'Вопросы к интервью
07 мая 2019
Z Интервью Все выпуски

Пифагоровы штаны: Как собственные клетки человека могут помочь в лечении болезни Паркинсона


Время выхода в эфир: 07 мая 2019, 12:08

А. Петровская Добрый день! У микрофона Александра Петровская. Это программа «Пифагоровы штаны». Напротив меня – Наталья Католикова, инженер-исследователь Института трансляционной биомедицины, СПбГУ. Наталья, здравствуйте!

Н. Католикова Здравствуйте.

А. Петровская Мы с вами сегодня здесь собрались, чтобы поговорить об исследованиях, в которых уже начались клинические испытания в Японии. Связано это с использованием клеток, которые могут помочь в лечении болезни Паркинсона, и более того, они на самом деле могут много чего еще. Об этом мы еще поговорим. Но просто главным новостным таким событием является новый метод, который опробован уже, клинические испытания на…

Н. Католикова Клинические испытания – это на людях.

А. Петровская Наталья, два слова, давайте просто объясним, что это за клетки. Как из не стволовых клеток получаются стволовые, а потом перейдем уже непосредственно к применению для болезней Паркинсона.

Н. Католикова Они называются индуцированные, плюрипотентные стволовые клетки. Это клетки, которые обладают признаками стволовости. То есть, из них можно получить любой тип клеток. Но при этом они не получены из эмбриональных тканей, а они получены путем обработки своих же клеток человека. То есть, мы можем взять клетки кожи, определенным образом их обработать и вернуть их в состояние стволовости, и дальше их поддерживать в культуре, и дальше уже получать всё, что угодно. По большому счету, вы можете выбирать клетки кожи и получать из них клетки кости, клетки сердца, нейроны и использовать уже в том направлении, по любому назначению, которое вы считаете нужным.

А. Петровская Самому этому методу использования клеток и подобные модификации больше 10 лет. Кстати, началось все это тоже в Японии. За эти 10 лет какие претензии или, наоборот, шаги в развитии случились в работе с этими стволовыми-нестволовыми клетками?

Н. Католикова Ну да, смотрите, первая статья была в 2006 году, и сделал ее, опубликовал ее Шинья Яманака, в 2012 он уже получил за этот метод Нобелевскую премию. И на эти индуцированные плюрипотентные клетки, коротко их можно IPS называть, на самом деле возложены большие надежды, поскольку это такой прекрасный метод, когда вы можете получить огромное количество клеток и использовать их в заместительной терапии. И на самом деле Паркинсон – это вторые клинические испытания, которые были начаты в Киото. Первые клинические испытания, которые были начаты при помощи этих же стволовых клеток, были начаты по сетчатке, но они были приостановлены по определенным причинам, и вторые, которые они начали – это вот болезнь Паркинсона. Это отличная модель просто. Было сделано очень много, но, наверное, это все технические подробности. Видите ли, использование любых плюрипотентных клеток, клеток, которые могут дать начало любой ткани, имеют опасность под собой развития опухолей, если вы ее куда-то вводите. И вот нужно это исключать. Поэтому все протоколы и все методы, которые мы планируем использовать, ученые планируют использовать в клинической практике, они нацелены на то, чтобы снизить вот этот риск. То есть, мы должны иметь такой протокол, такие подходы и такой контроль за этими клетками, чтобы мы были уверены, что не будет никаких опухолей – раз, не будет никаких хромосомных перестроек – два, ну и что это будет эффективно – три.

А. Петровская Я правильно понимаю, Наталья, что сама по себе пересадка стволовых клеток – это вообще не новая история, как раз в силу наличия вот тех побочных эффектов и факторов, о которых вы только что сказали, были как раз попытки найти новое решение. Плюс вопрос – где эти стволовые клетки брать?

Да, да, стволовые клетки – к ним интерес появился давно, с появлением первых возможностей их выделения и культивирования.

Н. Католикова Да, да, стволовые клетки – к ним интерес появился давно, с появлением первых возможностей их выделения и культивирования. Но тут надо сказать, отдать должное Бушу старшему, который запретил работы на эмбриональных стволовых клетках, и поэтому были созданы энное количество линий этих клеток в Америке, но новые он запретил создавать. Был запрет. И когда у ученых есть какие-то запреты, они пытаются их обойти. Поэтому и появились методы создания этих клеток из других клеток – из кожи, например. И надо сказать ему за это спасибо. А дальше мы начинаем их использовать везде, где только можно.

А. Петровская Давайте теперь ближе двигаться к Паркинсону и к тем исследованиям, которые состоялись в Японии, к тем клиническим испытаниям, которые уже начались в августе 2018 года. Давайте пару слов о том, что такое болезнь Паркинсона – причины, понятны ли они. В чем состоит главная проблема?

Н. Католикова Болезнь Паркинсона – это заболевание, при котором гибнет определенный тип нейронов, которые вырабатывают дофамин. И в современном мире мы можем сказать, что медицина – она развивается семимильными шагами, и продолжительность жизни людей увеличивается. В ответ на это мы сталкиваемся… как бы у нас есть обратная сторона этого. Мы сталкиваемся с возрастными заболеваниями все чаще и чаще. И болезнь Паркинсона – это одно из таких заболеваний. Оно распространено в группе людей старше 60-ти лет – это 1-2%, а старше 80-ти, так и вообще до 3-6%, по разным статистикам. Поэтому причины мы пока не знаем. Понятно, что есть работы, направленные на исследование причин, но однозначно сказать, почему гибнут именно эти нейроны, почему выпадает именно эта функция – мы не можем сказать. Кроме того, и с лечением тоже у нас не все хорошо.

А. Петровская То есть, полного излечения не существует?

Н. Католикова Болезни Паркинсона – нет. Нет полного излечения, есть только симптоматическая терапия. То есть, купирование симптомов. Поэтому идея о замещении, не просто замещении, введении внешнего какого-то дофамина, а идея о замещении конкретных нейронов – она давно-давно существовала. И это просто, эти клинические испытания и этот метод – это просто один из шагов, наверное, один из самых перспективных, что существовали.

А. Петровская Что предшествовало сегодняшнему решению, которое предложили в Японии, было способом с помощью стволовых клеток, я так понимаю?

Н. Католикова Смотрите, лечение дофамином, как было разработано, так и используется. Оно является основным и используется сейчас. Это то, чем мы лечим сейчас своих пациентов.

А. Петровская А вот то, что клетки имеют побочные эффекты, о которых вы сказали?

Н. Католикова Да, но постепенно происходит привыкание к дофамину, L-допе, постепенно нужно повышать дозу постоянно. И на фоне длительного применения 5-7 лет у нас возникают побочные эффекты. У нас возникает дискинезия, они очень сильно влияют на качество жизни пациента, и пациенты инвалидизируются. Замещение конкретных нейронов – это новое направление. Оно существовало уже давно. Мне кажется, первые работы в этом направлении начались в 70-х годах. Тогда в университете Лунда в Швеции и в Америке стали искать источник, откуда бы их взять. Первое, что приходит в голову, это, конечно, эмбрионы. У них можно взять ткани конкретные, эти же нейроны выделить и ввести их пациентам. Понятно, что эмбрионы – это абортивный материал, который используется для этого. Были тогда проведены клинические испытания, и было показано, что да, введение этих вот эмбриональных, нейрональных тканей в мозг – оно эффективно, и оно купирует симптомы, оно снижает прогрессирование болезни и уменьшает… либо вообще отменяет необходимость использования предшественника дофамина, либо снижает его дозы. Но, помимо того, что это эффективно, выяснилось, что у этого тоже есть свои побочные эффекты. У них развивались очень яркие, очень мешающие дискинезии, а дискинезии – это такие неконтролируемые движения руками, ногами, лицом. И это очень сильно меняло качество жизни пациентов, почему эти клинические испытания и были остановлены. То есть, это был первый шаг. Попробовали, поняли, что это эффективно, но много проблем. Вторым источником для нейронов стали эмбриональные стволовые клетки. Но с этим тоже были проблемы свои, поэтому от этого отошли. Когда появились индуцированные плюрипотентные клетки и возможность их дифференцировки, это стало тем направлением, в котором многие группы стали работать. И то, что мы имеем сейчас, это вот эти стволовые клетки, полученные не из эмбриональных тканей, а полученные путем обработки наших клеток кожи, они получают эти индуцированные плюрипотентные клетки. Дальше запускают их дифференцировку в нейроны и, в частности, дофаминэргические нейроны. Параллельно они проверяют эти клетки на все перестройки хромосомные, все какие-то такие вещи. Вводят их пациентам, и они должны занять эту нишу погибших нейронов, они должны занять и взять на себя эту функцию.

А. Петровская Наталья Католикова, инженер-исследователь Института трансляционной медицины СПбГУ была у нас в гостях. Спасибо, Наталья.

Н. Католикова Спасибо. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире