7 декабря 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» А. Левинсон глава аналитической службы ВЦИОМа, Е. Киселев главный редактор газеты «Московские новости».

Эфир ведет Сергей Бунтман

С. БУНТМАН В гостях у нас Сергей Левинсон, глава отдела аналитической службы ВЦИОМ, Евгений Киселев главный редактор газеты «Московские новости». Давайте попробуем, абстрагируясь от цифр, в которых мы можем сейчас утонуть, от результатов обработки по всей России 4,5%, которые дает ВЦИОМ, разные регионы, которые проголосовали, более-менее становится ясна тенденция. Давайте посмотрим на эту Думу, которая формируется в эти минуты, уже сформировалась где-то там, в неподсчитанных голосах, потому что сейчас только констатировать можно. Кстати разберем вопрос, насколько это будет констатация или влияние на то, что произошло
Е. КИСЕЛЕВ А что, собственно говоря, произошло? Сергей, я перебиваю.
С. БУНТМАН Я хочу узнать первое, люди проголосовали, и значит, так считает Россия или, же, как говорит Г А. Зюганов: это некий фарс, махинация, и что-то там вброшено, вкинуто, выкинуто. Это первый вопрос можем ли мы считать завтра утром или по объявлению официальных результатов, что так проголосовала Россия, а там уже анализировать к чему это приведет нас всех.
Е. КИСЕЛЕВ Я думаю, что между этими двумя точками зрения, они крайние, а истина лежит где-то посередине. В известной степени такая у нас страна, такой у нас народ, избиратель. Я не хочу повторять знаменитые слова Юрия Карякина, сказанные 10 лет назад во время той памятной послевыборной ночи, помните
С. БУНТМАН В 1993 году.
Е. КИСЕЛЕВ — Собралась вся политическая элита, чтобы отпраздновать победу демократического выбора России, а вместо этого победил Жириновский. Он сказал: «Россия, ты одурела».
А. ЛЕВИНСОН — Сдурела.
Е. КИСЕЛЕВ — Можно сказать и крепче, что она обезумела, а можно принять это как данность. Таково состояние общественного мнения, состояние умов, таковы результаты политической деятельности тех партий, которые сегодня находятся на грани попадания, не попадания в Госдуму. Потому что мне кажется, прежде всего, что произошло произошло то, что с одной стороны действительно национал-социалистические партии
С. БУНТМАН Вы употребляете в строгом смысле термины или в каком-то описательном?
Е. КИСЕЛЕВ Я в достаточно строгом смысле, я согласен с теми оценками, которые давал в передаче в пятницу последние предвыборные дебаты на НТВ Чубайс против Рогозина, и Чубайс говорил, что соединение националистических лозунгов с социалистическими дает в сумме национал-социализм.
С. БУНТМАН Иммиграция с рентой и прочее.
Е. КИСЕЛЕВ Успех национал-социалистических партий. Напомню, что национал-социалисты в Германии пришли к власти в результате победы на выборах. Сначала они просто добивались хороших результатов, но не набирали большинства. А потом в какой-то момент они стали партией, которая добилась наибольшего, не абсолютного, но наибольшего большинства наиболее убедительного результата на выборах в рейхстаг. Так что лиха беда начало. Это один результат, который мы имеем, другой результат, который мы имеем, — это конечно, провал партий, которых мы называем либерально-демократическими. Не в смысле ЛДПР Жириновского, а в буквальном смысле этого слова. «Яблоко» и СПС. Что любопытно, я дважды встречался с экспертами из миссии ОБСЕ, которая наблюдала за выборами. И даже в нашей газете в «Московских новостях» на прошлой неделе были опубликованы некоторые данные их анализа, из которых следовало помимо всего прочего, что безусловное доминирование на всех каналах во всех информационных передачах «Единой России», президента, правительства, то есть такой проправительственный, пропрезидентский, прокремлевский, проединороссовский крен во всех информационных программах на трех основных общефедеральных каналах: на Первом, на «России» и на НТВ абсолютно очевиден. И что в результате заставило их сделать вывод, что парламентская предвыборная кампания была несправедливой с точки зрения того, как, прежде всего, освещалась эта кампания в прессе. Но их же анализ показывает, что по сути дела, и «Яблоко» и СПС были допущены к эфиру на всех каналах, и они анализировали положительные и отрицательные упоминания этих партий в контексте информационных программ. И там видно, что очень незначительное количество, то есть их грубо говорят «не мочили», если использовать известную терминологию. Их не атаковали, против них ни один канал не включал черного пиара, не было особого количества предвзятых материалов. То есть они были поставлены в лучшие условия, нежели 4 года назад, вся сила удара была обращена против коммунистов.
С. БУНТМАН Вся сила?
Е. КИСЕЛЕВ Вся сила, 90% эмоционально заряженных материалов, где присутствует оценка
С. БУНТМАН Вся была антиКПРФ.
Е. КИСЕЛЕВ Результат налицо.
С. БУНТМАН Мы видим падение КПРФ.
Е. КИСЕЛЕВ — Падение налицо, но это падение замещено «Родиной» и ЛДПР. «Единая Россия» в сумме получила столько, сколько она имела.
С. БУНТМАН Вот в этом, не только что сейчас проваливается за 5-процентный барьер и «Яблоко» и СПС, увы, может быть и уйдет, но дело в том, что здесь еще есть не феерический результат «Единой России». Как любят называть на Первом канале президентский праймерис, все-таки вокруг 40% — это не феерический результат. ЛДПР опять как 10 лет назад выскакивает и главный джокер нынешней кампании это блок «Родина». Алексей Левинсон, что такое блок «Родина»? Кто его избиратели, как, по-вашему, сейчас уже после окончания голосования можно это определить?
А. ЛЕВИНСОН — Я бы отступил назад, к тому, что сказал Сергей Алексеевич, к тем историческим примерам, и добавил один несколько более свежий. Хотя пример 30-х годов Германии нам все время надо держать в уме, но не стоит забывать, что совсем недавно произошло во Франции, там их называют правыми, где люпеновский блок одержал
С. БУНТМАН Там их называют крайне правыми.
А. ЛЕВИНСОН Крайне правыми, крайними, во всяком случае, одержал оглушительную победу, такую, которая нам сейчас казалась бы просто катастрофой.
С. БУНТМАН Это не парламентские, личная победа Люпена была.
А. ЛЕВИНСОН — Так или иначе, это была победа сил, которые при переводе с французского на наш, были бы теми самыми, о которых Евгений Алексеевич говорил. И какой это имело результат, совсем не тот, что в Германии 1932 года, а именно результат мобилизации общества на отпор, и все слушатели знают, что произошло, и что нет во Франции. Это первый комментарий. Второй насчет того, сдурела ли Россия. Я помню Карякина, не скажу, что удовольствие имел, но имел возможность все это наблюдать в живом виде в ту памятную ночь и там ведь имел место ошеломительный эффект, ошеломлен был В. В. Жириновский, я это тоже видел своими глазами. Его успех в этом сезоне можно было прогнозировать, хотя наш центр и другие не ожидали такого сильного подъема. Я могу сказать, что я это ожидал. И вот этого слабого результата партий, которые принято называть демократическими, тоже можно было ожидать. Дело в том, что Россия не сдурела в одночасье. Не у избирательных ящиков произошло то, что сейчас произошло. Мне приходилось проводить исследования, которые были к сегодняшнему дню приурочены еще год назад, зимой. Тогда я был, как исследователь ошеломлен тем, что электораты, которые можно называть демократическими, правыми, либеральными, не разделяя на сторонников «Яблока» и СПС в это время демонстрировали очень странное политическое поведение. Они стремительно розовели, они не то, чтобы меняли свою лояльность и уходили, часть уходила к будущей тогда крупной партии «Единая Россия». Но самое главное, что они по своим взглядам вроде бы сохраняя лояльность своему знамени, идеологии, становились социалистами с некоторым державным националистическим флером. Я имею в виду электораты вот этих партий.
Е. КИСЕЛЕВ — Очень интересно.
А. ЛЕВИНСОН — Самая основная часть политического спектра, те, кто далее голосовали за «Единую Россию», называя себя центристами, становились, в общем, достаточно левыми розовыми. Поле для Коммунистической партии тогда начало сжиматься в том смысле, что от него стали отъедать с этой стороны. Это было до того, как на Компартию был обрушен такой мощный пропагандистский пресс, как сейчас. Я думаю, что планов проработанных ее опускать, что называется, еще не было.
С. БУНТМАН Но планов может быть, и не было, но было определенное волнение по поводу достаточных успехов протестного электората с помощью КПРФ, который может помешать получить определенное большинство пропрезидентским фракциям.
А. ЛЕВИНСОН — И создана была «Родина».
С. БУНТМАН Что такое «Родина», что это за проект? Мне кажется, что это проект.
Е. КИСЕЛЕВ Это пиаровский проект, войдет в историю как пиаровский проект 2003 года.
С. БУНТМАН Как был проект «Единства» в 1999.
А. ЛЕВИНСОН — Я ни за этим столом, ни вообще не берусь делать политологический анализ, моя профессия другая. Я хочу только сказать, что по тем не очень представительным данным, которые у нас есть, сторонники блока «Родина» может быть, зачастую не принадлежат к людям ориентации национал-социалистической. Впрочем, я могу сказать, что и среди сторонников Жириновского далеко не все являются людьми с национал-социалистской или нацистской ориентацией. Это точно не так. Мы анализировали электорат Жириновского не раз. Они как бы прощают своему лидеру такие выступления, они терпят его очень либеральные иногда высказывания или антикоммунистические. Его электорат гораздо менее антикоммунистический, чем его риторика. Это к тезису, насколько сдурела Россия. Я бы хотел подчеркнуть, что политическая картина, которая сейчас складывается, Дума, которая получится, не будет в этом смысле отражением того, что происходит в обществе. Я не ставлю под сомнение нашу политическую систему, хотя и немного могу сказать ей в похвалу, но это просто, потому что динамика электоральных дел одна, динамика общественного мнения, настроений другая. В обществе есть и те эмоции или тенденции, которые стоит назвать национал-социалистическими. Но они не так выражены, как то, что мы сейчас получили на выборах.
С. БУНТМАН Давайте с другой стороны посмотрим. Мне кажется, что здесь есть определенное подтверждение в том, что Наталья Григорьевна нам пишет на пейджер, это скорее подтверждение тому, что говорит Е. Киселев. Я прошу послушать внимательно: «Я голосовала за «Родину». У меня есть надежда, что эта партия та самая левая, которая соответствует европейским левым, которой у нас очень долго не было. Все врачи, учителя, интеллигенция нищи, надеются, что это так». Почему я могу, Наталья Григорьевна, интерпретировать в пользу того, что говорил Е. Киселев, потому что очень многие думали в том же самом 1932-м, начале 1933-го года: вот наконец-то появилась настоящая рабочая партия, а не эти крикуны из Компартии, бузотеры, она посолиднела тогда нацистская партия. Есть у меня, извините, одна грубость, которая касается проекта «Родина», и мне кажется, что эту партию можно определить следующим образом: это КПРФ для более богатых, и ЛДПР для более продвинутых. То есть ставящая как ЛДПР, между прочим, реальные проблемы, стоящие перед обществом. Ведь Жириновский каждый раз, если разобраться в этих криках более-менее, положить на нотную бумагу, потом внимательно посмотреть в замедленном темпе, он ставит очень серьезные проблемы. Называет их. Точно также называет эти проблемы, но предлагая определенные идеологические выходы из них и блок «Родина». Мне кажется, что этот блок создан для проверки определенных возможностей политики, которую может вести проправительственное пропрезидентское большинство в Думе.
Е. КИСЕЛЕВ Во всех этих рассуждениях давайте не будем забывать, что при том, что появилась, как вы говорите, партия левая для богатых и более продвинутых или для более состоятельных и более продвинутых, но и сама ЛДПР получает еще больше голосов, судя по всему опросам. Я напомню, мне известен результат двух опросов на выходе с избирательных участков, так называемых «экзет-пулов», опрос который проводил Фонд, дает ЛДПР около 12%, 11,6%
А. ЛЕВИНСОН — Нет, Фонд дает 13,3%.
Е. КИСЕЛЕВ 11,6% дает ФОМ, и столько же примерно 11 с копейками опрос РАМИРа, который проводился совместно с Фондом Сороса и газетой «Москау таймс», московской газетой на английском языке. И такие же примерно цифры в обоих опросах у «Родины» 9% с хвостиком. Я о чем думаю, что «Родина» и ЛДПР в сумме получают столько же, сколько же ЛДПР в одиночку собрала в 1993 году. Как-то вы можете это прокомментировать, это случайность или нет?
С. БУНТМАН Сейчас мы комментарий услышим, но пока новости.
НОВОСТИ
С. БУНТМАН Пожалуйста, комментарий.
А. ЛЕВИНСОН — Если речь идет о том, что снова одно и то же количество россиян проголосовало за партии такого крайнего характера, то действительно в середине ноября среди мужчин четверть говорили, что они могут проголосовать за Жириновского, среди женщин — 1/5, среди молодых людей это было 33%. Я хочу, чтобы было понятно, что я, говоря, что такое количество людей готово поддержать Жириновского, по-прежнему, не утверждаю, что такое количество людей разделяет те взгляды, которые он выражает, но, безусловно, эти люди не склонны, скажем, принимать вектор движения в сторону смягчения, а скорее поддерживают вектор в сторону ужесточения политической линии. И это, наверное, все согласятся, это и есть тот знак, который нам подавали так сказать, с вершин власти все последнее время. Я думаю, что нынешние выборы вообще не очень много ума надо, чтобы такое утверждение сделать, что нынешние выборы отражение в тех или иных зеркалах той популярности Путина, о которой так много говорят. И одно из этих отражений именно таково, что партии такого рода получают поддержку. Я могу сказать, что за партию Жириновского, за партию «Родина» голосуют люди, которые считают себя совершенно лояльными президенту Путину, впрочем, и за СПС тоже.
С. БУНТМАН Здесь такой вопрос Евгению Киселеву тоже. В общем-то, как, кстати, вы правильно сказали и ЛДПР и во многом «Родина», и ЛДПР всегда говорила: президент прав, только я еще правее, говорил Жириновский. И то, что СПС не отмежевывается от очень многих основных положений политики Путина и соответственно «Единой России», может быть, приводит к смешению. Не раз посещала, я думаю, мысль людей во время дебатов даже тех самых, после которых была драка, что Чубайс интересно говорит, что то-то и то-то надо делать, но это может делать, и иногда делает «Единая Россия» и президент. Мне кажется эта пассивность электората СПС и с этим связана.
А. ЛЕВИНСОН — Можно, я добавлю еще один факт. Дело в том, что некоторое время назад отмечалась положительная динамика, возвышательная тенденция в поддержке «Яблока». И она была связана с тем, что электорат прочел в каких-то знаках, что благоволение президента распространилось теперь на Григория Явлинского. Я говорю это на основании многочисленных интервью с людьми, которые говорили: мы будем голосовать за «Яблоко», потому что Путин поддерживает Явлинского. Это говорили люди из электората «Яблока». То есть вот эта вечная оппозиционность «Яблока» некоторое время назад.
С. БУНТМАН Вы считаете, что она сыграла в минус?
А. ЛЕВИНСОН — Она играла в плюс в свое время, и когда был переменен знак, то оказывается электорат «Яблока», что для меня было интересным открытием, что называется с удовольствием принял это замирение между его лидером и лидером всей державы. То есть в этом смысле «Яблоко» встало примерно на ту площадку, на которой долгое время стоял СПС.
С. БУНТМАН Как считает Евгений Киселев?
Е. КИСЕЛЕВ Я согласен с Алексеем Левинсоном в том, что он сейчас сказал. Да, действительно «Яблоко» наверное, получило полпроцента голосов, может быть, 1% за счет того, что удалось создать ощущение, что Путин поддерживает Явлинского, что Путину нравится Явлинский, что Путин договаривается с Явлинским или Явлинский договаривается с Путиным. Я не думаю, что при этом такая линия «Яблока» вывести президента за рамки всякой критики, избегать любых критических инвектив в его адрес, принесла им дополнительные голоса в то же время. Я знаю просто людей, которые не голосовали в этом году за «Яблоко». Отвечаю за свои слова, я знаю людей, которые не голосовали за «Яблоко» именно по этой причине. Как впрочем, и за СПС по той же причине, по причине постоянного заигрывания с Кремлем, по причине того, что обязательно любая критика в адрес власти сопровождается дежурными оговорками, но президент ведет страну в правильном направлении, это правильно, это правильно. На последних дебатах на НТВ в пятницу Григорий Явлинский, заявив о том, что мы оппозиционная партия, но мы поддерживаем президента в области внешней политики, и еще какие-то два других пункта он назвал, я сейчас просто не вспомню, вот это мне кажется многим избирателям «Яблока» совершенно не нравится. Да, где-то они набрали
С. БУНТМАН А где-то и потеряли.
Е. КИСЕЛЕВ Хотя понятно, что партия «Яблока» Знаете, ведь Явлинский всегда возражает, когда его относят к правым: я не правый, наша партия не правая. Наша партия — либеральная партия, говорит он. Но правая партия, — это, мол, партия крупного капитала, а мы партия обездоленных людей, партия врачей, учителей, партия бюджетников. Поэтому, когда СПС говорит: да «Яблоко» действительно вторит, но уже с некоторой критической нотой. Когда говорят, что «Яблоко» — это партия скорее социал-демократическая, ну, в общем, наверное. И мы наблюдаем за тем, как партия «Яблоко» действительно эволюционирует в этом направлении. Но я знаю людей, которые поражены этим шумом вокруг ядерных отходов. Господа, когда мы видим, что в стране происходят, возможно, необратимые изменения, определенный набор демократических завоеваний прошлых лет оказывается под угрозой, да какие ядерные отходы, просто выругаться хочется.
С. БУНТМАН То есть если мы подытожим, здесь получилась серьезная оппозиция по частным вопросам, сильное досье как, например, у СПС военной реформы, но заявления о поддержке основных направлений того, что делает президент.
Е. КИСЕЛЕВ Но я не вижу результата. Я бы сформулировал иначе. Я бы сказал, что партии, которые воспринимаются демократически настроенной частью электората как их надежа и опора не смогли предложить никакой конструктивной программы. И не смогли консолидировать избирателей. Я понимаю, что избиратели, которые настроены либерально-демократически все равно составляют меньшинство. Но я полагаю, что, наверное, все-таки либерально-демократическая часть общества, люди, которые выступают за права человека, за демократические свободы, за минимальное вмешательство государства в жизнь общества, которые смотрят на государство не на как какую-то сверхъестественную иррациональную ценность, а в строгом соответствии с Конституцией, где сказано, что высшей ценностью является человек, его права и свободы. А государство должно заниматься обороной, сбором налогов, здравоохранением, медицинским обслуживанием малоимущих, образованием, и внешней политикой, борьбой с преступностью. Я думаю, что таких людей процентов 20.
С. БУНТМАН А их нет.
Е. КИСЕЛЕВ А вот где они эти 20%?
А. ЛЕВИНСОН — Сейчас дело к ночи, Анатолий Чубайс, как передают, сказал, что завтра утром проснемся в другой стране. Мне кажется, что вне зависимости от того, будут партии «Яблоко» и СПС представлены в Думе или нет, нам надо уже готовиться к тому, что мы будем в другой стране и надо готовиться к тому, чтобы проснуться. Вот из того, что сказал Евгений Алексеевич очень важно сделать выводы, что эти 20% есть, а их вроде бы и нет. Они не только политически не заявили себя, не только политически не будут репрезентированы, но очень похоже, что как выражаются нынче их дискурс или их образ мыслей должен подвергнуться ревизии. Я говорю со всей ответственностью.
Е. КИСЕЛЕВ Образ мыслей кого? Политиков?
А. ЛЕВИНСОН — Я не несу ответственности за политиков. Я занимаюсь изучением мнения людей.
Е. КИСЕЛЕВ Вы согласны с тем, что потенциально этот электорат составляет процентов 20?
А. ЛЕВИНСОН — Евгений Алексеевич, я, может быть, назвал-то и побольше, но только где же он был сегодня? И за кого он голосовал сегодня? Я думаю, что он не был дома, что он проголосовал за других лидеров.
С. БУНТМАН Давайте посмотрим на «против всех»
Е. КИСЕЛЕВ — Многие не пошли голосовать вообще, многие проголосовали против всех. Большинство проголосовало за «Единую Россию», а значительное число потенциальных избирателей либеральных партий просто не пошли на выборы. Мне кажется, что это наибольшее число.
А. ЛЕВИНСОН — Наверное, так, но это значит, что таково политическое поведение этих людей. Я никоим образом не хочу бросить им упрек.
Е. КИСЕЛЕВ — Задача политических партий, как мне кажется, сделать что-то, для того чтобы вот этих людей разбудить и заставить голосовать за себя.
А. ЛЕВИНСОН — Я тоже так думаю, но я сейчас обращаюсь к тем людям, которые пошли голосовать и голосовали за кого-то, а не за эти партии или за эти партии голосовали, в общем, людям, убеждения которых мы сейчас описали. Они сейчас быть может, нас слышат и я, обращаясь к ним, хочу сказать, что по моим понятиям мы действительно будем жить в другой стране и нам надо в этой стране проснуться. Проснуться значит хорошенько понять, почему приверженность тем ценностям, которым мы были привержены, привела к таким результатам, а не к каким-то иным. Что было правильного и неправильного в наших убеждениях. Я за то, чтобы сохранять верность своим идеалам. Но может быть надо сохранять верность идеалам и при этом менять представления о мире. Мне кажется, что мир сейчас выглядит иным, здесь не так просто стоят теперь права человека. Здесь не так просто сейчас, совсем непросто защитить, скажем, право нации на самоопределение, права людей с разным цветом кожи на одно и то же внимание общества и т.д. Человек, у которого такие жизненные принципы воззрения, он сталкивается сейчас с гораздо более сложной средой, которая его окружает. Надо учиться вести себя в этой новой среде. Просто, скажем, выйти с теми чистыми правозащитными идеями, с которыми выходили когда-то на Красную площадь, а когда-то в 1991 году к Белому дому, это, значит, выйти и остаться там в одиночестве. Я видел, к сожалению этих людей, я с ними разговаривал.
С. БУНТМАН Но дело в том, что сейчас говорят слишком много об изменившемся мире, о необходимости изменения взглядов на права человека. Россия, которая не наработала этих взглядов на права человека, наработала на уровне Конституции, на уровне практики не наработала, также легко и быстро может от них отказаться, что сейчас и происходит. Во имя абсолютно других целей, а не борьбы с терроризмом или борьбы за благосостояние российского народа.
А. ЛЕВИНСОН — Я именно про это и хочу сказать, что тот, кто привержен правам человека, свободам и так далее, а я уважаю именно таких людей, смотрите, эти ценности теперь надо защищать иначе. Более сложным, более глубоко эшелонированным образом, эти ценности сейчас находятся в гораздо более сложной ситуации. Их труднее преподавать в школе.
С. БУНТМАН Но, возвращаясь к нашему разговору и к тому, о чем говорил Евгений Киселев, здесь, наверное, нужно гораздо более четкое выражение этих взглядов. «Что вы говорите о Конституции, — пишет нам Леонид, — забудьте вы о Конституции, скоро ее не будет». Давайте представим себе, наконец, такую ситуацию в Думе. Представим навскидку, что будет у нас Да, вы правы, что большинстве своем избиратели ЛДПР представляют себе, что их лидер ниспровергатель сего и его фракция голосуют чаще всего пропрезидентски всегда и чаще всего с «Единой Россией». Они спасли бюджет, например, я напомню вам это. Так вот, образуется примерно 302-306 голосов, тех, кто будет голосовать за президентские проекты. Любое, что администрация президента предложит, они смогут провести. Во что это может вылиться?
Е. КИСЕЛЕВ Я хотел бы напомнить, что есть определенные оговорки относительно изменения в Конституции, что, слава богу, в Конституции записано, что положение 1-й и 2-й статьи, где как раз сформулированы некоторые фундаментальные вещи, в том числе и постулат, скажем так, примат прав человека над государственными интересами
С. БУНТМАН Он останется.
Е. КИСЕЛЕВ В Конституции записано, что положение главы 1-й и 2-й изменять нельзя. Точка. Правда, есть определенная процедура, при которой можно, федеральным собранием. Можно, конечно, собрать новое конституционное совещание, но это тоже процедура совсем непростая.
А. ЛЕВИНСОН — Да не будут этим заниматься. Возиться-то зачем.
Е. КИСЕЛЕВ Чем не будут заниматься?
А. ЛЕВИНСОН — Переменой этих статей, гораздо приятнее жить, имея их на вывеске.
Е. КИСЕЛЕВ С этим я согласен. И все прочие изменения в Конституции требуют одобрения их после принятия двумя палатами федерального собрания, согласие законодательных собраний двух третей субъектов Федерации.
С. БУНТМАН Да, это сложно.
Е. КИСЕЛЕВ Процедура непростая. И, конечно, если там будут какие-то изменения в Конституции скандального характера, то, наверное, не пойдут власть имущие на такую сложную процедуру, которая будет связана с шумом в прессе, если конечно прессе дадут еще пошуметь. С телевидением разобрались, скоро за газеты примутся. И за вас примутся.
С. БУНТМАН За газеты, это вам ближе, Евгений.
Е. КИСЕЛЕВ И за вас, радио мне тоже близко. За вас тоже примутся.
С. БУНТМАН Давайте сейчас подведем итог. Что это такое будет с завтрашнего дня при такой Госдуме примерно которую мы себе представляем с некоторыми нюансами, что это будет за вектор изменения или продолжения определенных тенденций в политике российской внешней и внутренней. С чем мы будем иметь дело, а то мы ушли в общие положения. Что это будет с таким процентом ЛДПР, с таким процентом «Родины», даже неважно Думы, а тенденции в обществе и политике.
А. ЛЕВИНСОН — Я думаю, что ближайшие 4 года пройдут в обстановке очень высокой консолидации общества вокруг нескольких символов, один из которых президент Путин, а также партия, которая является его отсветом, будут сделаны шаги по реставрации державного величия России, символические прежде всего. Будут, очевидно, сделаны какие-то попытки, укрепить внутриэкономическое положение, и у людей сохранится или будет продолжаться в течение этого времени ощущение, что мы живем в стабильном обществе. Внутри этого стабильного общества сверху, а не снизу будут проходить процессы, которые будут его не то что дестабилизировать, но делать жизнь в нем более сложной. Вот моя надежда на то, что усложнение нашего общества, развитие в нем разных групп течений, приведет, в конечном счете, к тому, что и политический режим у нас будет более разнообразным, более отвечающим новой структуре общества.
Е. КИСЕЛЕВ Я думаю, что, во-первых, страхи относительно того, что теперь будет конституционное большинство, и уже поменяют Конституцию, и второй срок президенту Путину сделают лет на 10, я думаю, что страхи эти преувеличены. Все-таки Владимир Владимирович хочет бывать в приличном обществе, встречаться с лидерами «восьмерки». И выстраивать под себя Конституцию так, как это делает Туркмен-баши, я думаю, не будет и даже в голову ему это не приходит. Один год плюс, я не думаю, что стоит того, чтобы рисковать теми очками, которые он уже набрал. Поэтому посмотрим. Я бы не преувеличивал угрозы каких-то радикальных изменений в Конституции, которые может принести с собой новая Дума в новом ее составе. Я думаю, что она будет, в общем, такая же контролируемая из Кремля. Потому что и без большой фракции ЛДПР, и без большой фракции «Родины» все равно Дума контролировалась из Кремля весьма и весьма эффективно.
С. БУНТМАН Но что же будет?
Е. КИСЕЛЕВ Другое дело, что политически в этой Думе голос правых партий, либеральных партий, либеральных правых депутатов будет слышен значительно слабее, что гораздо громче будут слышны мнения, которые высказывают господа Рогозин и Жириновский. И политический вектор будет в известном смысле задаваться именно громогласием этих депутатов, что, конечно, внушает тревогу.
С. БУНТМАН Евгений Киселев и Алексей Левинсон, спасибо и мы с вами расстаемся на новости.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире