09 декабря 2003
Z Интервью Все выпуски

Тема: Смена политических элит в России


Время выхода в эфир: 09 декабря 2003, 14:08

9 декабря 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Ольга Крыштановская, руководитель центра изучения элиты РАН
Эфир ведет Марина Королева

М. КОРОЛЕВА Всем добрый день, дневной эфир на радио «Эхо Москвы» продолжается, в студии Марина Королева, наша сегодняшняя гостья это Ольга Крыштановская, руководитель центра изучения элиты РАН. Ольга, здравствуйте.
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Здравствуйте.
М. КОРОЛЕВА Мы пригласили Ольгу Крыштановскую сегодня, чтобы поговорить об итогах выборов, которые прошли буквально на днях у нас в России, но я, естественно, не могу не начать просто с новости, которая сегодня идет, каждые 15 минут вы слышите о том, что произошло сегодня в центре Москвы возле гостиницы «Националь», произошел теракт, был мощный взрыв, есть погибшие, есть раненые. Уже, судя по первым сообщениям, взрыв произвели террористски-смертницы, их было двое. Сейчас там все московские власти, прокуратура разбирается и т.д., идет следствие. Это, что называется, внешняя канва событий, я просто обращаюсь к Ольге Крыштановской, хотела бы спросить у нее, какие могут быть, на ваш взгляд, политические последствия? Сейчас говорят о том, что будет усилен режим охраны в Москве, это все понятно. Как вы думаете, возможна такая мера, как введение чрезвычайного положения?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Нет, я думаю, все-таки вряд ли это возможно, хотя, конечно, ужасные события. Понятно, что цель террористов это достичь именно дестабилизации политической обстановки в России. Был теракт в Ставропольском крае, который не имел таких последствий. Были приняты еще попытки, но мне кажется, что все-таки несмотря ни на что политическая обстановка останется достаточно стабильной.
М. КОРОЛЕВА Т.е. вы не ожидаете никакого, что называется, закручивания гаек со стороны властей? Я имею в виду именно, прежде всего, в политическом смысле.
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Мне кажется, что есть работа правоохранительных органов, которые, вполне возможно, будут завинчивать гайки и принимать какие-то жесткие меры. Но это не означает, что будут политические изменения, прошли выборы одни, сейчас идет подготовка к президентским выборам, мне кажется, здесь изменения просто невозможны.
М. КОРОЛЕВА Вы сказали о теракте в Ставрополье, на Ставрополье действительно это произошло, но это произошло до выборов, так получилось, что этот теракт в Москве произошел уже после того, как выборы состоялись. Возникает вопрос, почему? Почему после выборов? Если речь идет, скажем, о дестабилизации политической обстановки, то почему сейчас?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Это, собственно, не так важно, когда. Все-таки в стране идет до сих пор война. Про это, наверное, не надо забывать, хотя, как это ни страшно, как это ни ужасно, мы уже привыкли к ней. Иногда не понимаем, почему действуют так террористы. Их логика продолжает оставаться той же. У них на родине гибнут люди, они хотят мстить.
М. КОРОЛЕВА Мы, собственно, переходим к той теме, ради которой собрались в студии. Мы говорим о результатах, об итогах думских выборов, о том, какой будет наша элита после этих выборов. Итак, Ольга, давайте последовательно начнем, с того, кто не прошел в думу. Не прошли правые, СПС, не прошло «Яблоко». Фактически там будут только отдельные представители правых сил и яблочников, собственно, уже лицо думы несколько меняется. Что для вас такое поражение правых сил?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Для меня это означает, на самом деле, закат демократии в России, вернее, конец, наверное, демократической революции 90-х гг. Это знаковое событие, это не какие-то некоторые изменения в элите, это очень существенные изменения. И после этого наша элита станет другой, конечно. Мне кажется, демократы ушли и ушли надолго, может быть, на очень долго. По-моему, вчера или позавчера Владислав Сурков сказал такую фразу, которую потом цитировали все, что они выполнили свою историческую миссию.
М. КОРОЛЕВА Историческая миссия завершена.
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Да, мне кажется, он сказал вещь, которая отражает некие реалии.
М. КОРОЛЕВА Вы думаете, это то, что отражает реалии, или это то, чего очень хочется Суркову или Кремлю?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Эти вещи совпадают в данном случае. Т.е., конечно, выборы, которые состоялись пару дней назад, они продемонстрировали мощную победу кремлевского проекта. Была некая задумка, были пожелания какие-то, которые на 102% исполнены были. Но, тем не менее, тут есть и объективные процессы, ведь люди все-таки не пошли голосовать за демократов. Здесь очень большой смысл в то вложен, почему они не пошли, где эти 12% устойчивого демократического электората, где они были на этих выборах. Я думаю, что большинство этих людей просто осталось дома.
М. КОРОЛЕВА Мы продолжим беседу с Ольгой Крыштановской после кратких новостей.
НОВОСТИ
М. КОРОЛЕВА Мы продолжаем разговор с Ольгой Крыштановской, руководителем центра элиты РАН. Тут уже довольно много, Ольга, к вам вопросов. Мы с вами заговорили о правых, вы, кстати, называли их демократами, а Андрей пишет вам перестаньте либералов называть демократами. Готовы поспорить с Андреем или согласны?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Готова поспорить, конечно. Либеральные идеи и демократические идеи практически тождественно понимаются во всей мировой политологии. Это не моя выдумка.
М. КОРОЛЕВА Т.е. те, кого вы называете демократами, это, по-вашему, действительно демократические силы, не либеральные?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ И демократические, и либеральные, просто эти слова очень близки по смыслу, суть демократии либеральные ценности.
М. КОРОЛЕВА Но у нас, как вы помните, есть партия, которая просто так и называется ЛДПР, вот вам и либералы, и демократы.
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Это просто фантик такой, обертка, название, не более того. Я говорю о тех людях, которые все-таки за демократические идеи, а не просто название придумали красивое.
М. КОРОЛЕВА Еще по поводу правых сил здесь сообщение пришло а не надо было СПС в роликах показывать Чубайса. Действительно, многие после выборов, да и до выборов, говорили, что не нужно было СПС брать Чубайса в первую тройку, тогда бы у них были бы шансы, а так Чубайс все испортил.
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Я про это тоже когда-то писала, когда они только объявили свою первую тройку, что это их ошибка, потому что те люди, которым нравится Чубайс, они и так, и так пойдут за СПС, а тем, которым не нравится, их, конечно, это отпугнет. Но дело, мне кажется, гораздо глубже, не только в Чубайсе. Дело в том, что значительная часть электората почувствовала, что демократические партии в этот раз просто предали их интересы. Была масса разных событий в этом году, еще даже и раньше, когда расправа над НТВ была, потом с ТВ-6, разные проблемы были, дело ЮКОСа началось. И в этих условиях, когда многие люди ждали о том, что демократы заявят прямо и честно свою позицию, будут критиковать действия властей, они повели себя, по мнению этих людей, достаточно трусливо просто. Чубайс, кстати, был приятным исключением, потому что он все-таки достаточно резкую и жесткую позицию заявил о том, что он не согласен с какими-то действиями.
М. КОРОЛЕВА В том, что касается ЮКОСа, то точно, насколько я могу припомнить, правые заявляли свою позицию, как раз отрицательно заявляли.
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Вяло, очень слабо. И избирательная кампания, красиво, конечно, говорили они, люди образованные, грамотные, правильные, в общем, вопросы ставят. Но все это было слишком вяло. Ведь, действительно, демократия в России сворачивается. Должны были быть какие-то силы, которые сказали бы жестко и очень прямо поставили бы эти вопросы. Они этого не сделали. Посмотрите, что говорил Явлинский, он все последнее время говорил об образовании, важная проблема, я не спорю с этим, но чем он отличался от других партий, которые тоже были не против того, чтобы образование у нас поднималось? Или военная реформа тоже важный вопрос, но не ключевой. Демократия была в опасности, надо было говорить о ключевых вещах, и тогда бы люди пошли на выборы. Потом, мне кажется, что такой миф был о том, что у них разный электорат, поэтому не надо объединяться. Абсолютно я с этим не согласна. Один у нас электорат, просто люди не могут разорваться, поэтому они вынуждены выбирать, за кого идти. Идут, конечно, кто-то за «Яблоко», а кто-то все-таки за СПС.
М. КОРОЛЕВА Т.е. вы не согласны с тем, такое мнение звучало, если я правильно помню, из уст Дмитрия Рогозина в одной из телепередач, буквально за несколько дней до выборов, о том, что «Яблоко», у них электорат это бедные, это интеллигенция, как он говорил, в стоптанных ботинках, а у СПС это богатые, это в основном олигархи, это крупный бизнес. Нет, не согласны?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Не согласна. Те люди, которым близки идеи демократии, их много очень, это миллионы людей, конечно, они не совсем однородны. Среди них есть и бедные, и богатые. Может быть, если мы создадим 5 партий, то эта группа людей расколется еще и на 5 частей, тоже у каждой части будет какая-то своя специфика. Очень многие люди, поверьте мне, как социологу просто, испытывали раздвоение личности. Они не знали все-таки за кого, до последней минуты, кто лучше в последних дебатах в пятницу выступит, Немцов или Явлинский. Не для всех Чубайс является таким ориентиром. Не все люди, которые разделяют демократические идеи, для них так уж важно, Немцов или Чубайс, Иванов, Петров и т.д. Все-таки есть люди, которым важны сами идеи. Пусть даже им не нравятся эти лидеры, но они хотят поддержать демократические силы в обществе. Они были в большом затруднении. Многие из-за того, что они все-таки не знали, за кого лучше идти, за «Яблоко» или за СПС, просто не пошли.
М. КОРОЛЕВА Наталья, наша слушательница, она с вами не согласна. Она вам пишет, эти люди не остались дома, они пошли голосовать за «Родину». Вот такое, например, мнение. Возможно, Наталья что-то знает, возможно, кто-то из ее знакомых отправился голосовать за блок «Родина». Действительно, блок «Родина» это такая новая сила, как многие говорят, совершенно неожиданно получившая такое большое число голосов, потому что, как я помню по социологическим опросам, более 3-5% никто, собственно, «Родине» и не давал. И вот, пожалуйста, за 3 месяца образованный блок, который так всплыл на этих выборах. Чем вы это объясняете?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Тут есть и заслуга конкретных лидеров, и Глазьева, и Рогозина, безусловно, они просто блестяще провели эту избирательную кампанию, прекрасно выступали. Многим они нравились, кроме этого, существуют такие процессы, более долговременные, многие поклонники левых идей, те люди, которые раньше голосовали за КПРФ, испытывают просто усталость некоторую от Зюганова, от вялости коммунистической партии. Тем более, что такая критика была большая, что в списках КПРФ были люди, которых называют условно олигархами. Это, в общем, отпугнуло. Я бы сказала, что электорат «Родины» образовался в основном тех людей, которые покинули КПРФ. И не только, конечно, есть люди, которые просто не определились. Они просто не имеют четких убеждений, они не считают себя ни левыми, ни правыми. Они не знают, кто они. Они реагируют на симпатичных людей, на то, как они убедительно и хорошо говорят. Мне кажется, такие люди пошли к Рогозину и Глазьеву. Но идеологически я называю эту группу новую, образовавшуюся, сверхлевыми. Это люди, которые будут критиковать КПРФ слева, а не справа. У нас в нашей политической жизни до этого такой силы в парламенте просто не было. Был, конечно, Анпилов, который был еще более ортодоксом, чем Зюганов, но они не присутствовали в парламенте, это были уличные митинги, они не влияли существенно. Поэтому наша элита вся очень быстро перегруппировалась. В этом смысле, конечно, мы проснулись в другом государстве. Получилась такая ситуация, представьте думу прошлую, были правые силы, центр и левые силы. Президента, который находился в центре, критиковали и справа, и слева. Теперь правые ушли. Те, кто были в центре, «Единая Россия», оказалось, что они самые правые теперь, они подвинуты другими, более левыми силами на правый фланг. Наш президент теперь главный либерал, потому что нет теперь других сил, которые критиковали бы его справа, в думе я имею в виду, в парламенте, на улицах, на кухнях ради бога. А левее КПРФ образовалась еще одна сила, «Родина». Теперь такой пейзаж нашей думы, очень необычный, очень интересный. Мне кажется, что и Путин, и его команда, и «Единая Россия», безусловно, будет использовать эту новую расстановку сил для того, чтобы создавать президенту имидж демократического либерального лидера, укреплять этот имидж, он очень нуждается в нем для внешнего употребления, если так можно сказать, для Запада.
М. КОРОЛЕВА Оля, здесь в последние дни много говорили о том, что, возможно, будет изменена конституция просто потому, что так в думе все раскладывается, фактически конституционное большинство получает «Единая Россия» вместе с аграриями, вместе со всеми остальными. Теперь сложились предпосылки для того, чтобы изменить конституцию, в частности увеличить президентский срок до 7 лет. Как вы думаете, насколько это реально?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Вообще в конституции есть два пункта, которые на повестке дня стоят, вопросы об изменении. Первое это количество субъектов федерации. Мы уже видели первую ласточку, Пермская область возникла, все эти регионы-матрешки, т.е. будет скорей всего внесено изменение в конституцию для того, чтобы уменьшить количество субъектов федерации. Это первое. А второе, совершенно вы правы, это президентские выборы. Какие здесь варианты, есть, по-моему, три сценария. Сценарий первый, Путин побеждает на выборах 2004 года, к 2008 году он завершает свое президентство, элита должна найти преемника ему. Происходит передача власти демократическим путем. Вариант второй, срок президентского правления увеличивается до 5-7 лет, неважно. Для этого необходимы изменения в конституции, конституционное большинство надо иметь. Третий путь, конституция не меняется, но Путин занимает пост премьер-министра, роль которого возрастает очень сильно, а президент, вполне возможно, становится фигурой достаточно декоративной. Вы помните советское время, например, у нас Брежнев был генеральным секретарем, занимал ключевой пост, а какое-то время, когда председателем Верховного совета был Подгорный, человек, который не имел никакой власти реальной, был фигурой номинальной, вполне возможно, эта конструкция будет восстановлена. И президент останется в Кремле, я думаю, что это очень реальный вариант. Если мы смотрим телевизор, в новостях все чаще и чаще мы видим такую картинку, в Кремле происходит заседание министров. Это не заседание правительства, которое возглавляет Касьянов, это заседание, в котором присутствуют ведущие руководители администрации президента и ключевые министры.
М. КОРОЛЕВА Как правило, это силовые министры, заметьте, даже на Западе уже придумали им название, их обозначили как «the силовики», потому что не могут подобрать определение. Если, допустим, Владимир Путин встречается с министрами, то это, как правило, силовые министры.
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Нет, это не так. Я каждый раз делаю «стоп» на своем телевизоре и переписываю конкретно, кто там сидит. Там обязательно присутствует Греф, Рейман, кроме Касьянова все вице-премьеры там сидят, там есть ряд экономических министров. Так что это не совсем то правительство Путина, которым по закону он управляет. У нас есть министры, которыми управляет непосредственно премьер-министр, а есть те, которые подчиняются прямо президенту. Их 16, это в основном силовые министры. Это не всегда силовики. Я называю этот конструкт, который собирается в Кремле у Путина, «Политбюро», т.е. это орган, который не имеет конституциализации, т.е. никак не оформлен на бумаге, но это на самом деле ключевые люди, которые приглашаются, составляют коалицию, реальную команду Путина.
М. КОРОЛЕВА Я напоминаю, что у нас в прямом эфире Ольга Крыштановская, руководитель центра изучения элиты РАН. Для того, чтобы Ольга имела возможность ответить на ваши вопросы, мы продолжим беседу через 5 минут после новостей и рекламы.
НОВОСТИ
М. КОРОЛЕВА Мы продолжаем разговор с Ольгой Крыштановской, руководителем центра изучения элиты РАН. Много тут вопросов, Оля, кстати, несколько связаны как раз с самим понятием «элита», потому что мы с вами говорим элита, а, например, Галина спрашивает, в словаре слово «элита» уже давно употребляется во множественном числе, назовите, пожалуйста, эти самые элиты. И правда, у нас одна элита или их несколько? Что такое эта самая наша элита?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Здесь можно долгий спор о концепциях, я коротко очень скажу, да, есть такие концепции, где существует много элит, я ее не разделяю. Я считаю, что элита это правящая группа общества, что она одна, другое дело, что внутренне она тоже неоднородна, она состоит из военных, может быть, какая-то региональная часть, в принципе, это субэлиты. Но для того, чтобы просто красивее это звучало, не говорить «региональные субэлиты», поэтому мы употребляем, конечно, слово «региональная элита», «экономическая элита», «политическая, военная элита», но подразумеваем под этим, что это части одной правящей группы, которая в России составляет примерно 1 000 человек.
М. КОРОЛЕВА Но когда вы говорите, что наша элита будет в ближайшее время меняться, она уже меняется, что вы имеете в виду? Это парламент, это правительство, это бизнес? Кто это, кто туда входит, в эту тысячу?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Туда входит парламент, руководители администрации президента, высшее руководство, это люди, которые ключевые посты занимают, неважно, куда они входят еще, в другие какие-то органы, это региональные руководители. Да, бизнес-элита это не просто крупный бизнес, а это тот крупный бизнес, который оказывает существенное влияние на экономику, на политику страны.
М. КОРОЛЕВА К примеру, сейчас на парламентских выборах правые и «Яблоко» в Думу не вошли. Значит ли это, что они совсем уходят из элиты или они совсем там остаются?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Нет, это значит, что они совсем уходят из элиты, потому что они потеряли возможность принимать решения общегосударственного значения. Они могут бороться за то, чтобы не потерять влияние в обществе каким-то образом. Но из элиты, из правящей группы они, безусловно, ушли. Эти люди теперь не входят.
М. КОРОЛЕВА Как это возможно, как вы говорите, сохранить какое-то влияние в обществе?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Если бы они действительно были лидерами партий, но дело в том, что у нас, кроме осколка КПСС, который называется сейчас КПРФ, реальных партий практически не существует, партий, которые работали бы с населением, которые бы собирали активистов, партийные собрания, проводили бы какие-то мероприятия. Партии у нас это просто избирательные машины, которые собираются под выборы для того, чтобы на этих выборах попытаться победить. Если партия проигрывает на выборах, она рассыпается в прах просто до следующего 4-летнего цикла избирательного. Но иное дело партии парламентские, когда они входят во власть, тогда они становятся влиятельными. И моя позиция такая, что кроме парламентских партий, других партий у нас нет просто.
М. КОРОЛЕВА Как вы считаете, сейчас кто-то из представителей СПС и «Яблока» может ли все-таки войти в элиту, скажем, в правительство? Дело в том, что Владимир Путин буквально сразу после выборов как-то намекнул осторожно на то, что опыт тех, кто не прошел в думу, все это может быть востребовано в ближайшее время. Как вы считаете, это возможно?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Да, в принципе, это возможно, это административное решение просто может быть. Но речь идет о ком, о двух человек просто. На карту-то поставлена судьба демократического движения. Вполне возможно, что один или два человека из лидеров войдут в какие-то исполнительные органы власти.
М. КОРОЛЕВА Здесь вопрос еще от одного нашего слушателя Ольга, насколько популярен у сторонников либерализма может быть предполагаемый единый кандидат от СПС и «Яблока»? Здесь Рыжков-мл. называется, Владимир Рыжков. Вообще, скажем, единый кандидат от СПС и «Яблока»?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Если они не смогли договориться, когда это для них жизненно было необходимо, то что говорить о президентских выборах, которые для них уже ничего не решают? Потому что всем понятно, что на президентских выборах победит Путин. Какие бы кандидаты ни выставлялись, это чисто символическое действие для того, чтобы видели люди, что как-то работа происходит. Да, Владимир Рыжков, действительно, мне кажется кандидатом возможным, который не исчерпал еще своего политического потенциала, т.е. это фигура, которая остается не отработанной, а наоборот перспективной.
М. КОРОЛЕВА Перспективной сама по себе или все-таки он может кого-то представлять? А если может, то кого, с вашей точки зрения, какую силу, существующую сейчас?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Проблема в том, что у демократов, у людей, которые живут в России и считают себя демократами, нет кандидата, у них нет никакой политической силы, которая защищала бы их интересы. Любой кандидат, который будет себя артикулировать как демократический кандидат, он получит поддержку этой части населения, пусть она и не очень большая. Я думаю, не больше 15% в идеале. А за ним может стоять какая-то структура партийная, может не стоять, это даже не самое важное, потому что я подчеркиваю, партии все-таки продолжают в России оставаться слабыми, хотя и более сильными, чем 5 лет назад.
М. КОРОЛЕВА Здесь интересный вопрос от нашей слушательницы Марины, неожиданный, я бы сказала, вопрос. Возможно ли, на ваш взгляд, объединение блоков «Родина» и «Яблоко», ведь они оба выступают за социальную справедливость, это увеличило бы их электорат?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ У нас все партии выступают за одно, чтобы все были богатыми и здоровыми. Все произносят хорошие слова о том, что они хотят и социальной справедливости в том числе. Но в глубине, в своей основе это партии, которые направлены, их вектор, в разные стороны совершенно. Как я уже говорила, на политическом спектре «Яблоко» находится все-таки на правом фланге, а «Родина» на левом фланге.
М. КОРОЛЕВА Еще вопросы по поводу КПРФ, действительно, дело в том, что выступления КПРФ на этих выборах можно расценивать двояко. С одной стороны, в думу они безусловно прошли, с другой стороны, по реакции того же Геннадия Зюганова можно было понять, что просто поражение, а не победу получили на этих выборах, потому что процент все-таки был довольно низким. Во-первых, действительно, как вы оцениваете это прохождение в думу с таким невысоким процентом? Во-вторых, как вы думаете, как будет меняться компания в ближайшее время?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Мне кажется, компартию ждут трудные времена. Они очень долго закрывали глаза на то, что их электорат стареет, они отказывались это признавать, уверяя всех, что существует молодежь, очень активная, что компартия омолаживается, что их электорат не убывает, а напротив растет. Мне кажется, эти выборы показали, что это не так. Компартия стареет, у нее огромные поколенческие проблемы. Существует разрыв между группой руководителей и молодежью, которая действительно существует, конечно, в КПРФ, поколенческий разрыв, возрастной разрыв. Нет людей, которые придут на руководящие посты в КПРФ после ухода Зюганова, подготовленных, я имею в виду. Т.е. там нужна просто революция в таком случае. Если сейчас компартия, разочарованная результатами на этих выборах, снимет Зюганова, то ее ждет просто крах. Это будет настоящий крах коммунистов, они рассыпятся, они расколются, но не так уже, когда их внешние силы пытались расколоть, а изнутри. Это будет серьезный раскол, который просто поставит крест, по-моему, на коммунистах.
М. КОРОЛЕВА Оля, вы упомянули КПСС, у меня такой вопрос к вам, скажите, как вам кажется, кто ближе к КПСС КПРФ или партия «Единая Россия»? Потому что многие как-то в последнее время с КПСС сравнивали именно «Единую Россию».
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Да, хороший вопрос. Действительно, получается так, что КПРФ под влиянием критиков своих постепенно стала меняться, модернизироваться и все меньше и меньше походить на КПСС, на свою мать родную. А вот новая бюрократическая партия, которая создалась, которую создала власть, она все больше приобретает державные черты партии государства, т.е. мы видим сращение государственного аппарата и партийного аппарата. Действительно, вы правы, тенденция такова, что КПРФ уступает это место новой партии «Единая Россия».
М. КОРОЛЕВА У нее есть будущее?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ У «Единой России»? Конечно, огромное будущее, блестящее будущее.
М. КОРОЛЕВА Долгое будущее?
О. КРЫШТАНОВСКАЯ В нашей стране никогда нельзя говорить долгое, потому что настолько стремительно у нас меняется политический ландшафт. Поскольку будет этот президент, как долго будет у власти эта элита, то «Единую Россию» ждет большое будущее, она очень нужна исполнительной власти, верховной власти, конечно, она осуществляет важную функцию поддержки. Да, я считаю, что она будет развиваться.
М. КОРОЛЕВА На этой оптимистической мы завершаем разговор с Ольгой Крыштановской, руководителем центра изучения элиты РАН. Она отвечала и на ваши вопросы в том числе. Спасибо.
О. КРЫШТАНОВСКАЯ Спасибо вам.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире