'Вопросы к интервью

А.Петровская: Это программа «Свободный формат», 13.06 на часах, в студии «Эха» Александра Петровская. Мы сегодня говорим о том, зачем России «Открытая Россия». В гостях у нас по скайпу будет Анастасия Буракова, новый председатель общественной организации «Открытая Россия». А здесь сегодня – Андрей Пивоваров, экс-председатель движения «Открытая Россия». Андрей, добрый день!

А.Пивоваров: Здравствуйте!

А.Петровская: И Наталья Грязневич, пресс-секретарь общественной организации «Открытая Россия». Наталья, здравствуйте!

— Здравствуйте!

— А.Петровская: Наверное начнем мы с вами с некоего отчета, потому что у нас только по скайпу будет Анастасия, она расскажет о тех планах, с которыми она выходила на выборы. Как собственно это происходит?

А.Пивоваров: Да, у нас была конференция, были выборы. У нас была такая борьба! Было, по-моему 26 кандидатов на 13 мест. Настоящая борьба была, с программами, с агитацией. Соответственно конференция проголосовала, были избраны 13 членов Совета, и соответственно эти члены Совета доверили Анастасии быть председателем в этом году.

А.Петровская: А теперь программе, с которой Анастасия выходила на выборы мы ее спросим чуть позже, а давайте сначала подведем итоги, потому как вокруг «Открытой России» последнее время много разговоров, а с другой стороны, чтобы было понятно, чем собственно занимается «Открытая Россия» и почему мы сегодня именно так сформулировали тему: «Зачем России «Открытая Россия». Вы наверняка некие итоги своей деятельности, Андрей, за год готовы подвести, потому что мы ровно год назад здесь с вами в этой студии встречались и я помню, а если я ошиблась, вы меня поправьте, что тогда вы говорили о том, что важной частью вашей работы будет усиление правозащитного блока, и удалось ли это сделать, потому как возникает вопрос и по тем уголовным делам, которые были возбуждены в отношении активистов «Открытой России». В связи с этим хочется понять, эта деятельность в положительную сторону какие-то результаты дала?

А.Пивоваров: Главный результат и одна из целей общественной организации состоит в том, чтобы помогать и выращивать, в хорошем смысле слова, новых лидеров, и в первую очередь, в регионах. В этом плане моя деятельность была успешной, потому что кадровый или людской состав сильно обновился, и зачастую – это новые молодые ребята.

А.Петровская: Новые молодые ребята. Можно я уточню, это в «Открытой России», или вообще в политике?

А.Пивоваров: Во-первых в «Открытой России». Я был федеральном блоке координатором, то говорил бы про всю Россию. Во-вторых, если эти люди даже не имеют прямой связки к движению, к организации, но при этом они взаимодействуют с людьми в регионах, коммуницируют, а через наши проекты мы им помогаем.

Вы сказали про правозащиту. Часто говорят, что правозащита – это адвокаты, юристы в судах. Наша правозащитная деятельность несколько отличается. Есть конечно и блок административно-уголовный, а есть небольшое количество юристов, которые оказывают помощь общественным группам активистам, людям, которые борятся за свои права. Например, есть люди, которые объединились как собственники жилья, или люди, которые отстаивают свой парк. Юридическая помощь этим людям в судах, в жалобах, в попытках отстоять свои праве – сейчас для нас является приоритетной.

А.Петровская: Я правильно понимаю, что это – юридическая поддержка зреющему гражданскому обществу? Гражданское общество само по себе должно возникать, чтобы общество было поистине свободным.

А.Пивоваров: Я не юрист, и по себе знаю, что мне просто сделать поств социальных сетях, призвать людей, поработать с прессой – это я могу сделать. Но как составить жалобу в суд? Я не могу это сделать! И я знаю, что есть много таких же людей, которые затрудняются в юридических вопросах. Эта часть гражданского общества как раз и есть наш приоритет. Но важно разделять, это не помощь всем нуждающимся. К сожалению, все хотят помочь всем. Чем? Человека залило водой, а он хочет бороться с ЖКС. Хотелось бы. Но к сожалению, это большой объем работы.

А.Петровская: А как происходит выбор тех, кому вы помогаете?

А.Пивоваров: Это те люди, которые объединены усилиями. То есть не те, которые «сделайте за меня», а у нас уже есть группа людей, которая объединилась по этому принципу и готова отстаивать свои права сами. Но есть вопросы в документообороте, вопросы в юридических вещах или судах, вот здесь мы можем им помочь. Это не помощь не одиночкам, к сожалению.

А.Петровская: Первый критерий, это должна быть группа людей?

А.Пивоваров: Да, группа людей, объединенная одним принципом. Или это может быть один или два человека, но их проблема – общественно значимая, чтобы это был не частный интерес одного человека, всем помочь невозможно, а общественно-значимая вещь, которая или уже объединила людей, или будет важна и будет полезна большому количеству людей.

А.Петровская: Это приоритет на ближайшие годы или лозунг вашего председательства?

— Не корректно было бы говорить, что это лозунг мой, потому что это как раз одно из направлений деятельности, скорее я здесь помог каким-то образом. В большинстве случаев это конечно работа правозащиты «Открытки», это часть их работы и здесь наверное не очень корректно говорить, это мой приоритет был.

А.Петровская: А назначение организации, вряд ли это только помощь, юридическая помощь формирующемуся гражданскому обществу. Этого наверно было бы недостаточно для существования организации?

А.Пивоваров: Главная цель – добиться сменяемости власти, цель – транслировать гражданскому обществу парламентскую модель. Уже сейчас мы видим по социологическим опросам, что запрос на парламентскую модель, он появляется в обществе, он медленно доходит может быть до широких масс, но дискуссия по этому поводу идет. Надо общество сформировать так, чтобы у нас было один-два национальных лидера, которые транслируют повестку, а много! Может быть не таких известных, но в каждом городе появлялись люди. Это может быть залогом того, что гражданское общество в России будет меняться. Помощь этим лидерам через три направления. Это, в первую очередь – правозащита в широком смысле, это – образование, и третье – выбора.

А.Петровская: А что с выборами? Как вы собираетесь выбирать?

А.Пивоваров: Главная цель – добиться сменяемости власти, цель – транслировать гражданскому обществу парламентскую модель.

А.Пивоваров: Для нас приоритет сейчас представляют муниципальные выборы. Недо только в Петербурге, а по разным городам, потому что выборы федерального, регионального значения достаточно под контролем, и в единичных случаях выбиваются в независимые, это скорее случайность, чем постоянная тенденция. На муниципальном уровне у людей есть шанс, это не требует больших затрат, не требует больших усилий. Требует конечно, но мы знаем по петербуржским кампаниям муниципальным – это не такие большие ресурсы. Поэтому мы делаем ставку на муниципальные выборы. Есть шанс, что здесь ситуация начнет меняться.

А.Петровская: У вас собственная программа по муниципальным выборам, или вы поддерживаете?

А.Пивоваров: Если брать Петербург и сосредоточить здесь свои усилия, это протестный блок демократов, который мы реализуем совместно с командой Дмитрия Гудкова. У нас здесь большая команд и это тот приоритет, который у нас есть. Это наш приоритет. У нас есть более 1400 заявок, мы их сейчас обрабатываем.

А.Петровская: А что касается перспектив? Давайте сравним с муниципальными выборами в Москве. Эта история на мой взгляд не получила какой-то однозначной оценки. С одной стороны – после того, как выборы прошли было много разговоров о том, что это такая победа оппозиции, много удалось сделать, а с другой, когда стал вопрос о муниципальном фильтре на выборах мэра, то все сказали, ой, да ничего не получилось! Так получилось или не получилось, и какие шансы по сравнению с этим, например, у Петербурга?

А.Пивоваров: Я искренне считаю, что у коллег получилось, потому что я вижу, что в тех муниципалитетах, где власть у независимых депутатов – жизнь меняется. Есть конкретный пример. Как поступали коллеки из «Единой России», когда была тихой сапой работа в карман, или в интересах не жителей, и там, где есть независимые муниципальные депутаты. Мы видим, что люди могут обращаться к политикам, которые за них переживают, политики, которые с ними работать. Если сравнить муниципалитет Красносельский, который возглавляет Илья Яшин, я думаю, что и жители… Я сам видел, я прошел по улице с ним – люди с ним здороваются, говорят «Спасибо, Илья Валерьевич». И сравнить с тем, где они не прошли. И эта демонстрация – ответ на вопрос, что будет, если мы дорвемся до власти. Вот, пожалуйста! Люди избрались, люди уже меняют ситуацию в стране.

А.Петровская: Очень важный вопрос. Является ли муниципальный уровень трамплином для того, чтобы люди дальше шли во власть, в региональную и федеральную? И в этом смысле муниципальные выборы и работа в муниципалитете выглядит как первый шаг для реализации своих политических амбиций. Мне кажется, что эта история не совсем верная, потому что во-первых, муниципалитеты законом отстранены от общей системы власти, а во вторых, они созданы как для того, чтобы удовлетворить интересы того гражданского общества, с которого мы начали, чтобы решать конкретные вопросы, часто бытовые, не связанные с политикой напрямую. Как вы это видите? Как это работает в Москве? Вы Илью Яшина упомянули, там больше про политические амбиции, или про работу и решение бытовых вопросов?

А.Пивоваров: В Школе объединенных демократов я читал лекцию о полномочиях муниципальных депутатов. Их перечисление можно уместить на одном слайде. Я сказал, да, полномочий почти нет, особенно в Петербурге, даже по сравнению с Москвой. Но статус, который вы получаете, получив доверие граждан, потому что депутат, это не человек, которого назначает партия или движение, а это человек, которого избрали граждане, сколько бы их не было. В некоторых районах есть округа по 50 человек, не важно! Это люди избрали вас, и у вас появляются полномочия. Далее вы можете заниматься благоустройством, патриотическим воспитанием, праздниками, но на самом деле вы можете от имени людей выступать, и поэтому муниципальный уровень – это первый старт для политической жизни.

А.Петровская: Все таки про политические амбиции!

А.Пивоваров: Конечно! И в этом плане вы можете использовать свой статус муниципального депутата и заниматься тем, что в ваши полномочия не входит. Потому что это – как старт, а то, что другие возможности закрыты – не работают социальные лифты, не работают региональные выборы – мы не может в них участвовать, потому что просто там не зарегистрируют, не говорю уже про губернаторские выборы или президентские. Это старт, и он как вода. Ее можно перекрывать, но она находит пути.

А.Петровская: Но с другой стороны, Андрей, смотрите, что происходит на региональных выборах в Петербурге. Или на первый тур в Украине посмотрите. Мы видим, как люди, которые не имеют политического опыта, то есть это не те люди, которые поступательно шли от муниципального уровня к региональному, и дальше на федеральный. А это люди, которые совершенно этого опыта не имели, это показывает пример и Усть-Илимска, например, и выигрывающего там, не знаю, или протестного, или осознанного голосования, и так далее, и так далее. В связи с этим вопрос, а нужно ли такое поступательное движение? Во власть.

— Конечно нужно! Вопрос в том, что выборов нет, потому что нет политики. Вы говорите, что люди голосуют за кого-нибудь, хотя бы альтернативную точку зрения, это говорит о том, что образовался вакуум. И в этом вакууме есть запрос общества на то, чтобы была другая политика, политика не «Единой России». Как только это окно приоткроется, им нужно показать, а что есть в бэкграунде? А вот – я был в муниципальном совете! А вот – я его возглавил! За 4 года мы решили такие и такие вопросы. Это – некий бэкграунд, потому что не бывает такого, что завтра будут честные и свободные выборы. И на этих выборах выиграет поппулист, и вы должны к этому времени иметь свой бэкграунд, свои реализованные проекты, а лучше всего – проверенные действия, и муниципальная власть – это лучшее место, где можно проверить эти действия.

А.Петровская: А что касается политических амбиций «Открытой России». Вы начали свой рассказ с того, что не будете помогать людям, у который протекла крыша, а потом мы с вами установили, что муниципальный уровень – это старт для политической карьеры.

А.Пивоваров: Политические амбиции «Открытой России» это, в первую очередь, чтобы на различных муниципальный выборах, и в Петербурге, и в Орле, и в Ульяновске, и в Череповце было большое количество образованных подготовленных депутатов и общественных деятелей. Даже, предположим, если там не выборов, просто люди, которые готовы реализовывать свои амбиции через общественные проекты, через гражданское общество, цель организации в том, чтобы это гражданское общество росло, чтобы появлялись новые фамилии.

А.Петровская: Тем не менее вы называетесь в вашем новом качестве, сейчас поговорим с Натальей, и перейдем к вашей реструктуризации? Реорганизации? Это звучит – общественная организация, а не политическая партия. В названии нет никакого отражения вашего желания влиять на политическую жизнь в стране.

А.Пивоваров: Политические амбиции «Открытой России» это, чтобы на различных муниципальный выборах было большое количество образованных подготовленных депутатов и общественных деятелей.

А.Пивоваров: Нет, мы не хотим влиять. Мы – не политическая партия. Мы сотрудничаем с различными политическими партиями, которые близки нам идеологически. Наша цель как раз помогать гражданскому обществу. И именно поэтому мы говорим о том, что цель наша – образование, просвещение, правозащита. Гражданское общество – это, в хорошем смысле, организация, которая помогает, но не идет сама.

А.Петровская: Не буду дальше пытать про какие-то ваши установки на этот счет. Оставим только на уровне муниципалитетов и гражданского общества. Наталья, давайте еще обсудим вопросы этой реорганизации, которая произошла буквально на наших глазах. 26 марта вы отдали документы в Минюст…

Н.Грязневич: Да, 26 марта отнесли в Минюст пакет документов на регистрацию общественной организации. У нее очень длинное название, я даже его сейчас не воссоздам, но краткое наименование это – Российская общественная организация «Единая Россия». Это организационно-правовая форма, которая позволит нам получить свидетельство о регистрации и учредили это движение, не движение, а организацию представители одиннадцати регионов, а потом в течение месяца, после того, как мы учредили саму организацию в Москве, мы создали еще 48 региональных отделений и подали в Минюст 44, то есть выбрали самые, где документы были лучше всего составлены, чтобы никаких помарок, чтобы не дать Минюсту формального повода нам отказать, потому что та закорючка не в том месте стоит.

Не совсем корректно назвать это реорганизацией, потому что то движение, которое существовало до этого, движение «Открытая Россия» было ликвидировано. И это не просто юридический момент, а момент принципиальный. Движение занималось в том числе и уличной активностью, участвовали в митингах, организовывали митинги и так далее. И в течение последних двух лет преследовались постоянно по статье об этой нежелательной организации 20.33 Кодекса об административных правонарушениях.

А.Петровская: По крайней мере два дела мы знаем.

Н.Грязневич: Два уголовных дела было заведено, а помимо этого было еще более ста административных дел. Кратко объясню, что такое «нежелательная организация». Это закон, который был создан для того, чтобы иностранные организации, которые не нравятся Кремлю, не могли работать в России. Это всякие фонда, организации по поддержке гражданского общества, которые работают на западные деньги. Внезапно в 2017 году в этот перечень было добавлено два наименования, в которых есть слова «Open Russia», то есть «Открытая Россия» на английском языке. Что это за организации? Какое отношение к активистам российского движения, созданного гражданами России, работающего по российским законом Прокуратура и Минюст не объяснили.

С сожалению решения суда для внесения в такой реестр не нужно. То есть они просто придумали каких-то два наименования, вставили в этот перечень, а потом говорят, «Вы же «Открытая Россия»? А вот у нас в реестре такое-же название!» И все! Как ведутся дела об административных нарушениях в нашем государстве – мы знаем. Они ведутся очень небрежно. Поэтому их никто не проверяет.

А.Петровская: Наталья, вы хотите сказать, что это такая же история, когда однофамильцам приходится платить налоги за другого человека, потому что у них совпадает ФИО? И больше ничего.

Н.Грязневич: Да. Это абсолютный абсурд. Они пишут – британская организация, но ее просто не существует в Великобритании. Если сделать запрос в британскую палату юридических лиц, вы получите ответ, что такой организации нет. К сожалению, в ситуации, когда Кремль просто не утруждает себя обоснованием подобный решений, то это – чисто политическое дело.

Соответственно в течение последних двух лет было заведено более ста административных дел, а по закону, по нашему, если у вас есть два протокола по этой статье 20.33, на вас могут завести уголовное дело. Что произошло 19 января этого года, когда на нашу активистку Анастасию Шевченко в Ростове-на-Дону было заведено уголовное дело по статье 284.1 – Участие в нежелательной организации. Сейчас она сидит под домашним арестом с 23 января, сейчас ей продлили арест до 17 июня. То есть она сидит в изоляции. У нее самая строгая форма домашнего ареста, она не может выйти из дома, не может позвонить своим детям, она не может вызвать врача. И за что? В основе ее уголовного дела два эпизода. Первое – участие в открытых политических дебатах с участием «Единой России» в выборах мэра, и второй эпизод – организация лекции для канвдидатов в муниципальные депутаты в Ростове-на-Дону.

Вот пожалуйста, два эпизода, которые легли в основу уголовного дела, по которому Шевченко грозит до шести лет лишения свободы. Мы использовали в свою защиту все возможные юридические документы. Мы предоставили все, что подтверждало, что мы являемся российской организацией, не иностранной, что мы не сотрудничаем ни с какими иностранными организациями, но, поскольку это дело политическое, здесь, к сожалению, у Кремля аргументы… Против кувалды трудно что-нибудь противопоставить.

Поэтому в этой ситуации мы приняли решение ликвидировать движение с этой символикой, за которую всех штрафуют. И для того, чтобы мы могли как-то работать над проектами, которые мы хотим заниматься, несколько человек учредили общественную организацию. Эта общественная организация будет заниматься образованием, правозащитой и поддержкой кандидатов на выборах. Уличной активности у нас не будет. Про это наверное расскажет Анастасия более подробно. Это вынужденное решение, но это не означает, что мы согласны с тем, что движение «Открытая Россия» стало нежелательным. Продолжаем настаивать, что в этой ситуации мы правы, и что невозможно называть российской движение иностранным. Но для спасения людей, возвращаясь к тому зачем нужна «Открытая Россия», «Открытая Россия» — это не та организация, которая ставит своей задачей – идти на пролом и лес рубят – щепки летят. Наша основаня задача – сохранить людей. Говорят, в России нужно жить долго, и нужно беречь тех людей, которые готовы открыто выражать свое мнение, готовы активно отстаивать свободу слова и права человека, и если у нас есть возможность этих людей вывести из-под удара – мы их выведем.

А.Петровская: Давайте остановимся на деле Анастасии Шевченко. Это не единственное уголовное дело. Есть еще дело Максима Аверникова из Екатеринбурга. Насколько вы ощущаете ответственность, может быть даже Андрея, председателя на тот момент, и какие действия вы предпринимаете, чтобы дальше эту ситуацию разрешить?

Н.Грязневич: Конечно же мы очень переживаем за наших коллег, потому что это наша общая проблема, у нас почти у каждого есть какая-то эта административная бумага о том, что мы сотрудничаем с нежелательной организацией и никто не знал и не предполагал, что этот удар будет именно по Шевченко, по матери троих детей, и конечно мы стараемся делать все возможное. Мы обращаемся к разным лидерам, чтобы они выступили в поддержку, потому что в политическом деле самое главное – это публичность, максимальный шум. Адвокаты работают в суде, и они делают все, чтобы Настю защитить, и Максима, но тут важна поддержка. И мы рады, что у вас это рассказываем, чтобы Петербуржцы знали, что есть такое уголовное дело, политическое на 100%. Буквально сегодня у нее очередной суд. Ей пытались обжаловать условия домашнего ареста и сейчас это происходит.

А.Петровская: Еще пока нет результата?

Н.Грязневич: Нет, там куда-то прокурор пропал… Там сложное дело и оно продолжается.

— Я говорил про нашу правозащиту, которая работает с общественными организациями, у нас лучше адвокаты, потому что они работают непосредственно по всем делам по политическим статьям. С нашей стороны идет общественная поддержка, очень широкий спектр политиков и общественных деятелей высказались в ее поддержку, Совет по правам человека при Президенте высказал свою позицию, правозащитные организации начали кампанию за ее освобождение, последний месяц Эмнисти интернешнл, международная органзация, признала ее и участсует в кампании в ее поддержку. Как правильно сказала Наташа, здесь важно, не только юридическая, но и общественная кампания. И наша цель – доказать, что это статья целиком политическая, и дело политическое.

Важно, чтобы все понимали, что человек за пару мероприятий, таких как дебаты и лекция, можно посадить на домашний арест, то ничто не мешает потом дальше найти новые и новые претензии, поэтому приятно, что большего количество людей нас поддерживают и понимают, что если раньше надо было выдумывать какое-то преступление, до сейчас они не удосуживаются даже придумывать, а просто – за связь.

А.Петровская: У нас 20 секунд до московских новостей. Андрей, какие перспективы?

Н.Грязневич: Мы будем бороться за полное освобождение.

— Наталья, а перспективы?

Н.Грязневич: Если будет широкая поддержка, то получится ее отбить. Чем больше давление, тем больше…

А.Петровская: Продолжим, после московских новостей!

НОВОСТИ

А.Петровская: Мы продолжаем. 13.34. Идет трансляция в Ю-тюбе на канале «Эхо Москве в СПб», также чат у нас работает +7 291 58 00, в гостях у нас Андрей Пивоваров и Наталья Грязневич, и по скайпу — Анастасия Буракова, новый председатель общественной организации «Открытая Россия». Анастасия, вы с нами уже на связи?

А.Буракова: У нас есть проект по созданию Центра реформ, у нас есть люди – лидеры общественного мнения, владеющие серьезными познаниями, которые могут предложить эффективные реформы для России.

А.Буракова: Да, я на связи!

А.Петровская: Анастасия, мы здесь принимали отчет от Андрея за прошлый год. Вы в новом статусе, и в новой организации, все с нуля и с самого начала. Какие вы ставите задачи на ближайший год, и с какой программой вы выходили на выборы?

А.Буракова: Самая первая наша и основная задача – это продавить регистрацию в Минюсте, чем мы и начали заниматься уже с февраля. Первое, что мы будем делать, это регистрация и всех наших региональных отделений. И регистрация в Минюсте.

Следующие наши шаги будут по выработке конструктивной повестки, в том числе программ реформ образования, гражданского образования и просвещения, а для регионов России в первую очередь мы будем поддерживать независимых кандидатов в их стремлении участвовать в выборах. У нас уже есть некоторые механизмы и задумки по реализации программы, и конечно, мы будем продолжать заниматься правозащитной деятельностью в том же формате, с котором занимались, а больше обращаем внимания на гражданскую правозащиту. Соответственно на задиту прав граждан от давления государства, крупных монополий, по защите трудовых прав.

А.Петровская: Анастасия, в самом начале Андрей нам об этом рассказывал. Эта деятельность в какой-то мере стартовала? Кроме Минюста и регистрации, все остальное уже работает. Может быть какие-то кардинальные изменения планируются? Что-то совершенно новое вы предлагаете? Или это преемственность в повестке?

А.Буракова: Я приоткрою завесу тайны. У нас есть проект по созданию Центра реформ, соответственно у нас есть люди – лидеры общественного мнения, владеющие серьезными познаниями, которые могут предложить эффективные реформы для России. В ближайшем будущем мы согласуем эту программу и запустим Центр реформ, где будем в том числе и с регионами России вырабатывать реформу Конституции, вырабатывать реформы правоохранительной системы, и судебной, и прочее.

А.Петровская: Анастасия, ну будет существовать эта программа, как дальше эта бумага превратиться в действия? Учитывая, что вы не политическая партия, не обладаете законодательной инициативой, и как мы только что поговорили, больше сосредоточены на защите гражданского общества и интересов отдельных людей, нежели на политических амбициях.

А.Буракова: Здесь есть пересечение с нашим проектом по выборам. Сейчас проект «Объединенные демократы» работает в Петербурге, а у нас есть задумки экстраполировать это на Россию, поддерживать независимых кандидатов не только от членов новой организации, но и лидеров общественного мнения, которые хотят идти в порядке самовыдвижения, но не имеют ресурсов на полноценный штаб, и принимают для себя решение на выборы не идти. Соответственно мы хотим поддержать заинтересованных людей, людей независимых, которые в дальнейшем смогут вносить предложения в частности и обладать правом законодательной инициативы, которой в принципе обладают муниципалы, через которых мы и сможем вносить наши экспертно-проработанные предложения.

А.Петровская: Мы говорили об этом с Андреем. Это все-таки рассматривается как старт для развития политической карьеры или политического движения.

А.Буракова: Очень хорошая идея сейчас была озвучена, что мы содержательно помогаем людям, предоставляем организационно-ресурсную работу. И образование. Сделать человека политиком – невозможно, а обучить, подсказать – возможно! А уж он будет действовать.

А.Петровская: Анастасия, вы еще сказали про конституционную реформу. Вы считаете она необходима? В чем она должна выражаться?

А.Буракова: У меня есть мои задумки, но я не являюсь автором во всех областях. Мы планируем привлекать экспертное сообщество и лидеров общественного мнения и политических деятелей к обсуждению, поэтому я могу высказать только лишь свое оценочное суждение. На мой взгляд нам нужен реальный федерализм, я выступаю за парламентскую республику и за расширение полномочий регионов и за немного другое формирование бюджетной политики. Это то, на чем бы сосредоточилась я, но это не значит, что это краеугольный камень, на котором мы будем акцентировать внимание.

С привлечением экспертов мы проработаем более широкий круг вопросов, которые нуждаются в реформировании.

А.Петровская: Анастасия, а в чем должен выражаться реальный федерализм?

А.Буракова: Сейчас большинство полномочий отнесено к области совестного ведения федерации и регионов. Соответственно непосредственно у субъектов федерации полномочий крайне мало.

А.Петровская: То есть перераспределение полномочий?

А.Буракова: Конечно! Соответственно, бюджетная политика, когда в Москве принимают решение по финансированию регионов, и когда, я сама родом из Красноярского края, и когда на огромное территории, которая составляет в территории шести Франций, выделяется какой-то мизер на бюджет, на который невозможно прокормить дать толчок экономике всей территории, потому что территории Крайнего Севера с таким бюджетом, и такой бюджетной политикой – невозможно! И мы видим отток населения в Центральную Россию, чего быть не должно. Вопрос федерализма и формирования бюджета регионов могут эту проблему решить.

А.Петровская: Среди главных пунктов повестки дня в ближайший год – это добиваться регистрации в Минюсте. Документы уже туда поданы. Есть ли необходимость бороться? Вы предполагаете, что это потребует каких-то дополнительных усилий? Или вы их отдали и теперь ждете регистрации?

А.Буракова: Здесь вопрос лежит скорее в политической плоскости. Юридически документы оформлены в полном соответствии с законодательством об общественных объединениях, а дальше все будет зависесть от политической воли. В течение месяца со дня подачи документов на регистрацию, нам должен быть дан ответ из Минюста, а мы будем исходить из реалий, когда получим ответ.

А.Петровская: Спасибо! Анастасия Буракова, новые председатель общественной организации «Открытая Россия» была с нами по скайпу на прямой связи. А мы возвращаемся в студию. У нас осталось три минутки. Поговорим еще про проекты. Мы в самом начале говорили о трех основных направлениях, и еще вы, Наталья, хотели рассказать о карте.

Н.Грязневич — Да, я забыла рассказать, что вчера издание «Инсайдер» опубликовало большой материал, касающийся преследования активистов «Открытой России» и они сделали интерактивную карту, где можно увидеть города и количество дел против наших активистов ликвидированного движения «Открытая Россия». Когда вы посмотрите эту карту, то увидите на ней такие дела, как например «за кражу воды из водопроводной колонки» — ущерб на 28 рублей водоканалу. Человека задержали и отвели в отдел полиции. Дела абсурдные, вплоть до уголовных,. Эта карта дает ответ на вопрос, почему мы решили это движение ликвидировать, и почему мы сейчас занимаемся другими проектами и другой организацией.

А.Петровская: Андрей, теперь пару слов о проектах!

А.Пивоваров: Три направления – правозащита, образование и выборы, Вы не можете избрать за человека. Он должен сам идти. А научить его, дать юридическую поддержку, системно помогать ему содержательно – это наш путь.

А.Петровская: Вот как раз про образование. Это лекции или что это?

А.Пивоваров: Лекции, вэбинары. Сейчас не обязательно собирать в людей в одном зале. Достаточно хорошие курсы провести, где люди будут общаться с теми экспертами, с которыми трудно встретиться. С помощью дистанционного образования мы можем дать им таких людей, с которыми они в жизни встретиться ы не смогли.

Н.Грязневич — В России огромное количество людей, которые понимают, что сейчас государство работает неправильно. У нас авторитарная неэффективная система, и ее придется рано или поздно менять. Наша задача этих людей объединить, создать сообщество свободных людей и дать им возможность вырасти профессионально, чтобы они свою деятельность могли вести на более квалифицированном уровне.

Мы говорили, что у муниципальный депутатов мало полномочий. С одной стороны – это плохо, но с другой это дает возможность практически каждому человеку, каждому Петербуржцу, если он умеет выступать на родительском комитете или родительском собрании в школе, то он вполне может быть муниципальным депутатом. Учитывая бюджет и полномочия, все что тебе нужно – это уметь общаться. Уметь налаживать связи с избирателями, уметь общаться с исполнительной властью на местном уровне. Поэтому я призываю всех, кто задумывается попробовать себя в общественной деятельности, регистрируйтесь на сайте, приходите в Школу муниципального депутата, которую мы организовали. Тут не нужно никаких специальных навыков или талантов. Нужно просто уметь разговаривать и слушать людей. И какие-то иметь минимальные знания о бюджете. И все.

А.Петровская: Про образовательные проекты я зачитаю нам на Ю-тюб –трансляции написал Александр, мы с вами в перерыве уже поговорили: «Слить протест и говорить об образовательных проектах – это смело!» Что вы можете ответить?

А.Пивоваров: Про «слить протест». Мы никогда не говорили, что наша цель – собирать митинги и выходить н уличные акции. Это никогда не было приоритетом, И мы подчеркивали, что мы занимаемся образованием, просвещением и помощью людям.

А.Петровская: Наталья, два слова!

Н.Грязневич — Рисковать мы готовы, все готовы рисковать. Если соотносить, что сейчас выгодней делать сейчас, и что выгодно делать потом? Нам выгоднее сохранить людей, развивать их, чтобы потом, когда риск будет оправдан…

А.Петровская: Против протеста и за образование Андрей Пивоваров и Наталья Грязневич. Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире