'Вопросы к интервью
28 мая 2019
Z Интервью Все выпуски

Пифагоровы штаны Зачем нужна база данных движений глаз при чтении на русском языке?


Время выхода в эфир: 28 мая 2019, 12:06

А. Петровская Добрый день, у микрофона Александра Петровская. Это программа «Пифагоровы штаны», на прямой связи по Skype из Германии Анна Лауринавичюте. Здравствуйте, Анна. Младший научный сотрудник центра языка и мозга Высшей Школы Экономики, вы сегодня нам расскажете о базе данных, которая была создана вами. Эта база данных движения глаз при чтении на русском языке. У  вас была опубликована статья в журнале «Behavior Research Methods» летом 2018 года. Что это за история, зачем нам эта база данных, и как она поможет существованию человечества?

А. Лауринавичюте Как и все базы данных, я думаю, что ее можно использовать по— разному. Одно из самых интересных применений на данный момент, мне кажется — это автоматическое распознавание того, насколько человек хорошо владеет языком. Если вам интересно тестировать насколько хорошо человек знает русский язык. Иногда это нужно. Сделать это, в принципе, можно и  с помощью стандартных тестов: когда вы выбираете ответ на вопрос. Вы все проходили такие экзамены, но база движения глаз и автоматическое обучение, позволяет нам протестировать то же самое, более скрыто.
Мы можем просто, (не то чтобы мы сейчас это можем сделать, это, в принципе, возможно. Это уже сделано для английского языка — для русского такого еще никто не разрабатывал), зарегистрировать движение глаз человека, который читает на русском языке. И, по тому как двигаются его глаза при чтении определить, насколько хорошо он знает язык. Это будущее. А наша база помогает таким приложениям тем, что у нас есть эталон, с которым можно сравнить. У нас есть данные очень многих людей, которые читают по-русски, и мы знаем, в каких пределах варьируется их движения глаз. Как читают по-русски носители русского языка.

А. Петровская хотелось бы уточнить, как сегодня эта база данных выглядит?

А. Лауринавичюте Это файл с данными, но можно представить его в виде видеозаписей. Такая возможность тоже есть. Фактически, это данные, чуть меньше чем 100 человек, которые читают 144 предложения по-русски. Почему 144? Потому что мы хотели сделать эту базу сравнимой с остальными базами, которые уже существуют для других языков, чтобы данные разных языков можно было сравнить между собой, и  это сравнение было корректным. Впервые такая база была создана для немецкого языка. Но, с тех пор, движение уже сильно расширилось, и такие же корпуса данных движений глаз при чтении, существуют для китайского, для уйгурского, французского и английского. Разумеется и других языков. Поэтому мы взяли уже существующий дизайн и на основании его выбрали 144 предложения русского языка, которые были представительны, с точки зрения языка.


А. Петровская В  вашем комментарии на сайте Высшей Школы Экономики я прочитала, что эта технология, кроме всего прочего, также имеет вполне конкретное практическое приложение для детей, для того, чтобы, видимо, обучать их читать на русском языке, для пожилых людей, а также билингвов. Как это работает, как применяется? И, может быть, уже есть какие-то конкретные примеры?

А. Лауринавичюте Конкретных примеров, к сожалению, нет, но мы сейчас работаем почти в каждом из этих направлений. На самом деле, для обучения детей чтению эту базу использовать, скорее, нельзя, но, опять же, сейчас мы работаем (я и мои коллеги из лаборатории Высшей Школы Экономики в Петербурге и в Москве) работаем над записью движения глаз детей  — младших школьников 1, 2, 3 класс. Они читают не все 144 предложения, а только 30 из них, и мы сравниваем движение глаз детей у которых нет проблем с чтением, которые нормально развиваются и детей у которых была диагностирована дислексия.
И, например, одно из применений корпуса, о котором можно говорить: коллега из Санкт-Петербурга, в соавторстве с разработчиками шрифтов придумали и разработали шрифт, который должен помочь читать детям и взрослым с дислексией. Уже есть предварительные данные, что подросткам без диагностированной дислексии, проще читать предложения, используя этот новый шрифт. Так что это выглядит очень многообещающе.

А. Петровская Да, и вправду, это очень интересно.

А. Лауринавичюте Мы говорили ещё о людях, которые в одинаковой степени, или почти в одинаковой степени, владеют русским и английским. Здесь мы сотрудничаем с профессором Ириной Сикевиной из Нью-Йорка и Ольгой Паршиной, ее аспиранткой. Мы сравнили движения глаз детей, которые читают по-русски и знают только русский язык, и детей, которые растут в Америке, в русских семьях, поэтому они знают русский, но не читают по-русски, или читают очень плохо. Оказывается, что в некоторых аспектах билингвы читают даже хуже, чем русскоязычные школьники. Они делают большие фиксации на слове, им требуется больше времени для того, чтобы узнать слово, но в принципе, они сравнимы по навыкам чтения, со школьниками начальной школы. Хотя это гораздо более старшие дети это 15, 16, 17— летние подростки.

А. Петровская С одной стороны, это кажется вполне понятным и очевидным, потому что дети билингвы, которые овладевают сразу двумя или несколькими языками с рождения — это дети, которые начинают позже говорить. Им нужно больше времени для того, чтобы распознать слово на одном из этих языков, разве  нет?

А. Лауринавичюте С одной стороны, да. С другой стороны  — это, все-таки, зависит от практики. И только на одном из этих языков. Со вторым языком у них может не быть никаких проблем.

А. Петровская В данном случае, у подобной системы кроме изучения способности билингвов овладевать двумя языками, читать, например, на русском и английском языке, если какая-то ещё функция? Помощи, например? То есть, как эта система может помочь им совершенствовать навык чтения на русском языке?

А. Лауринавичюте В данный момент это невозможно. Хороший прибор для регистрации движений глаз  — это сложная и очень дорогая установка. Но как раз именно сейчас, происходит очень активное развитие, и можно купить неплохие айтрекеры за гораздо меньшие деньги и пользоваться ими дома. И, как только эта технология станет доступна на широком уровне, тогда, я уверена, появится очень много прикладных применений. Например, если известно, что человек испытывает трудности с чтением, можно помогать ему читать слова, выделяя, например, букву в слове на которой ему лучше всего зафиксировать взгляд. Чтобы он смог захватить все слово целиком.
Когда мы смотрим, мы видим резко, очень небольшую часть от нашего общего поля зрения. И когда мы читаем слова, то успешное чтение слова зависит от того, куда приземлился наш взгляд. Если он приземлился ближе к середине слова — в  резкости находится почти все слово, а если он приземлился слишком близко к началу слова, или слишком близко к концу — в зоне резкости находится не все слово и нам нужно будет сделать ещё одну-две фиксации, просто, чтобы визуально его распознать. Если можно натренировать человека делать цикаду к самому выгодному месту в слове, чтобы он распознал его с первого раза, вполне возможно, что это поможет ему читать.

А. Петровская Давайте коснемся тех вопросов, которые я  уже озвучила — это помощь для пожилых людей, также людей с нарушением функции речи. Как здесь работает система?

А. Лауринавичюте К сожалению, здесь мне пока нечего особенно сказать. Мы занимаемся сбором данных, но они ещё не проанализированы до конца, и я могу только спекулировать о том, что получится. В  принципе, есть предположение о том, что пожилые люди читают не так, как люди среднего возраста. Скажем так, что они фиксируют слова меньше, и делают больше скачков между словами. Пока что, нужно хотя бы понять так ли это для русского языка.

А. Петровская Анна, а  с чем это может быть связано?

А. Лауринавичюте Например, с тем, что они гораздо лучше владеют лексикой. Все слова которые они видят, они видели уже очень-очень много раз, и, при этом, они могут предсказывать, что будет дальше в тексте, гораздо эффективнее, чем люди которые читали мало текстов.

Здесь я  должна сделать небольшое отступление. Сейчас в лингвистике популярна гипотеза о том, что очень большую часть того, что мы читаем, мы, на самом деле, пытаемся предсказывать ещё до того, как мы увидим нужное слово или сложное предложение. И, чем эффективнее вы представляете то, что вы увидите, тем эффективнее будет ваше чтение. Вполне возможно, что пожилые насколько эффективны, что им нужно просто коротко подтвердить, правильно ли они сделали предсказания или нет. Для этого им нужно меньше фиксации и это может быть их основной способ коммуникации. Ну, или наиболее эффективный способ коммуникации для них. Но здесь, пока что, нужно понять, что вообще происходит. таких исследований всего несколько, даже на материале английского языка, а  английский язык — самый изученный из всех языков.

А. Петровская Я поняла, спасибо . Анна Лауринавичюте, младший научный сотрудник центра языка и мозга Высшей Школы Экономики, была у нас в гостях. Спасибо вам большое, Анна.

А. Лауринавичюте Спасибо, что пригласили к вам.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире