14 ноября 2003
Z Интервью Все выпуски

развитие финансовых рынков в России


Время выхода в эфир: 14 ноября 2003, 12:08

14 ноября 2003 года
В прямом эфире радио «Эхо Москвы» председатель федеральной комиссии по ценным бумагам Игорь Костиков
Эфир ведет Ольга Бычкова

О. БЫЧКОВА У микрофона Ольга Бычкова, добрый день, а наш информированный собеседник это председатель федеральной комиссии по ценным бумагам Игорь Костиков. Добрый день, Игорь Владимирович.
И. КОСТИКОВ Добрый день.
О. БЫЧКОВА Итак, мы будем сейчас продолжать экономическую тему, говорить в продолжение экономических новостей о российском фондовом рынке, у нас есть игра на «Эхе», которая называется «Просто брокер», мы каждый день задаем вопросы нашим слушателям, просим их давать свои прогнозы по акциям компаний российских и иностранных. По пятницам, как сегодня, мы предлагаем назвать, предугадать, каким будет сегодня индекс РТС к концу сегодняшнего дня. На самом деле, люди звонят, люди играют, люди выигрывают призы, люди угадывают, но в действительности российские индексы, российский фондовый рынок и российская действительность, где что, кроме игр?
И. КОСТИКОВ Прежде всего, я хотел бы отметить, что, конечно, мы видим созревание нашего рынка, за последние 2-3 года произошли серьезные изменения как на самом рынке, так и во взаимоотношениях между рынком и основной экономикой, потому что, правда, это остается еще остается серьезной проблемой, финансовая часть нашей экономики оторвана от реального сектора. Здесь нам предстоит еще поработать для того, чтобы он играл большую роль. Но процесс пошел, и нас это очень радует, поскольку если вы посмотрите на индексы, как раз о которых вы говорили, то они в этом году показывают рекордные значения. Рекордные значения показывают еще и потому, что мы видим, что начинает российский инвестор обращаться к рынку. Мы видим рост объемов паевых фондов, у нас первый год, когда реально пошли сбережения. Пока они еще небольшие, но они и не могут быть большими, потому что население только начинает узнавать о паевых фондах. То, что вы говорите в вашей игре, это очень важно, поскольку она обучает население. Наши граждане начинают задумываться о своих сбережениях, возможности воспользоваться фондовым рынком для накопления своих средств. Это важно. Вторая сторона этой проблемы каким же образом эти средства должны попасть в реальную экономику. Здесь тоже есть проблемы. Существует некий барьер, который сформировался, у нас на одной стороне накапливаются денежные средства, это, как я уже говорил, наши граждане, это те средства, которые приходят из-за рубежа. С другой стороны, у нас мы видим, что экономика средств недополучает, не хватает финансирования для нормального экономического роста.
О. БЫЧКОВА А про фондовый рынок говорят, что он такой маленький и игрушечный, с реальной экономикой как раз не очень связан.
И. КОСТИКОВ Да, причем здесь бы я сразу хотел сказать, что парадокс ситуации заключается в том, что он уже не такой маленький и игрушечный, как об этом говорят. Т.е. если вы посмотрите рыночную капитализацию, мы говорим в этом году о 200 млрд. долларов, сейчас в силу известных причин чуть пониже, но все равно она очень большая. Если мы сравниваем с целым рядом стран, то мы находимся на уровне тех стран, которые нам всегда приводили в пример. Это Латинская Америка, мы существенно перешагнули по рыночной капитализации страны центральной Европы. С точки зрения корпоративного управления мы сейчас входим в 20-ку стран с наиболее эффективным продвижением по пути усовершенствования управления, прозрачность компаний растет, т.е. в принципе все здесь. Но возникает другая сторона, а как же эти средства поступают предприятиям? И здесь мы видим, что наиболее активно у нас торгуется приблизительно 10 крупных эмитентов на рынке, они наиболее ликвидные. Правда, последние 2-3 месяца явная тенденция намечается в направлении прихода новых эмитентов из второго уровня на фондовых биржах. Но этот процесс начался, и он пока глубоко, я бы сказал, не затрагивает корпоративный сектор. В то же время мы видим рост числа выпуска корпоративных облигаций, эмитенты все больше и больше обращаются к этому инструменту, но пока тоже мы считаем, что этого недостаточно. Конечно, это существенно больше, чем было раньше. В прошлом году мы сказали, что первый год, когда фондовый рынок реально дал какие-то средства для развития экономики, 12 лет этого не происходило. В этом году за 10 месяцев этого года у нас первичное привлечение, т.е. чистое привлечение ресурсов на фондовом рынке на всех его секторах для предприятий составил 10 млрд. долларов, это очень серьезная величина. Но все равно для того, чтобы нам развиваться, чтобы фондовый рынок в целом поддерживал экономический рост, нужно больше, конечно.
О. БЫЧКОВА Как пробиться новым игрокам на фондовый рынок, как прийти новым эмитентам, мы начнем с этого вопроса через минуту после краткого выпуска новостей.
НОВОСТИ
О. БЫЧКОВА Итак, мы продолжаем наш разговор с Игорем Костиковым, председателем федеральной комиссии по ценным бумагам. Вот вопрос, который немедленно пришел от слушателя, когда вы начали говорить о масштабах нашего фондового рынка, Вова спрашивает можно ли называть рынком место, где присутствуют только нефтяные и газовые активы, которые совсем не отражают экономику всей нашей страны? Вы сказали о том, что можно говорить, что торгуются акции 10 основных компаний, но как пробиться другим?
И. КОСТИКОВ Я отвечу вам на вопрос, поскольку он с этим связан. Да, можно называть это рынком, к сожалению, он отражает экономику нашей страны, или к счастью, кто как думает, потому что наша экономика в значительной степени сегодня рассчитана на экспорт нефти и газа. Т.е. это наше основное. Когда рынок оценивает стоимость компании, он конечно исходит из того, какое положение занимает компания в экономике, какова доля компании в экспортной выручке, поэтому, конечно, эта ситуация в полном объеме отражает ту ситуацию, в которой мы с вами живем. Нам бы, конечно, хотелось иметь другое, нам хотелось бы видеть обрабатывающую промышленность, другие отрасли, они появляются. Я хотел бы сказать, что последние три года существенно изменили структуру рынка. Если, скажем, три года назад мы имели 95% нефти и газа, то в этом году мы имеем где-то 63-64% нефти и газа. Но если вы посмотрите наш платежный баланс, наш экспорт, то все-таки нефть и газ там являются существенным, далеко опережающим все остальное ресурсом. И рынок это оценивает. Ведь фондовый рынок является картинкой, срезом реальной ситуации в экономике.
О. БЫЧКОВА А вас можно спрашивать о том, как эта ситуация будет развиваться в дальнейшем? Или вы сейчас что-нибудь скажете, и все обвалится, например?
И. КОСТИКОВ Я могу сказать, как мы видим, т.е., безусловно, тенденция очевидна, то, что доля нефтегазовых компаний уменьшается, но то, что произойдет какое-то существенное изменение, что завтра их будет вместо 64 33%, в это я не верю, т.е. этот процесс будет довольно длительный, он будет идти по мере развития нашей российской экономики. Мы видим появление новых эмитентов, телекоммуникации стали гораздо большую занимать роль в капитализации рыночной России. мы видим первые пищевые компании, «Вим билль дан», в частности, начинает активно торговаться, т.е. компании появляются. Но пока мы опять же обращается к тому, что наша экономика в значительной степени зависит от нефти, от цены на нефть, поэтому фондовый рынок это, естественно, отражает.
О. БЫЧКОВА Все-таки вопрос, а как продвигаться другим компаниям, не таким могучим? И сразу к нему вопрос от нашего слушателя Алексея на пейджере, надо сказать, что слушатели очень живо реагируют, о многом спрашивают: не кажется ли вам, что система отчетности, которая вводится сейчас федеральной комиссии по ценным бумагам, спрашивает Алексей, слишком сложна для небольших компаний, пригодна только для тех АО, чьи акции торгуются на бирже?
И. КОСТИКОВ Система отчетности и предназначена, на самом деле, для крупных АО, которые не только на бирже, но акции которых торгуются в принципе. Что касается маленьких компаний, то сейчас могу признать, что при подготовке документов мы не полностью сделали исключение, будет дополнительное исключение и для мелких компаний, которые осуществляют публичное размещение ценных бумаг, отчетность будет существенно проще, чем она для крупных АО. Теперь, говоря о том, каким образом эмитенту все-таки прийти на рынок. Я бы сказал, первое, то, что отчетность, о которой мы только что говорили, является ключевой. Инвестор хочет видеть историю прозрачной компании. Если вы для себя не ощутили необходимости в привлечении ресурсов, вам это не нужно. Но если вы видите, что вам необходимо развиваться, вам нужно привлекать средства, то конечно вопрос прозрачности и развития информации, отчетности и полный disclosure, т.е. это и финансовая информация, и о корпоративных событиях, в значительной степени, конечно, то, что хотят видеть инвесторы это бенефициарии бизнеса, что представляет из себя менеджмент. Это все нужно раскрывать. Только тогда инвестор сможет оценить вашу компанию, потому что можно говорить о том, что вы занимаете долю на рынке, можно говорить о том, что у вас эффективный менеджмент, но пока нет полной информации, которую предоставляет продукт, потому что для инвестора компания это обычный продукт, который он покупает. Акция является частью его доли в этом продукте. И он хочет понимать, за что он платит деньги. К сожалению, одна из существенных проблем на нашем российском фондовом рынке, на финансовом рынке, то, что у нас сложилось некое ущербное представление об инвесторе. Ведь инвестор это главное лицо на рынке, если не будет комфортно инвестору, если инвестор не будет понимать, что о нем заботится как регулятор, в первую очередь, не в меньшей степени эмитент обеспечивает инвестора всем необходимым и защищает права его, то инвестор просто на рынок не придет. Вы ничего не сможете продать как одна компания, но вы ничего не сможете продать как и весь рынок в целом. Т.е. мы же конкурируем за финансовые ресурсы со всем остальным миром, чем дальше, тем больше. И поэтому вопрос защиты прав инвестора и обеспечение интересов инвестора на рынке ключевой. А у нас зачастую мы скатываемся к тому, что у нас это переводится в плоскость защиты интересов финансового посредника, т.е. брокера, дилера, банка, но это не так. Если мы будем защищать финансового посредника, так же, как вы приходите в магазин, если вы защищаете интересы продавца, потребитель вряд ли будет в этом магазине что-то покупать.
О. БЫЧКОВА Другая проблема, связанная с расширением количества участников. Проблема, которая кажется иногда замкнутым кругом, возможность получения кредита в банке компанией, возможность выхода на фондовый рынок.
И. КОСТИКОВ Это, в общем, другая сторона того вопроса, который вы мне только что задали, о приходе на фондовый рынок. Конечно, для мелких и средних компаний приход на фондовый рынок довольно сложная и дорогостоящая процедура. Но это так во всем мире, не только в России. И здесь компании должны понимать, что у них должна быть определенная история роста, как правило, во всем мире она базируется на банковском кредите. Т.е. банки финансируют рост компаний до того уровня, когда она сможет начать выпуск корпоративных облигаций, потом акции. И в целом могу сказать, что если вы обратитесь к развивающимся рынкам, с которыми сравнивают Россию и относят Россию, то этот период для всей экономики, когда мы переходим от кредита, от корпоративных облигаций к продаже акций, обычно занимает 15-20 лет, т.е. это достаточно длительно. Но мы рассчитываем все-таки, что мы быстрее немножко его пройдем, мы видим, что на следующий год ожидается достаточно большой выход компаний новых на рынок, но все-таки это естественная логика, против которой нельзя сопротивляться, т.е. она все равно свое скажет. Любой менеджер, любой менеджер совладелец, таких у нас в общем большинство в средних компаниях, он вначале начинает финансировать себя за счет собственных ресурсов, это серьезная проблема, кстати, для нашей страны, потому что 50% финансирования, считается, из собственных ресурсов, это неправильно, потому что кредитные риски накапливаются в бизнесе. Потом он начинает обращаться в банковские кредиты, дальше корпоративные облигации, тут он начинает учиться, как работать на фондовом рынке, как отчитываться, как работать с инвестором. И только потом он начинает понимать о том, что собственность, собственно говоря, это не значит владеть 75 или 51%. Т.е. вопрос о том, насколько эффективно он работает, какой эффективный доход его предприятие или его активы в этом предприятии ему приносят, гораздо более важный показатель, чем сидеть с 75% одному в совете директоров, одному быть в менеджменте, не давать возможности бизнесу развиваться.
О. БЫЧКОВА Какая стадия понимания этого присутствует сейчас в подавляющем большинстве?
И. КОСТИКОВ Я бы сказал так, что наш бизнес все-таки остается в значительной степени непрозрачным. Мы говорили о том, что есть проблема банковского сектора, но есть проблема для банков то, что они не могут начинать работать с бизнесом, потому что нет достаточной прозрачности. Тут есть серьезная проблема для нас всех, бизнеса, поскольку бизнес должен понять, и мелкий бизнес, и средний бизнес, что он должен быть прозрачным. Если он не будет прозрачным, то он не сможет развиваться.
О. БЫЧКОВА Компания ЮКОС тоже называлась как прозрачная компания. Что сейчас мы видим, наши слушатели задают вопрос, связанный именно с ЮКОСом, понятно, что мы хотели бы узнать ваш комментарий на эту тему, Виктор Михайлович спрашивает, какая судьба ожидает эту компанию, как она отразится на фондовом рынке в ближайшие три месяца? Я бы еще добавила к этому, конечно, как вообще ситуации подобного рода могут влиять на рынок в долгосрочной перспективе?
И. КОСТИКОВ Прежде всего, хотел бы отметить, что, безусловно, любая такая ситуация с ЮКОСом и с любой другой компанией нервирует рынок, безусловно, сказывается на рынке, мы это видим, т.е. тут не надо, собственно говоря, быть большим специалистом, чтобы не ощущать даже по цифрам, т.е. мы потеряли достаточно серьезную долю рыночной капитализации за последний месяц. Но вопрос возникает в следующем, т.е. мы должны увидеть, как суд рассмотрит эту ситуацию, какие решения суд примет. И тогда рынок для себя сделает окончательные выводы, потому что тогда будет ясно, о чем, собственно говоря, идет речь, потому что сегодня мы имеем информацию, мы все хотим иметь ее больше, потому что мы считаем, что ее недостаточно, и все-таки, конечно, нам нужно дождаться, и поэтому мне кажется, что эта проблема для рынка существует.
О. БЫЧКОВА Т.е. вы хотите сказать, что здесь ключевыми, критичными вещами будут являться открытость процесса, возможность доступа к информации и действия суда, насколько он будет объективен?
И. КОСТИКОВ Да, абсолютно. Я могу сказать, то же самое сказал и президент, то, что он рассчитывает, что все эти вопросы суд адресует.
О. БЫЧКОВА Александр из Москвы пишет, я уж не знаю, имеет ли он в виду ЮКОС, но подозреваю, что да: вы говорите об инвестициях, пишет Александр из Москвы, инвестиций не будет, готовьтесь к этому. К чему нужно готовиться?
И. КОСТИКОВ Я не так пессимистично смотрю на ситуацию. Я понимаю чувства Александра из Москвы, но конечно Россия на сегодняшний день переоценена по итогам развития и экономики, и политической ситуации, и регулирования на фондовом рынке, которое на сегодняшний день признается почти уже соответствующим западным аналогам, нам осталось сделать совсем немножко для того, чтобы выйти на этот уровень. Но нервозность есть, безусловно, инвестор на эту нервозность реагирует, я бы еще раз повторил, что нам нужно дождаться той информации, которую мы получим по результатам судебного разбирательства, и тогда, я думаю, очень многие вопросы прояснятся. Я не думаю, что нужно так пессимистично реагировать на весь российский рынок. В целом, перспективы у нас, скажем так, может быть, с завтрашнего или послезавтрашнего дня все-таки зависят от информации, а среднесрочные, долгосрочные очень хорошие.
О. БЫЧКОВА Много вопросов о том, где физическим лицам, обычному человеку приобрести акции и участвовать во всех этих процессах?
И. КОСТИКОВ Это очень важный вопрос.
О. БЫЧКОВА Сергей Сергеевич говорит, ведь в Лондон физические лица ездить не могут.
И. КОСТИКОВ Я думаю, что не нужно нам сегодня ездить в Лондон, у нас на сегодняшний день в стране больше 1800 финансовых посредников, которые предоставляют услуги населению, вопрос такой есть ли у вас достаточно средств, чтобы через этих финансовых посредников работать на рынке самому, т.е. заниматься собственными операциями самому, или вы можете воспользоваться тем, что я уже упоминал, паевыми инвестиционными фондами, которые активно развиваются, с начала этого года суммы примерно 200-300 млн. долларов, они уже доросли до 2 млрд., это, кстати сказать, частичный ответ и на предыдущий вопрос. Т.е. инвестиции в этих фондах растут, минимальная сумма вложения во многих фондах очень небольшая, есть фонды, где можно стартовать со ста рублей. Если у вас нет опыта или недостаточно средств, чтобы самому заниматься своими операциями, то вы можете выбрать для себя соответствующий фонд, их уже много, я уже даже потерял счет, уже к 150 их количество приблизилось, постоянно новые возникают. Т.е. вы можете их для себя выбрать, получить информацию на сайте национальной лиги управляющих компаниями, у самих компаний должна быть полная информация на своих сайтах, о том, как они работают. Очень много информации публикую сегодня наша пресса, это не то, что в прошлом году, когда был дефицит информации о паевых фондах. Я думаю, что это уже не является такой серьезной проблемой. Обратиться вы можете практически в любой банк, к любому брокеру, который и предоставит вам эти услуги. Я надеюсь, что вы увидите, что это реально не так сложно, не так технологично отпугивающе, как это может звучать. Безусловно, вам нужно обратить внимание, чтобы и брокер, и управляющая компания имели лицензию ФКЦБ, это очень важно, это означает, что они находятся под надзором необходимым, а паевой фонд имел регистрацию федеральной комиссии, что, конечно, гарантирует вас от целого ряда неприятностей, которые порой возникают.
О. БЫЧКОВА Игорь Костиков, председатель федеральной комиссии по ценным бумагам, был гостем нашего эфира. Спасибо вам.
И. КОСТИКОВ Спасибо большое.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире