'Вопросы к интервью
27 мая 2019
Z Интервью Все выпуски

Для самых больших Какие задачи стоят сегодня перед системой школьного образования в России?


Время выхода в эфир: 27 мая 2019, 14:46

А. Петровская Добрый день, у микрофона Александра Петровская, это программа «Для Самых Больших». Недавно состоялась очередная встреча выпускников Санкт-петербургского Государственного университета, которую организует ассоциация выпускников Большого Университета или RеUnion. Он впервые прошел в формате городского фестиваля науки и культуры, как часть праздничной программы к 295-ти летию Университета. Мероприятие прошло в здании «12 коллегий», там было огромное количество лекций и встреч, и мне удалось на полях реюньона пообщаться с директором президентского физико-математического лицея номер 239, Максимом Пратусевичем.

Максим Яковлевич, первый вопрос, буквально, повторяет название сессии: «Как воспитать гения»? Какой у вас рецепт? Потому как, из 239 школы выходят одни только гении.

М. Пратусевич: Гениев не воспитывают — они рождаются.

М. Пратусевич Я отвечу так, как ответил на сессии: — гениев не воспитывают — они рождаются. Это в самом слове заложено. И если гений родился , важно не затоптать, не застрелить, а просто дать ему возможность проявить свою гениальность. Поэтому мы говорим немножко по-другому, мы говорим про то, как помочь человеку раскрыть все способности, которые у него есть. Это тяжелая задача, сложная. Она до конца не решена, но какие-то попытки в этом направлении мы делаем.

А. Петровская В чем секрет, этих попыток? Это особые отношения, в первую очередь, к ребятам? Это дисциплина, это учебная программа?

М. Пратусевич Много составляющих. Ну, в первую очередь, если говорить в общем — это сочетание нашего основного и высококачественного дополнительного образования. С одной стороны мы даём базу — без базы никуда. Мы сейчас, действительно, говорим о hi— классе, когда люди действительно должны создавать какие -то значимые вещи. Вот, а второе, после того как они получили базу, они имеют возможность с помощью дополнительного образования развивать себя во все стороны. Базой мы считаем хорошее математическое образование.

А. Петровская Хорошо, тогда вопрос, в целом о школьной системе образования сегодня в России. Если брать по рейтингам, то мы не в топ— листе, скажем так, по мировым оценкам. Ваша точка зрения, на сколько, вообще, сегодня современная система образования школьная может подготовить школьника к жизни, которая, мы сами знаем, какая будет через 20 лет.

М. Пратусевич Видите, в чем дело, во-первых система образования разная, школы разные и задачи у них разные, и школьники разные. Во— вторых, понимаете, в каком-то смысле ориентироваться на мировые рейтинги — это полезно, Но, с другой стороны — это означает, что мы передаем управление нашей системы образования во внешние руки. Хорошо ли это? Вот и мы не уверены, что например составители тестов являются окончательными носителями правды.

И, соответственно, в силу этого, я считаю, что мы должны, прежде всего понять, чего мы хотим? Потому что запросы со стороны государства, общества, самой системы — они не совпадают. Соответственно, давайте определимся, что мы хотим, и тогда будет понятно, каких целей достигать. Я вас уверяю, что с учетом сегодняшней административной структуры, если мы хотим через 3 года стать первыми в тесте ПИЗА , давайте сделаем единый государственный экзамен в формате ПИЗА, назначим его обязательным по тем дисциплинам, по которым тест проводится и , через три года у нас будет все хорошо с этим, понимаете? Надо гнаться за сутью, а не количественным показателем.

А. Петровская Но, у лидера этого рейтинга, Финляндии, успех не только в каких-то системах оценки или тестов заключается. Но ещё и в высокой степени выборности дисциплин, свободы и так далее. Вот это нужно российской школе или нет?

М. Пратусевич Есть один лидер системы — Финляндия, и есть другие: Сингапур, Гонконг , построенные и, с истинно азиатским упорством работающие по 14 часа в сутки. Думаю, второй пример наиболее подходящий для России. Всегда это вопрос амбиций страны. У Финляндии нет амбиций великой державы. У России — есть. Можно спорить: хорошо это или плохо. Но мы переживаем, например, что у России давненько не было нобелевских премий. А Финляндия — не переживает. Если есть амбиции — то и система должна быть более жесткой.

А. Петровская У меня сложилось абсолютно субъективное, и, возможно, неверное впечатление, что, у нас очень высокий показатель с точки зрения тех знаний, которые мы передаем. Но есть же ещё и, как называется, эмоциональный интеллект, как сейчас модно говорить. Вот, что касается развития эмоционального интеллекта, насколько наша система образования способствует его развитию? Кроме изучения Пушкина, интегралов и прочего?

М. Пратусевич Это понятие появилось относительно недавно, лет 30 назад, поэтому, как его развивать? И надо ли его вообще развивать? Никто не знает. Вопрос более широкий не о предметном знании, а о над предметном — он тоже, понимаете, не имеет однозначного решения. Одни говорят: не будем сейчас знания никакие изучать, они все мобильнике есть, в интернете

А. Петровская Вы с этим согласны?

М. Пратусевич Категорически, нет. Ну, точнее, тут происходит подмена понятий: в интернете не знания, а информация. Знание — это что-то другое! Чтобы сформулировать грамотный запрос, нужно очень много знать. Многие говорят, что с появлением интернет поисковиков удобнее искать информацию. Да, но знание — то пропало! Потому что, когда ты, грубо говоря, перелистываешь книжку, то ты попутно просматриваешь и узнаешь всё это облако, окружение. Узнаешь ещё что, вот по этому поводу написали. И это оказывается очень важно: связи какие-то ассоциативные в мозге образуются, и так далее. А когда ты сразу получаешь ответ на свой вопрос, то у тебя это вот сопутствующий инструмент не работает. Все становится однонаправленным и, за счёт этого теряется много.

А. Петровская Как адаптироваться к этому? Всё равно же, не будет всё законсервировано на ближайшие 100 лет? Будет меняться и школа, и школьная система.

М. Пратусевич Я не думаю, что так уж сильно будет меняться. Мы должны понимать, какие цели вы перед школьной системой ставите. Они разные. То есть, если ребенок должен прекрасным образом провести безоблачно свою жизнь в течение 10 лет и стать квалифицированным потребителем, а лучше неквалифицированным — это одна история.

А если мы говорим, что ребенок должен стать каким-то творцом и в дальнейшем сотворить что-нибудь более существенное, чем очередное мобильное приложение, то это другая история. И эти две разные истории — они разные.

А. Петровская Правильно ли я понимаю, что сегодняшняя школа , сегодняшние цели нашей системы удовлетворяет?

М. Пратусевич Ну, так и целей особо нету, в том-то всё и дело. У родителей цели одни, у детей — другие, у государства— третьи… А у самой системы вообще — четвертые.

А. ПетровскаяТо есть , что — то там нужно подкручивать?

М. Пратусевич Подкручивать надо, с точки зрения того, чтоб всем договориться. Чего мы хотим, понимаете? потому, что школа — по большому счету — это «не трогайте меня» , «не бейте меня» и будет мне хорошо. И поэтому, она реагирует только на то, за что бьют по голове. Не допущен к экзамену — за это бьют по голове , этого, значит , быть не должно. А то что высокого уровня нет — за это не бьют. Значит и без этого можно. Школе нужно вот это: чтобы к ней не приставали. Родителям нужно: в ВУЗ престижный поступить, да баллы ЕГЭ побольше, значит поэтому мы будем убиваться на это. Ребенку нужно: ну, просто интересно жить! А государство говорит: “ Нам нужен гражданин высокообразованный, нам нужен технологический прорыв”. И эти вот все хотелки они плохо совмещаются между собой

А. Петровская Спасибо большое, это был директор президентского физико-математического лицея номер 239, Максим Пратусевич.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире