкин В этом плане перед нами стоит колоссальная задача совершенствования системы школьного образования. В этом главная причина.

А. Петровская То есть претензии не к ЕГЭ, а к школьному образованию?

А. Левкин Думаю да, прежде всего нужно посмотреть на это.

А. Петровская Дима, а как ты считаешь? Как человек, работающий в системе школьного образования, хоть и негосударственного, насколько школьная система готова и подходит для того, чтобы ее аттестовать с помощью единственного государственного экзамена. Все равно твоим ученикам так или иначе предстоит это.

Д. Зицер Я опять вернусь к вопросу цели, чего мы хотим. Здесь я и согласен и не согласен с коллегами. Здесь из разных зол, я выбираю ЕГЭ, потому что здесь есть хоть какая-то минимальная объективность. Когда-то, когда мы сдавали экзамены, я с учителем поссорился, она ко мне нехорошо отнеслась и занизила оценку.

Но когда мы говорим, что нам надо менять общую систему образования… Ребята, у детей детство заканчивается! У них нет времени, пока мы почешемся и будем изменять общую систему образования. Я предлагаю, чтобы мы не мыслили такими длинными-длинными ходами. У нас есть наши дети, у нас есть наши ученики. И вопрос стоит довольно жестко, как ты его Саша и поставила. Довольно часто бывает, и мы это знаем, что невротизация детей, родителей, происходит с пятого класса, если не раньше. И вместо того, чтобы заниматься прекрасным познанием себя и мира, диалогом, которым и должны заниматься школа, вместо этого мы говорим: «Окей, в конце у нас есть этот самый результат, до которого мы должны добежать». И отсюда репетиторы, и репетиторы, и так далее, и так далее.

И происходит если не стопроцентная, то девяностопроцентная подмена этого счастья, которое называется учение подготовкой к этому экзамену, который называется ЕГЭ или не ЕГЭ, экзамены могут быть разные. Педагогически, профессионально нам надо говорить об этом. А государство всегда будет стараться нас, профессиональных педагогов, проверить. Оно всегда будет говорить, что как государство оно хочет проверить насколько эффективно я работаю.

А нам, профессиональным педагогам следует быть на стороне детей, потому что никого на их стороне больше нету, их родители тоже невротизированы и готовы к этому забегу. А дальше начинаются репетиторы и так далее, и так далее. Я так думаю.

А. Петровская Антон Николаевич, а как вам кажется, в связи с изменениями, которые происходят сейчас в том числе и в вопросах сдачи ЕГЭ меняется, и очень сильно поменялся с того момента, когда он был введен в тестовом режиме, мы приближаемся к тому счастью, о котором только что говорил Дима, то есть к уходу от самоцели сдать ЕГЭ хорошо, к некоему процессу обучения, к переходу к результату, который выражен в том, что дети просто чему-то научаются, они что-то познают.

А. Левкин Я ведь и раньше считал, что нельзя было ЕГЭ назвать какой-то угадайкой. Если взять материалы по химии, то и там тестовая часть, которая была раньше, выделить верный ответ, один из четырех, эта часть выполняла свою функцию. Опять вернусь к образованию. Нужно серьёзно посмотреть на содержание образования. Оно очень большое. То, что мы хотим вложить в голову ученика, и потом проверить с помощью ЕГЭ, это очень большой объем, и действительно, в последний год высокая невротизация, и у ребенка детства нет, потому что он только учится…

А. Петровская И не только год. Как Дима сказал, что детства нет уже давно!

А. Левкин Да, но последний год особенно. И это вопрос больше к содержанию образования, и соответственно к содержанию контрольно-измерительных материалов, идентификаторов ЕГЭ. Если бы здесь что-то сделать? И пусть это будет не такой большой объем, но тогда ребятам конечно станет легче. А так получается, что ни урок – то новая тема, что ни зачет – то куча вопросов.

А. Петровская А меня пугает то, что до начала программы ваши коллеги говорили о постоянной смене каких-то стандартов. А сейчас мы говорим о необходимости реформирования всей системы. Ощущение, что все пробуксовывает, а мы запутались и потерялись. Куда мы идем и что нам нужно? Как можно что-то вкладывать на протяжении 11 лет в светлые головы учеников, если к моменту 11 класса уже три раза поменялись стандарты?

Я хочу к вам апеллировать, Иван. Вы сказали, что знакомились с теми тестами, которые сейчас готовятся в качестве примера, примерных тестов, и если я правильно поняла, вас шокировал результат.

И. Сямтомов Ну, шокировал – сильно сказано. Мы перешли на госы, дети подросли, которые учатся по новым образовательным стандартам, и в следующем году идут в 9-й класс. В соответствии с новыми образовательными стандартами у них должны быть и другие задания, и это приведет к тому, что экзамены сильно изменятся. Причем, все экзамены. Я отвечаю за свою область, за историю, за обществознание, но меняется сама структура задания. У детей будут спрашивать другие вещи. И к этому большое количество вопросов.

Например, если мы возьмем историю. В Петербурге, и вообще по России, это становится практикой, переходят на линейную модель истории. Если раньше у нас была такая система преподавания истории, что мы до 9-го класса учили всю историю России и всемирную историю, включая ХХ век, и в десятом и одиннадцатом классе мы ее повторяли, то теперь мы до десятого класса, включая десятый, учим всю историю ХХ века. И одиннадцатый класс, это пока какая-то непонятная виртуальная дисциплина, она называется «Россия в мире» и никто не знает, что там будет. Нет еще учебников. И ничего не понятно. Но самое главное, что дети в девятом классе, подходя к ОГЭ, заканчивают свое обучение истории на 1917 году, то есть или в конце первой мировой, или в начале первой мировой, в зависимости от ситуации.

Экзамен по структуре меняется. Он уже в этом году поменялся в Петербурге. Не во всей России. И это уже создало сложности в подготовке. Когда дети пришли на первый пробник, они вернулись с него и были в ужасе. Они сказали: «Мы полгода учили историю ХХ века, а там – все большое гнездо!» И в итоге нам пришлось за полгода все перестраивать очень быстро, потому что оказалось, что эксперимент будет выглядеть вот так.

А со следующего года все еще хуже, не только будет линейная система, но и меняется структура заданий. И это большое требование. Во-первых, требования к педагогам. Нам нужно будет в кратчайшие сроки изучить новую систему организации экзаменов, чтобы научить детей. Главная проблема в чем?

А. Петровская Подождите, то есть мы не будем учить детей, как сказал Дима – чему то светлому, а какой-то там…

Д. Зицер Фантазии мы будем их учить!

И. Сямтомов Вообще-то так и есть! Мы уже три-четыре года учим детей правильно писать экзамены. Объективно, я встречаю многих наших выпускников, тех кто сдавал искусствознание, историю, я допускаю, что по математике, химии, все по-другому, но если мы говорим про гуманитарные предметы, то на выходе дети просто выбрасывают из головы все, что они выучили. Я не раз, и не два слышал, что «я вышел, сдал экзамен и забыл».

А. Петровская Антон Николаевич, у вас другое мнение?

А. Левкин Здесь маленькая ремарка. В этом плане в естественных науках здесь все более стабильно. И даже в ходе изменения стандартов, я бы не сказал, что мы испытываем какие-то серьезные структурные изменения. Подходы – да. Подходы к образованию становятся другими в свете новых стандартов. Но содержание остается тем же. А вот разгрузить это содержание, это проблема.

А. Петровская У нас в обсуждении принимают участие представители разных предметных областей. И пока ни литература, за которую ты отвечаешь, Дима, ни история с обществознанием, ни химия, не являются обязательными на государственно экзамене. А как вы относитесь к расширению единого государственного экзамена? И если все будет идти по тем же рельсам, есть вероятность, что в скором времени, Иван вас это в первую очередь касается, уже об этом говорят, история станет обязательным экзаменом. Это будет скажется положительно или нет? Антон Николаевич, с вас начнем!

А. Левкин Химия, я могу сказать точно, никак не может стать обязательным экзаменом. А история – это другая область. А что касается расширения ЕГЭ, также как мы знаем, в иностранном языке ввели аудирование как компонент ЕГЭ, в русском языке и литературе – сочинение. Вот по химии, хотелось бы сказать, что эксперимент должен стать обязательным элементом ЕГЭ.

А. Петровская А сейчас разве нет?

А. Левкин Нет, ребята пишут письменную работу, а эксперименты остаются в своей школе.

А. Петровская То есть такая теоретическая химия.

А. Левкин Я не сторонник того, что в ходе экзамена еще ребята и ставили бы какие-то опыты. Может быть можно было пойти по такому пути, как это сделано с литературой. Может быть где-то в конце первого полугодия ребенок бы сдавал зачет по химическому эксперименту. Это было бы хорошо. Он бы видел вещества и их превращения, и визуально бы понимал о чем идет речь, а потом он бы уже готовился к ЕГЭ. Можно было бы пойти по такому пути, но на самом ЕГЭ ставить какие-то эксперименты – это безумие. Можно нарваться на большие проблемы.

А. Петровская А альтернативу для химии вы видите кроме ЕГЭ? Альтернативные варианты экзаменов.

А. Левкин Так как сам по себе экзамен по химии довольно оптимальный. Ни в коем случае нельзя сказать, что там какая-то угадайка. Вторая часть содержит много заданий, которые не связаны с конкретным знанием того или иного материала, а выявлением того, как экзаменуемый может применить свои знания, перейти с одного на другое. И я считаю, что у нас перспективы хорошие в этом план.

А. Петровская Антон Николаевич, спасибо вам большое. Дима, а твое мнение? Я с одной стороны понимаю твой такой революционный настрой…

Д. Зицер Боже упаси! При чем тут революция то! Не мучать людей? Это прямо идея новая и богатая!

А. Петровская Но тем не менее, мы вписаны в систему. Как ты видишь своих учеников и «Апельсина» в таких условиях?

Д. Зицер Если вопрос про частные школы, тут вообще проблемы никакой нет. А в продолжении того, что говорил коллега, если нам нормально учиться, извините за выражение, прикольно учиться, химия, история, литература и все остальное, если я плыву во всем этом океане, мне ничего не стоит и к экзамену подготовится.

А. Петровская Ну неправда!

Д. Зицер Саша, да!

А. Петровская Иван, поддержите меня!

Д. Зицер Это вопрос целей! Это вопрос целей! Ты понимаешь? Если речь идет о том, что у меня есть цель, поучившись, выстроить это в одну цепочку и так далее… Я понимаю тот конкретный случай, о котором говорит Иван, и что происходит в этом году, когда – раз! И вдруг шулер поменял колоду. Но это все-таки частный случай. Литература, например, нам никто не мешает учиться десять лет, а после этого выучить то, что по выбору дают на экзамене ЕГЭ, ты не хочешь знать, что там спрашивают, и что там утверждают в этих вопросах. Но окей, если я хочу его сдать, я могу его сдать. Одно не связано с другим! Как устроена невротизация? Это когда нам говорят с первого или пятого класса, если вы не будете поступать так-то, вам всем – конец. У вас ничего не получится. Это и есть умышленная невротизация. Это вообще не так, это обман. Это вообще не-прав-да!

ЕГЭ похож на подобные экзамены в мире. Знаешь, какой процент сдачи такого экзамена в Западной Европе?63-64%! Но люди менее невротизированы. А это значит, что я закончил школу, но я не сдал математику. Так я сдам ее через году, если у меня будет в этом необходимость. Или через три, или через пять.

А. Петровская Да хоть через десять! Мы возвращаемся к тому, что сказал Иван, что происходит некое обучение тому, как нужно сдавать экзамен!

Д. Зицер Ну!

А. Петровская Так если ты не будешь заниматься этим, то и через десять…

Д. Зицер Я смотрю на секундомер, хочу рассказать историю, мою личную историю. Моя личная дочь, старшая, не сдала математику, это было в другой стране на выходе из школы, а потом через три года, ей понадобилось, она получала высшее образование по психологии. Она потратила на это две недели и получила 100! И это не о том, какая она талантливая, а о том что насколько прогнившая система образования моей дочери поставила 100, Две недели!

НОВОСТИ

А. Петровская Мы остановились на невероятной истории подготовки за две недели Диминой старшей дочери к экзамену по математике. Иван, сажите, Дима Зицер сейчас рассказывает нам сказки в прямом эфире? Или реальность? За две недели подготовиться возможно?

И. Сямтомов Если мы говорим о моих предметах, об истории и обществознании, на нынешнем этапе это почти нереально. Еще лет восемь назад я бы согласился. У меня есть примеры товарищей, которые просто обладали достаточным уровнем культуры, воспитания, образования, и особо не готовясь к экзамену, они сдавали в одиннадцатом классе ЕГЭ, и на 80, и на 90 баллов, и на 96.

А. Петровская Уточняющий момент. Вы сказали, что ЕГЭ – это вопрос некой репетиции, одних и тех же заданий, механизмов, инструментов и так далее. А раньше эти механизмы были что ли проще?

И. Сямтомов Да.

А. Петровская То есть меняется не только сложность заданий, но и инструментальная часть?

И. Сямтомов Сложность заданий меняется как раз в силу изменения инструментальной части.

А. Петровская А зачем? Объясните мне, зачем усложнять экзамен, наверное можно объяснить. Дети усваивают больше информации. А зачем усложнять саму инструментальную часть, которая не относится к знанию как к таковому? Иван!

И. Сямтомов Единый государственный экзамен привязан к образовательному стандарту. Меняется образовательный стандарт – меняется и экзамен.

А. Петровская Давайте пойдем дальше. А зачем меняется образовательный стандарт?

И. Сямтомов А это вопрос философский.

А. Петровская Риторический. Я поняла. Неизвестно зачем. У нас есть пара-тройка минут перед тем, как к нам на прямой связи подсоединится Екатерина Мурашова, семейный психолог и писатель. Мы поговорим с ней о психологическом аспекте сдачи экзаменов.

А мы давайте попробуем подвести некий итог нашей дискуссии. Мы начали с того, что ЕГЭ быть. Наверное спрашивать вас альтернативе ЕГЭ нет смысла, раз вы дали положительный ответ все единогласно.

Д. Зицер ЕГЭ быть потому что выхода нет. Кто спрашивает быть или не быть ЕГЭ?

А. Петровская Я, вот я спрашиваю.

Д. Зицер Мне кажется, что это в некоторой мере луквство! Что значит быть или не быть? Если у нас серьезный глубокий педагогический разговор, профессиональный нужен ли выпускной экзамен? На мой взгляд нет, не нужен. Вообще не нужен. Экзамен является одной из худших форм обратной связи. Нужна ли в процессе учения обратная связь? Ученику и учителю. Безусловно, да. Единственная ли форма обратной связи – поставить оценку ученику или учителю? Безусловно, нет. Как, если мы не будем инструментально сдавать экзамен в школе, как мы поступим в университет? Есть много способов. Во-первых, можно это доверить университету. Причем, способов, изведанных в истории человечества. В этих разговорах есть известная доля лукавства. Можно обойтись без ЕГЭ. Но нам сегодня не дают такой возможности.

А. Петровская Иван?

И. Сямтомов Люди очень разные. Кроме того, что я преподаю в Вышке, я еще преподаю в обычной школе. И я могу сравнить двух девятиклассников. Моей школы и Вышки. Люди очень разные, и соответственно большая трудность в том, что мы говорим об одном экзамене в отношении двух совершенно разных людей, у которых два совершенно разных набора возможностей. Хороший был бы вариант как в Сингапуре. Экзамен есть, но он очень разный. У него разные уровни, он разный по наполнению.

Д. Зицер И по форме! Тогда я за!

И. Сямтомов Какое будущее видится человеку, такой экзамен он и сдает. Если человек идет в колледж…

А. Петровская Если ЕГЭ всех унифицирует, как тогда ставить оценки? Как понимать, что пятерка по этому экзамену, равна пятерке по этому? Как быть в этом случае?

И. Сямтомов Это совсем небольшая проблема. На данный момент ЕГЭ и ОГЭ, они хоть и влияют на итоговую оценку, но наполовину. В конце концов есть внутренняя аттестация учебного заведения. Это самая наименьшая из проблем, разработать какие то критерии как производится пересчет. И я еще в качестве идеи сказал, что культурные навыки развивать, и их принимать потом в виде какого-то проектного обучения. Это было бы здорово.

Если резюмировать, вы спрашивали про нагрузку, и мы как раз сейчас будем об этом говорить, она чрезвычайно большая. И введение дополнительного экзамена по английскому, введение дополнительного экзамена по истории в девятом, а потом в одиннадцатом классе, еще больше повысит нагрузку на детей. Я работаю восемь лет. Мы прошли долгий пусть. Когда-то дети сдавали в девятом классе внутри школы, потом были введены два обязательный экзамена ОГЭ, а остальные были обычными. Потом были два обязательных ОГЭ и два необязательных на выбор. Теперь дети четыре экзамена должны сдать. И тут мы говорим: «Ребята, нам кажется, что у вас маленькая нагрузка! Давайте-ка добавим вам еще английский!»

Д. Зицер Мы говорим, и мы не понимаем ничего! У нас дети плохо знают английский. Это происходит не потому, что мы не умеем его учить. Как сейчас вообще можно плохо знать английский! Взрослые могут только помешать ребенку знать английский. Он идет отовсюду. А давай-те ка введем экзамен! А почему экзамен? У нас нет другого способа! Мы ничего другого не знаем, как сделать так, чтобы дети учились. Когда-то раньше можно было по попе хлестать, а сейчас по попе вроде и неудобно. А давайте их прижмем оценками! Это абсолютно не профессиональная позиция. Я настаиваю на этом. Я не против ЕГЭ, ЕГЭ лучше чем что-то другое, но все это не имеет никакого отношения к педагогической профессии.

А. Петровская У нас на прямой связи Екатерина Мурашова. Екатерина Владимировна, здравствуйте!

Е. Мурашова Здравствуйте!

А. Петровская Сегодня, когда готовилась к программе, открываю ЕГЭ и вижу в подборке новостей печальную новость, которая пришла из Чебоксар, что во время ЕГЭ умерла одиннадцатиклассница, кого-то увезли на скорой, 73% выпускников говорят о том, что во время экзаменов дети испытывают стресс, 22% вообще принимают препараты для борьбы со стрессом. В этой ситуации, как вам кажется? Может быть взять, да и отменить эти экзамены?

Е. Мурашова Можно отменить, если мы найдем, что-нибудь другое. Можно многие вещи отменить, потому что они выглядят не идеальными, они приводят к стрессам, еще к чему-нибудь. Но взять и отменить – это самая простая… Я очень хорошо помню момент, когда были такие игрушки, тамагочи, и какой-то ребенок, когда у него умер тамагочи где-то в Ямонии выбросился из окна. И тогда было очень много криков, а давайте отменим тамагочи. Но тогда мы должны найти какой-то другой способ. Сейчас очень высокая тревожность в обществе. И в родительским сообществе, и педагогическом сообществе мы не знаем, куда мы их выпускаем.

А. Петровская Но в этом смысле ЕГЭ нам вряд ли как-то поможет? С определением, нет?

Е. Мурашова ЕГЭ с определением нам не поможет. Это просто способ снижения общественной тревожности. Это повышает тревожность детей, но это немножко повышает общественную тревожность. Мы их учим, а потом проверяем, насколько они готовы. Это из серии – мы сделали все, что могли.

А. Петровская А у вас не ощущения, что цена стала выше, потому что раньше какой-то экзамен…

Е. Мурашова Цена стала выше, согласна, потому что, когда я сдавала экзамены, тоже все нервничали и жевали семена элеутерококка, других препаратов тогда не было, но мы думали, что мы знаем, в каком мире мы будем жить. И те, кто принимали у нас экзамены так думали. Мир рухнул сразу после того, как я закончила школу. Сразу началась перестройка. Но когда мы еще сдавали экзамены мы думали, что мы все знаем. Сегодня цена возросла, потому что возросла тревожность.

А. Петровская Получается, что дело не в ЕГЭ, и все эти сообщения просто нагнетают обстановку, а все как было так и осталось.

Е. Мурашова Конечно!

А. Петровская ЕГЭ не поменял ситуацию с тревожностью, и изменилась скорее общая ситуация.

Е. Мурашова Общая ситуация того, что мы осознаем, да мир менялся, мы вышли в мир, и привычный мир в СССР рухнул сразу же. Но сейчас возможно мы первое поколение, которое осознает, что мы не знаем как будут жить те дети, которые ходят в школу. А уж те, которые сейчас пошли в первый класс, об этом мы совсем-совсем ничего не понимаем.

А. Петровская Екатерина Владимировна, есть у вас короткий рецепт для родителей или выпускников?

Е. Мурашова Да есть! Короткий рецепт для родителей, и есть короткий рецепт для выпускников. Быть честными с собой, то есть и родителям и выпускникам проговаривать свои страхи. Часто оказывается, что на самом деле мы боимся не того, чего кажется. Мы боимся не не сдать, допустим, географию в девятом классе, а боимся не того, что он найдет своего места в жизни. Это другой страх. Проговаривать и наверчивать то, что для тебя не очень значимо.

А. Петровская Спасибо большое! У нас минута до конца эфира. Продолжая тему того, что нагнетается в обществе, я помню, что и раньше высока была цена, потому что те, кто не поступил сразу же считались изгоями. Это касалось не ЕГЭ, а  «а, ты не поступил – значит неудачник». Хотя это к удаче или неудаче имеет мало отношения.

Д. Зицер А путь – в сторожа или проститутки!

И. Сямтомов Сейчас уже немного по другому.

А. Петровская А как сейчас?

И. Сямтомов Сейчас очень многие уходят после девятого класса в колледж. И не жалеют об этом. Там дают нормальные рабочие специальности.

А. Петровская Чтобы снизить этот нагрузку, этот стресс?

И. Сямтомов Безусловно. Особенно сейчас, когда вышел новый закон, который позволяет после колледжа поступать не первый курс вуза через экзамены внутри университета. И очень многие дети выбирают этот путь. И сейчас у нас есть дети, которые хотят уйти после девятого класса, потому что боятся не сдать например английский в одиннадцатом. Думают, что введут обязательный английский в одиннадцатом и говорят, мы уйдем после девятого.

А. Петровская Жить под этим ощущением, что скоро тебя ждет английский в качестве обязательного! Спасибо, время закончилось!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире