26 апреля 2019
Z Интервью Все выпуски

«Книжная кухня»
Историк Павел Щёголев: от биографии Пушкина до Чрезвычайной следственной комиссии


Время выхода в эфир: 26 апреля 2019, 14:11

Н. Дельгядо Здравствуйте! С вами Наташа Дельгядо, и мы на «Книжной кухне». Сегодня в студии Феликс Лурье, историк, автор многих книг, литератор. Здравствуйте, Феликс Моисеевич.

Ф. Лурье Здравствуйте!

Н. Дельгядо И новая книга Феликса Моисеевича называется «Пушкинист поневоле», она посвящена Павлу Щеголеву. Сама по себе личность Павла Щеголева очень многогранна. Тут вспоминаются его исследования как пушкиниста, его исследования Освободительного движения, его общественная деятельность какая-то, политическая. С какой стороны вас этот человек заинтересовал? Почему вы решили написать о нем книгу?

Ф. Лурье Заинтересовал он меня именно потому, что он этим всем многим и разнообразным занимался. Все началось очень давно, в 1937 году мы праздновали юбилей Александра Сергеевича. Такое, знаете, страшное время, думаю, было не до юбилеев. Я думаю, что одной из причин такого торжества огромного, которое произошло, заключается в том, что в то время шли процессы, и какие-то отвлечения нужны были. Был Северный Полюс, полярники, это все делалось для того, чтобы как-то разбавить то, что происходило внутри страны. Отец купил мне огромных размеров плакат, на котором Александр Сергеевич был в такой дурацкой позе – эта поза известна по Аникушинскому памятнику. Может, Аникушин в это изображение взял позу Александра Сергеевича. И там было внизу издательство «Племя молодое незнакомое» написано. Я выучил алфавит благодаря этому и узнал, что существует Александр Сергеевич Пушкин. В 1959 году праздновали 150-летие со дня рождения, и я попросил в библиотеке, чтобы мне дали книгу.

Н. Дельгядо Неужели вам дали Щеголева?

Ф. Лурье Мне сначала дали Вересаева «Пушкин в жизни», совершенно замечательная книга, она недавно вышла в издательстве «Вита-Нова». Когда я принес Вересаева, мне дали действительно Павла Алексеевича Щеголева «Дуэль и смерть Пушкина». И подзаголовок «Исследования и материалы». И эта книга меня совершенно потрясла. Книга-то академическая, научная, а написана так, что можно было ее читать любому почти, отчасти подготовленному, но широкому кругу читателей. И после того, как я прочитал «Дуэль и смерть Пушкина», я уже самостоятельно выбирал, искал, что написали пушкинисты об Александре Сергеевиче.

Н. Дельгядо Книга называется «Пушкинист поневоле». Почему?

Ф. Лурье Пушкинист поневоле вот почему. Изучая Павла Алексеевича, я еще опросил 17 лиц, которые в той или иной степени знали его. Жили еще два его секретаря бывших. Один из них был Виктор Андронникович Мануйлов, а другой менее известное, но не менее значительное лицо, была такая Вера Романовна Лейкина-Свирская. Она у него еще дольше была секретарем, и он много работал с ней. С Кавериным у нас просто переписка была. Каверин знал хорошо. Илья Самойлович Зильберштейн известный искусствовед и литературовед. Все это у меня сохранилось. Наступил момент, когда у меня образовалась масса архивных документов неопубликованных, и все эти сведения. И вот я взял, и написал о нем книгу. Почему я назвал книгу «Пушкинист поневоле»? Он в пушкинистике сделал не меньше, чем Освободительное движение. Но он занимался Освободительным движением российским и политическим сыском. Фактически политическим сыском, он был первый историк, занимавшийся, свободный историк. Был, например, Татищев, который был в штате Министерства внутренних дел, еще историки официальные, которые не имели доступа к документам. Первый свободный вольный историк Павел Алексеевич Щеголев получил в свое распоряжение весь комплекс архивных документов Министерства внутренних дел.

Н. Дельгядо А вот эти архивные документы, с которыми он работал, он же получил уже после Февральской революции?

Ф. Лурье Да, когда произошла Февральская революция, он взял на себя добровольно огромнейшую нагрузку. Керенский назначил его председателем Комиссии по сохранению и разбору документов Министерства внутренних дел, касавшихся политического сыска, и его же включили в состав Чрезвычайной следственной комиссии по расследованию деятельности крупнейших царских администраторов. Когда эта комиссия в ноябре 1917 года рассыпалась….

Н. Дельгядо А каков был итог деятельности вот этой Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, кроме того, что Блок написал?

Ф. Лурье Да, итог был совершенно не тот, как предполагалось. Предполагалось, что она выпустит документ, на основании которого можно было бы обвинить высших царских администраторов в преступлениях перед народом российским.

Н. Дельгядо И устроить большой процесс?

Ф. Лурье Да, и устроить большой процесс. Ничего не получилось. Муравьев, председатель комиссии, крупный, очень образованный юрист, он очень быстро понял, что это не произойдет, потому что, все, что было найдено в их допросах, это очень слабые… они действовали в рамках действовавшего закона. Другое дело, какие это были законы. Но их отступления от закона были ничтожные, и судить было не за что.

Н. Дельгядо А что стало с теми, кто был, условно, под следствием этой комиссии?

Ф. ЛУРЬЕ: Почему я назвал книгу «Пушкинист поневоле»? Он в пушкинистике сделал не меньше, чем Освободительное движение.

Ф. Лурье Несколько человек умерло во время следствия. Например, Штюртнер, последний председатель Совета министров. Никоторое количество уехало из России. Те, кто остались, почти все были казнены, расстреляны в Москве в 1918 году.

Н. Дельгядо Блок был секретарем. А кем был Щеголев?

Ф. Лурье Щеголев был консультантом по исторической части, во-первых. И во-вторых, человеком, который снабжал комиссию вещественными доказательствами.

Н. Дельгядо То есть, он не вел допросы?

Ф. Лурье Нет, допросы вели… там все это было очень твердо поставлено, были очень сильные юристы – это 25 человек, которые этим занимались. Допросы происходили и в Таврическом дворце, и в Петропавловской крепости. А сама комиссия заседала, все заседания состоялись в Зимнем дворце. В Зимнем дворце им отвели помещение. Я думаю, это одна из интереснейших частей деятельности Павла Алексеевича. Что касается Александра Сергеевича, он еще одну книгу написал.

Н. Дельгядо По-моему, он единственный человек, который написал про крепостную любовь Пушкина.

Ф. Лурье Да, он первый. Он написал книгу «Пушкин и мужики», он написал об Ольге Михайловне Калашниковой, которая родила сына Павла, он умер. Он ее отправил в Болдино. Ну, я могу высказать такое нахальное предположение. Вот эта Болдинская осень — почему Пушкин надолго ездил в Болдино? Там жила Ольга. Возможно, Ольга была вдохновителем его в Михайловском, но и в Болдино. Арина Родионовна была такая умная дошлая почти старушка по нашим временам, которая была в некотором роде сводницей. Она познакомила Ольгу с Александром Сергеевичем. Об Ольге известно много. Они переписывались, он дал ей вольную.

Н. Дельгядо О ней известно много, но у пушкинистов как-то вообще не принято о ней говорить. Вот Анна Петровна Керн – сколько угодно. А это закрытая тема.

Ф. Лурье Да, да. Не знаю, почему. Там ничего сверхъестественного не было. Пушкин, в общем, поступил по правилам того времени благородно. Он до кончины своей помогал ей, помогал отцу, недостойному человеку совершенно, Михайлу Ивановичу Калашникову. Он спаивал его двоюродного деда, Петра Абрамовича Ганнибала, и он приворовывал, он стал богатым человеком, он разорял Болдино. Это всё терпел Александр Сергеевич. Еще меня поразило, знаете, что? Татьяна Ивановна Краснобородько, сотрудница Пушкинского дома и хранительница архива пушкинского и библиотеки, я попросил, и это было очень давно, я попросил показать пасквиль. Она мне его показала. Вот у меня есть близкое к факсимильному воспроизведению – то, что получил Александр Сергеевич 4 ноября 36-го года. И вот этот малюсенький конвертик в этой штучке был прислан пасквиль. И дальше появлялась вот такая штука, где было написано «Александру Сергеевичу Пушкину», а внутри сам пасквиль. Я о нем тут подробно написал.

Н. Дельгядо А иллюстрация есть такая в книге?

Ф. Лурье Есть, есть.

Н. Дельгядо Спасибо большое. С нами был историк Феликс Лурье, мы говорили о другом историке, Павле Щеголеве, авторе многих работ. Работ об Ольге Калашниковой, крепостной любви Пушкина, дуэли и смерти Пушкина, об истории Освободительного движения, и одном из членов Чрезвычайной комиссии Временного правительства по расследованию преступлений царского режиме. Поэтому читайте книгу Феликса Лурье «Пушкинист поневоле». Над программой работали журналист Татьяна Троянская, звукорежиссер Галина Курылева и я, автор, Наташа Дельгядо. Всего доброго. Читайте!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире