24 декабря 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Г. Черкасов главный редактор журнала «Политбюро», С. Лолаева зам. главного редактора журнала «Политбюро», Е. Афанасьева обозреватель журнала «Политбюро»
Эфир ведет Владимир Варфоломеев

В. ВАРФОЛОМЕЕВ У нас в студии гости из журнала «Политбюро», пока одна гостья обозреватель Елена Афанасьева. Остальные ваши коллеги, главный редактор Глеб Черкасов и зам. главного редактора Светлана Лолаева сейчас одни из тех, кто страдает от московских пробок. Ну что же, вчера уже вслух прозвучали новости, что журнал «Политбюро» закрывается. Здесь должен заметить, что лично я по этому поводу серьезно расстроился, для меня в последние полгода «Политбюро» был частью обязательного еженедельного чтения. Я расстроен, журнал как принято говорить интересный, интеллигентный, сдержанный, но при этом со своей четкой позицией по основным проблемам, и событиям жизни нашей страны. 48 номеров ведь вышло.
Е. АФАНАСЬЕВА Мы начали с 7 октября прошлого года и выходили каждую неделю, не считая праздников, нескольких пропусков номеров в Новый год и на майские праздники, вот это то, что мы успели сделать за год и три месяца.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Чуть более года существовал этот журнал. Для многих, я разговаривал со многими своими коллегами и с политиками, этот журнал являлся действительно серьезным источником не просто информации, а информации к размышлению, как принято было говорить. Жаль, что теперь его не будет. Можно ли с уверенностью (хорошее слово в данной ситуации), можно ли говорить, что это решение окончательное и обжалованию не подлежит?
Е. АФАНАСЬЕВА Да, решение окончательное, впервые разговоры о нем возникли осенью, когда у «Издательского дома Родионова», который издавал этот журнал, появился новый президент Алексей Волин.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Прежде работавший в Белом доме, в Кремле,
Е. АФАНАСЬЕВА — Он предложил делать желтый журнал, что никак не вязалось с концепцией, под которую собиралась команда журнала «Политбюро» и с теми представлениями о том, каким должен быть политический еженедельник, под что мы все и приходили. И в тот момент, когда стало понятно, что точка зрения Издательского дома и его нового президента и трудового коллектива не совпадает, были попытки найти покупателя на этот журнал
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Я помню, что в начале декабря были сообщения о том, что Издательский дом хочет до конца года продать журнал.
Е. АФАНАСЬЕВА Тут не очень повезло, потому что все попытки и идеи продать журнал возникли в то время, когда возникли уже очень большие сложности в мире бизнеса после ареста Ходорковского и как-то всему бизнес-сообществу
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Неблагоприятная конъюнктура.
Е. АФАНАСЬЕВА — Не до покупок журналов, во-вторых, вообще оказалось, что не то время, когда надо покупать политические журналы. И поэтому номер, который вышел в понедельник, он действительно последний.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Насколько вам было интересно работать в «Политбюро»?
Е. АФАНАСЬЕВА Мне было очень интересно работать, несмотря на то, что моя собственная персональная сфера сузилась, я до этого занималась политикой и СМИ в «Новой газете», здесь я занималась больше телевидением, но, несмотря на это, было очень интересно. Я вам могу абсолютно четко сказать, что это был журнал независимый, и он отражал только точку зрения трудового коллектива.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Через минуту мы продолжим наш разговор.
НОВОСТИ
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Ну что же, теперь вся команда в сборе, не вся команда, разумеется, журнала «Политбюро», но наша эфирная. Здесь главный редактор журнала Глеб Черкасов, заместитель главного редактора Светлана Лолаева и обозреватель Елена Афанасьева, с которой мы уже познакомились. Одно из сообщений на пейджер, таких немало, сразу скажу, Глеб. «Слава богу, еще один антироссийский либеральный журнал канул в небытие», — Александр. Честно говоря, мне аплодировать этому поздравительному сообщению совершенно не хочется. А как вы отреагируете на эти два эпитета «антироссийский» и «либеральный»?
Г. ЧЕРКАСОВ Я не уверен, что уважаемый Александр говорит именно о том журнале. С первым эпитетом я не согласен в принципе. А со вторым, мы не были ни либеральным, ни патриотическим, ни коммунистическим, ни каким-то еще. Мы были журналом, который объективно по мере сил и возможностей освещал то, что у нас происходит и то, что еще будет происходить. Ни о каких идеологических штампах речи не шло.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Если вернуться на год назад, как создавался журнал? Группа журналистов придумала идею, и с ней пошла по разным издательским домам, предлагать себя, или же внутри «Издательского дома Родионова» родилась идея создать именно такое издание?
Г. ЧЕРКАСОВ Внутри Издательского дома тогда еще «Профиль», а не «Родионова», возникла идея создать второй еженедельник рядом с «Профилем», «Профиль» позиционировался тогда как экономический еженедельник, нам предложили создать политический еженедельник, который работал бы на свою нишу и завоевывал бы своего читателя.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ То есть вы были приглашены туда?
Г. ЧЕРКАСОВ Да, нас пригласили.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Я, почему задаю этот вопрос, пытаюсь понять, что может произойти в дальнейшем. Скажем, вы со своей идеей гордо встали, развернулись, ушли и попытались где-то придумать что-то похожее или теперь это все, включая торговую марку, концепцию, остается у Волина?
Г. ЧЕРКАСОВ Право на издание журнала «Политбюро» остаются за «Издательским домом Родионова», Волин все-таки наемный менеджер и не более того. Идея, концепция, команда остаются с нами. Второе без первого существовать может, то есть если мы смогли сделать один журнал, то мы сможем сделать и второй. Что будет с торговой маркой, что будет с брэндом и с правом на издание — пока не знаю, я не очень понимаю, что они будут дальше с этим делать. Скорее всего, ничего. Скорее всего, журнал «Политбюро» дальше просто не будет выходить.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ У меня одно замечание по ведению эфира. Здесь в студии все микрофоны включены и дорогие дамы, вы вполне может принять участие в разговоре. Я понимаю, что трудно перебивать своего главного редактора, с другой стороны, Волин его уволил, он не главный редактор, поэтому говорите все, что хотите, пожалуйста.
Е. АФАНАСЬЕВА Как раз в этой команде никогда не было вопроса перебить главного редактора, у редактора были проблемы сделать так, чтобы его не перебивали. Потому что демократия была полная.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Большая команда? Сколько людей делало журнал?
Г. ЧЕРКАСОВ В последний момент журнал делало 25-30 человек.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Такими небольшими силами еженедельное толстое издание?
Г. ЧЕРКАСОВ Да. Я согласен с тем, что это были небольшие силы. Полгода назад нас было больше, после начала кризиса ушло 4 человека, при этом они уходили не потому, что начался кризис, а потому что у них были какие-то предложения и планы.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ А что вы называете кризисом?
Г. ЧЕРКАСОВ Я называю кризисом время в октябре месяце после прихода в «Издательский дом Родионова» нового президента, точнее другого президента не было, потому что должность создавалась специально Волину Алексею Константиновичу, который сразу с нами начал дискуссию о том, каким должен быть журнал «Политбюро».
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Разговор велся о том, что он должен быть, но просто каким. Или же разговор шел о том, что этот журнал необходим или не нужен?
Г. ЧЕРКАСОВ Мой первый заместитель Светлана Лолаева сейчас ответит.
С. ЛОЛАЕВА — Все-таки господин Волин попытался с нами говорить и фактически был поставлен ультиматум: либо журнал меняется радикально, либо его не будет вообще. Мы выслушали внимательно, что хочет господин Волин сделать с журналом, поняли, что это настолько не соответствует ни нашей первоначальной концепции, ни нашим представлениям о том, каковы должны быть политические журналы, что мы от этого предложения отказались. Больше никаких разговоров не было. Теперь Алексей Константинович, когда комментирует ситуацию, он говорит, что причины закрытия журнала чисто экономические. Когда он разговаривал с нами в начале октября, прежде всего речь шла об идеологических причинах.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Идеологические или творческие? Ведь формат того или иного издания — это не есть идеология, или политика тем более.
С. ЛОЛАЕВА Я не знаю, наверное, может быть, тут можно спорить о терминах идеологические, творческие. Но речь шла о том, что ваш журнал слишком серьезен, никому — ни читателям, ни политикам — неинтересно читать так серьезно о том, что они делают. Ну, неинтересно Боре Немцову, почти дословно цитата, читать о перспективах СПС, он все про это знает и так. Ему интереснее почитать что-нибудь повеселее. И про себя и про других. Сейчас возможно, что у Алексея Константиновича после выборов в Думу и у Бориса Ефимовича, хотя я думаю, что Борис Ефимович никогда так не думал, может быть, точка зрения изменилась. Возможно, что слишком мало было серьезных изданий и телеканалов, радиостанций, которые пытались всерьез говорить о политике и возможно, те результаты выборов, которые возможно радуют, в том числе людей, которые присылают вам сообщения на пейджер, которые не радуют, например, лично меня, мы имеем потому, что всем хотелось чего-то полегче. Чего-то более развлекательного, это опять же терминология
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Светлана, сообщения самые разные, вы зря так грешите. «Плюрализм пока не в чести, — пишет Дмитрий, — денег он не дает. Через СМИ идет пропаганда «Единства», поэтому ваш журнал совершенно и не нужен». Так все-таки насколько серьезен в принятом решении компонент политический?
Г. ЧЕРКАСОВ Я думаю, что он был определяющим. Сейчас поясню свою мысль. Дело в том, что журнал просуществовал год и 3 месяца. Журнал прошел самую тяжелую стадию, стадию инвестиций, стадию становления, захода на рынок. Журнал уже завоевал некую аудиторию, некоего читателя и плюс, это главное своего рекламодателя. Он начал его завоевывать. Мы пережили самое тяжелое время, в следующем году, не то, что пришло бы время уже собирать сливки, но пришло время выдохнуть. Уже заключались рекламные контракты на следующий год, которые теперь остановлены, уже можно было верстать некий более щадящий по отношению к инвестору финансовый план, уже было легче. И тут принимается решение, вот мы сейчас все, что мы вбухали, мы на этом ставим крест, и давайте мы больше этого делать не будем. Экономических доводов не очень много.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ По крайней мере, для тех людей, которые не делают сиюминутный бизнес, а серьезно работают.
Г. ЧЕРКАСОВ Да. Получается, что причины скорее политические. Я вполне допускаю, что журнал «Политбюро» мог вызывать неудовольствие у части тех, кто читал его по необходимости. Возможно, это неудовольствие было каким-то образом высказано и привело к тому, что у журнала сначала возникли проблемы и было предложено сделать его развлекательным, скорее таким попсовеньким, немного о политике, немного о том, немного о сем. А потом в итоге он был закрыт.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ В течение года и 3 месяцев, пока вы работали главным редактором, часто ли вы лично получали сигналы от людей, недовольных вами и вашим изданием? Звонки, знаете, иногда любят кое-кто позвонить руководителю того или иного СМИ.
Г. ЧЕРКАСОВ Нет, таких звонков не было. Напрямую мне не звонили и не говорили, что ж вы творите. Я знаю, что недовольство высказывалось и акционерам, я знаю от своих знакомых, служащих в том или ином государственном учреждении, что бывали случаи, когда некоторые номера читались с большим неудовольствием.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ По поводу «Издательского дома Родионова» сейчас как свободные люди вы может быть, расскажете. Мы примерно себе представляем кому принадлежат те или иные крупные СМИ, кто стоит за Первым телеканалом, кто за НТВ, кто за Издательским домом «Коммерсантъ», а вот «Издательский дом Родионова». Вот сама эта фамилия Родионов мне ничего не говорит. Кто эти люди?
Г. ЧЕРКАСОВ Это отец и сын Родионовы, Сергей Сергеевич младший, Сергей Петрович старший. Это банкиры, раньше у них был банк «Империал», сейчас банк «Славянский». Теперь они занимаются издательским бизнесом.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Банк «Империал» знакомый, опять же телереклама. Как-то взаимосвязано и может быть проистекает одно из другого. «Журнал действительно был очень хороший, — пишет Ольга, — мне жаль, что его больше не будет. А планируете ли вы создать что-нибудь новое, примерно в том же духе или на вас все-таки оказывается сильное давление?» Даже если давление есть, Ольга, все равно, наверное, люди будут что-то делать. Интересно узнать — что.
С. ЛОЛАЕВА Да, мы действительно продолжаем поиски инвесторов, потому что известно и господин Волин об этом неоднократно говорил, что была попытка продать журнал, мы вели такие переговоры. Проблема только в том, что в ситуации, когда ведется предвыборная кампания за полтора месяца найти покупателя, который готов выложить достаточно крупную сумму, чтобы купить брэнд и сразу запустить с колес журнал, чтобы он выходил без остановки, достаточно тяжело. Но мы можем сказать, что эти переговоры не закончены, они ведутся по нескольким направлениям. И мы рассчитываем на то, что эти переговоры будут завершены успешно. У нас несколько контрагентов, можно так сказать, то есть совершенно разные люди и разные структуры, с которыми мы разговариваем. Возможно, что это будет продолжение журнала «Политбюро», это все будет зависеть в очень большой степени от той цены, которую захочет получить «Издательский дом Родионова». Наверное, теперь она будет меньше, чем они предполагали получить.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ За марку.
С. ЛОЛАЕВА Да. Дело в том, что одно дело, когда покупается выходящее издание со своими рекламными контрактами, другое дело, когда покупается просто брэнд. Я думаю, что сейчас это обсуждать преждевременно, но переговоры такие ведутся и вполне возможно, что в какие-то весьма быстрые сроки вы увидите снова либо наш журнал, либо, во всяком случае, нашу команду, которая будет делать другой продукт.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Почему-то сейчас в памяти всплыло УЖК уникальный журналистский коллектив. В последнее время то об одном коллективе, то о другом мы так говорим. Вы упомянули о некоторых контрагентах, я не спрашиваю кто, с кем вы ведете переговоры, но правильно ли мое восприятие того, что сейчас, например, создание нового СМИ, причем такого общественно-политического возможно только под крылом того или иного олигарха? Условно назовем этих людей и структуры олигархами.
С. ЛОЛАЕВА — Я не знаю можно ли называть этих людей олигархами, но просто это стоит достаточно много денег. И поэтому, конечно, нужны первоначально серьезные вложения. Но мы сами из издания своего журнала сделали один серьезный урок для себя, который, наверное, чуть раньше делали наши коллеги. Это не является совершенно гарантией того, что уникальный журналистский коллектив, (меня веселит тоже это название, достаточно забавно), что его все равно не выкинут на улицу. Все мы помним ситуацию с Сергеем Пархоменко с журналом «Итоги», вполне успешное коммерческое предприятие. Но при этом все-таки наверное, в нашей стране ситуация такова, в том числе со свободой слова, что пытаться журналистскому коллективу уникальному или не уникальному делать свое издание прибыльным, безусловно нужно. Потому что это хоть какая-то гарантия того, что ваш инвестор в какой-то момент вдруг решит, что ему это не нужно, его политические взгляды изменились, ему это неинтересно и ни захочет делать что-то другое.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ У меня два коротких вопроса к вам, Глеб. Политическое серьезное издание всегда инструмент влияния? Вы были таким инструментом?
Г. ЧЕРКАСОВ Нет. Мы не были инструментом влияния в том понимании, что не было человека, который при помощи нас хотел влиять, и мы перед собой не ставили такую задачу.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Удавалось балансировать успешно?
Г. ЧЕРКАСОВ Да.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Не склоняться ни в одну, ни в другую сторону.
Г. ЧЕРКАСОВ Мне казалось, что да.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Мне, кстати, казалось тоже, что именно так и было. И последний вопрос, во время этого поиска нового инвестора, нового партнера я бы даже так назвал, коллектив удастся сохранить? Ребята не разбегутся? Разбегутся не потому что плохие, просто понятно, что без работы тяжело, почти невыносимо.
Г. ЧЕРКАСОВ Всем сотрудникам журнала «Политбюро» было предложено искать новую работу. Создание нового проекта, запуск нового журнала — дело весьма серьезное. К нему надо готовиться не месяц и не два. Заставлять людей сидеть без работы как остатки белой армии в Галлиполи в 21 году не хочется. Люди пошли работать, но я думаю, что рано или поздно мы найдем нового партнера, с которым мы сможем запустить проект и всех соберем обратно.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Глеб Черкасов ответственный главный редактор, который не хочет бросать своих людей во всех смыслах этого слова. Большое спасибо. Глеб Черкасов, Светлана Лолаева и Елена Афанасьева, журнал «Политбюро», наверное, в последний раз звучал у нас в эфире. Будем надеяться на новую встречу с вами и новым вашим изданием. Спасибо.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире